Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Административные процедуры с участием таможенных органов
Посмотреть оригинал

Направления совершенствования административно-правового регулирования таможенных отношений

Основные направления и приоритеты совершенствования административноправовых основ таможенных отношений

В процессе административно-правового регулирования таможенных отношений следует выделить два основных процесса: правотворческий и правоприменения, которым соответствуют две стадии - установление и реализация таможенно-правовых норм. На первой стадии происходит выработка данных норм, их совершенствование, изменение и отмена. Образование Таможенного союза существенно усложнило административное правотворчество в области таможенного дела, его особенностью стала многосубъектность данного процесса с доминированием в них наднациональных структур Евразийского экономического союза. В условиях продолжающегося процесса формирования правовой базы Таможенного союза ЕАЭС правотворческий процесс имеет особо важное значение. От качества таможенного регулирования зависит эффективность реализации таможенно-правовых норм, правоприменительной деятельности таможенных органов государств-членов Союза, а, в конечном счете, и эффективность функционирования Таможенного союза как прочного фундамента Евразийского экономического союза.

Как было отмечено ранее, с образованием Таможенного союза правовая база таможенного дела стала достаточно громоздкой. К большому обилию международных, национальных документов добавляются такие проблемы, как различия в правилах таможенного администрирования государств-членов Союза, коллизии правовых норм, содержащихся в различных правовых актах, которые негативно отражаются на качестве организации таможенного дела и затрудняют применение участниками ВЭД таможенного законодательства. Нельзя не учитывать такой важный момент, как вступление России в ВТО, которое, безусловно, влечет еще большее усложнение правовой базы Союза, добавляя к ним огромный массив правил и соглашений ВТО. Ситуация осложняется тем, что членом ВТО является только один участник Таможенного союза - Россия. При этом правила ВТО во многом отличаются от договорно-правовых условий функционирования Таможенного союза. Именно в связи с этим государствами Союза был принят Договор о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы от 19 мая 2011 года, ратифицированный всеми государствами-членами Таможенного союза1® . Данный договор стал ключевым документом трех государств в вопросе определения концептуальной модели соотношения правовых обязательств участников Таможенного союза с участниками, которые являются также членами ВТО. Согласно Договору, обязательства ВТО имеют приоритет над обязательствами Таможенного союза. В частности, в нем установлено, что стороны примут меры для приведения правовой системы Таможенного союза и решений его органов в соответствие с Соглашением ВТО, как это зафиксировано в Протоколе о присоединении каждой из Сторон, включая обязательства каждой Стороны, принятые в качестве одного из условий ее присоединения к ВТО. До того как эти меры приняты, положения Соглашения ВТО, включая обязательства, принятые Сторонами в качестве условий их присоединения к ВТО, имеют приоритет над соответствующими положениями международных договоров, заключенных в рамках Таможенного союза, и решений, принятых его органами (ч. 1 ст. 2 Договора). Права и обязательства Сторон, вытекающие из Соглашения ВТО, как они определены в Протоколах о присоединении каждой из Сторон к ВТО, включая обязательства, взятые в качестве условия присоединения Стороны к ВТО, которые становятся частью правовой системы Таможенного союза, не подлежат отмене или ограничению по решению органов Таможенного союза, включая Суд ЕврАзЭС, или международным договором, заключенным между Сторонами.

Параллельно с принятием новых документов в области таможенного дела идет непрекращающийся процесс внесения изменений и дополнений в уже действующие, лидирующие позиции среди которых занимает ТК ТС. Так, только в середине 2012 г. в ФТС России поступило рекордное количество предложений по корректировке ТК ТС - более 600[1] [2]. Более того, не прошло и двух лет с момента действия ТК ТС, как было объявлено о подготовке нового, модернизированного, «революционного» Таможенного кодекса Таможенного союза, предусматривающего новые серьезные изменения 1. Однако ожидаемая модернизация будет реализована в подготавливаемом Таможенном кодексе ЕАЭС, принятие которого потребует соответствующего обновления национального законодательства в области таможенного дела. Для Российской Федерации - это, прежде всего, пересмотр положений Закона «О таможенном регулировании в Российской Федерации», а также большого массива нормативных правовых актов ФТС России. Безусловно, что данный процесс должен стать оперативным, качественным и быстрым, так как обеспечение стабильности и транспарентности в применении таможенных правил - необходимое условие эффективности реализации создаваемой региональной евразийской интеграции, решения Российской Федерацией комплекса социально- экономических задач, направленных на ее инновационное развитие.

Как показывает правоприменительная практика, в ТК ТС как базовом документе, регулирующем таможенные правоотношения, имеются серьезные недостатки, к числу наиболее серьезных из которых следует относить содержащийся в нем недопустимо высокий уровень количества отсылочных норм. По оценке специалистов, из 339 указанных норм 128 отсылок относятся к иным отраслям права (налоговому, к валютному, гражданскому и иному законодательству), а 211 - к таможенным правоотношениям[3] [4]. При этом данная тенденция характерна и для российского законодательства в области таможенного дела - Закон о таможенном регулировании в РФ содержит около 200 отсылочных норм[5], многие вопросы регулируются подзаконными нормативными правовыми актами, в том числе ведомственными. Как следствие, таможенное регулирование в Союзе не является единым, а имеет национальные особенности, что не позволяет обеспечить единую правоприменительную практику, прозрачность таможенного администрирования. Не случайно, что по анализу, проведенному ТПП России, одним из факторов, снижающих эффективность реализации таможенного регулирования в Таможенном союзе указан Закон о таможенном регулировании в РФ, как акт, который «создает внутри Таможенного союза отдельную российскую таможенную территорию, со своими правилами игры и собственным внутренним таможенным законодательством»[6]. В связи с этим одной из главных задач разработчиков кодекса должно стать включение в текст ТК ЕАЭС максимального количества норм международных соглашений государств-членов Союза и решений ЕЭК, сделав его как можно больше документом прямого действия. Помимо этого, требуется также внесение соответствующих исправлений по устранению коллизий, несоответствий, противоречий, выявленных в ходе практического применения таможенного законодательства Таможенного союза.

Однако принятие кодекса не решит полностью указанную проблему, требуется комплексный подход[7] [8]. Необходимым условием эффективного административно-правового регулирования таможенных отношений является не только дальнейшее совершенствование непосредственно таможенного законодательства Таможенного союза, но и дальнейшая гармонизация (унификация) национального законодательства в иных сферах, способствующая созданию единого правового режима хозяйствования участников ВЭД государств-членов Союза. Например, существующие сегодня национальные различия в порядке налогообложения, преференциях и прочее не способствует созданию единого инвестиционного пространства как важнейшего условия повышения инвестиционной привлекательности интегрируемых государств. Так, ввозные таможенные пошлины в ЕАЭС установлены в Едином таможенном тарифе Союза, однако НДС при ввозе определяется национальным законодательством государств-членов Союза. При этом ставки в нем довольно различны: в России- 18%; Белоруссии- 20%, Казахстане - 12%. Как следствие, сотни российских предприятий уходят под юрисдикцию Казахстана . Оптимальным вариантом решения указанного вопроса является унификация ставок косвенных налогов, применяемых в государствах-членах Союза, с последующим распределением между ними уплаченных сумм налогов.

Создание единого правового режима реализации таможенных правил, сокращение национальных сегментов таможенного регулирования, а также максимально возможная унификация действующих таможенных правил, видится первостепенной задачей правотворческого процесса уполномоченных органов ЕАЭС. В настоящее время имеет место еще достаточно много национальных различий, препятствующих полномасштабному функционированию Таможенного союза. По данным ЕЭК на начало 2015 года в ЕАЭС насчитывается около 30 препятствий на пути свободного передвижения «чувствительных групп товаров»[9]. В частности, изъятия из режима свободного движения товаров сохраняются по энергоносителям, алкогольной, табачной продукции, лекарственным препаратам и др. Таким образом, важнейшим направлением дальнейшего развития таможенных отношений, направленного на улучшение условий осуществления внешнеэкономической деятельности хозяйствующих субъектов государств-членов Союза, формирование благоприятного инвестиционного климата, является создание полномасштабного Таможенного союза без каких-либо изъятий, ограничений из режима функционирования данного интеграционного образования.

Большим препятствием на пути свободного движения товаров внутри Союза становятся введение государствами-членами Союза различных нетарифных барьеров, вызванных во многом стремлением государств защитить своих товаропроизводителей. Данные меры специалистами разделяются на две группы: 1) санитарные и фитосанитарные меры, технические барьеры в торговле, квоты, запреты и меры количественного контроля; 2) меры ценового контроля и меры, влияющие на конкуренцию, в числе которых институт специмпортеров, ограничения в области сбыта и государственных закупок, субсидии. Именно последняя группа мер становится является серьезных барьеров на пути свободной торговли между государствами-членами Союза[10]. Например, в Белоруссии сохраняется институт специмпортеров в отношении алкогольной и табачной продукции, что ставит под запрет импорт данной продукции из государств-членов Союза. Отмена с 1 января 2015 года в республике института специмпортеров на поставки рыбной продукции также не возымел для импортеров ожидаемого эффекта, так как был введен новый ограничительный механизм - система сертификации импорта рыбных консервов196. Начало функционирования ЕАЭС сопряжено с активным применением государствами-членами Союза в отношении друг друга мер, ограничивающих импорт товаров. В конце 2014 года Россельхознадзором России вводились временные ограничения на поставки молочной, мясной продукции белорусских производителей, которые были расценены Республикой Беларусь как «протек- ционионистские меры Россельхознадзор», «российско-белорусские торговые войны», подталкивающие республику не только на поиск новых рынков сбыта товаров, но и к выходу из Союза197. В ответ на эти меры в Республике Беларусь с января 2015 года осуществляется усиленный ветеринарный контроль в отношении всех российских товаров, включенных в Единый перечень товаров, подлежащих ветеринарному контролю (надзору), утвержденный решением Комиссии Таможенного союза от 18 июня 2010 года №317. Беларусь, введя новый механизм, формально ничего не нарушила - возможность введения сертификации в ЕАЭС предусмотрена решением КТС198. Взаимные торговые запреты характерны для Российской Федерации и Республики Казахстан. Девальвация рубля также отразилась на экономической ситуации в государствах союза. В начале 2015 года в Казахстане стал обсуждаться вопрос о запрете или ограничении на поставки из РФ ставших слишком дешевыми нефтепродуктов, автомобилей, металла, курятины, муки, соков и кондитерских изделий: казахским производителям стало сложно конкурировать по ценам с российскими . Указанные меры постепенно реализуются. Осенью 2014 года Казахстаном был введен запрет на продажу у себя многих российских марок алкоголя из-за несоответствия требованиям пищевой безопасности, который был отменен после проведения Россией двусторонних консультаций с казахстанской сто- 1% Указ Президента Республики беларусь от 08 апреля 2014 г. № 148 «О признании утратив- шими силу правовых актов Президента Республики Беларусь и их отдельных положений» // URL: http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=31534063

  • 197 Лукашенко не исключает возможности выхода Белоруссии из состава ЕАЭС // URL:http://www.rosbalt.ru/exussr/2015/01/29/1362375.html
  • 198 Решение Комиссии Таможенного союза от 18.06.2010 № 317 (ред. от 24.12.2014) «О применении ветеринарно-санитарных мер в таможенном союзе» ((вместе с «Положением о Едином порядке осуществления ветеринарного контроля на таможенной границе таможенного союза и на таможенной территории таможенного союза», «Положением о едином порядке проведения совместных проверок объектов и отбора проб товаров (продукции), подлежащих ветеринарному контролю (надзору)», «Едиными ветеринарными (ветеринарно-санитарными) требованиями, предъявляемые к товарам, подлежащим ветеринарному контролю (надзору)») // СПС «КонсультантПлюс»
  • 199 Эмбарго по-казахски //Газета Коммерсантъ. 2015. 25 июня.

по роной[11]. Или другой пример, с 5 марта 2015 года Министерство энергетики Республики Казахстан ввело временный запрет на ввоз бензина и дизтоплива из России[12] [13]. В марте 2015 года в Республике Казахстан из-за нарушений санитарно-гигиенических норм стали изымать из торговли российский майонез, масло и сладости, в ответ на что Россель- хознадзор России предпринял точечные ответные санкции, запрещая в некоторых регионах России ввоз тана, айрана и кефира из Казахста- на .По сути, мы видим, что, несмотря на заключенные международные соглашения государств-членов ЕАЭС, направленные на свободное перемещение товаров в рамках созданного ЕАЭС, государства не готовы полностью отказаться от защиты своего внутреннего рынка и применяют различные административные меры, ограничивающие импорт товаров из интегрируемых государств. В результате возникают всевозможные торговые «войны», которые противоречат принципам свободного рынка внутри ЕАЭС и негативно сказываются не только на экономической ситуации государств-членов Союза, но и на интересах потребителей данных государств, которые ограничиваются в выборе товаров, происходит падение конкуренции, и, как следствие, ухудшение качества продукции.

Определенные изъяны необходимо устранять из нормотворческой деятельности основного регулирующего органа Союза - ЕЭК, в частности, факты явного или скрытого делегирования предоставленных данному органу нормотворческих полномочий государствам- членам Союза, что приводит к дезинтеграции правового режима для хозяйствующих субъектов союза. Примером официального делегирования правотворческих полномочий может служить, в частности, решение КТС от 18 июня 2010 г. №323 «О перечне товаров, в отношении которых не могут применяться специальные упрощения, предоставленные уполномоченному экономическому оператору» [14]. Указанное решение принято во исполнении п. 3 ст. 41 ТК ТС, которым на КТС возложены полномочия по определению перечня товаров, в отношении которых не могут применяться специальные упрощения. Вместе с тем

КТС был определен только один вид товаров, в отношении которых не применяются специальные упрощения (подакцизные товары, подлежащие маркировке), определение перечня иных товаров было передано на уровень законодательства государств-членов Союза. Другой пример, но уже завуалированного делегирования, был предметом рассмотрения Суда ЕврАзЭС по заявлению хозяйствующего субъекта - белорусского производственно-сервисного предприятия «Тур Транс Компани» о признании недействительным решения Минской региональной таможни ГТК Республики Беларусь о взыскании неуплаченных сумм таможенных платежей. Указанное предприятие ввезло на территорию Таможенного союза туристические автобусы, которые были помещены под таможенную процедуру выпуска для внутреннего потребления с освобождением от уплаты ввозной таможенной пошлины на основании и условиях, предусмотренных решением Комиссии от 27 ноября 2009 г. №130 «О едином таможенно-тарифном регулировании Таможенного союза Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации» и Декретом Президента Республики Беларусь от 6 августа 2009 г. №10 «О создании дополнительных условий для инвестиционной деятельности в Республики Беларусь» как технологическое оборудование, ввезенное в рамках реализации инвестиционного проекта. Судом было установлено, что указанное решение Комиссии не регулирует правоотношение по освобождению от уплаты ввозных таможенных пошлин в отношении рассматриваемой категории товаров, а содержит отсылку к правопорядку соответствующего государства- члена Таможенного союза[15]. Получается, что фактически государства получили ничем не ограниченную дискрецию в принятии, изменении и отмене нормативных правовых актов в сфере, относящейся к наднациональному уровню таможенного регулирования. Нормотворческая практика государств является тому подтверждением. В Республике Беларусь соответствующие отношения урегулированы вышеуказанным Декретом, в который неоднократно вносились изменения. В Российской Федерации и Республике Казахстан порядок применения освобождения от уплаты ввозных таможенных пошлин в отношении товаров, ввозимых в рамках инвестиционных проектов, вообще не урегулирован, из чего следует, что в данных государствах указанная льгота физическим и юридическим лицам не предоставляется. Таким образом, в результате отсутствия четкого правового регулирования на уровне Таможенного союза национальные государственные органы получают возможность самостоятельно регулировать важные для участников ВЭД отношения, создавая разные правовые режимы хозяйствования в интегрированных сферах союза и разное положение хозяйствующих субъектов.

ЕЭК как основной регулирующий орган Союза наделена широкими правотворческими полномочиями по таможенному регулированию, что обусловливает возрастание требований к качеству принимаемых данным органом правовых актов. Необходимым условием эффективной реализации ЕЭК своих правотворческих полномочий является четкая формулировка в международных актах объема и содержания компетенции данного органа по реализации своих полномочий. В противном случае неизбежно возникновение спорных ситуаций, о чем свидетельствует судебная практика. Так, при рассмотрении Судом ЕврАзЭС заявления ООО «СеверАвтоПрокат» об оспаривании и. 4 Порядка применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза, утвержденного Решением КТС от 15 июля 2011 г. №728, Суд вынужден был давать толкование объему компетенции ЕЭК, в частности, возложенным на данный орган Соглашением о едином таможенно-тарифном регулировании полномочиям на определение порядка применения тарифных льгот205. Суд подчеркнул, что под применением норм права как в национальном, так и международном праве традиционно понимается особая форма ее реализации, в связи с чем в таком понимании рассматриваемого понятия полномочия по принятию порядка применения тарифных льгот будут ограничены вопросами установления исключительно процедуры применения льгот, без компетенции по их установлению, отмене и ограничению. В итоге было признано, что при установлении в данном случае новых правил поведения для участников таможенных правоотношений Комиссия не превысила своей компетенции, так как формулировку «применение тарифных льгот» в данном случае следует понимать как совокупность правовых установлений по видам тарифных льгот, условиям их пре- 205 Решение Суда Евразийского экономического сообщества от 01.11.2013 «Об отказе в удов- летворении заявления об оспаривании пункта 4 Порядка применения освобождения от уплаты таможенных пошлин при ввозе отдельных категорий товаров на единую таможенную территорию Таможенного союза, утв. Решением Комиссии Таможенного союза от 15.11.2011 № 728»

из доставления и сопутствующим ему ограничениям. Иными словами, в результате довольно длительной аргументации, Суд ЕврАзЭС сделал вывод, что полномочия КТС в данном Соглашении носили правоустанавливающий, а не правоприменительный характер.

Отсутствие ясности и прозрачности в вопросе уровня таможенного регулирования тех или иных таможенных отношений чревато выходом уполномоченными в области таможенного дела нормотворческими органами за пределы своей компетенции, что и наблюдается на практике. Например, решением ВАС РФ было признано недействующим распоряжение ФТС России от 18.02.2014 №58-р «О проведении эксперимента», как несоответствующее ТК ТС, Закону о таможенном регулировании в РФ. Указанное распоряжение устанавливало не предусмотренные ТК ТС особенности совершения таможенных операций при помещении товаров под таможенную процедуру таможенного транзита, в связи с чем ВАС РФ пришел к выводу об отсутствии у ФТС России полномочий на его принятие[16]. Активная нормотворческая деятельность ФТС России позволяет поставить под сомнение правомерность принятия данным органом в инициативном порядке и иных нормативных правовых актов по регулированию таможенных правоотношений, переданных на наднациональный уровень таможенного регулирования.

Важную роль в обеспечении правопорядка на таможенной территории Союза призвана играть ЕЭК. Помимо нормотворческой функции, на данный орган возложена контрольная функция, выражающаяся, прежде всего, в осуществлении мониторинга и контроля исполнения международных договоров, входящих в право Союза, и решений Комиссии. Данная функция была предоставлена ЕЭК и прежде, однако для ее реализации за ней закреплялись серьезные рычаги воздействия на государства Союза, невыполняющие международные обязательства. Согласно ст. 20 утратившего силу Договора о ЕЭК, в случае если государство не исполняет в установленные сроки решение Совета Комиссии о необходимости исполнения соответствующего международного договора и (или) решения Комиссии, Коллегия Комиссии имела право направить соответствующее заявление в Суд ЕврАзЭС, а также обратиться в Суд ЕврАзЭС с ходатайством о введении разумных временных мер, в том числе обеспечительного характера, в целях обеспечения исполнения решения или предотвращения возможного нарушения прав и законных интересов, предусмотренных международными договорами, формирующими договорно-правовую базу Таможенного союза и Единого экономического пространства, и (или) решениями Комиссии.. В соответствии с действующем Положением о ЕЭК данный орган наделен только полномочиями по уведомлению государств-членов о необходимости исполнения норм права Союза, однако правовые инструменты побуждения государств к исполнению международных обязательств, в том числе судебно-правовые меры воздействия, у Комиссии в настоящее время отсутствуют. В указанных условиях требуется максимальная активизация использования имеющихся у ЕЭК полномочий для полноценной реализации контрольной функции. К сожалению, анализ правоприменительной практики позволяет вскрыть серьезные недостатки в данном направлении. Наглядным примером сказанному может служить судебное дело по рассмотрению Судом ЕАЭС заявления казахстанского ТОО «Гамма» на бездействие ЕЭК, выразившееся в непринятии мер по устранению нарушений ТК ТС. Заявитель указал, что в нарушении заключенных в рамках Таможенного союза международных договоров налоговыми органами Республики Казахстан при вывозе угля из Республики Казахстан на территорию другого государства-члена Таможенного союза взимается рентный налог на экспорт, по поводу чего общество неоднократно обращалось в ЕЭК с соответствующими заявлениями, однако Комиссия ограничилась письмами разъяснительного характера в адрес заявителя. ТОО «Гамма» просило обязать ЕЭК вынести соответствующее решение с его последующим направлением в адрес Правительства Республики Казахстан. Суд ЕАЭС отказал в принятии к производству заявления с мотивировкой, что к его компетенции не отнесены правомочия по рассмотрению споров об обязывании органов Союза к совершению юридических значимых действий[17] [18]. С учетом вышеизложенного, не может не вызывать, по меньшей мере, недоумение тот факт, что заместитель начальника отдела организации мониторинга и судебно-правовой работы Правового департамента ЕЭК в своем выступлении в июне 2015 вышеуказанное нарушение права Союза обозначил как пример результата проведения ЕЭК мониторинга международных договоров и решений, а также указал на право данного органа направить в Республику Казахстан уве- домление! В результате следует констатировать, что механизм мониторинга исполнения международных договоров, входящих в право Союза, и решений Комиссии до сих пор остается неразработанным, в связи с чем требуется принятие документа, который бы определил задачи мониторинга, периодичность и основания его проведения, порядок фиксирования и реализации результатов и т.д.

Важным фактором эффективного административно-правового регулирования таможенных отношений является наличие стабильных, ясных и однозначных правовых норм, позволяющих обеспечить их правильное применение и исполнение на территории Союза. Из-за различий в правоприменительной практике одна и та же норма таможенного законодательства может толковаться по-разному. В качестве примера стоит привести ст. 211 ТК ТС, которая установила, что в отношении условно выпушенных товаров обязанность по уплате таможенных платежей прекращается по истечении пяти лет с момента выпуска. При ее применении таможенные службы Белоруссии и Республики Казахстан стали исходить из того, что пять лет должны считаться с момента первого выпуска товаров, российская таможенная служба - с момента вступления в силу ТК ТС.[19] При этом позицию по данному вопросу ФТС России выразила в письме, содержащем мнение главного управления федеральных таможенных доходов и тарифного регулирования[20]. Недопустимость возникновения подобных ситуаций, от которых страдают интересы, прежде всего, участников ВЭД, очевидна. Принимаемые в сфере таможенного регулирования нормативные правовые акты должны быть предельно четкими, не допускающими двусмысленности в их толковании.

Евразийский экономический союз обладает широким нормотворческим инструментарием, эффективное использование которого во многом определяет качество таможенного регулирования, достижение целей такого регулирования. Характеризуя механизм нормотворчества в области таможенного дела, следует констатировать, что его основной объем сосредотачивается на наднациональном уровне таможенного регулирования. Одним из основных принципов Таможенного союза является объединение его участников на основании взаимовыгоды, нацеленности на решение общих задач в рамках экономической интеграции. В связи с этим правотворческий процесс в Союзе построен так, чтобы избежать принятия решений, неудовлетворяющих государствачленов Союза. Это обеспечивается сбалансированным распределением правотворческих полномочий между органами ЕАЭС, а также вовлечением в правотворческий процесс представителей государств-членов Союза. Нельзя не отметить, что на повышение качества таможенного регулирования на наднациональном уровне, улучшение условий для ведения бизнеса, в том числе осуществления на единой таможенной территории[21] внешнеэкономической деятельности способствует внедрение в практику работы ЕЭК нового механизма - оценки регулирующего воздействия (далее - ОРВ) разрабатываемых данным органом проектов решений. При этом под воздействием понимается положительный или отрицательный эффект регулирования, включающий как эффекты, которые могут быть оценены в денежном выражении, так и эффекты, которые невозможно подвергнуть денежной оценке. Нововведение отражено в п. 15 Положения о ЕЭК, согласно которому решения Комиссии, которые могут оказать влияние на условия ведения предпринимательской деятельности, принимаются с учетом результатов проведения ОРВ проектов таких решений. Объекты оценки ОРВ, качественные характеристики и этапы оценки отражены в Регламенте работы ЕЭК. ОРВ направлена на выявление и устранение предусмотренных проектами избыточных обязанностей, ограничений и (или) запретов для субъектов предпринимательской деятельности, необоснованных расходов, создающих барьеры для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы на территории Союза. ОРВ включает публичное обсуждение предлагаемого регулирования с субъектами предпринимательской деятельности и иными заинтересованными лицами, подготовку на этой основе структурированной оценки проекта решения Комиссии.

ОРВ включает пять основных качественных характеристик регулирования: 1) проблема, на решение которой направлен проект решения Комиссии, цель регулирования и группа лиц, на защиту интересов которых направлен проект решения Комиссии; 2) адресаты регулирования, в том числе субъекты предпринимательской деятельности, и воздействие, оказываемое на них регулированием; 3) содержание устанавливаемых для адресатов регулирования ограничений (обязательных правил поведения); 4) механизм разрешения проблемы и достижения цели регулирования, предусмотренный проектом решения Комиссии (описание взаимосвязи между предлагаемым регулированием и решаемой проблемой); 5) сведения о рассмотренных альтернативах предлагаемому регулированию. Проведение оценки регулирующего воздействия включает два этапа: 1) текущую оценку (разработка проекта, составление справки о последствиях влияния, опросного листа для проведения публичного обсуждения, заполнение данного листа); 2) итоговую оценку - подготовку заключения об ОРВ.

Безусловно, что ОРВ является ценным инструментом, который позволяет принимать наиболее эффективные и выверенные решения, учитывающие интересы субъектов предпринимательской деятельности государств-членов Союза. Вместе с тем указанный инструмент требует доработки и дальнейшего развития. Во-первых, следует уточнить объект ОРВ, конретизировать перечень решений, подпадающих под анализ, так как формулировка «которые могут оказать влияние на условия ведения предпринимательской деятельности» выглядит достаточно размыто, в результате чего необходимость инициирования оценки во многом зависит от субъективного усмотрения должностных лиц ЕЭК. Во-вторых, сфера действия ОРВ пока ограничена. Она не распространяется на ряд значимых проектов решений сферы таможенного регулирования (по вопросам таможенно-тарифного регулирования; перемещения через таможенную границу Союза товаров физическими лицами для личного пользования; классификации отдельных видов товаров). Вызывает возражение исключение из объектов ОРВ проектов решений Комиссии, которые носят программно-стратегический характер и не оказывают влияния на условия ведения предпринимательской деятельности, хотя значимость подобных документов для участников ВЭД очевидна и сложно представить их в отрыве от оказания влияния на осуществление предпринимательской деятельности. На основании вышеизложенного, представляется целесообразным проведение следующих мероприятий:

  • - закрепить четкий и однозначно понимаемый перечень критериев отнесения проекта решения ЕЭК к объекту ОРВ;
  • - расширить область применения ОРВ на наднациональном уровне, включив в него проекты регулирующих таможенные правоотношения международных договоров;
  • - повысить при применении ОРВ эффективность механизмов взаимодействия бизнес-сообщества с органами ЕАЭС;
  • - закрепить базовые положения ОРВ в контексте особенностей ее реализации применительно к сфере таможенного регулирования в Таможенном кодексе ЕАЭС;
  • - с целью выявления эффективности наднационального регулирования, анализа достижения его целей, корректив с учетом мониторинга правоприменения наднациональных актов в области таможенного дела разработать и внедрить в практику работы ЕЭК процедуру ОРВ в отношении действующих решений ЕЭК, а также регулирующих таможенные правоотношения международных договоров.

Е1ельзя не отметить, что ОРВ активно внедряется в ведомственное нормотворчество ФТС России, что, учитывая обилие принимаемых данной службой нормативных правовых актов, не может не вызывать положительной оценки. Как уже было указано в предыдущих параграфах, анализ нормотворческой практики ФТС России позволил выявить ряд ее существенных недостатков, приводящих к нарушению прав и законных интересов участников ВЭД, в числе которых, нарушение порядка государственной регистрации нормативных правовых актов; несоответствие положениям ТК ТС и др. ОРВ становится действенным заслоном на пути принятия в сфере таможенного дела неэффективных и непродуманных решений. По данным Департамента оценки регулирующего воздействия Министерства экономического развития РФ с 1 июля 2013 года по 30 сентября 2014 года было подготовлено 101 заключение на проекты нормативных правовых актов в сфере таможенного дела, из которых 45 отрицательных и 56 - положительных[22]. В публичном обсуждении проектов участвуют заинтересованные федеральные органы исполнительной власти; органы и организации, целью деятельности которых является защита и представление интересов субъектов предпринимательской и иной экономической деятельности; общественный совет уполномоченного федерального органа исполнительной власти; Экспертный совет при Правительстве РФ; Уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей; заинтересованные органы государственной власти субъектов Российской Федерации, в случае если реализация проектов актов, проектов поправок или проектов решений окажет влияние на социально-экономическое развитие субъектов Российской Федерации; иные организации, которые целесообразно, по мнению уполномоченного органа, привлечь к ОРВ.

На национальном уровне в России ОРВ затрагивает проведение федеральными органами исполнительной власти оценки проектов нормативных правовых актов, проектов поправок к проектам федеральных законов и проектов решений Совета ЕЭК" . Представляется, что ОРВ необходимо распространить также на законодательные акты, так как нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти - это подзаконные акты, направленные на исполнение и развитие законодательных положений. Важным шагом в сторону повышения качества нормотворческих решений является введение в нормотворческую деятельность органов государственной власти с 1 января 2016 года института оценки фактического воздействия нормативных правовых актов, регулирующих правоотношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, результатом которой может стать внесение в них изменений или отмена, а также принятие

-214

иных решении .

Приоритетным направлением интеграционного взаимодействия в рамках функционирования Таможенного союза является учет интересов бизнес-сообщества государств-членов Союза. В последние годы в этом направлении сделаны серьёзные и значимые шаги. В целях расширения участия деловых кругов в интеграционных процессах и учета их мнения при формировании Единого экономического пространства 15 июня 2012 года ЕЭК и Белорусско-Казахстанско-Российский Бизнес-диалог заключили Меморандум, предусматривающий следующие два основных направления взаимодействия: рассмотрение предложений Бизнес-диалога, направленных на формирование нормативной правовой базы Таможенного союза и Единого экономического пространства; 2) проведение форумов деловых кругов с участием предпринимательских сообществ Беларуси, Казахстана, России[23] [24] [25]. Взаимодействие Сторон осуществляется в рамках деятельности Консультативного совета по взаимодействию ЕЭК и белорусско-казахстанско- российского бизнес-сообщества, создаваемого Коллегией ЕЭК. В состав Консультативного Совета входит Председатель и члены Коллегии Комиссии, координаторы, определённые Бизнес-диалогом для постоянного текущего взаимодействия, а также ответственные представители Бизнес-диалога по соответствующим направлениям взаимодействия. Порядок деятельности данного органа определен Положением о Консультативном совете по взаимодействию Евразийской экономической комиссии и Белорусско-Казахстанско-Российского бизнес- сообщества, утвержденным решением Коллегии ЕЭК от 9 апреля 2013 г. №78216. Консультативный совет в рамках взаимодействия сторон осуществляет деятельность по таким направлениям как: развитие интеграции и макроэкономика, развитие предпринимательской деятельности, финансовые рынки (банковская сфера, сфера страхования, валютный рынок, рынок ценных бумаг), промышленность, агропромышленный комплекс, взаимная и внешняя торговля, техническое регулирование, санитарные, ветеринарные и фитосанитарные меры, таможенное администрирование, энергетика и естественные монополии, транспорт и инфраструктура, развитие конкуренции и антимонопольное регулирование, охрана и защита результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации товаров, работ и услуг. Для постоянного взаимодействия между Комиссией и бизнес-сообществом определяется координатор от каждого государства-члена Таможенного союза. Координаторы вносят в Комиссию инициативные предложения, представляющие собой консолидированную позицию бизнес- сообщества по совершенствованию нормативно-правовой базы Таможенного союза. В частности, от Российской Федерации в состав Белорусско-Казахстанско-Российского бизнес-диалога входят представители Российского союза промышленников и предпринимателей и ОАО «Российские железные дороги»" . При этом данная структура носит открытый характер, к ней может присоединиться любая общенациональная некоммерческая организация (объединение) промышленников и предпринимателей государств-членов Союза.

Важная новелла, направленная на повышение эффективности наднационального и национального правотворческого процесса, содержится в ст. 53 Закона о таможенном регулировании в РФ. В частности, некоммерческие организации, объединяющие лиц, осуществляющих деятельность, связанную с ввозом товаров в РФ и их вывозом из РФ, а также лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного [26] [27]

дела, получили право участия в формировании и реализации государственной политики в области таможенного дела. Законодатель предусматривает следующие формы данного участия: 1) участие в разработке проектов нормативных правовых актов РФ в области таможенного дела, актов таможенного законодательства Таможенного союза; 2) участие в анализе финансовых, экономических, социальных и иных показателей развития внешнеэкономической деятельности, в том числе в отдельных отраслях экономики, на территориях субъектов; 3) участие в оценке эффективности применения мер таможенного администрирования^) подготовка для органов государственной власти РФ предложений о совершенствовании таможенного дела и др. Перечень данных форм не является исчерпывающим, он может быть дополнен данным законом, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами, что свидетельствует о заложенной в законе перспективе расширения видов и форм взаимодействия таможенных органов с бизнес-сообществом. Статья 53 закона заложила основу для конструктивного диалога таможенных органов РФ и бизнеса, у бизнеса появилась реальная возможность публично влиять на таможенные правила. Несмотря на всю прогрессивность и практическую востребованность содержащихся в данной статье норм, механизм подобного участия практически не разработан. Не может не вызывать настороженности установленная диспозитивность использования форм участия. Кто и как должен решать вопрос о необходимости применения той или иной формы участия? Остается неопределенным и сам порядок реализации данного участия. В каких масштабах, организационно-правовых рамках должно оно осуществляться? Представляется, что одним из вариантов реализации данных форм участия является использование уже отработанных правоприменительной практикой таможенных органов способов взаимодействия с участниками ВЭД.

Так, на уровне ФТС России функционирует Экспертноконсультативный совет по таможенной политике при ФТС России, в состав которого входят представители ФТС России, других федераль- ных органов исполнительной власти, а также деловых кругов" . Задачами совета является разработка с учетом интересов деловых кругов предложений по совершенствованию таможенной политики РФ и механизма ее реализации таможенными органами, по созданию условий, [28]

способствующих ускорению движения внешнеторговых товаропотоков путем упрощения и ускорения таможенных процедур; повышение уровня правовой культуры в сфере таможенного дела; содействие осуществлению мер, направленных на единообразие применения таможенного законодательства всеми таможенными органами РФ; взаимодействие с консультативными советами по работе с участниками ВЭД при таможенных органах, а также с консультативными органами при таможенных службах иностранных государств; пропаганда таможенного дела в РФ; разработка предложений по совершенствованию и упрощению форм и методов таможенного контроля, борьбы с нарушениями таможенных правил, совершаемыми при перемещении через таможенную границу товаров и транспортных средств; разработка предложений по внесению в высшие органы законодательной и исполнительной власти РФ проектов нормативных правовых актов в сфере таможенного дела; содействие осуществлению мер, направленных на защиту интересов отечественных товаропроизводителей, а также потребителей ввозимых товаров. На уровне территориальных таможенных органов действуют консультативные советы по работе с участниками ВЭД, реализующие на своем уровне аналогичные с Экспертноконсультативным советом по таможенной политике задачи. Представляется, что правовая основа функционирования вышеуказанных советов должна быть переработана. Требуется конкретизировать предмет обсуждаемых вопросов, формы обсуждения, периодичность работы, порядок документирования принимаемых решений и их последствия. Данные советы призваны сать не формальным звеном в принятии таможенными органами заранее выработанных ими решений, а реально действующим инструментом, способным оказывать практическое влияние на формирование и реализацию государственной политики в области таможенного дела.

Вызывает вопросы формулировка отдельных форм участия. На наш взгляд, такая форма, как участие в разработке проектов нормативных правовых актов РФ в области таможенного дела сформулирована слишком широко. Вряд ли есть необходимость согласовывать, например, принимаемые ФТС России нормативные правовые акты внутриор- ганизационного характера (об утверждении типовых положений о структурных подразделениях таможенных органов, вопросам государственной службы и т.п.). Очевидно, что данное участие должно ограничиваться только теми нормативными правовыми актами РФ, которые затрагивают права и законные интересы участников ВЭД. Вместе с тем относительно данной формы следует констатировать наибольшую степень нормативной определенности механизма ее реализации. В частности, ч. 3 ст. 53 закона предусматривает проведение консультаций с определяемыми Правительством РФ некоммерческими организациями при разработке проектов нормативных правовых актов ФТС России, устанавливающих порядок и технологии совершения таможенных операций, связанных с ввозом товаров в РФ и вывозом товаров из РФ, их декларированием и выпуском, определяющих условия деятельности уполномоченных экономических операторов и иных лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела в порядке, определенным ФТС России, по согласованию с этими организациями. Перечень некоммерческих организации уже определен , как и сам порядок . В частности, ФТС России при разработке установленного законодателем перечня проектов нормативных правовых актов проводит консультации с Торгово-промышленной палатой РФ, Общероссийской общественной организацией «Деловая Россия», Общероссийской общественной организацией «Российский союз промышленников и предпринимателей» и Общероссийской общественной организацией малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ». И это большой и верный шаг вперед, ни одна государственная структура не осуществляет подобного рода консультации в законодательном порядке. Данная законодательная новелла - еще один конструктивный шаг по созданию цивилизованного правового поля для участников ВЭД. В то же время очевидно, что указанными консультациями не исчерпывается участие представителей бизнес-сообщества в разработке нормативных правовых актов РФ в области таможенного дела, так как касаются нормативных правовых актов только одного нормотворческого органа в области таможенного дела - ФТС России, причем актов, принимаемых по строго определенному законодателем перечню вопросов.

Нельзя не обратить внимания на то, что статье 53 закона сужает субъектный состав лиц, фактически принимающих участие в выработке государственной политики в области таможенного дела. Так, в со- [29] [30]

став Экспертно-консультативный совет по таможенной политике при ФТС России входят более сорока представителей деловых кругов, в число которых входят представители Торгово-промышленной палаты РФ, ассоциаций (портов и судовладельцев речного транспорта, производителей сельхозтехники «Росагромаш», производственных и торговых предприятий рыбного рынка, импортеров вин и др.); союзов (российской палаты судоходства; производителей и импортёров, экспресс- перевозчиков и др.), а также иных крупнейших российских хозяйствующих субъектов[31]. В декабре 2014 года при ФТС России создана новая структура с достаточно широким спектром направлений деятельности по вопросам таможенного дела - Общественный совет, представляющий собой постоянно действующий совещательноконсультативный орган общественного контроля. Общественный совет призван обеспечить учет потребностей и интересов граждан РФ, защиту прав и свобод граждан РФ и прав общественных объединений при осуществлении государственной политики в части, относящейся к сфере деятельности ФТС России, для реализации чего наделен широкими полномочиями. В его основные задачи входит рассмотрение проектов разрабатываемых ФТС России общественно-значимых нормативных правовых актов и иных документов; участие в мониторинге качества оказания государственных услуг; в антикоррупционной работе, оценке эффективности государственных закупок и кадровой работе ФТС России; реализации контрольно-надзорных функций; рассмотрение ежегодных планов деятельности ФТС России и отчета об их исполнении и др.[32] Состав совета формируется из представителей профессиональных объединений и иных социальных групп, осуществляющих свою деятельность в сфере полномочий ФТС России. Иными словами следует констатировать функционирование нескольких структур (советов) с разным представительным составом, принимающих участие в решении вопросов в сфере таможенного дела. Данный факт свидетельствует об отсутствии единого механизма, комплексно охватывающего осуществление всех предусмотренных в ст. 53 форм участия в выработке государственной политики в области таможенного дела, а также скоординированного подхода к реализации законодательной новеллы. Представляется, что указанный механизм должен иметь развернутую законодательную базу, и выстроен с учетом структуры таможенного регулирования (наднационального и национального уровней).

Механизм участия бизнес-сообщества в разработке проектов таможенного законодательства Таможенного союза также не характеризуется единством. Федеральные органы исполнительной власти по вопросам своей компетенции осуществляют подготовку и внесение предложений об отмене или изменении не вступивших в силу решений ЕЭК, а также предложений для формирования позиции Российской Стороны по вопросам, требующим рассмотрения Комиссией ЕЭК в порядке, определенным Правительством РФ . Представляется, что с целью консолидации усилий российских участников ВЭД (их представителей) в совершенствовании правотворческой и правоприменительной деятельности, проведения единой согласованной позиции бизнес- сообщества РФ по вопросам совершенствования правовой базы таможенного дела видится необходимым создание единого, эффективного и гибкого механизма участия бизнес-сообщества в выработке и реализации государственной политики в области таможенного дела и нормативно-правовом регулировании на всех уровнях таможенного регулирования, расширение такого участия. Видится целесообразным целесообразным создание единого представительного состава бизнес- сообщества, участвующего как в консультативных процедурах по совершенствованию нормативно-правовой базы Союза, так и нормативно-правовых актов, принимаемых в РФ в области таможенного дела, позволяющий охватить интересы широкого круга участников ВЭД, лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела.

Важнейшую роль в повышении эффективности правового регулирования таможенных отношений играет совершенствование правоприменения таможенных норм, управленческого процесса таможенной системой. Не случайно, что в числе первых четырех «дорожных карт» была разработана «дорожная карта» «Совершенствование таможенного администрирования», утвержденная распоряжением Правительства РФ 29 июня 2012 г. №1125-р. Однако данный документ обозначает только «болевые точки в таможенном деле» , а не содержит всестороннюю [33] [34]

концепцию совершенствования таможенной деятельности. Реализация обозначенных в ней направлений, в числе которых сокращение сроков совершения таможенных операций при декларировании и выпуске товаров; совершенствование механизма уплаты таможенных платежей, совершенствование форм и методов таможенного контроля; создание условий для мотивации должностных лиц таможенных органов и др., должна создать необходимые условия для улучшения инвестиционного климата в Российской Федерации. Развернутая концепция совершенствования деятельности таможенных органов изложена в Стратегии развития таможенной службы Российской Федерации до 2020 года, согласно которой к стратегическим направлениям развития таможенной службы РФ отнесены: совершенствование таможенного регулирования; совершенствование таможенного контроля после выпуска товаров; совершенствование реализации фискальной функции; совершенствование правоохранительной деятельности; содействие развитию интеграционных процессов и развитие международного сотрудничества; совершенствование системы государственных услуг; совершенствование таможенной инфраструктуры; совершенствование информационно-технического обеспечения; укрепление кадрового потенциала и усиление антикоррупционной деятельности; развитие социальной сферы[35]; совершенствование организационно-управленческой деятельности.

Одним из приоритетных направлений развития таможенной службы является повышение эффективности применения мер по совершенствованию таможенных операций и развитие таможенных технологий, основанных на лучших международных практиках. Усилия правотворческих и правоприменительных органов в области таможенного дела должны быть направлены на снижение издержек участников ВЭД, прежде всего, путем обеспечения прозрачности и упрощения таможенных процедур, внедрения новых прогрессивных технологий таможенного администрирования. Поставленные в данном направлении задачи можно сгруппировать на следующие группы: 1) внедрение или расширение практики использования современных технологий таможенного декларирования (автоматизация процессов таможенного контроля; применение технологии удаленного выпуска; электронная форма декларирования; обязательное предварительное информирование);

2) повышение эффективности правоприменительной деятельности таможенных органов (повышение аналитической составляющей в области контроля; обеспечение прозрачности осуществления таможенных операций, сокращение времени и количества документов, необходимых для совершения таможенных процедур при импорте (экспорте) товаров; 3) совершенствование правовой базы, действующей как на международном, так и национальном уровне (правовой базы международных интеграционных объединений; законодательства РФ о таможенном дела, а также иного в части, касающихся компетенции таможенных органов); 4) совершенствование взаимодействия таможенных органов с иными государственными органами (обеспечение безбумажного информационного обмена с центральным банком РФ и уполномоченными банками в развитие системы валютного контроля; межведомственного электронного взаимодействия при выполнении функций в сфере контроля перемещения товаров и транспортных средств через государственную границу РФ); 5) совершенствование порядка проведения таможенного контроля (дальнейшее развитие системы управления рисками; категорирование участников ВЭД в целях реализации принципа выборочное™ при проведении таможенного контроля).

Приоритетным направлением развития законодательства, направленного на полномасштабное функционирование Таможенного союза, видится унификация тех сфер, правовое регулирование которыми на современном этапе отнесено на национальный уровень. В частности, ст. 7 ТК ТС закрепляет, что таможенные органы государств- членов таможенного союза ведут административный процесс (осуществляют производство) по делам об административных правонарушениях и привлекают лиц к административной ответственности в соответствии с законодательством государств-членов таможенного союза. Как известно, таможенные органы являются правоохранительными органами, на которые возлагается значительная роль в обеспечении национальной, прежде всего, экономической безопасности государства. Объединение пространственных границ государств-членов Союза в единую таможенную территорию обусловливает необходимость постановки вопроса об унификации законодательства об административной ответственности за нарушения таможенных правил в государствах- членах Союза.

После образования Таможенного союза в кодексы об административных правонарушениях государств-членов Союза в главы, объединяющие правонарушения в области таможенного дела, были внесены изменения, направленные на приведение их в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза. В настоящее время в данных государствах идет серьезная работа по модернизации административно-деликтного законодательства. В Республике Казахстан принят новый Кодекс об административных правонарушениях (далее - КоАП РК)[36] [37] [38], в Российской Федерации также ведется работа по разработке новой редакции КоАП РФ, уже внесен в Государственную Думу РФ законопроект новой общей части КоАП РФ"" . Представляется, что происходящие на постсоветском пространстве процессы региональной интеграции неминуемо влекут за собой постановку вопроса о гармонизации и унификации административно-деликного законодательства государств-членов Союза.

В целях установления особенностей административной ответственности за нарушения таможенного законодательства таможенного союза государств - членов Союза, 5 июля 2010 года был подписан Договор об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и государств-членов таможенного союза, принятый решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС от 5 июля 2010 г. №50 «О международных договорах таможенного союза в сфере сотрудничества по уголов- ным и административным делам» . В нем предусмотрено, что виды административных правонарушений, а также порядок и принципы привлечения лиц к административной ответственности определяются законодательством Сторон с особенностями, установленными настоящим договором. Каждая из сторон обязуется принять меры по внесению изменений в свое законодательство, предусматривающее административную ответственность за нарушения таможенного законодательства таможенного союза и законодательства Сторон, и приведению к единообразному определению противоправности таких деяний.

Подобный подход вызывает ряд серьезных вопросов. В частности, насколько является обоснованным при действии унифицированных таможенных правил отсутствие единого перечня видов правонарушений в области таможенного дела? Представляется, что существование единой таможенной территории предполагает единообразную административноправовую регламентацию поведения субъектов таможенных правоотношений и, прежде всего, ответственности за нарушения единых таможенных правил. Одной из основных проблем административной ответственности за правонарушения в области таможенного дела является то, что административное законодательство государств-членов Союза содержит ряд особенностей, некоторые из них не согласуются с правилами и механизмом привлечения к ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза, установленными Договором об особенностях уголовной и административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза и государств- членов Союза. Так, одним из основополагающих принципов Договора является принцип возбуждения дела об административном правонарушении по месту его выявления, что позволяет таможенным органам государств-членов Союза своевременно привлекать лиц к административной ответственности на основании своего национального законодательства даже в том случае, если оно совершено на территории другого государства-члена Союза. В отличие от российского законодательства в Республике Казахстан ответственность в случаях совершения правонарушения за пределами государства не предусмотрена, поэтому таможенные органы не могут привлекать участников ВЭД к административной ответственности за нарушения таможенного законодательства Таможенного союза, совершенные на территории Российской Федерации и Республики Беларусь. В Республике Беларусь оговорены конкретные условия, при которых за правонарушения, совершенные вне пределов страны, наступает ответственность в соответствии с национальным законодательством.

Кодексы об административных правонарушениях государств- членов Союза содержат и иные существенные отличия в порядке привлечения к административной ответственности. Так, отличительной особенностью КоАП Республики Беларусь (далее - КоАП РБ) является наличие институтов соучастия, когда к ответственности наряду с исполнителем привлекается организатор и пособник правонарушения, а также покушение на совершение административного правонарушения в случаях, прямо предусмотренных КоАП РБ. Согласно КоАП РБ административным правонарушением может быть деяние в виде как оконченного административного правонарушения, так и покушения на него. В тоже время КоАП РФ и Казахстана покушение административным правонарушением не признает.

Нельзя не учитывать различные сроки давности привлечения к административной ответственности за административные правонарушения в области таможенного дела. Так, в Республике Казахстан они составляют для физического лица - один год со дня его совершения, для юридического лица (в том числе индивидуального предпринимателя) - пять лет со дня его совершения (при длящимся - два месяца со дня обнаружения) правонарушения, в Российской Федерации - 2 года со дня совершения (при длящимся - обнаружения) правонарушения, в Республике Беларусь - 3 года со дня совершения и 6 месяцев со дня его обнаружения.

При сравнении составов административных правонарушений в области таможенного дела следует отметить наличие существенных расхождений в подходах, как в части определения противоправности деяний в области таможенного дела, так и санкций за их совершение. Наименьшее количество правонарушений в области таможенного дела содержится в КоАП РБ в главе 14 «Административные правонарушения против порядка таможенного регулирования (административные таможенные правонарушения) - 16 статей"29, на 8 статей больше в КоАП РФ - глава 16 «Административные правонарушения в области таможенного дела (нарушения таможенных правил)» предусматривает 24 статьи; глава 29 КоАП РК «Административные правонарушения в сфере таможенного дела» - 37; Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности - 46[39] [40]. Предусмотренные в данных кодексах составы административных правонарушений в области таможенного дела можно условно разделить на три группы. К первой относятся составы, характерные для всех государств-членов Союза. В частности, общими для государств являются такие правонарушения, как незаконное перемещение товаров через таможенную границу Союза, недекларирование либо недостоверное декларирование, нарушение режима зоны таможенного контроля, несоблюдение порядка таможенного транзита, несоблюдение таможенной процедуры и др. Вместе с тем определение противоправности схожих правонарушений в кодексах об административных правонарушениях государств-членов Союза нередко различается. Могут сказываться конструктивные особенности описания противоправности составов административных правонарушений. Например, незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза товаров и транспортных средств в КоАП РФ и КоАП РБ предусмотрено в одной статье (ст.ст. 16.1 и 14.1.), состоящей из нескольких частей, в то время как в КоАП РК данное правонарушение дробится на три самостоятельные статьи (426, 427, 428). Однако формулировка идентичных правонарушений может содержать и более серьёзные различия. Например, кодексы государств предусматривают такое правонарушение, как несоблюдение сроков подачи таможенной декларации, документов и сведений. При этом если в КоАП РБ (ст.

14.8) , КоАП РК (ст. 414), в Кодексе Кыргызской Республики об административной ответственности (ст. 507-7) описание противоправности ограничивается одной частью общего характера, то в КоАП РФ соответствующая статья (16.12) включает пять частей, содержание противоправности которых выходит за рамки аналогичных правонарушений в кодексах иных государств-членов Союза.

Ко второй группе правонарушений в области таможенного дела следует отнести правонарушения, предусмотренные в кодексах об административных правонарушениях нескольких государств. Так, порядка шести правонарушений (несоблюдение запретов и ограничений при перемещении товаров и транспортных средств через таможенную границу Таможенного союза; нарушение сроков временного хранения товаров; нарушение сроков уплаты таможенных платежей и др.) предусмотрены только в КоАП РФ и КоАП РК; нарушение порядка убытия товаров с таможенной территории Таможенного союза - КоАП РБ и КоАП РК.

Третью группу составляют правонарушения в области таможенного дела, предусмотренные законодательством только одного государства-члена Союза. Например, в КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за причаливание к находящимся под таможенным контролем водному судну или другим плавучим средствам (ст.

16.8) , представление недействительных документов для выпуска товаров до подачи таможенной декларации (ст. 16.17). Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности такие правонарушения, как угроза совершения насильственных действий в отношении должностного лица таможенного органа Кыргызской Республики, лиц, участвующих в проведении таможенного контроля, производстве таможенного оформления, а также в производстве по делу о нарушении таможенных правил или в его рассмотрении, а равно понятых (ст. 504- 33). Наибольшее количество подобных правонарушений включает КоАП РК, например, нарушение порядка перемещения товаров в международных почтовых отправлениях (ст. 425-1); действия, направленные на возврат без надлежащих оснований уплаченных таможенных платежей и налогов, получение выплат и иных возмещений либо их невозвращение (ст. 433); невыполнение требований таможенных органов Республики Казахстан (ст. 438), нарушение порядка переработки товаров и замена продуктов переработки (ст. 418) и др.

Проблемным аспектом привлечения лиц к административной ответственности за нарушения таможенных правил на единой таможенной территории Союза является и различный подход к дифференциации наказания за совершение административных правонарушений в зависимости от субъекта ответственности. Например, КоАП России, Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности в качестве субъекта ответственности рассматривают граждан, должностных и юридических лиц. КоАП РБ - физических и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей. При этом в санкциях статей физические лица как субъекты ответственности обезличиваются, поскольку их упоминание при перечислении административных наказаний структурой статьи не предусмотрено. КоАП РК в качестве субъекта ответственности рассматривает физических, должностных и юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей. При этом нормами КоАП РК предусмотрена дифференциация наказания юридических лиц в зависимости от их отнесения к субъектам малого или среднего предпринимательства, крупного предпринимательства.

Следующим параметром сравнения являются административные наказания (взыскания) взыскания, применяемые за совершение административных правонарушений в области таможенного дела. Общим для всех государств являются такие административные наказания, как предупреждение, штраф и конфискация. При этом КоАП РК предусматривает применение наказания, отсутствующего в кодексах РФ и РБ, а именно: исключение из соответствующего реестра лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела. Конфискация как вид административных наказаний за административные правонарушения в области таможенного дела чаще всего предусмотрена в России (по 18 из 44 составов) и Республике Беларусь (по 12 из 23 составов). При этом в Республике Беларусь наказание в виде конфискации применяется только к собственникам товаров, явившихся предметом административного правонарушения, за исключением случаев, когда санкциями отдельных правонарушений предусмотрено применение конфискации независимо от того, в чьей собственности он находится. Отсутствует единообразный подход к применению такого наказания, как предупреждение. Наиболее часто он используется в Кодексе Кыргызской Республики об административной ответственности. При этом он может выступать даже альтернативной санкцией применению штрафа с конфискацией, что указывает на более мягкий подход к административной ответственности в сфере таможенного дела. Реже данное взыскание используется в КоАП РБ и КоАП РФ, а новый КоАП РК практически отказывается от использования данного взыскания за административные правонарушения в области таможенного дела, указывая его в качестве альтернативной санкции только за одно правонарушение - нарушение порядка убытия товаров и транспортных средств (ст. 525).

Основным видом административных взысканий в кодексах об административных правонарушениях государств-членов Союза является штраф. Вместе с тем способы их исчисления и порядок назначения довольно различны. Одним из проблемных вопросов применения данного взыскания является значительная разница в величине налагаемых за административные правонарушения в области таможенного дела штрафов. В Российской Федерации штрафные санкции за правонарушения в области таможенного дела самые высокие. КоАП РФ предусматривает четыре варианта исчисления штрафа: 1) в абсолютных величинах; 2) в кратном отношении к стоимости товаров и (или) транспортных средств, явившихся предметами административных правонарушения; 3) кратной сумме подлежащих уплате таможенных пошлин, налогов; 4) кратной незадекларированной суммы наличных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов. Данные способы исчисления штрафов за таможенные правонарушения не характерны для КоАП РБ. Размер штрафа по КоАП РБ определяется исходя из базовой величины, установленной законодательством на день вынесения постановления о наложении административного взыскания. КоАП РК предусматривает схожий механизм исчисления размера штрафа - в месячных расчетных показателях (МРП), в Кодексе Кыргызской Республики об административной ответственности - расчетные показатели. В отличие от действовавшего ранее, новый КоАП РК отказался от исчисления размера штрафа за правонарушения в области таможенного дела в процентном соотношении (от суммы причитающихся сумм таможенных платежей, налогов и пеней), что указывает на выбранный государством курс на смягчение санкций за правонарушения в области таможенного дела.

Диапазон штрафных санкций, предусмотренных КоАП РФ в абсолютных величинах, от ста рублей до пятисот тысяч рублей. Фактически же верхний предел штрафных санкций, при их исчислении в кратной сумме стоимости товаров транспортных средств или подлежащих уплате таможенных платежей, может превосходить данный верхний порог в N- количество раз. Так, незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза товаров и транспортных средств влечет наложение штрафа от одной второй до трехкратного размера стоимости товаров, явившихся предметами административного правонарушения, с их конфискацией или без таковой, либо конфискацию предметов административного правонарушения. Таким образом, установленные КоАП РФ санкции преследуют цель максимально наказать правонарушителя, а не оказать содействие развитию бизнесу. В иных государствах-членах Союза штрафные санкции за административные правонарушения в области таможенного дела намного ниже. Безусловно, что установленный размер штрафа является отражением уровня социально-экономического развития государства. Именно данный аргумент является доминирующим в обосновании нецелесообразности унификации в государствах таможенного союза санкций за совершение административных правонарушений в области таможенного дела. Вместе с тем образование Евразийского экономического союза направлено на гармоничное экономическое и социальное развитие интегрируемых государств, повышение уровня жизни проживающего в них населения. Отсутствие унификации составов административных правонарушений в таможенной сфере и санкций за их совершение следует отнести к числу серьезных барьеров взаимного доступа хозяйствующих субъектов на рынок государств- членов Союза, сдерживающих развитие интеграционных процессов. Кроме того, существующие различия, по сути, создают разный правовой режим осуществления предпринимательской деятельности хозяйствующих субъектов в сфере внешнеэкономической деятельности, что недопустимо в рамках Евразийского экономического союза.

Таким образом, проведенный сравнительный анализ кодексов об административных правонарушениях в области таможенного дела, показывает наличие существенных различий и особенностей административного законодательства государств-членов Союза и целесообразности проведения следующих первоочередных мероприятий по разработке:

  • 1) единого перечня видов административных правонарушений в области таможенного дела;
  • 2) единого подхода к определению видов административных взысканий, предусмотренных за совершение административных правонарушений в области таможенного дела;
  • 3) единого подхода к определению размера административного наказания за совершение административных правонарушений в области таможенного дела.

Указанный перечень мероприятий направлен, прежде всего, на прозрачную и единообразную административно-правовую регламентацию таможенных отношений в пространственных границах единой таможенной территории Союза, повышение эффективности правоохранительной деятельности таможенных органов, и самое важное, на создание единого правового механизма ответственности за нарушения правовых предписаний таможенного законодательства Таможенного союза, что является необходимым условием его единообразного и неукоснительного применения на таможенной территории Союза. Кроме того, их реализация не требует концептуального пересмотра национального административно-деликтного законодательства государств- членов Союза, без которого нельзя обойтись при унификации общих положений привлечения к административной ответственности за правонарушения в таможенной сфере, как-то единого подхода к регламентации субъектов административной ответственности, сроков давности привлечения и др. В связи с этим представляется целесообразным принятие государствами союза договора об унификации составов административных правонарушений в области таможенного дела и санкций за их совершение, в соответствии с которым государства-члены Союза должны будут внести изменения в соответствующие главы кодексов об административных правонарушениях.

  • [1] Договор ратифицирован Федеральным законом от 19.10.2011 № 282-ФЗ «О ратификацииДоговора о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы» // Собрание законодательства РФ. 24.10.2011. № 43. Ст. 5970
  • [2] Кодекс поправят сообща // Таможня. № 12. Июнь. 2012. С. 9.
  • [3] Интервью министра по таможенному сотрудничеству ЕЭК Владимира Гошина: Таможняоткрывает «одно окно» // URL:http://www.tks.ru/news/nearby/2012/10/02/0006
  • [4] Страны Таможенного союза создают национальные «Единые окна» // Виртуальнаятаможня // URL: http://www.vch.ru
  • [5] Закон о таможенном регулировании работает не в полную силу //URL:http://www.customsunion.ru/info/3532.html
  • [6] Доклад А.В. Захарова, вице-президента ТПП России «Об итогах деятельности Таможенно-го союза в 2011 году, предложениях по совершенствованию нормативно-правовой базы иправоприменительной практики таможенного союза» // URL: htt://www. vch.ru/cgi-bin/guide, cgi ?tablecode= 12&action=show&id=28775
  • [7] Сидорова E.B. Формирование комплексных правовых образований в системе права: даньмоде или необходимость? // Журнал российского права. 2016. № 5. С. 28-34; Сидорова Е.В.Теоретико-правовые основания обособления комплексных правовых образований в системеправа // Право. Адвокатура. Нотариат. Сборник материалов Международных научных чтений. 2017. 161-168; Сидорова Е.В. Комплексные правовые образования в российской правовой системе как системе национального права и в системе международного права // Черныедыры в российском законодательстве. 2011. № 1. С. 32-35.
  • [8] Эксперт: сотни российских компаний «ушли» в Казахстан // URL:http://www.zakon.kz/224646-jekspert-sotni-rossijjskikh-kompanijj.html
  • [9] Евразийский протекционизм создает почву для торговых войн //URL:http://news.tut.bv/economics/438583.html
  • [10] Зачем Беларусь, Россия и Казахстан сыплют песок в колеса евразийской интеграции? //http://naviny.by/rubrics/economic/2015/03/20/ic_articles_113_188498
  • [11] Казахстан запретил ряд марок водки и пива из России //http://www.vz.rU/economy/2014/l 1/18/715830.html
  • [12] Приказы Министра энергетики Республики Казахстан от 27.02.2015 № 148 «О некоторых вопросах поставок нефтепродуктов в Республику Казахстан», от 16.04.2015 № 287 «О некоторых вопросах поставок нефтепродуктов в Республику Казахстан // URL:http://online.zakon.kz/Document/?doc id=31673791
  • [13] Россия и Казахстан вновь поссорились на почве торговли // http://vz.rU/economy/2015/4/l 1/739436. html?google_editors_picks=true
  • [14] 2112 URL:http://www.eurasiancommission.org
  • [15] Решение Суда Евразийского экономического сообщества от 10.07.2013 «О применениистатей 5, 6, 8 Соглашения о таможенно-тарифном регулировании от 25.01.2008, положенийпп.7.1.11 и 7.4 пункта 7 Решения Комиссии Таможенного союза от 27.11.2009 № 130, пунктом 1 и 3 Решения комиссии Таможенного союза от 15.07.2011 № 728» // Официальный сайтСуда Евразийского экономического сообщества // URL:http://sudevrazes.org
  • [16] ?“"’Решение ВАС РФ от 29.05.2014 N ВАС-4111/14 «О признании недействующим распоряже-ния Федеральной таможенной службы «О проведении эксперимента» от 18.02.2014 N 58-р //Документ опубликован не был // СПС «КонсультантПлюс»
  • [17] Официальный сайт Суда ЕАЭС: URL: http://courteurasian.org/sm.aspx?guid=12843
  • [18] Савостьян С. Авторитет международной организации зависит от наличия необходимых правовых гарантий исполнения ее решений // http://www.postkomsg.com/expert_opinion/204131/
  • [19] Закон о таможенном регулировании работает не в полную силу // URL:http://www.imbip.com/news_tamoj/105/20110517.htm
  • [20] Письмо ФТС России от 12 августа 2010 г. № 05-13/39454 «О прекращении обязанности поуплате таможенных пошлин, налогов» // РЖД - партнер документы. № 14. 2012
  • [21] Сидоров В.Н. Таможенное право. Учебник для бакалавров. Сер. 58 Бакалавр. Академиче-ский курс (5-е изд., пер. и доп.). Москва, 2014. С. 21; Сидоров В.Н. О совершенствованииГражданского кодекса Российской Федерации: изменения статуса некоммерческих организаций как юридических лиц // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. 2009. № 71.С. 11-23; Сидоров В.Н. Совершение сделок с земельными участками из состава земель сельскохозяйственного назначения // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия:Юридические науки. 2006. № 2. С. 38-47; Сидоров В.Н. Госкорпорация в атомной отрасли:правовые проблемы ее создания и деятельности // Вестник Омской юридической академии.2007. № 7. С. 65-70.
  • [22] Итоги Круглого стола «Оценка регулирующего воздействия в области таможенного адми-нистрирования. Первые итоги» // URL: http://profcustoms.com/?view=26823806
  • [23] Постановление Правительства РФ от 17.12.2012 № 1318 «О порядке проведения федеральными органами исполнительной власти оценки регулирующего воздействия проектов норма-тивных правовых актов, проектов поправок к проектам федеральных законов и проектоврешений Совета Евразийской экономической комиссии, а также о внесении изменений внекоторые акты Правительства Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ.24.12.2012. №52. Ст. 7491.
  • [24] Постановление Правительства РФ от 30.01.2015 №83 «О проведении оценки фактическоговоздействия нормативных правовых актов, а также о внесении изменений в некоторые актыПравительства Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 09.02.2015. № 6.Ст. 965.
  • [25] Меморандум о взаимодействии между Евразийской экономической комиссией и Белорус-ско-Казахстанско-РоссийскимБизнес-диалогом //URL:http://www.eurasiancommission.org/ru/Lists/EECDocs/635046443204295423.pdf
  • [26] 21i’URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/Lists/EECDocs/K13_P78.pdf
  • [27] Решение Коллегии ЕЭК от 4 декабря 2012 г. № 241// URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/Documents/CocTaB%20KoHcynbTaTHBHoro%20coBeTa%20.pdf
  • [28] Приказ ФТС России от 14.07.2007 № 725 (в ред. от 02.06.2015) «Об утверждении Положе-ния и Регламента работы Экспертно-консультативного совета по таможенной политике приФТС России» // Таможенные ведомости. № 9. 2007 (Извлечение).
  • [29] Распоряжение Правительства РФ от 06.04.2011 № 579-р «О перечне общероссийских не-коммерческих организаций, определяемом в соответствии с частью 3 статьи 53 Федеральногозакона «О таможенном регулировании в РФ» // Собрание законодательства РФ. 11.04.2011. №15.Ст.217.
  • [30] Приказ ФТС России от 03.05.2012 № 858 «Об утверждении Порядка проведения консультаций с общероссийскими некоммерческими организациями при разработке проектов нормативных правовых актов ФТС России, устанавливающих порядок и технологии совершениятаможенных операций, связанных с ввозом товаров в Российскую Федерацию и вывозомтоваров из Российской Федерации, их декларированием и выпуском, определяющих условиядеятельности уполномоченных экономических операторов и иных лиц, осуществляющихдеятельность в сфере таможенного дела» // Российская газета. 01.06.2012.
  • [31] 2:1 Приказ ФТС России от 02.12.2014 № 2361 «Об утверждении персонального состава Экс-пертно-консультативного совета по таможенной политике при ФТС России» //URL:http://www.customs.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=20252:—02—2014—2361-q------------q&catid=155:2011 -03-18-19-03-44&Itemid=2064
  • [32] Приказ ФТС России от 10.12.2014 № 2410 «Об утверждении Положения об Общественномсоветепри ФТС России»// URL:http://www.customs.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=20291:—10—2014—2410-q--------q&catid=455:2014-12-17-09-09-03&Itemid=2571
  • [33] 2:3 Постановление Правительства РФ от 19.06.2012 № 603 (ред. от 17.12.2012) «О взаимодей-ствии федеральных органов исполнительной власти с Евразийской экономической комиссией»// Собрание законодательства РФ. 25.06.2012. № 26. Ст. 3521
  • [34] Инновации таможенного администрирования. Территория победы // URL:http://xn-b 1 ae2adf4f.xn—р 1 ai/about /activities/asi/726-custom.html
  • [35] 2:5 Поленина С.В., Сидорова Е.В. Еще раз о социальном праве (социально-юридическая тет-радью (СЮРТЕ). Актуальные проблемы социальной направленности цивилистики и смежныхобластей юриспруденции: Сб. науч. тр. / под ред. Н.Н. Тарусиной. Ярославль., 2011) // Современное право. 2012. № 2. С. 141-143; Тересита Рендон Уэрта Баррера, Сидорова Е. Муниципальное право в системе права Мексики и России // Современное право. 2015. № 7. С. 130-135; Сидорова Е.В. Правовое регулирование закупочной деятельности в Мексике. // Современное право. - 2016. - № 3. С. 137 - 142; Сидорова Е.В. Правовое регулирование ограничения рекламы пищевых продуктов и безалкогольных напитков в Мексике // Международноепубличное и частное право. - 2016. № 5. С. 40-44; Сидорова Е.В. Факторы, обуславливающиеэффективность комплексного правового регулирования // Государственный аудит. Право.Экономика. 2012. № 4. С. 174-178.
  • [36] Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях от 5 июля 2014 г.№ 235-V // URL:http://online.zakon.kz
  • [37] Проект Федерального закона № 703192-6 «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (Общая часть)» // СПС «КонсультантПлюс»
  • [38] Бюллетень международных договоров. № 4. Апрель. 2013 (Договор)
  • [39] 2:9 Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях от 21 апреля 2003г. № 194-3 // Национальный правовой интернет-портал Республики Беларусь: http://www.pravo.by
  • [40] Кодекс Кыргызской Республики об административной ответственности от 4 августа 1998года № 114// URL:http://online.zakon.kz/Document/?doc id=30232566
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы