Задачи этико-генеалогических исследований

В основе различных моральных явлений, как представляющих содержание морали, так и характеризующих механизмы ее функционирования, просматриваются разные исторические предпосылки. Их обнаружение важно для понимания истории культуры и общества, в том числе морали. Как показывают генеалогические исследования, проведенные на иной, чем у Ницше, методологической базе, моральные ценности и нормы формируются в процессе переосмысления и наполнения новым содержанием известного и привычного социокультурного опыта, в результате чего этот опыт нередко становится предметом критики и преодоления. Механизмы регуляции и ориентации поведения исторически формируются в морали на основе механизмов, сложившихся в других сферах социальной практики, но наполненных новым ценностным содержанием и социокультурными смыслами, по-своему востребующих исполнительский, коммуникативный, познавательный и творческий потенциал индивида. Это придает морали своеобразие, которое не исчерпывается ее генетическими корнями и историческими предпосылками.

По традиции, идущей от Ницше, предмет генеалогии морали порой сужается до анализа происхождения моральных ценностей и норм. Однако мораль — это не только ценности и нормы, но и форма их представленности в культуре, способы, посредством которых они вменяются людям и транслируются между людьми.

Поэтому наряду с моральными представлениями — ценностями и требованиями (такими, например, как невреждение, справедливость, забота и т.п.) предметом этико-генеалогического исследования непременно должны быть их функциональные характеристики — поддерживающие их социальные институты, состояния и способности человека, посредством которых моральные ценности и нормы реализуются в практике человеческих отношений и в общественной жизни, и т.д. Речь идет о таких разнородных феноменах, как автономия, императивность, санкция, универсальность, свобода, выбор и др.

Подход к генеалогии морали Мишеля Фуко показателен в этом плане. Фуко хорошо знает и понимает генеалогический опыт Ницше, но его генеалогическое внимание сфокусировано не только на ценностях и тем более не на «моральных предрассудках», а на том, что позволяет говорить о человеке как моральном субъекте, и на том, что составляет живую ткань морали как таковой. Предмет генеалогии морали Фуко обусловлен его пониманием самой морали. Фуко видит в морали на первом плане ценности и правила, то, что можно назвать «моральным кодексом», но далее он выделяет в морали поведение, соответствующее этим ценностям и правилам, а далее — способ моральной (само)субъективации, или самоопределения, человека в качестве морального субъекта. Предмет генеалогии морали у Фуко — не идеи, не ценности и правила, не соответствующее им поведение, но то, каким образом человек мыслит о них, в каких практиках это выражается[1].

Определение условий происхождения морали и характера ее первоначального развития невозможно без учета ее качественного своеобразия. Для этого требуется понятие морали. Это важное методологическое обстоятельство: без понятия морали, сформулированного хотя бы на уровне гипотезы, генеалогия морали невозможна.

В той мере, в какой ставится задача генеалогии различных феноменов морали — по обозначенным выше классам: а) моральные представления, б) функциональные характеристики морали, — необходимы понятия исследуемых феноменов. Генеалогические исследования могут способствовать уточнению и развитию этих понятий.

  • [1] Фуко М. Использование удовольствий. Введение // М. Фуко. Воля к истине: по ту сторону знания, власти и сексуальности. Работы разных лет ; пер. с фр. С.В. Табачниковой ;под общ. ред. А.А. Пузырея. М.: Касталь, 1996. С. 281.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >