К вопросу о рождении новых парадигм в социологии права

Парадигмы классиков набирая силы и обороты в дискурсах юристов и социологов сделали возможным становление и развитие социологии права как науки. Они и сегодня остаются в поле дискурса, а разработанный в них понятийный язык, сохраняя свои смыслы и значения, служит исследовательским целям. В то же время мы видим, как под воздействием общественных перемен сменяются правовые реалии, происходят изменения в отношениях права и общества, когда кризис и произвол в институтах власти, делают востребованными новое правосудие. Такие перемены требует широких теоретических обобщений, новых идей и методологий. Сегодня социологии права нуждается в новых дюркгеймах и веберах, эрлихах и паундах, ведущих к новым констелляциям, к тому, чтобы отвечать на вызовы времени своими теориями и парадигмами. В то же время надо признать, что учёных такого масштаба пока нет, а значит нет высоких озарений, парадигмальных прорывов и глубины проникновения. Правда, есть беспрерывные теоретические «выбросы» в изучаемых полях, но они, как отдельные положения, быстро рассеиваются, не сгущаясь до парадигмы. Таким, например, будет утверждение, что ныне социальный порядок скорее есть результирующая принуждения, интересов и выборочного акцепта (принятия) ценностей множественных индивидов, а не столько принуждения власти и не столько результат морального единства[1] (Касумов Т.К.). И здесь важен сам множественный индивид, действуя во множестве, сочетая интересы и ценности согласия (как бы играя «по-своему» и отстранённо), он тем самым способствует сохранению устойчивым существующий порядок. Отчасти и поэтому социальный порядок может сохраняться в условиях кризиса, масштабной коррупции и бедности. Другой пример: повышению действенности права как нормативной модели (читай и социального порядка) способствует информация, вводимая государством в сознание адресатов норм[2] (Ханс Риффель). Надо думать, что это будет не информация сама по себе, а информация с целью «привития» установок. Или, вот ещё: право, понятое как предоставленное конкретное благо не является естественной принадлежностью человека, но исходит исклю- чителъно от государства. (Дженкинс Д.). Такие «выбросы», как правило, не утяжеляются, ибо не становятся предметом широкого критического рассмотрения. Однако, они могут свидетельствовать о накоплении идей в социологии права, о том, что исследовательские процессы здесь продолжаются, и имеют позитивный баланс. Что исследования идут вширь по нарастающей, актуализируя всё новые эмпирические направления. Важно и то, что, уточняя в этих целях исследовательские понятия, в коей мере уточняются и общие вопросы развития социоправовой теории. Ведь в теории «все этажи», и высшие и низшие должны быть взаимосвязаны. Что же касается вопросов уже приоритетной направленности, то говоря о структуре социологии права, одни авторы подчёркивают важность исследования проблем, связанных с законодательством, а также конституцией, другие же обращают внимание на разработку поведенческой проблематики, связанной с правонарушениями. Так правовед Лапаева В. В. считает, что в рамках российской социологии права с большой натяжкой можно выделить три направления исследований. Это: 1) социальная обусловленность права; 2) социальный механизм действия права; 3) эффективность законодательства и правоприменительной деятельности. [3] [4] По существу, здесь всё правильно выделено автором, ибо социология права, действительно, призвана изучать право в условиях социальной причинности. И как мы понимаем изучать трояко: различая прежде внешнюю обусловленность права, силой государственной машины; его внутренние социальные механизмы, реально обеспечивающие функциональную заданность; и результаты взаимодействия внешних и внутренних сил (эффективность).

Однако не приходится доказывать, что современная социология права должна сосредоточиться на трёх социоправовых направлениях, или ключевых местах взаимодействия права и общества, интегрируя их в своей смысловой и структурной целостности. Это социология правосудия, которой в книге отведена вся шестая глава-социология правоприменения и социология правосознания-они даны в содержании практически всех глав. Но в большей мере они рассмотрены в социологии права Дюркгейма и Вебера. Здесь же (рис. 1.) показано, что является определяющим в каждом из названных направлений.

Структура современной социологии права (основные направления социоправовых исследований)

Рис. 1. Структура современной социологии права (основные направления социоправовых исследований)

Также следует назвать ряд частных, постоянно действующих исследовательских проектов, представленных широкой эмпирической базой. Например, социологические исследования законодательства и правосознания как окончательной проверки действенности права, изучение преступности и зондаж общественного мнения о деятельности юридических учреждений и пр. Именно в этих направлениях (аспектах) мы наблюдаем тесное переплетение «социальности» с правом, и здесь же мы находим проблемы, от решения которых во многом зависит порядок и спокойствие. Формула успеха проста: хорошие законы, справедливое правосудие и развитое правосознание. Однако для её реализации предстоит ещё многое сделать в плане борьбы с преступностью и защиты права, преодоления кризисов и противоречий, а также эффективного разрешения конфликтных ситуаций, и, конечно же, развития правовой культуры. Обо всём этом пятая глава «Актуальные проблемы социологии права в России» и шестая глава «Социология правосудия». По мере своего развития социология правосудия, социология правоприменения и социология правосознания могут выделиться и стать отраслевыми дисциплинами социологии права, что усилит её ресурсные возможности и значения интегративных связей. Нельзя было не сказать об исследовательских перспективах развития социологии права, связанных всё больше с изменением соотношения «права» и «поведения», когда вместо зависимости поведения от правовых норм появляется зависимость права от поведения. На это справедливо указывают немецкие социологи права, разрабатывая теорию акцепта права (одобрения и принятия населением правовых решений). В проблематике право и социальные перемены заслуживает внимание проблема приведения в равновесие верховенства права, прав человека и правосудия.

Нарастание теоретической активности в социологии права есть предпосылка к появлению в ближайшем будущем новых парадигм, меняющих наши представления о взаимоотношениях право, общество и правосудие в свете происходящих в мире институциональных изменений.

  • [1] См: Касумов Т.К. Социология. Квадратура компетенций. М., 2015
  • [2] См. Право XX века. М„ 2001. С. 272.
  • [3] См. Правовая мысль хх века. М., 2002. С. 122.
  • [4] Современная социология права. М.,2013. С. 20.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >