Ближний Восток

В сущности, для правовых систем государств Ближнего Востока присущи традиционные для европейских систем источники права, содержащие международные нормы и общепризнанные принципы. Естественно, что некоторые правовые нормы не соотносятся с общепризнанными, по крайней мере, в практическом воплощении. Обладая характерными чертами, правовые нормы ближневосточных стран отличаются от иных в силу исторического развития, культуры и религиозного мировоззрения.

Ученые по-разному подходят к вопросу разделения арабских государств, относя их к обособленным группам: аравийская и восточносредиземноморская1; аравийская, африканская (Магриб) и восточносредиземноморская.

К государствам Ближнего Востока относятся Иордания, Ливан, Палестина и Сирия[1] [2].

Географическая близость этих стран определила их тесную историческую связь: с XV века до первой мировой войны они находились под завоеванием Турции, а до провозглашения независимости - колонизированы Великобританией и Францией.

Эти события так или иначе оказали влияние на формирование законодательства в государствах Ближнего Востока: они восприняли и даже взяли за основу гражданское и уголовное производство. Особенно тесная политико-правовая связь наблюдается во взаимоотношениях Палестины, Ливана и Сирии и, надо сказать, она обусловлена фактом образования Государства Израиль и последующей вынужденной миграцией палестинцев в пределах этих стран, включая Иорданию, не приветствуя создания нового государства, Ближний Восток определил свою позицию в отношении беженцев: в соответствии с законодательством палестинцы, проживая на территории соседних стран, не могут обрести гражданство (подданство). Таким образом, налицо демонстрация мнения о том, что возвращение палестинцев - дело времени и неизбежный факт.

С другой стороны, политика Иордании в середине XX века в отношении Палестины основывалась на желании королевства владеть палестинскими землями. Более того, как справедливо указывает ДемченкоА.В., аннексия Палестины была одной из внешнеполитических задач, предполагалось присоединение Ливана и Сирии, которые вместе с Палестиной и Трансиорданией образовали бы «Великую Сирию»1. Однако, позиция государств Ближнего Востока по отношению к статусу беженцев не отвечает нормам международного права, в соответствии с которыми всё международное сообщество должно стремиться к тому, чтобы минимизировать количество лиц без гражданства.

Более полувека тому назад Организация Объединенных Наций констатировала, что «проблема беженцев по своему объему и характеру является проблемой международной», а «её окончательное разрешение может быть достигнуто только путем добровольной репатриации беженцев или их ассимиляцией в новых странах»[3] [4].

Взаимоотношения Ливана и Сирии строятся и с учетом исторических событий: Ливан некогда (в эпоху Римской Империи) находился в составе Сирии, впоследствии некоторые районы Ливана также были присоединены к Сирии. Палестино-израильский конфликт втянул Ливан в военные действия, в ходе которых одна часть ливанцев поддерживала палестинцев, а другая выступала против, считая, что Организация освобождения Палестины представляет реальную опасность для национального суверенитета.

  • [1] Васильев Л.С. История Востока. М.: Высш. шк., 1994. Т. 2 - 495 с.
  • [2] В зарубежной и отечественной литературе есть иные мнения по поводу такого перечня, для нашего исследования такое деление представляется наиболее уместным
  • [3] Демченко А.В. Палестинская проблема в политике Иордании, 1947-1967 / А.В. Демченко; отв. ред. И.Д. Звягельская. Московский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова, Фак.мировой политики. Москва URSS: КРАСАНД, 2009. - 204 с.
  • [4] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 319 (IV) от 03.12.1949 // Официальный сайтОрганизации Объединенных Наций http://www.un.org/ru
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >