МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К РЕГУЛИРОВАНИЮ НЕКРЕДИТНЫХ ФИНАНСОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В РОССИИ В ЦЕЛЯХ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ФИНАНСОВОЙ ДОСТУПНОСТИ (НА ПРИМЕРЕ МИКРОФИНАНСОВЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ)

Доступность базовых финансовых услуг все чаще рассматривается в качестве фундаментальной потребности и даже права гражданина и предпринимателя. Международные институты по разработке стандартов в финансовой сфере (ISSBs) считают финансовую доступность существенным фактором повышения уровня жизни населения и способствуют выработке единого методологического подхода в этой области.

При этом проблема недостаточной доступности традиционных финансовых услуг характерна для многих стран мира. Среди основных причин недоступности могут быть отмечены слишком консервативные клиентские политики банков и их финансовых посредников, удаленность ряда территорий, низкая плотность населения, а также недостаток стимулирующего регулирования.

Анализ международного опыта показывает, что важную роль в повышении уровня и качества финансовой доступности при условии должного регулирования могут сыграть небанковские финансовые организации. При регулировании деятельности небанковских финансовых организаций, в частности микрофинансовых организаций, регулирование должно быть сбалансированным и разумным, иначе есть риск возникновения регуляторного арбитража, вплоть до перехода таких финансовых посредников в сектор параллельной банковской системы.

Для облегчения сравнения нормативной и надзорной практики разных организационных типов, стран и регионов Базельский комитет по банковскому надзору (далее — БКБН) в изданном в августе 2010 г. документе «Микрофинансовая деятельность и Основные принципы эффективного банковского надзора» — Руководство по применению Базельских Основных принципов к депозитному микрофинансированию (Microfinance activities and the Core Principles for Effective Banking

Supervision) [73] определяет три группы микрофинансовых институтов (далее — МФИ).

  • 1. Банки: институты, имеющие лицензии на размещение депозитов населения и подлежащие надзору в том смысле, как это определяется Основополагающими принципами [73].
  • 2. Другие сберегательные институты (Other Deposit Taking Institutions, ODTIs, далее — ДСИ): институты, имеющие право привлекать сбережения, но при этом не всегда подлежащие регулированию и контролю в той же мере, что и банки. Сюда относятся такие институты, как финансовые кооперативы, регулирование которых осуществляется в ином порядке, чем регулирование банков, почтовые банки, банки микрофинансирования и другие учреждения. Несмотря на то что сбережения самих участников финансовых кооперативов для целей отчета БКБН [73] рассматриваются в качестве «депозитов» (в оригинале — deposits), в некоторых случаях, в зависимости от особенностей национального законодательства, эти средства могут исключаться из правового определения «депозитов» (в данном аспекте корректнее было бы даже говорить не «сбережения» или «депозиты», а «привлеченные денежные средства»)[1].

В большинстве стран, где имеются ДСИ, такие учреждения подлежат регулированию и надзору. По типам и режимам регулирования ДСИ отличаются большим разнообразием:

  • ? кооперативы. Большая часть стран отнесла к категории ДСИ кооперативы различных типов (кредитные кооперативы, кооперативные банки, строительные общества, взаимные сберегательные и заемные ассоциации и т.д.). Кооперативы, ведущие бизнес с лицами, не являющимися их участниками, как правило, подлежат пруденциальному регулированию и надзору, так же как и кооперативы, предоставляющие займы и привлекающие сбережения только от своих участников (кооперативы закрытого типа) в странах с высоким уровнем доходов, вне зависимости от их размера. В странах с низким и средним уровнем дохода в отношении кооперативов закрытого типа применяют различные режимы регулирования и надзора, которые, тем не менее, относятся скорее к непруденциальному регулированию;
  • ? специализированные привлекающие сбережения МФИ (для краткости далее они будут называться специализированными микрофинансовыми организациями (далее — специализированные МФО) — данного обозначения не было в рекомендациях НБКБ, но оно введено для удобства). Помимо кооперативов к категории ДСП относятся специализированные МФО, существующие во многих юрисдикциях (ни одна из них не является юрисдикцией с высоким уровнем доходов).
  • 3. Микрокредитные институты: институты, предоставляющие займы в ограниченных суммах и не имеющие разрешения на привлечение сбережений.

Для целей настоящей работы наибольший интерес представляют другие сберегательные институты и микрокредитные институты. В России под микрофинансированием в понимается деятельность юридических лиц, имеющих статус микрофинансовой организации, а также иных юридических лиц, имеющих право на осуществление микрофинансовой деятельности в соответствии со ст. 3 настоящего закона, по предоставлению микрозаймов, т.е. займов в сумме, не превышающей установленной данным законом. Право на осуществление микрофинансовой деятельности в соответствии со ст. 3 настоящего закона имеют как микрофинансовые организации, созданные и осуществляющие свою деятельность в соответствии с настоящим законом, так и кредитные организации, кредитные кооперативы, ломбарды и другие юридические лица.

Основываясь на международном опыте, Банк России в марте 2016 г. реализовал модель двухуровневой системы регулирования и надзора, в соответствии с которой в том числе микрофинансовые организации разделены на два вида в зависимости от размера капитала — микрофинансовые и микрокредитные. Микрокредитные организации ограничены в праве на привлечение денежных средств физических лиц (за исключением учредителей, акционеров или участников) и в максимальной сумме займа для физических лиц до 500 тыс. руб. Как следствие, для них предусмотрен упрощенный порядок допуска на рынок и надзор ввиду отсутствия серьезных рисков финансовой устойчивости и нарушения права потребителей финансовых услуг, связанных с передачей денежных средств. Микрофинансовым компаниям необходимо рассмотреть возможность докапитализации с учетом введения для них требований к минимальному размеру собственных средств и более жестких пруденциальных норм ввиду возникновения дополнительных рисков финансовой устойчивости. По состоянию на 20.10.2016 в России не зарегистрировано ни одной микрофинансовой компании.

Основываясь на вышесказанном, можно сделать следующее сопоставление российских микрофинансовых институтов (существующих и планируемых) с классификацией БКБН:

  • ? микрокредитные банки («банки» по классификации БКБН);
  • ? микрофинансовые компании, привлекающие денежные средства от физических и юридических лиц (в текущей терминологии — это часть микрофинансовых организаций, как они обозначены в Федеральном законе от 02.07.2010 № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях») («Специализированные МФИ по привлечению сбережений» по классификации БКБН);
  • ? микрокредитные организации, не привлекающие денежные средства от физических лиц (в текущей терминологии — это часть микрофинансовых организаций, как они обозначены в Федеральном законе от 02.07.2010 № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях») («Микрокредитные организации» по классификации БКБН);
  • ? специальные микрокредитные институты (ломбарды) («Микрокредитные организации» по классификации БКБН);
  • ? кредитные кооперативы.

Регулирование деятельности данных финансовых посредников с точки зрения их влияния на финансовую доступность (с учетом мирового опыта) также является предметом интереса Базельского комитета по банковскому надзору. В январе 2015 г. им был выпущен обзор регуляторных практик, оказывающих влияние на финансовую доступность (Range of practice in the regulation and supervision of institutions relevant to financial inclusion).

С учетом анализа международного опыта представляется возможным выделить следующие методологические подходы к регулированию и надзору за некредитными финансовыми организациями:

  • 1) распределять надзорные ресурсы эффективным образом, особенно в тех случаях, когда депозитное микрофинансирование не представляет собой крупную часть финансовой системы, а состоит из большого числа малых учреждений;
  • 2) расширять в рамках надзорной группы специальные знания для эффективной оценки рисков микрофинансовой деятельности, в частности микрокредитования;
  • 3) признавать апробированные методы контроля и управленческие методы, которые могут отличаться от обычного розничного банковского обслуживания, но могут подходить для микрофинансового бизнеса как в малых, так и в крупных учреждениях, специализирующихся или не специализирующихся на микрофинансировании;
  • 4) добиваться четкости в нормативных положениях относительно микрофинансовой деятельности, в частности в определении микрокредита (микрозайма), и уточнять, какие виды деятельности разрешаются разным типам учреждений, сохраняя при этом некоторый уровень гибкости для работы с отдельными случаями.

Основополагающие принципы (или нормы) регулирования ми- крофинансового сектора впервые были изложены в документе, принятом CGAP в 2003 г. «Согласованные нормы микрофинансирования: руководящие принципы регулирования и надзора в секторе микрофинансирования» [74]. В октябре 2012 г. вышло новое издание данной работы под названием «Руководство по регулированию и надзору в секторе микрофинансирования. Консенсусные руководящие принципы» [75].

В данном руководстве обобщен международный опыт и подходы к регулированию сектора некредитных финансовых организаций с учетом различных целей и видов регулирования (табл. 2.4).

Различия между пруденциальным и непруденциальным регулированием

Таблица 2.4

Пруденциальное

регулирование

Непруденциальное

регулирование

? Цель — защита стабильности финансовой системы страны в целом путем предупреждения ситуации, когда несостоятельность одной финансовой организации провоцирует несостоятельность других,

а также защита прав и интересов вкладчиков;

  • ? пруденциальное регулирование является неподходящей мерой в следующих случаях:
  • — надежность вкладов не подвергается опасности,
  • — финансовые организации очень малы и имеют локальный характер,
  • — отсутствие критической массы прибыльных ДСИ
  • ? Направлено непосредственно на ведение бизнеса и не имеет своей целью защиту финансовой системы;
  • ? сфера действия (примеры):
  • — содействие формированию и деятельности МФИ,
  • — защита потребителей,
  • — предупреждение мошенничества и финансовых преступлений,
  • — создание служб кредитной информации,
  • — политика в отношении процентных ставок,
  • — ограничения в отношении собственности, управления и финансирования деятельности МФИ иностранными физическими и юридическими лицами,
  • — налогообложение и бухгалтерский учет,
  • — преобразование учреждений одного типа в другой

Среди норм пруденциального регулирования особое место занимают требования, связанные с защитой прав потребителей финансовых услуг. Очевидно, что без их реализации финансовая доступность может нести в себе высокие риски нарушения прав клиентов финансовых организаций. Положения о защите потребителей определяют справедливые и прозрачные требования для приема сбережений, выдачи займов и их возврата. Они также устанавливают четкие и стандартизированные руководящие принципы для публикации интересующей информации.

Рекомендации CGAP по защите прав потребителей (относится к непруденциальным мерам регулирования) [75]:

  • ? по возможности все поставщики определенной финансовой услуги должны подпадать под действие единых правил защиты потребителей;
  • ? необходимо предписать поставщикам услуг микрофинансирования предоставлять клиентам четкую и полную информацию о предлагаемых услугах, в том числе их условиях и стоимости. Однако, что касается микрозаймов, то стандартная годовая процентная ставка может быть не самым эффективным источником информации о стоимости кредита для заемщиков с низкими доходами;
  • ? регулирование должно запрещать дискриминацию — как против женщин, так и против отдельных рас, каст, религий или этнических меньшинств;
  • ? нормативные положения должны регулировать вопросы агрессивной или принудительной практики продаж, а также «хищнической» кредитной практики, использующей недостаток образования или опыта заемщиков;
  • ? могут быть необходимы ограничения против практики взыскания средств, связанной со злоупотреблениями, но требуются тщательные определения того, что является злоупотреблением;
  • ? ограничения процентной ставки могут ограничивать доступ, делая невозможным обслуживание малых или удаленных заемщиков. Политически может быть сложно установить лимит, который будет достаточно высоким, чтобы покрыть неизбежные издержки, связанные с микрофинансированием, и обеспечить достаточно высокую маржу прибыли для привлечения капитала в низкодоходные финансовые услуги;
  • ? эффективная защита конфиденциальности клиентов организаций микрофинансирования — с тем чтобы информация о них собиралась, хранилась, просматривалась и использовалась только надлежащим образом уполномоченными на то лицами — представляет собой легкую для объявления задачу, которую трудно реализовать на практике, особенно в странах, в которых обслуживающие одних и тех же малоимущих клиентов различные поставщики услуг подпадают под действие различных правил, касающихся конфиденциальности;
  • ? регулирование банковской тайны и общие нормативные правила, касающиеся использования личных данных, защищают конфиденциальность клиентов, но они могут также препятствовать эффективному ведению кредитной отчетности по малоимущим клиентам, затрудняя управление риском чрезмерной задолженности;
  • ? возможность потребителей обращаться с жалобами и требовать возмещения ущерба является важным элементом защиты потребителей финансовых услуг. Для большинства потребителей услуг микрофинансирования право обжалования в судебном порядке не является целесообразным по множеству причин (в том числе ввиду необходимых затрат средств и времени), и поэтому внимание должно быть сосредоточено на альтернативных подходах.

Говоря о защите прав потребителей, необходимо отметить такой глобальный тренд в вопросе расширения доступности финансовых услуг, как развитие практик ответственного финансирования и применение клиентоориентированного подхода в МФИ для предоставления более качественных финансовых услуг потребителям.

Универсальные стандарты управления социальным воздействием Рабочей группы по управлению социальным воздействием (Universal Standards of Social Performance Management of the Social Performance Task Force) (далее — УСУСВ) 2012 г. стали результатом обширных консультаций в рамках отрасли, они представляют собой свод управленческих нормативов для всех микрофинансовых организаций, которые преследуют двойную цель. Обеспечение соответствия стандартам означает, что в организации управление социальным воздействием находится на надлежащем уровне.

Шесть стандартов USSPM [76].

  • 1. Определение и мониторинг целевых клиентов и социальных целей.
  • 2. Приверженность Правления, руководства и сотрудников социальным идеям.
  • 3. Ответственное отношение к клиентам.
  • 4. Обеспечение соответствия продуктов, услуг, моделей и каналов обслуживания нуждам и предпочтениям клиентов.
  • 5. Ответственное отношение к сотрудникам.
  • 6. Баланс социальных и финансовых результатов.

В России внедрение социально ответственного кредитования и лучших практик в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг для некредитных финансовых организаций в настоящее время происходит на уровне базовых стандартов саморегулируемых организаций в сфере финансового рынка (в рамках Закона «О саморегулировании в сфере финансового рынка»). Данный подход, с одной стороны, позволяет закрепить и детализировать необходимые нормы, отсутствующие в полном объеме в действующем законодательстве, а с другой — обеспечить пропорциональность и гибкость регулирования за счет более простой по сравнению с законом процедуры принятия и внесения изменения и непосредственного участия в выработке норм регулируемых субъектов — через саморегулируемые организации.

Таким образом, можно сделать вывод о соответствии современного российского регулирования деятельности некредитных финансовых организаций (микрофинансовых институтов) основным международным подходам с точки зрения соблюдения пропорционального подхода и нормативного обеспечения финансовой доступности.

  • [1] Данный аспект является важным для России, так как только банки имеют право при-влекать депозиты (вклады) от физических и (или) юридических лиц. При этом КПКи МФО могут привлекать деньги населения и юридических лиц, но только в форме договора займа. Несмотря на это, международные базельские принципы используют термин «депозиты» (или «сбережения») для обобщения общей мировой практики привлечения денежных средств населения. При сопоставлении международного и российскогоопыта необходимо учитывать это.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >