Смысл жизни.

Главной, самой важной частью любой религии является учение о смысле жизни. Когда мы ищем богатства, наслаждений, почета, когда мы боремся за наше существование, когда мы ищем забвения и утешения в любви или в практической деятельности, мы, по существу, стремимся «спасти» себя, найти подлинную почву для нашего бытия, питание для нашего духа. Таким образом, мы всегда стремимся к абсолютному благу и истинной жизни. Все дела человека ничтожны и суетны, если он сам ничтожен, если его жизнь не имеет смысла, если он не укоренен в некой превышающей его и не им сотворенной разумной почве. Что бы ни совершал человек, какие бы технические, социальные, умственные усовершенствования ни вносил в жизнь, его завтрашний и послезавтрашний день ничем не будут отличаться от вчерашнего и сегодняшнего. Всегда в этом мире будет царить слепая случайность, человек всегда будет бессильной былинкой, которую легко погубить, всегда жизнь его будет кратким отрывком, в который не вместить осмысляющей жизнь духовной полноты, и всегда слепая страсть, глупость и зло будут царить на земле.

Например, христианская нравственная установка ставит только одну цель: творить добро, вливать в мир силу добра и столь же неустанно бороться с грехом, злом, неустроенностью мира, с действующими в нем силами разрушения. Христианское сознание мало озабочено тем, будет ли завтрашний день фактически лучше сегодняшнего или следующий век лучше предыдущего, эту заботу оно предоставляет промыслу Божию. Евангелие и апостольские послания никогда не упоминают задачи совершенствования общего состояния мира, но они настойчиво призывают верующих наряду с внутренним духовным совершенствованием к деятельной любви на благо ближнего, к каждодневной неустанной заботе о нем.

Сами наши поиски смысла суть проявление в нас реальности того, что мы ищем, подобно тому, как искание Бога есть уже Его действие в моей душе. Сами наши поиски дают уже осмысленность нашему существованию. Смысл жизни нельзя найти готовым, раз и навсегда данным, утвержденным в бытии. Смысл жизни не дан, а задан. Все готовое и существующее независимо от нас есть либо мертвое, либо чуждое и нам не пригодное. А смысл должен быть живым, ибо он смысл нашей жизни, и должен быть внутри нас, а не во вне. Поэтому его искание — это напряженное, волевое самоуглубление, полное труда и лишений, погружение в глубины бытия, это максимальное напряжение и раскрытие нашего существа, улавливание его в творческом процессе приобщения к нему. «...Искание смысла жизни есть борьба за смысл против бессмысленности, и не в праздном размышлении, а лишь в подвиге борьбы против тьмы бессмыслия мы можем добраться до смысла, утвердить его в себе, сделать его смыслом своей жизни и тем подлинно усмотреть его или уверовать в него»[1].

Поиск смысла — это укрепление в себе веры, которая есть напряженное внутреннее действие по преобразованию нашей жизни.

Таким образом, подлинно творческое и плодотворное дело совершается в глубине человека, и это глубоко внутреннее дело есть настоящее основное дело человека, оно состоит в действенном утверждении себя в первоисточнике жизни, оно состоит в молитвенном подвиге обращенности нашей души к Богу, в аскетическом подвиге борьбы с мутью и слепотой наших чувственных страстей, нашей гордыни, нашего эгоизма.

  • [1] Франк С.Л. Смысл жизни //Духовные основы общества. С. 197—198.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >