ШКОЛА И ОБЩЕСТВО ВО ФЛОРЕНЦИИ В XIV-XV ВЕКАХ: ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ И ИСТОРИЯ ВОСПИТАНИЯ ПО «СЕМЕЙНЫМ КНИГАМ»

SCHOOL AND COMMUNITY IN FLORENCE IN XIV-XV CENTURIES: EDUCATIONAL BACKGROUND AND STEREOTYPES IN EDUCATION ACCORDING TO «FAMILY BOOKS»

Ануприенко И.А., Ставрополь, ГБОУВО «Ставропольский государственный педагогический институт», доцент кафедры истории и права, кандидат исторических наук, магистр истории.

Щелокова А.Н., Ставрополь, ГБОУ ВО «Ставропольский государственный педагогический институт», студентка 4 курса историко-филологического факультета.

Anuprienko I.A., Stavropol, Stavropol State Pedagogical Institute, associate professor of history and law sub-faculty, candidate of historical sciences, master of history.

Shchelokova A.N., Stavropol, Stavropol, state-funded educational institution of the higher education «Stavropol State Pedagogical Institute», fourth year student of the history and philology department.

E-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script , Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

Аннотация. В статье рассматриваются образовательные стереотипы и история воспитания во Флоренции XIV-XV веков по «Семейным книгам» итальянских купцов

Annotation. The article discusses educational stereotypes and the history of education in Florence XIV-XV centuries according to the “Family books ” of the Italian merchants.

Ключевые слова: Италия XIV-XV веков, образование, купеческая среда, система воспитания.

Keywords: Italy of XIV-XV centuries, the education of the merchant environment, the system of education.

Культура Возрождения в европейской истории раньше всего начала формироваться в Италии XIV-XV веков из-за появления раннекапиталистических элементов: урбанизации, высокого уровня ремесленного производства, развитой торговли, системы финансовых и банковских капиталов. Итальянский город стал центром формирования светской культуры, которая затронула и традиционные системы обучения. Знать и купечество владели огромными богатствами, которые использовали для подтверждения своего статуса, но в силу потребностей общественного развития, часть денег шло на образование детей, создание домашних библиотек и т.п.

Для политической или гражданской карьеры необходимо было владеть не только грамотой, но и знать латинский язык. Это стало одной из главных причин отхода от воспитательной церковной традиции и появления светских начал в образовании, которые развивали рационализм, расчетливость, смелость, осознание личных способностей и широких возможностей человека. Появляются новые светские моральные установки в купеческой и патрицианской среде, которые на первое место ставили престиж семьи, уважение, авторитет, славу в памяти потомков.

История воспитания и образования во Флоренции XIV-XV веков достаточно объемно представлена в «семейных книгах» [8, с. 14], так как авторы хроник, ощущали насущную потребность осмысления изменений образовательных моделей общества, которые напрямую были связаны с будущим их детей и наследства. Образовательные модели начинались с традиционного обучения чтению, письму, коммерческой арифметике, характерных для XIV века. В XV веке стали внедрятся в систему образования более элитарные курсы. Домашние педагоги и наставники, давали частные уроки пения, танцев и фехтования для юношей. Обучение латинскому языку, согласно гуманистическим принципам, стало прерогативой элиты, и начало внедряться в последней четверти XIV столетия [2, с. 176]. Образованность мальчиков играло жизненно важную роль для семьи, так как, ведение финансовых вопросов было исключительной прерогативой мужчин.

Культурная и даже антропологическая природа семейных книг, показывала, что ведение четких и строгих записей по всем экономическим вопросам (а это могли сделать только образованные люди) было нормой того времени. Торговец «ткал свои дела поистине в нитях времени», писал Армандо Сапори [1, с. 192]. В дальнейшем классическое исследование Жака Ле Гоффа определило это явление как «новое время, измеримое, ориентированное и предвидимое», которое наслаивается на время «вечно возобновляемое и постоянно непредвиденное в естественной среде» [5, с. 221].

Свидетельства образованности и умудрённости итальянского купца включают и общеизвестные (имеющие форму пословиц) и гномические формы, которые изобилуют упорно повторяющимися советами, такими как «всегда всё записывать: писать ясно и с уточнением», или «хорошо писать и не ошибаться в счетах»; «записывать сразу же, чтобы не забыть», «соблаговоли всегда помнить о том, чтобы сделать запись в твоих делах, чтобы они не вышли у тебя из головы, запиши их сразу»; «переписывать все совершенные акты в свою собственную книгу», «всегда, когда ты составил документ, имей его в своей собственной книге, и пометь день, когда это сделано»; «писать для того, чтобы потомство могло знать», «все записывать, чтобы, когда ты или ближние твои имели в чем-либо нужду, - то могли сразу же отыскать след», «всё описывать полно, никогда не позволяя перу ни малейшей небрежности», «сделай правилом, чтобы в твоих книгах было записано детально всё, что ты делаешь, и не прощай никогда неточности твоему перу, чтобы ты мог хорошо понимать в твоей книге: следуя этому правилу, получишь барыш», всё записывать «каждый контракт, каждый приход и каждую убыль денег в твоей лавке, чтобы иметь возможность просматривать часто», в общем «всегда иметь при себе перо» [7, с. 186-187].

Было бы ошибочным думать, что тематическое содержание семейных книг ограничивается скучным перечнем финансовой деятельности. В действительности, веер мотивов гораздо более широк и речь идет, по крайней мере, о четырех больших тематических полях, тесно взаимосвязанных. Тело семьи - беременности, преждевременные роды, рождения, вскармливания, болезни, предписания и уход, смерти, эпидемии чумы и т.п. Семейное имущество - наследство, собственность, приданое, долги и кредиты, ученые споры, затраты на образование и т.д. Социальная жизнь семьи - общественные повинности, налоги, почести и награды, описания занятий и профессий, слава и почести семьи, наставления наследникам, секреты, ремесла и т.д. И, наконец, заметки о необычных фактах, редких событиях, природных феноменах и катастрофах, небесных знаках, пророчествах, снах, рождении уродов и т.д., то есть знания, которые надо накопить для потомков, с тем, чтобы информация не была потеряна [4, с. 223]. Все эти события описывались с пониманием дела, выказывалось личное отношение.

Воспитание и образование девушек в монастыре становились типичным и распространенным для флорентийской элиты, так как женщина могла остаться без мужской опеки в случае вдовства и должна была уметь распоряжаться семейным достоянием. Хотя коммерческую и домашнюю экономику редко отдавали под контроль женщине, но многие из вдов стремились получить образование, чтобы проверять тех персон, которые вели дела от их имени в качестве коммерческого директора.

Нельзя забывать, в переходный период позднего средневековья и раннего нового времени, когда только внедрялись светские образовательные стереотипы, большое внимание уделяли и религиозной составляющей. Женщины, которых не всегда допускали к участию в общественной, политической и коммерческой сфере (т.е. публичной), должны были следовать религиозным традициям. Распространение благочестивых текстов (libri della donna) среди приданых (то, что положено было невесте в денежном и вещевом эквиваленте) у флорентийцев говорит о всеобщей грамотности на volgare (народном языке) из средних и высших классов. Что касается стоимости образования и издержек, которые тратила купеческая семья, то они регистрировались в libri di famiglia (семейных книгах) [2, с. 828]. Не стоит удивляться тому, что те содержали многочисленные ссылки на затраты для образования детей.

В XV веке во Флоренции появились разные формы коммунальных школ, которые оставались в то же время маргинальными. Это «публичное обучение» предоставлялось семьям налогоплательщиков в итальянских коммунах до середины XV века платно, хотя, во многих европейских городах выделялись пособия для своих сограждан для получения школьного образования. Вот почему жалование профессоров было обычной статьей расходов в семейных книгах.

Семейные книги являются исключительным источником для исследования образовательных стереотипов флорентийской буржуазии XV века. Все-таки во Флоренции образование носило по существу частный характер, рассматривать ли эту область деятельности, прибегать к публичному законодательству или к финансовым документам, - все равно означает допускать большую ошибку. В первом кадастре 1497 г. главы семейств не были обязаны указывать издержки на образование, которые они затратили для своих детей. Некоторые, тем не менее, делали это, чтобы расположить в свою пользу должностных лиц фиска, которые могли бы их поддержать. И только в кадастре 1480 г. большое число домохозяйств, плохо представляющих себе инструкции по декларации налогов, давало больше информации по образованию своих детей. Этот способ оказался пригодным только для того, чтобы составить более полное представление на протяжении целой череды десятилетий XV-XVI веков [2, с. 828-829].

Различные ступени образования: три модели поведения предлагались для детей Флоренции XV-XVI вв. Первая ступень, самая примитивная - это обучение чтению и письму в начальной школе. Цель - получение знания volgare (народного языка), обучение там приходило, как для мальчиков так и для девочек. Утверждение, согласно которому «8 девочек и 10000 мальчиков постоянно учатся читать и писать в школах» [9, с. 225] является правдоподобным для Флоренции XIV века. Вторая, очень востребованная ступень - арифметические торговые школы. Эти учебные заведения посещали исключительно мальчики, и обучение там проходило тоже на местном языке. Во Флоренции грамматическое образование переживало глубокий упадок между 1300 и 1450 гг. Эта тенденция была связана с прогрессированием образования в домашней и коммерческой сфере [2, с. 829].

Представители флорентийского общества высших и средних классов получали третью ступень образования. Она считалась утилитарной, для практического использования существенных знаний и умений в их торговых делах в случае их профессиональной активности. Очевидно, что некоторые флорентийцы изучали латынь с профессиональными целями. Например, амбициозным был Америго ди Боргоньоне дель Бене. В 1376 году 9 флоринов и 24 сольди были страчены его матерью, вдовой Бинделлой для покупки туники, камзола, пальто и шляп, предназначенных для Америго, когда тот уезжал в Болонью [1, с. 218].

Что касается женского образования, то цели его получения имели тоже практическое значение: необходимо было читать и исполнять молитвы по религиозным книгам, это была прямая обязанность достойной супруги и матери. В итальянской купеческой среде, а именно в ренессансной Флоренции, брачный союз и родственные отношения являлись цементом для социальных, экономических и политических связей, поэтому при выборе невесты учитывалась и ее благочестие, воспитание и образованность. Паоло да Чертальдо в своих «Наставлениях в семейных делах» писал, что девочек необходимо научить читать, по меньшей мере, если они предназначаются в монастырь для умения произносить свои обеты [3, с. 126-127]. Франческо Барбери- но заявлял, что чтение и письмо для знатных девушек необходимость, потому что они должны быть готовы проникнуть в мир мужчин через посредство наследства или вдовство. В реальности многие женщины получали достойное образование. Например, Джованни и Никколайо Никколини в 1351 году оплачивали для племянницы - Томмазы Делли - уроки чтения и письма, тогда как ее вторая сестра Сандра умела читать и писать, была очень красноречива и прекрасная ораторша, могла очень хорошо сказать все, что хотела [6, с. 334].

Еще одной чертой флорентийского образования, о которой свидетельствуют семейные книги XV века - усиление элитарности в кругу фамилий высшего класса. Феном проявился, прежде всего, к частным наставникам для мальчиков (но иногда и для девочек, отсюда последовали и рафинированые черты, такие как уроки музыки, которые добавлялись к программам обучения детей обоих полов). Драгоценный источник, каковым являются семейные книги снабжает нас так же информацией о введении гуманистического образования для мальчиков [2, с. 830].

Например, Джованни Морелли писал о музыке и танцах. В отрывке о компетенции своей сестры Бартоломеи он ничего не говорил об учителях пения или танцев. Эти учителя не часто упоминают в Ricardanze (воспоминаниях) XIV века, а в следующем веке их становиться больше. С другой стороны, маловероятно, что вдовы, унаследовавшие коммерческое предприятие, которым занимались их мужья, не умели бы ни читать, ни писать. Жена Томазо дель Абако была бы не способна содержать свою школу авасо (предназначенную для обучения коммерции и производству), если бы она не имела образования.

Лука ди Маттео ди мессер Лука де Филидорьери да Танцано пишет в семейной книге: «Возвратившись, я жил потом много лет с моей матерью, Мойной Матеей, дочерью Андреа дель Бенино, в доме Луки ди Филиппо Карнесски, ее второго мужа, и там пребывал с 1402 до 1420 года, то есть 18 лет. Моя мать отправила меня служить без оплаты в банк Бартоломео ди Венино Перуцци в мае 1405 года. А до этого я научился читать, писать и счету в авасо». Еще один пример, рассказывающий о двух флорентийцах, которых вырастила одна мать Джемма, это Пиеро и Бенвенуто ди Полино Лукки, и сведения, об обучении которых сохранились [2, с. 840].

С XV века наблюдается эволюционные процессы в образовании и воспитании у флорентийцев. В среде аристократов и богатых купцов появляется феномен «домашней педагогики». В указанный период времени становится нормальным, чтобы учителя жили в доме своего ученика либо ученицы, дополняя отцовское присутствие, но, не заменяя его, прочем дочери могли обучаться вместе с братьями, если родители им это позволяли, как в случае с Мильере ди Томмазо Гви- дотти. В 1427 году семья имела 4-х детей: Томмазо 8 лет, Алессандра 6 лет, Нанна 3 года и годовалый Джованни. Гвидотти писал: «Я нахожусь с учителем в доме. Он обучает всех моих детей» [2, с. 839-840].

Девушки сироты все более и более часто отправлялись в монастыри, обычная практика аристократии, называемая zerbanza. К. Клапиш-Зюбер в своих исследованиях отмечает: «Флорентийцы, которые теряли свою супругу, мать или мачеху, наставниц, которые несли обязанности по воспитанию их дочерей и племянниц, сразу же помещали сирот без матери на сохранение в монастырь. Они там обучались по обычаю монахинь, одна из которых несла личную ответственность за них, и заменяла им мать. Там их определяли работать и там же учили читать все те же благочестивые труды, как и дома, под руководством их отцов» [6, с. 315].

Другой моделью образования и воспитания, достаточно популярной может служить образование сирот в доме с учительницей, например, случай Томмазо Делли. В то же время нет никакого сомнения в том, что в XV веке это было обычным явлением в домах элиты. Кла- пиш-Зюбер утверждает, что наставницы были, но не всегда обучали только чтению [2, с. 843]. Например, Филиппо ди Маттео Строцци нанял в 149 Ноду женщину в качестве домашней наставницы монну Камиллу, для дочерей Фьямметты, Алессандры, Катерины и Лукреции, находящихся в возрасте от 4 до 14 лет. Она обучала их не только грамоте, но и танцам и музыке. В 1477 году Алессандра ди Бартоломео Сассетти получила так же и уроки органа [2, с. 845]. Даже мальчики из высших классов общества получили право на такое образование, до этого времени предназначенного только для девушек. Самым популярным учителем танцев во Флоренции в конце XV века были маэстро Джоррджо и его коллега Феде, о них упоминается в домашней хронике. Его последователь маэстро Ланцо, снискавший прозвище «испанец» работал в доме Браччолини в 1470е гг., получая обычную плату за урок танцев - 1 флорин в месяц [4, с. 218].

Из записей «семейных хроник», которые касались системы воспитания и образования детей пополанской среды, можно выделить определенные особенности. В них, прежде всего, идет речь о моральной ответственности: принять на себя полностью заботу о семье и своем предприятии, управлять общим семейным имуществом. Но есть также другая забота, на этот раз практически-воспитательного характера, дать достойное образование своим детям, чтобы уберечься от ударов судьбы, защитить интересы семьи и выполнить долг по отношению к настоящим и будущим поколениям.

Таким образом, элитарное воспитание наличествовало во Флоренции для молодежи обеих полов, уже начиная с конца XIV - начала XV века. Но отцы вряд ли могли себе представить, что они так возвысят своих детей благодаря ренессансному гуманизму. Культурное значение записей в «Семейных книгах» бесспорно, настолько они переполнены наблюдениями за жизнью эпохи, и раскрывают менталитет, воспитательные установки и практику быта, благодаря людским портретам, которые в них описаны.

Литература

  • 1. Armando Sapori. Divagazioni su tempo e spazio // Saggi di econo- mia aziendale e sociale in memoria di Gino Zappa. Milano, 1961.
  • 2. Black R. Scole et societe a Florence aux XIV et XV siecles (Le temoignage des ricordanze) //Annales: Histore, Sciencer Sociales 59 an- nee, №4, juillet-ajut 2004.
  • 3. Da Certaldo R II libri di buomi costumi. Documento di vita trecen- testa fiorentina / A cura di A. Schiaffini. - Firenze, 1945.
  • 4. Goldthwaite S. Private Wealth in Renaissance Florence. A Stade of Families. - Princeton, 1968.
  • 5. Jacques Le Goff. Au Moyen Age: temps de F Eglise et temps du marchand // Pour un autre Moyen Age. Temps, travail, et culture en Occident. - Paris, 1977.
  • 6. Klapish-Zuber Ch. Women, Family, and Ritual in Renaissance Italy. - Chicago, 1985.
  • 7. Leon Battista Alberti. I libri della famiglia; Dino Compagni. Amor mi sforza e mi sprona valere. Ed. G. Corsi // Rimatori del Trecento. - Torino, 1969.
  • 8. Краснова И.А. Деловые люди Флоренции XIV-XV вв. Ч. 1-2. М. - Ставрополь, 1995.
  • 9. Проблема формирования коллективной францисканской идентичности в XIII-XV вв. в структуре исследований исторической антропологии // Антропологические основы образования, воспитания и развития детей и юношества в условиях системной модернизации образования: Материалы IX Международной научно-практической конференции (15-16 июня 2012 г.) / Под ред. Л.Л. Редько и С.А. Бо- брышова. - Ставрополь: Изд-во СГПИ, 2012.

УДК 372.893

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >