Институт исполнения итоговых судебных решений в системе уголовно-процессуального права

Понятие, сущность и назначение института исполнения итоговых судебных решений в уголовном процессе

Дефиниция «итоговое судебное решение» содержится в модельном УПК для государств-участников СНР.УПКРФ под итоговым судебным решением понимает приговор, иное решение суда, принимаемое в ходе судебного разбирательства, которым уголовное дело разрешается по существу» (п. 53.2 ст. 5). Принятие итогового судебного решения в теории уголовно-процессуального права и правоприменительной практике традиционно связывается с разрешением уголовного дела по существу, под которым понимается юридическая оценка фактических обстоятельствах дела, оценка доказательств и квалификации деяния[1] [2].

В науке уголовно-процессуального права итоговые судебные решения иногда именовались окончательными судебными решениями. Так, например, Э. Ф. Куцова называла окончательными решения, которые решают основной вопрос дела (факт совершения преступления, его квалификация, наказание и т.п.)1. Полагаем, что дефиниции «итоговое судебное решение» и «окончательное судебное решение» имеют различное содержание. Понятие окончательного судебного решения связывается, в первую очередь, с завершением процессуальных возможностей пересмотра судебного решения, разрешающего дело по существу, а также возможностью обращения в Европейский Суд по правам человека за защитой прав и свобод, предусмотренных Европейской Конвенцией[3] [4]. А.А. Рукавишникова, определяя признаки окончательного судебного решения в контексте правовых позиций ЕСПЧ, относит к ним следующие: судебное решение должно приобрести силу дела, разрешенного судом, стать устойчивым в установлении фактической стороны дела, стать неотменяемым, возможность его пересмотра носит строго исключительный характер.[5] Н.С. Ершова определяет, что окончательное решение не подлежит обжалованию, а итоговое решение завершает определенную стадию уголовного процесса, в соответствии с чем, под окончательными решениями автор понимает решения, которые нельзя обжаловать и которые приводятся в исполнение[6].

На наш взгляд, такой подход требует уточнения, поскольку исполнению подлежат не только окончательные судебные решения, но и итоговые судебные решения, вступившие в законную силу, не исключающие возможности их обжалования в кассационном и надзорном порядке при наличии к тому оснований, предусмотренных законом. В связи с этим следует признать, что позиция автора о том, что «окончательным (итоговым) признается решение суда, которое вступило в законную силу и стало обязательным для исполнения»[7] является упречной, поскольку основана на синонимичности понятий «окончательное судебное решение» и «итоговое судебное решение». Полагаем, что любое окончательное судебное решение является итоговым, но далеко не всякое итоговое судебное решение является окончательным, поскольку не исключает возможности его обжалования после вступления в законную силу.

В п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции» к числу итоговых судебных решений отнесены: приговор, определение (постановление) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, определение (постановление) о применении либо об отказе в применении принудительных мер медицинского характера, определение (постановление) о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия[8].

В судебной практике итоговым судебным решением также было признано постановление председательствующего судьи о роспуске коллегии присяжных заседателей после вынесения ею вердикта. Признавая решение председательствующего о роспуске коллегии присяжных заседателей итоговым судебным решением применительно к положениям п. 53.2 ст. 5 УПК РФ, Президиум исходил из того, что постановление председательствующего о роспуске коллегии присяжных заседателей уголовно-процессуальный закон признает решением, которым заканчивается производство по уголовному делу в суде с участием присяжных заседателей, поскольку такое решение аннулирует вердикт (решение о виновности или невиновности подсудимого, вынесенное коллегией присяжных заседателей) и влечет за собой новое судебное разбирательство [9].

Для определения круга судебных решений, относящихся к категории итоговых, следует обозначить основные признаки итоговых судебных решений. Следует согласиться с Н. С. Ершовой, которая выделяет следующие признаки итоговых судебных решений: выносятся только судом и завершают стадию судебного разбирательства; разрешают уголовное дело по существу и отвечают на основные вопросы уголовного дела; принимаются в установленном законом процессуальном порядке, имеют соответствующую процессуальную форму, являются применением норм уголовно-процессуального права и других отраслей права, применяемых при разрешении данного уголовного дела К

Анализ юридической сущности решения председательствующего о роспуске коллегии присяжных заседателей приводит нас к выводу, что к итоговым судебным решениям оно отнесено быть не может, поскольку не разрешает уголовное дело по существу, не разрешает вопрос о виновности либо невиновности лица, а также иные основные вопросы уголовного дела.

Определяя круг итоговых судебных решений по уголовному делу, следует отметить, что помимо решений, указанных в п.5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции», в него следует также включить судебное решение, связанное с применением принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего, но не являющееся определением (постановлением) о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. В том случае, когда уголовное дело или уголовное преследование несовершеннолетнего прекращено следователем в соответствии с ч. 1 ст. 427 УИК РФ, и в суд направлено ходатайство о применении к несовершеннолетнему принудительной меры воспитательного воздействия, суд, рассматривая это ходатайство, выносит определение (постановление) о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего.

Таким образом, к итоговым судебным решениям следует относить: приговор, определение (постановление) о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, определение (постановление) о применении либо об отказе в применении принудительных мер медицинского характера, определение (постановление) о прекращении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия; определение (постановление) о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего.

Формирование дефиниции «итоговое судебное решение» имеет огромное значение для науки уголовно-процессуального права и прак- [10]

тики его применения, поскольку позволяет определить единые методологические подходы к решению проблем, касающихся принятия этих решений, их обоснованности и мотивированности, обжалованию данных решений и т.д.

Системный характер российского уголовного судопроизводства[11], потребности правоприменительной практики и уголовно-процессуальной науки, на наш взгляд, предполагают и необходимость формирования единых методологических подходов к исполнению судебных решений, имеющих единую правовую природу, совокупность общих признаков и относящихся к категории «итоговые судебные решения». Необходимость формирования единого методологического подхода к проблемам исполнения итоговых судебных решений в контексте системного характера и стадийности уголовного судопроизводства обусловлена особой значимостью этапа исполнения судебных решений, разрешающих уголовное дело по существу. Фактическое исполнение решений, разрешающих уголовно-правовой конфликт, обеспечивает подлинное достижение назначения и уголовного права, и уголовного судопроизводства, обеспечивает реальную защиту прав и свобод лиц, вовлеченных в уголовно-процессуальную деятельность.

От реального достижения целей уголовного судопроизводства зависит, в конечном итоге, и его эффективность [12]. Эффективность как управленческая категория традиционно предполагает соотнесение результатов того или иного действия с его целью и затратами.[13] Л. Босси- ди и М. Чаран совершенно обоснованно пишут о том, что построение эффективной стратегии невозможно без средств, необходимых для ее выполнения[14].

Анализ правового регулирования вопросов, регламентирующих уголовно-процессуальные аспекты исполнения различных видов итоговых судебных решений, а также правоприменительной практики в данной сфере, приводит к выводу об отсутствии единых теоретических, практических и методологических подходов как к этапу реализации судебных решений, разрешающих уголовное дело по существу, так и к разрешению отдельных вопросов. Между тем единая сущность и правовая природа итоговых судебных решений предполагает наличие таковых. В качестве самостоятельной стадии уголовного судопроизводства уголовно-процессуальный закон и наука уголовно-процессуального права традиционно определяют стадию исполнения приговора; вопросы, касающиеся исполнения иных итоговых судебных решений, регламентируются отдельными статьями УПК РФ (ст. ст. 135-139 — процессуальный порядок разрешения вопросов, связанных с реабилитацией гражданина; ст. ст. 427 и 432 УПК РФ — процессуальный порядок разрешения вопросов, связанных с отменой принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних, ст. ст. 445 и 446 УПК РФ — процессуальный порядок разрешения вопросов по продлению, изменению или отмене принудительных мер медицинского характера, ст. ст. 463,470 и 472 УИК РФ — процессуальный порядок разрешения вопросов, связанных с выдачей лица, находящегося на территории России для исполнения приговора иностранного государства).

В науке уголовно-процессуального права вопросы единого характера и сущности исполнения итоговых судебных решений не являлись предметом рассмотрения. Внимание исследователей, в первую очередь, привлекают вопросы исполнения приговора как основного вида итоговых судебных решений, вопросы же исполнения иных итоговых судебных решений, как правило, рассматриваются фрагментарно — в контексте анализа соответствующих уголовно-правовых и процессуальных институтов (принудительных мер медицинского характера, принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних и т.п.).

Между тем как уже отмечалось ранее, исполнение итоговых судебных решений, на наш взгляд, является завершающим этапом производства по уголовному делу, в процессе реализации которого обеспечивается реальное достижение задач уголовного судопроизводства. Единая правовая природа итоговых судебных решений предполагает и единые подходы к их исполнению. Данный этап производства по делу в УНК РФ, а также науке уголовно-процессуального права именуется стадией исполнения приговора, однако название данной стадии не соответствует ее фактическому содержанию, поскольку включает не только исполнение приговора, но также и исполнение иных итоговых судебных решений.

Взяв в качестве критерия определения различных видов исполнения итоговых судебных решений дифференциацию самих видов итоговых судебных решений, можно выделить следующие виды исполнения итоговых судебных решений:

  • 1) Исполнение приговора;
  • 2) Исполнение судебных решений о прекращении уголовного дела и уголовного преследования;
  • 3) Исполнение судебных решений о применении принудительных мер медицинского характера;
  • 4) Исполнение судебных решений о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних.

Анализируя содержательную сторону дефиниции «исполнение итоговых судебных решений в уголовном процессе» следует обратиться к определению сущности и правовой природы уголовно-процессуальных действий, осуществляемых на данном этапе производства по делу. Единых подходов к решению данного вопроса нет. Дискуссия относительно видов производства, осуществляемого на данном этапе, осуществляется в контексте вопросов дифференциации уголовного судопроизводства, предполагающей наличие различного рода уголовно-процессуальных производств[15].

Ряд авторов полагают, что вопросы, подлежащие рассмотрению судом, и связанные с исполнением приговора, не являются продолжением основного производства по уголовному делу, поскольку на данном этапе свой специфический предмет доказывания, цели и соответствующая им процессуальная форма. Так, например, Л.В. Ложкина, Л.Г. Татьянина пишут, о том, что в этих производствах «не рассматриваются вопросы о преступлении, виновности и наказании, в них не ставится под сомнение законность и справедливость вынесенного и вступившего в законную силу приговора. Предметом их является установление наличия или отсутствия обстоятельств, с которыми уголовный закон связывает возможность и необходимость изменения, замены или прекращения реализации уголовного наказания либо изменения условий содержания лиц, осужденных к лишению свободы»1.

В.В. Николюк определяет эту деятельность как уголовно-исполнительное производство, отличное от уголовно-процессуальной деятельности, и рассматривает его в качестве особого производства в уголовном процессе[16] [17]. В качестве особого производства данный этап уголовного судопроизводства назывался в разные годы в трудах Т.Н. Добровольской,

О.В. Грицай и др.[18].

Ю.К. Якимович, Т.В. Трубникова, О.В. Воронин, И.В. Пастухов, также не относят производство по исполнению приговоров к основным, но определяют его к дополнительным производствам[19]. Л.В. Ложкина, Л.Г. Татьянина считают, что на этапе исполнения приговора могут осуществляться как дополнительные производства (изменение вида исправительного учреждения, назначенного при приговору суда осужденному к лишению свободы; условно-досрочное освобождение от отбывания наказания и его отмена; замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания; освобождение от наказания в связи с болезнью осужденного и его отмена; освобождение от отбывания наказания в связи с истечением срока давности обвинительного приговора и др.); а также особые производства (применение меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении осужденного, скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания в виде штрафа, обязательных работ, исправительных работ или ограничения свободы)1.

Дискуссия о том, является ли исполнение приговора стадией уголовного процесса, не нова в российской юридической науке. Позицию о том, что производство по исполнению приговора не может считаться стадией уголовного судопроизводства, в разные годы высказывали Т.Н. Добровольская, В.В. Николюк, Л.Г. Татьянина, Л.В. Ложкина и др.[20] [21] Другие же исследователи, анализируя процессуальные действия, осуществляемые в данной стадии, рассматривали данный этап производства по делу в качестве самостоятельной стадии уголовного процесса[22].

Разрешая вопрос о правовой природе исполнения итоговых судебных решений, на наш взгляд, следует исходить из общепризнанного системного подхода к уголовному судопроизводству, имеющего законодательное закрепление, в основе которого лежит система стадий уголовного судопроизводства [23]. Все стадии, несмотря на различия в задачах каждой из стадий, круге участников соответствующего этапа производства по делу и их полномочий, процессуальной формы производства, спецификой действия принципов уголовного судопроизводства, процессуальными актами, завершающими каждую из стадий и т.д., объединены единством задач, стоящих перед уголовным судопроизводством в целом. Назначение уголовного судопроизводства, определяемое как защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; а также защита личности от ограничения ее прав и свобод (ст. 6 УПК РФ) можно считать достигнутым не в момент разрешения уголовного дела по существу либо вступления этого решения в законную силу, а только тогда, когда решение, принятое судом по существу дела, исполнено. Разрешение уголовного дела по существу еще не означает окончание уголовно-правового конфликта1.

В том числе, и этими соображениями руководствовался законодатель, расширяя процессуальные права потерпевших при разрешении вопросов, возникающих на этапе исполнения приговоров.

Следует согласиться с О.В. Волколуп, которая пишет о том, что достижение назначения уголовного судопроизводства «невозможно в рамках монолитного, однотипного по характеру процесса», поэтому условия производства меняются в зависимости от достижения одних задач и постановки новых[24] [25]. Стадия исполнения приговора существенным образом отличается от иных этапов производства по делу тем, что уголовно-правовой спор уже разрешен итоговым судебным решением, в связи с чем функция уголовного преследования на данном этапе уже не реализуется. Этим обусловлена и специфика процессуальной деятельности участников данной стадии, ее предмет и задачи. Д.В. Ту- лянский пишет о том, что «уголовное судопроизводство имеет более широкую логико-семантическую амплитуду по сравнению с уголовном делом», приходя к выводу о том, что стадийность как характерный признак уголовного процесса «может иметь место и вне уголовного дела, когда само дело либо еще не существует, либо уже не существует»[26].

В свете вышесказанного исполнение судебных решений следует рассматривать как неотъемлемую часть уголовного судопроизводства, самостоятельную стадию процесса, обеспечивающую эффективную реализацию стоящих перед ним задач и его социальное назначение.

Рассматривая исполнение итоговых судебных решений в качестве самостоятельной стадии уголовного судопроизводства, следует при этом отметить, что содержание ее выходит далеко за пределы исключительно исполнения судебных решений, вступивших в законную силу. Помимо действий направленных непосредственно на обращение приговора к исполнению, на данном этапе производства по делу осуществляется целый ряд иных процессуальных действий.

Так, например, А. А. Толкаченко выделяет несколько групп процессуальных действий суда, осуществляемых на данном этапе: процессуально-административные действия, в которых суд обращает приговор к исполнению и проверяет приведение его в исполнение уполномоченными на то органами; процессуальные действия по установлению, исследованию и оценке различных фактов, не связанных с обстоятельствами совершенного преступления, но вытекающих из правоотношений по исполнению приговора; процессуальные действия суда по разрешению сомнений и неясностей, возникающих при его исполнении, включая правила применения изменившегося уголовного закона, имеющего обратную силу [27]. З.Ф. Коврига дифференцирует действия, осуществляемые судом, в зависимости от способа и характера их совершения: гносеологические, направленные на получение знания о реальной действительности (исследование представленных материалов для разрешения возникающих вопросов) и преобразующие действия (напри[28]мер, снятие судимости)

Неоднородный характер процессуальных действий, реализуемых судом на этапе исполнения итоговых судебных решений, обусловлен многообразием вопросов, возникающих в данной стадии и подлежащих разрешению.

Осуществляя корректирующий контроль на данном этапе производства по делу[29], суд обеспечивает достижение задач уголовного судопроизводства применительно к каждому уголовному делу. Разрешая возникающие в ходе исполнения итогового судебного решения, суд должен действовать таким образом, чтобы общий смысл итогового судебного решения не был искажен.

Таким образом, не являясь по содержанию касающимся исключительно исполнения принятых судом итоговых решений, производство на данном этапе уголовного дела имеет целью обеспечение общих задач уголовного судопроизводства применительно к конкретному делу, в связи с чем, содержание данной деятельности касается и разрешения иных вопросов, корректирующих итоговое судебное решение с целью защиты прав лиц, вовлеченных в уголовно-правовой конфликт, подлежащий разрешению в ходе производства по данному делу. В связи с этим исполнение итоговых судебных решений можно рассматривать в узком и широком смыслах. В узком смысле исполнение судебных решений может рассматриваться как результат буквального толкования правовых норм. Он включает в себя процессуальные действия, направленные строго на исполнение принятых судом итоговых решений. В широком смысле исполнение судебных решений — деятельность по исполнению и коррекции вступивших в законную силу судебных решений, разрешающих уголовное дело по существу. Следуя российской правовой традиции, в которой исполнение приговора в уголовном процессе рассматривалось в широком смысле, распространим этот подход и на исполнение иных итоговых судебных решений. Исходя из этого, определим основной уголовно-процессуальный смысл и содержание исполнения итоговых судебных решений в качестве регламентированной законом уголовно-процессуальной деятельности суда и иных участников производства по делу, направленную на обращение итоговых судебных решений к исполнению, а также реализацию корректирующего контроля, обеспечивающего достижение задач уголовного судопроизводства в конкретном уголовном деле.

Взяв за основу методологию структурно-функционального анализа, предложенную О.В. Качаловой для анализа ускоренного производства в российском уголовном процессе[30] выделим ряд концептуальных предметных и целевых признаков, свидетельствующих об общности различных видов исполнения итоговых судебных решений и их единой юридической сущности, разделив их на основные институциональные признаки, определяющие правовую природу исполнения итоговых судебных решений, и позволяющие их дифференцировать от схожих институтов и дополнительные признаки, характерные для различных видов исполнения итоговых судебных решений по уголовным делам, не являющиеся специфическими исключительно для них.

Итак, признаками исполнения итоговых судебных решений в российском уголовном процессе как правового явления являются:

  • 1. Основные институциональные признаки.
  • 1) Единство правовой природы различных видов исполнения итоговых судебных решений, обусловленное едиными задачами, реализуемыми на данном этапе производства по уголовному делу. В качестве отдельных задач, реализуемых на данном этапе производства по делу, можно выделить производные от общих задач уголовного судопроизводства задачи осуществления контроля за обращением итоговых судебных решений к исполнению, внесения основанных на материальном и процессуальном законе соответствующих изменений в порядок и условия отбывания наказаний осужденными, принудительного лечения, осуществляемого в процессе применения принудительной меры медицинского характера и т.п.; разрешение неточностей и неясностей, выявленных в приговоре или ином итоговом судебном решении при его исполнении; приведение приговора в соответствии с изменениями, внесенными в уголовный закон и т. д.
  • 2) Единая аксиологическая сущность различных видов уголовно-процессуальных исполнительных производств, которая заключается в обеспечении уголовно-процессуальными средствами своевременной и точной реализации положений и идей, заложенных судом, разрешившим уголовное дело по существу, в итоговом судебном решении.
  • 3) Специфическое действие идей состязательности уголовного судопроизводства и принципов уголовно-процессуального права в процессе реализации различных видов исполнения итоговых судебных решений1;
  • 4) Разрешение уголовно-процессуальных вопросов, возникающих в сфере исполнения итоговых судебных решений, только судом;
  • 5) Единый характер судебной деятельности, реализуемой в процессе исполнения различных видов итоговых судебных решений[31] [32].
  • 2. Дополнительные признаки.
  • 1) Ефоцессуальная форма разрешения судом вопросов, связанных с исполнением итоговых судебных решений.
  • 2) Учет посткриминального поведения лица, совершившего общественно опасное деяние. Данный признак характерен не для всех видов исполнения итоговых судебных решений, а лишь для исполнения приговоров и исполнения судебных решений о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних.

Содержание исполнения итоговых судебных решений по уголовным делам выходит далеко за пределы непосредственной юридической оценки поведения человека как преступного. Оценка морально-этических аспектов позитивного правового поведения лица, в отношении которого исполняется итоговое судебное решение может в ряде случаев определять содержание данного этапа производства по уголовному делу (производство по условно-досрочному освобождению от наказания, замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания и др.)

Вышесказанное позволяет прийти к выводу о том, что исполнение итоговых судебных решений в уголовном процессе является самостоятельным институтом права, поскольку представляет собой объективно сложившуюся группу норм, регулирующих специфические системные правила производства по уголовным делам на данном этапе процесса и их особенности, не применимые в их совокупности для рассмотрения уголовных дел на других этапах уголовного судопроизводства. Совокупность правовых норм, регулирующих однородные общественные отношения и образующая объективно обособленную часть внутри отрасли права в теории права определяется как правовой институт[33].

Сопоставим традиционно определяемые признаки правового института с основными характеристиками исполнения различных видов итоговых судебных решений.

  • 1) Правовые институты предназначены для регулирования самостоятельной, относительно обособленной группы отношений и отличаются однородностью фактического содержания. Исполнение итоговых судебных решений регулирует правоотношения, возникающие при исполнении приговоров, определений и постановлений суда, которыми уголовное дело разрешается по существу.
  • 2) Нормы, составляющие содержание правового института, образуют единый комплекс, выражаются в общих положениях, правовых принципах, специфических правовых понятиях, что создает особый, присущий для данного вида отношений, правовой режим регулирования, заключающийся в юридическом и логическом единство правовых норм. Это в полной мере относится к исполнению итоговых судебных решений, поскольку принципы уголовно-процессуального права применительно к данным процедурам действуют единым образом, на основании общих правовых понятий и предписаний регулируется строго определенный сегмент уголовно-процессуальных правоотношений.
  • 3) Институт права призван обеспечивать полноту регулируемых им отношений. Совокупность правовых норм, регулирующих исполнение итоговых судебных решений, охватывают все виды итоговых судебных решений основные его этапы и этапы, из которых складываются уголовно-процессуальные аспекты их исполнения.
  • 4) Институт права реализует присущую только ему регулятивную задачу. В данном случае это регулирование уголовно-процессуального производства, обеспечивающего исполнение итоговых судебных решений.
  • 5) Нормативная обособленность — размещение правовых норм, составляющих содержание правового института, в главах, разделах, частях нормативно-правового акта.

С одной стороны, нормы, регламентирующие исполнение итоговых судебных решений, расположены в структурно обособленных главах — 18,46,47,50,51,53 УПК РФ, что формально-юридически обеспечивает их обособленность, с другой — являются разобщенными относительно друг друга, часть из них носят коллизионный характер, что создает проблемы в процессе их применения[34].

Предпосылкой для формирования правового института является развитие такой разновидности общественных отношений, которая объективно требует обособленного регулирования комплексом нормативных предписаний.

Следует отметить, что институт исполнения итоговых судебных решений в уголовно-процессуальном праве представляет собой часть комплексного межотраслевого института исполнения итоговых судебных решений, вынесенных при производстве по уголовным делам. Содержание межотраслевого института исполнения итоговых судебных решений составляют правоотношения, возникающие на основе норм уголовного; уголовно-исполнительного и уголовно-процессуального законодательства; а также законодательства о здравоохранении (в части, касающейся принудительного лечения лиц, к которым применена принудительная мера медицинского характера); образовании (в части, касающейся направления несовершеннолетних по решению суда в специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа); законодательства, регламентирующего вопросы международного сотрудничества России в сфере уголовного судопроизводства (в части передачи лица, осужденного к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданином которого оно является); гражданского и гражданско-процессуального законодательства (в части разрешения вопросов, связанных с реабилитацией гражданина). Внутренняя структура межотраслевого института исполнения итоговых судебных решений обусловлена, в первую очередь, функциональными связями уголовного права, уголовного процесса и уголовно-исполнительного права и определяется наличием самостоятельных институтов исполнения судебных решений в соответствующих отраслях права.

В силу специфики настоящей работы предметом исследования является уголовно-процессуальный институт исполнения итоговых судебных решений.

С точки зрения структуры он включает в себя несколько самостоятельных видов исполнения итоговых судебных решений — исполнение приговора, исполнение судебных решений о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, исполнение судебных решений о применении принудительных мер медицинского характера и исполнение судебных решений о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних.

Каждый из вышеуказанных видов обладает определенными специфическими признаками, позволяющими провести его идентификацию в контексте других видов исполнения итоговых судебных решений. Эти признаки определяют институциональные особенности различных видов исполнения итоговых судебных решений:

  • 1) Предметно-родовые различия: вид исполнения итоговых судебных решений определяется исходя из того, какое именно решение (приговор, определение (постановление) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования), определение (постановление) о применении принудительной меры медицинского характера, определение (постановление) о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего подлежит исполнению.
  • 3) Субъектные различия: каждый из уголовно-процессуальных видов исполнения итоговых судебных решений предполагает определенный круг его участников, осуществляемые ими полномочия и процессуальные позиции, которые могут предопределять как содержательную сторону производства по делу, так и саму возможность реализации соответствующих процедур (так, например, рассмотрение вопросов, связанных с исполнением решения о прекращении уголовного преследования, в части, касающейся реабилитации, возможно только по ходатайству реабилитированного (и. 1 ч. 1 ст. 399 УПК РФ, целый ряд вопросов, связанных с исполнением приговора,рассмтривается по представлению учреждения или органа, исполняющего наказание (и. 5 ч. 1 ст. 399 УПК РФ и т.д.).
  • 4) Онтологические различия: идеи, определяющие особенности правовой природы каждого из видов исполнения итоговых судебных решений, в разной степени проявляются в каждом из них: специфика исполнения итоговых судебных решений о применении принудительной меры воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних обусловлена оценкой его посткриминального поведения; специфика исполнения итоговых судебных решений о применении принудительной меры медицинского характера предопределяется состоянием здоровья лица, в отношении которого применяется принудительная мера медицинского характера; содержание исполнения приговора может быть обусловлено как вышеуказанными факторами (при разрешении судом вопросов, связанных с условно-досрочным освобождением от наказания и замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, освобождением от наказания в связи с болезнью), так и иными факторами (внесение в уголовный закон изменений, смягчающих наказание и т.д.).
  • 5) Системные различия: каждый из видов исполнения итоговых судебных решений складывается из последовательности специфичных только для него процессуальных действий (вынесение ходатайства или представления, особенности процессуального порядка разрешения вопросов, связанных с исполнением итоговых судебных решений, обжалование решений, принятых судом в порядке исполнения итоговых судебных решений и т.д.).

Таким образом, как совокупность уголовно-процессуальных норм, регулирующих определенную группу однородных правовых отношений в сфере исполнения итоговых судебных решений, вступивших в законную силу, можно определить в качестве самостоятельного института уголовно-процессуального права.

С позиций интегративного правопонимания, рассматривающего право с разных позиций — как идею, как институционализированную совокупность норм, как элемент сознания человека, как социальный порядок исполнение итоговых судебных решений следует рассматривать как институт права, включающий помимо правовых норм всю совокупность общественных связей и отношений, возникающих в процессе исполнения вступивших в законную силу судебных решений, которыми уголовное дело разрешается по существу. [35]

Содержание института исполнения итоговых судебных решений в уголовном процессе определяется содержанием правовых норм, регламентирующих порядок исполнения итоговых судебных решений и определяющих круг вопросов, подлежащих разрешению в суде первой инстанции в зависимости от вида исполняемого судебного решения, а также характер процессуальных действий суда по их исполнению. Подводя итоги вышесказанному, можно сделать следующие выводы:

  • 1. Необходимость формирования единого методологического подхода к проблемам исполнения итоговых судебных решений в контексте системного характера и стадийности уголовного судопроизводства обусловлена особой значимостью этапа исполнения судебных решений, разрешающих уголовное дело по существу: фактическое исполнение решений, разрешающих уголовно-правовой конфликт, обеспечивает подлинное достижение назначения и уголовного права, и уголовного судопроизводства, обеспечивает реальную защиту прав и свобод лиц, вовлеченных в уголовно-процессуальную деятельность.
  • 2. Исполнение итоговых судебных решений можно рассматривать в узком и широком смыслах. В узком смысле исполнение судебных решений включает в себя процессуальные действия, направленные на исполнение принятых судом итоговых решений. В широком смысле исполнение судебных решений — деятельность по исполнению и коррекции вступивших в законную силу судебных решений, разрешающих уголовное дело по существу.
  • 3. Исполнение итоговых судебных решений в уголовном процессе — самостоятельный правовой институт, регулирующий уголовно-процессуальные отношения, возникающие в ходе деятельности суда и иных участников производства по делу, направленной на обращение итоговых судебных решений к исполнению, а также реализацию корректирующего контроля, обеспечивающего достижение задач уголовного судопроизводства в конкретном уголовном деле.
  • 4. Структурно данный институт состоит из самостоятельных видов исполнения итоговых судебных решений — исполнения приговора, исполнения судебных решений о прекращении уголовного дела и уголовного преследования, исполнения судебных решений о применении принудительных мер медицинского характера и исполнения судебных решений о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних.
  • 5. Основными институциональными исполнения итоговых судебных решений в уголовном процессе являются: единство правовой природы различных видов исполнения итоговых судебных решений, обусловленное едиными задачами, реализуемыми на данном этапе производства по уголовному делу; единая аксиологическая сущность различных видов уголовно-процессуальных исполнительных производств; специфическое действие идей состязательности уголовного судопроизводства и принципов уголовно-процессуального права в процессе реализации различных видов исполнения итоговых судебных решений; единый характер судебной деятельности, реализуемой в процессе исполнения различных видов итоговых судебных решений.
  • 6. Различные виды исполнения итоговых судебных решений в уголовном процессе дифференцируются на основании предметно-родовых; субъектных; онтологических; системных признаков.
  • 7. Неоднородный характер процессуальных действий, реализуемых судом на этапе исполнения итоговых судебных решений, обусловлен многообразием вопросов, возникающих в данной стадии и подлежащих разрешению.
  • 8. Разрешая возникающие в ходе исполнения итогового судебного решения, суд должен действовать таким образом, чтобы общий смысл итогового судебного решения, которым уголовное дело было разрешено по существу, не был искажен.

  • [1] Под итоговым решением понимается решение органа, ведущего уголовный процесс, исключающее начало или продолжение производства по делу, а также разрешающее,хотя бы и не окончательно, дело по существу» (п. 15 ст. 10 Модельного УПК для госу-дарств-участников СНГ). Рекомендательный акт. Принят Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств — участников Содружества Независимых ГосударствСанкт-Петербург 17 февраля 1996 года.
  • [2] См.: Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Том 2. — Спб, 1996.1896,С.429; Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник. / Отв.ред. П.А. Лупинская. М., 1998, С.17; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1, М., 1968, С.68; Ершова Н.С. Обоснованность итоговых уголовно-процессуальных решений суда первой инстанции. Дисс.... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 14-16Электронный ресурс: https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fistina.msu.ru%2Fmedia%2Fdissertations%2Fdissertation%2F755%2F6fl%2F7069819%2FDissertatsiya_Ershova_N.S..doc&name=Dissertatsiya_Ershova_N.S..doc&lang=ru&c=56e693983969&page=l#footnote_back_34; Определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2009№ 1009-0-0; Постановление Конституционного Суда РФ от 24.04.2003 № 7-П; Определение Конституционного Суда РФ от 05.11.2004 № 361-0; Постановление ПленумаВерховного Суда РФ от 10.02.2009 № 1»0 практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (ред.от 28.01.2014) // «Бюллетень Верховного Суда РФ». № 4. 2009.
  • [3] См.: Куцова Э.Ф. Некоторые проблемы правоприменительной деятельностисуда / Научные труды РАЮН. Вып. 5. — М., 2005. С. 541.
  • [4] Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколы к ней // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1998. —№ 20. — Ст. 2143.
  • [5] См.: Рукавишникова А.А. Понятие окончательности судебного решения в постановлениях ЕСПЧ — Правовые проблемы укрепления российской государственности :[сборник статей]. Томск, 2014. Ч. 63. С. 108-113).
  • [6] См.: Ершова Н.С. Указ. соч. https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fistina.msu.ru%2Fmedia%2Fdissertations%2Fdissertation%2F755%2F6fl%2F7069819%2FDissertatsiya_Ershova_N.S..doc&name=Dissertatsiya_Ershova_N.S..doc&lang=ru&c=56e693983969 &page= 1 #footnote_back_34
  • [7] См.: Ершова Н.С. Указ. соч. https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fistina.msu.ru%2Fmedia%2Fdissertations%2Fdissertation%2F755%2F6fl%2F7069819%2FDissertatsiya_Ershova_N.S..doc&name=Dissertatsiya_Ershova_N.S..doc&lang=ru&c=56e693983969&page=l#footnote_back_34
  • [8] 2 См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.11.2012 № 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующихпроизводство в суде апелляционной инстанции» // Российская газета. 7 декабря 2012 г.№ 5956.
  • [9] См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 18 января 2012 г. № 366-п11 Электронный ресурс: СПС Консультант Плюс.
  • [10] См.: Ершова Н.С. Указ. соч. https://docviewer.yandex.ru/?url=http%3A%2F%2Fistina.msu.ru%2Fmedia%2Fdissertations%2Fdissertation%2F755%2F6fl%2F7069819%2FDissertatsiya_Ershova_N.S..doc&name=Dissertatsiya_Ershova_N.S..doc&lang=ru&c=56e693983969&page=l#footnote_back_34
  • [11] 2 О системном характере российского уголовного судопроизводства см. например:Барабаш А.С. Природа российского уголовного процесса, цели уголовно-процессуальнойдеятельности и их установление: — СПб., 2005; Якимович Ю.К. Структура советскогоуголовного процесса: система стадий и система производств. Основные и дополнительные производства. — Томск, 1991; Волокуп О.В. Система уголовного судопроизводстваи проблемы ее совершенствования. — Спб, 2003 и др.
  • [12] Вопросам эффективности находятся сегодня в центре внимания уголовно-процессуальной науки. Этому вопросу был посвящен целый ряд научно-практических конференций: «Уголовно-процессуальные и криминалистические средства обеспечения эффективности уголовного судопроизводства», г. Иркутск, 25-26 сентября 2014 г.; «Эффективностьправа: проблемы теории и практики», г. Краснодар, 10-11октября 2014 г. и др.
  • [13] См. Бобрышев Д.Н. «Основные категории теории управления». Москва: АНХ СМСССР, 1986. С. 54.
  • [14] Боссиди Л., Чаран М. «Исполнение: Система достижения целей»: Альпина Паблишера; Москва; 2011. Электронный ресурс: http://libl00.eom/book/wealth/design/_Боссиди%20Ларри,%20Чаран%20Рэм,%20Исполнение.бос
  • [15] В теории уголовного процесса традиционно выделяют общие (основные), а также производные от них особые (с упрощенными или усложненными процессуальнымиформами) порядки производства, а также дополнительные производства. См. например: Якуб М.Л. Процессуальная форма в советском уголовном судопроизводстве. — М.,198; Волынская О.В. Ускоренное производство в уголовном процессе. М., 1994; Якимо-вич Ю.К. Необходимость и содержание дифференциации уголовного процесса // Избранные труды — Спб, 2011; Пащкевич П.Ф. Процессуальный закон и эффективностьуголовного судопроизводства. М., 1984; Цыганенко С.С. Общий и дифференцированныйпорядки уголовного судопроизводства: автореферат....дисс... докт. юрид. наук. СПб., 2004;Манова Н.С. Теоретические проблемы уголовно— процессуальных производств и дифференциация их форм: автореф. дис. ... докт. юрид. наук. — М., 2005; Якимович Ю.К.,Ленский А.В., Трубникова Т.В. Дифференциация уголовного процесса. — Томск, 2001.
  • [16] См.: Ложкина Л.В., Татьянина Л.Г. Виды и формы производств, осуществляемыхв стадии исполнения приговора // Вестник Удмуртского университета. Экономика и право. 2008. Вып 2. С. 141-142.
  • [17] См.: Николюк В.В. Уголовно-исполнительное производство в СССР: автореф.дисс....докт. юрид. наук. — Омск, 1991.
  • [18] См.: Добровольская Т.Н. Деятельность суда, связанная с исполнением приговоров. — М., 1979. С. 18; Грицай О.В. Исполнение приговоров в части имущественныхвзысканий: сущность, основания и порядок. — Самара, 2009. Электронный ресурс: http://www.dissercat.com/content/ispolnenie-prigovorov-v-chasti-imushchestvennykh-vzyskanii-protsessualnaya-sushchnost-osnova (дата обращения 17.03. 2016).
  • [19] См.: Якимович Ю.К. Трубникова Т.В. Указ. соч. С. 27-28; Воронин О.В. Производство по рассмотрению и разрешении вопросов, связанных с условно-досрочнымосвобождением: автореф. дисс. канд. юрид. наук. — Томск, 2004. Электронный ресурс:http://lawtheses.com/proizvodstvo-po-rassmotreniyu-i-razresheniyu-voprosov-svyazannyh-s-uslovno-dosrochnym-osvobozhdeniem (дата обращения 17.03. 2016); Пастухов И.В.Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнениемприговора: автореф. дисс. канд. юрид. наук. — Омск, 2005. Электронный ресурс: http://www.dissercat.com/content/proizvodstvo-po-rassmotreniyu-i-razresheniyu-voprosov-svyazannykh-s-ispolneniem-prigovora(flaTa обращения 17.03. 2016).
  • [20] См.: Ложкина Л.В., Татьянина Л.Г. Указ. соч. С. 142.
  • [21] См.: Добровольская Т.Н. Указ. соч. С. 20; Ложкина Л.В., Татьянина Л.Г. Указ. соч.С. 143; Николюк В.В. Указ, соч.; Пастухов И. В. Производство по рассмотрению и разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора: автореф. дисс. канд. юрид. наук. —Омск, 2005. Электронный ресурс: http://www.dissercat.com/content/proizvodstvo-po-rassmotreniyu-i-razresheniyu-voprosov-svyazannykh-s-ispolneniem-prigovora(flaTa обращения17.03.2016); Гапонов Е. Н Совершенствование правового регулирования судопроизводствапри исполнении приговора: автореф. дисс. канд. юрид. наук. — М., 2009. С. 14 и др.
  • [22] См.: Куцова Э.Ф. Исполнение приговора. — М., 1960 С. 4; Перлов И.Д. Исполнение приговора в советском уголовном процессе. — М., 1963. С. 5-7; Аврах Я.С. Исполнение приговоров по УПК РСФСР // Новое уголовное и уголовно-процессуальноезаконодательство РСФСР. Ученые записки Казанского университета. — Казань, 1961.С. 191-192; Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. — М., 1962. С. 417; Свиридов М.К. Сущность и предмет стадии исполнения приговора. — Томск, 1978. С. 7-9;Матвиенко Е.А. Бибило В.И. Уголовное судопроизводство по исполнению приговора. —Минск, 1982. С. 4; Тулянский Д.В.; Стадия исполнения приговора в российском уголовном судопроизводстве: автореф. дисс. канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 6-7; Грищенко А.В.Институт исполнения приговора в российском уголовном судопроизводстве. — Владимир, 2006. С. 30-31 Рябцева Е.В. Исполнение приговора в уголовном процессе России. —Ростов-на-Дону, 2007. С. 11-13, Волокуп О.В. Указ. соч. С. 29; Давыдова И.А., ПалухинА.Н., Эриашвили Н.Д. Правовое регулированеие судебного контроля за исполнениемуголовных наказаний. — М., 2015. С. 101 — 102 и др.
  • [23] См.: Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. — М., 1968. С. 66;Волокуп О.В. Указ. соч. С. 19-20 и др.
  • [24] См. об этом подробнее параграф второй настоящей главы.
  • [25] См.: Волколуп О.В. Указ. соч. С. 24.
  • [26] См.: Тулянский Д.В. Указ. соч. С. 11.
  • [27] См.: Уголовно-процессуальное право. Под общей ред. В.М. Лебедева. — М., 2014.С. 858-859.
  • [28] См.: Коврига З.Ф. Судебная деятельность и судебная практика: понятие, структура, состояние // Юрид. записки. Вып. 8 — Воронеж, 1999. С. 128-131.
  • [29] См. об этом более подробно параграф второй настоящей главы
  • [30] См.: Качалова О.В. Теоретические основы ускоренного производства в российском уголовном процессе. — М., 2015. С. 23-32.
  • [31] См. об этом подробнее параграф третий второй главы.
  • [32] См. об этом параграф второй настоящей главы.
  • [33] См. например: Алексеев С.С. Структура советского права — М., 1975 — С. 118—132; Киримова Е.А. Правовой институт: понятие и виды. — Саратов, 2000.
  • [34] О проблемах правового регулирования и практики применения норм, регламентирующих отдельные виды исполнения итоговых судебных решений, см. главы 3-5 даннойработы.
  • [35] Об интегративном подходе к праву см. Ершов В.В. Российское право с позицийлегизма и интегративного понимания права / В.В. Ершов // Российское правосудие. —2011,-№10.-С. 5-22.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >