Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Русский язык и культура речи
Посмотреть оригинал

Современная языковая ситуация

Современная языковая ситуация у многих лингвистов, журналистов, педагогов, психологов вызывает тревогу, что выразительно передано в названии популярной книги о русском языке М.А. Кронгауза «Русский язык на грани нервного срыва».

Речевая небрежность, грубословие, бедность лексикона многих молодых людей ощущаются сегодня особенно остро. Оскудение речи становится заметным препятствием при освоении различных учебных дисциплин. «Слабое владение человеком родным языком, малограмотность, а то и функциональная неграмотность не становятся предметом публичного осуждения, как и отсутствие у человека необходимого уровня культуры общения. Эти факты могут с сожалением констатироваться, но подобные оценки не оказывают мобилизующее воздействие на личность. Люди спокойно говорят о себе, причем часто с улыбкой: „Я в грамотности слабоват”; „У меня с русским языком со школы проблемы”; „С культурой общения у меня слабовато”; „Я слова плохо связываю”. Рядовому гражданину даже в голову не приходит, что знание родного языка, культуру общения взрослый человек должен совершенствовать в течение всей своей жизни, что и взрослый должен постоянно учиться родному языку и культуре общения на родном языке», — пишет известный специалист в области речевой культуры И.А. Стернин ( Стернин ИЛ. Можно ли культурно формировать культуру в современной России? // Культурно-речевая ситуация в современной России. Екатеринбург, 2000. С. 366—367).

Заметной и активно обсуждаемой на разных уровнях чертой современной речи является использование большого числа заимствований, что, с одной стороны, отражает процессы интернационализации и глобализации в современном мире, а с другой — демонстрирует упрощение речи, нежелание творчески использовать ресурсы родного языка.

Особое влияние в последние годы приобрел язык средств массовой информации, которые сегодня играют огромную роль как в отражении языковых процессов и влиянии на них, так и в формировании языковой личности нашего современника.

Совокупность языковых средств, используемых в газетах, журналах, на радио и телевидении, а также в современной рекламе, демонстрирует динамику языковых процессов. Ярко выраженная либерализация, раскрепощенность речи, ее экспрессивность, характерная для языка средств массовой информации последних десятилетий, связаны с активным использованием сниженной лексики, жаргонизмов, заимствований, прецедентных текстов, с чрезвычайной активизацией языковой игры в разных типах текстов. Слова в средствах массовой информации обладают особой силой: они очень быстро тиражируются многомиллионной аудиторией. Лингвистами, педагогами, журналистами, писателями отмечается снижение языковой планки в сфере публичной вербальной коммуникации. Это, несомненно, оказывает влияние на речевое поведение человека в разных ситуациях общения.

Немалое воздействие на речевое поведение современника оказывает реклама. Ей принадлежит большое место в языке массмедиа (газетах, журналах, радио, телевидении). Наружная реклама (плакаты, вывески, растяжки и т.п.) играет большую роль в организации языкового пространства города. Нередко реклама является источником речевых, грамматических, орфографических и пунктуационных ошибок. Ср.: Новый детский творожок имеет наифруктовейший вкус; Сок Ole стал еще более апельсиновым; Покупая компьютер для своего ребенка, вы должны знать, что у него внутри.

За счет многократной повторяемости реклама оказывает сильное влияние на речь людей разных поколений, определяя как выбор языковых средств, так и отношение к отдельным словам и фразам, которые были употреблены в рекламе. Так, использованное в газете высказывание «Природа для Чайковского была и домом, и музой в одном флаконе» создано под влиянием популярной в свое время рекламы шампуня («Шампунь, бальзам и кондиционер в одном флаконе»). Неразборчивость копирайтеров — создателей рекламы — в выборе языковых средств часто приводит к коммуникативным неудачам, незапланированному авторами комическому эффекту. Одно из свойств рекламного текста — стремление манипулировать сознанием потребителя. Навязчивость, агрессивность, недостоверность рекламы нередко вызывают раздражение адресата.

Важным качеством современной языковой ситуации является активное использование в разных сферах общения, особенно в публицистике и рекламе, языковой игры. Лингвисты говорят о карнавали- зации современной речи, проявляющейся в смене «речевых одежд». Главное свойство языковой игры — осознанное, намеренное отступление от нормы в специальных коммуникативных или художественных целях. Языковая игра позволяет четче определить норму и отметить многие особенности русского языка. О том, как используются различные языковые средства в целях языковой игры, подробно пишет В.З. Санников в книге «Русский язык в зеркале языковой игры». Следует иметь в виду, что языковая игра основана на обязательном знании системы языка, языковых норм. Языковая игра противопоставляется языковой ошибке, которая возникает как следствие непреднамеренного нарушения нормы. То, как носитель языка творчески интерпретирует особенности языковой системы, выразительно демонстрирует уровень его языковой компетенции. «Успешность языковой игры обеспечивается использованием всего богатства средств языка: фонетических, словообразовательных, лексических, семантических, грамматических, стилистических — направленных на разрушение стереотипных высказываний и порожденных этими стереотипами ожиданий реципиента коммуникации. Можно сказать, что языковая игра как средство передачи мыслей, чувств, эмоций, ощущений, невербализованных идей автора становится все более востребованной и в разговорной речи, и в художественном тексте, прежде всего в связи со стремлением сказать что-то, не повторяясь, не прибегая к „избитым формулировкам”, потерявшим уже не только образность, но и четко различимый смысл (Захарова М. Языковая игра как факт современного этапа развития русского литературного языка // Знамя. 2006. № 5).

По справедливому замечанию Л.П. Крысина, «в наши дни чрезвычайно высок уровень агрессивности в речевом поведении людей. Необыкновенно активизировался жанр речевой инвективы, использующий многообразные средства негативной оценки поведения и личности адресата — от экспрессивных слов и оборотов, находящихся в пределах литературного словоупотребления, до грубо просторечной и обсценной лексики. Все эти особенности современной устной и, отчасти, книжно-письменной речи — следствие негативных процессов, происходящих во внеязыковой действительности; они тесно связаны с общими деструктивными явлениями в области культуры и нравственности» (Крысин Л.П. Эвфемизмы в современной русской речи // Русский язык конца XX столетия. М., 1996. С. 385—386).

Для того чтобы правильно строить свою речь, необходимо учитывать особенности речевой ситуации, которая включает в себя говорящего и слушающего (адресанта и адресата), отношения между ними, цель общения, время и место коммуникации. При характеристике речевой ситуации обязательно должны учитываться предмет речи (о чем говорят) и условия общения (дружеская беседа, деловые переговоры, научная дискуссия, урок, экскурсия и т.п.).

Стремление к правильной, нормативной речи следует отличать от пуризма (от лат. purus — «чистый»), который предполагает речевой консерватизм, отказ от признания изменений и новшеств в языке, строгое, не допускающее отклонений следование литературной норме.

Пуристы особенно нетерпимы к иноязычным заимствованиям[1], просторечным и жаргонным словам.

Завершим этот раздел емким высказыванием известного лингвиста В.Г. Костомарова: «Естественно восторгаться размахом вечно бурлящего океана — языка, но нельзя не заметить его избыточности. В нем много устаревающего и новейшего, необходимого и ненужного, прекрасного и отвратительного, всплывающего из глубин во время шторма. Чтобы незатруднительно понимать друг друга, люди одной породы прежде всего нуждаются в общепонятном единстве языка. Без него немыслимо осознать свое духовно-культурное родство, создать нацию и государство, сотрудничать в хозяйстве и других областях жизни. Сплочение нации, общее взаимопонимание требуют порядка, дисциплины, согласия о правильности языка» (Костомаров В.Г. Язык текущего момента: понятие правильности. СПб., 2014. С. 6).

Разумное отношение к своей речи, оценка того, что мы слышим или читаем, предполагает естественное соединение заботы о чистоте родного языка и творческого отношения к его возможностям.

Вопросы и задания

1. Сформулируйте основные тезисы статьи профессора Н.Г. Комлева. Приведите свои аргументы (или контраргументы) к мнению лингвиста.

Понимаем ли мы, на каком языке говорим?

Язык — это наиболее стабильный инструмент управления и очевидный носитель общественного сознания. А потому языку должно придаваться фундаментальное и стратегическое значение.

В целом наш язык остается по-прежнему «великим и могучим». Его лексический инвентарь и запас выразительных средств колоссальны и продолжают расти. Подтверждено, что русский язык не труднее других языков для усвоения. В нем нет регионализмов, как в китайском или немецком. Он более открыт для адаптации иноязычных понятий, чем, например, английский. Разговорный язык близок к литературному. Поэтому русский язык как коммуникативный феномен не требует никакой защиты — ни юридической, ни моральной. Однако моральной, лингвистической, а иногда и юридической защиты требует наша речь.

Каждый индивид получает язык как нечто данное, уже до него существующее, а речь во всех случаях ему приходится формировать самому. И вот тут нам открывается печальная картина. Люди используют разнообразие языковых средств в микроскопических размерах. Культура речевого воздействия упала до самой низкой черты. Русская речь катастрофически отстает от высоких канонов российской словесности. Она становится все более примитивной, стилистически беспомощной и зачастую вульгарной. В публичную и деловую речь все больше проникают непристойные выражения и криминальная лексика. <...>

Особо нужно сказать об иноязычной интервенции в русскую речь, бескультурье варваризмов в деловом языке, в рекламе радио и телевидения, в уличной эпиграфике.

Наконец, важнейшая забота государства — следить за чистотой русской произносительной и лексико-грамматической нормы в СМИ как главном регуляторе русской литературной речи, объединяющей русскую народность в разных регионах.

Сейчас нет социального сословия, которое могло бы служить эталоном речевого поведения, как в прошлую эпоху дворянство или аристократия.

Сегодня устная речь пребывает в убогом состоянии. Кризис общественных структур отражается и в зеркале речевого общения, однако упорядочить речь нельзя силовыми методами. Это можно сделать только путем пропаганды образцов. А образцы в наши дни способны реализовать и демонстрировать прямо и непосредственно в первую очередь радио и телевидение. <...> Наблюдается «прорыв» жаргона на всех литературных и публицистических фронтах... Если просторечие и диалект еще получили какое-то отражение в советской литературе и публицистике, то жаргон с большим трудом и напряжением прорывался сквозь кордоны цензуры и словесной «полиции нравов», неусыпно следившей за тем, «правильно ли мы говорим?». Сейчас жаргон не только прорвался, но и произвел мощный лексико-семантический взрыв.

Еще один симптом падения русской речи, который не очевиден наивному пользователю языком, но который, бесспорно, сигнализирует о внутреннем неблагополучии нашего общества. Это сужение объема употребляемого лексикона во всех речевых жанрах. Речевая бедность выражается, кроме того, в эксплуатации незначительного числа сверхчастотных слов, появление которых в текстах легко предсказуемо. А что предсказуемо, то неинформативно. Напротив, слова малочастотные больше привлекают внимание, вызывают больше интереса и чаще всего конкретизируют детали сообщения.

Основной путь к ренессансу русской речи в нашем многонациональном отечестве проходит через массмедиа. И приходится только удивляться, что газеты стоят в стороне от языковых проблем. Язык — это канал, по которому они держат связь с читателем, и этот канал должен регулярно прочищаться.

2. Прочитайте фрагмент статьи профессора В.В. Красных «Культурно-языковая полифония России: дар судьбы или проклятие?». Определите его основную идею. Объясните смысл заглавия статьи. Объясните значение выделенных слов и выражений.

Любое усреднение есть в основе своей упрощение. Усредненный язык — это язык упрощенный, лишенный своих богатств: лексико-грамматических, стилистических, жанровых, диалектных и пр., и пр. Усредненное искусство — это искусство упрощенное, адаптированное или специально созданное для среднего потребителя, с четкой ориентацией на его желания, потребности, предпочтения и вкусы. Усредненная культура — это культура выхолощенная, мертвая. Культура не может быть «усредненной», как не может быть «осетрина второй свежести». Конечно, ее можно положить на прокрустово ложе некой «новой», глобальной цивилизации и «убрать все лишнее», но что мы получим в результате? Упрощенную культуру? Но, простите мой натурализм, можно ли считать человека, побывавшего в руках палача и лишенного рук, ног и головы, «упрощенным» вариантом человека? (Литературная газета. 2012. № 28.).

  • 3. Прочитайте фрагмент интервью с известным композитором, поэтом, писателем и сценаристом Юлием Кимом. Определите, о каких явлениях современной языковой ситуации он рассуждает. Какие стилистические характеристики можно дать словам, о которых говорит писатель?
  • В одном из интервью вы говорите, что вам нравятся некоторые новомодные словечки.
  • — Я к этому отношусь гораздо терпимее, чем многие наши пуристы. Мощный русский язык «хватает» эти словечки по мере необходимости. Язык сам стихийно «осваивает» море обрушивающихся на него новых понятий. Не все он «переваривает» на русский лад. Есть термины, которые и не надо «переваривать». «Маркетинг», «дилер» и др. Поскольку они легко разместились в русском языке. Но и по-русски словарь пополняется. Вот, например, глагол «тусоваться». Я сплошь и рядом его употребляю. Или еще глагол «перетереть», т.е. «обговорить», «обдумать». Очень выразительны выражения «тащусь», «балдею». Хотя понятно, что они имеют определенную стилистическую окраску. Но в определенном контексте такие слова просто незаменимы.
  • В своих произведениях их используете?
  • — Какие-то такие жаргонные словечки попадаются, и я совершенно от этого не уклоняюсь.
  • То, что происходит с русским языком, — это нормально?
  • — Языку приходится усваивать новые понятия и значения. Есть, например, глагол «довлеть», старинный, требовавший всегда дательного падежа: «довлеть чему-то». Кажется только у Нагибина и Битова я встречал употребление этого глагола в текстах. Это не было стилизацией. Звучало легко, не выбивалось из контекста. Гораздо чаще сегодня глагол употребляют с предлогом «над»: «надо мной довлеет», «над нами довлеет». Выражение, наверное, стало литературной нормой. Стараюсь «довлеть над» не использовать, потому что мне это кажется безграмотным.

Слово «волнительно» терпеть не могу, хотя его употребляют даже образованные люди. А я при этом вздрагиваю. Для меня это — грубая стилистическая ошибка. Но, похоже, и это становится литературной нормой. Чем чаще люди станут слово использовать, тем больше будет стираться в нем налет грубости и провинциализма, и тем скорее это окажется нормой для высоколобых академиков (Студенческий меридиан. 2009. № 10).

  • 4. Прочитайте фрагмент последнего интервью, которое дал выдающийся физик, демограф, телеведущий, популяризатор науки С.П. Капица. Сформулируйте проблемы, которые были затронуты в интервью. В нескольких предложениях сформулируйте точку зрения С.П. Капицы на процессы, происходящие в современной речи.
  • Давайте поговорим о русском языке. Вы сейчас произнесли два слова, которые характерны скорее для модной молодежной аудитории: «контент » и «дискурс»...
  • — Не вижу тут никакой проблемы. Можно было бы сказать «содержание» вместо «контента» и «обсуждение» вместо «дискурса». Это практически ничего не меняет.
  • Сегодня многие сетуют, что, мол, русский язык деградирует, одни иностранные слова и слышишь. Я недавно в сочинении одной абитуриентки прочитал: «Запад разрушает нашу культуру с помощью неологизмов». Вас это беспокоит?
  • — Не вижу в этом ничего страшного. Обилие неологизмов — критерий быстрой эволюции языка. Это издержки исторического процесса. Русский язык — он очень богатый. То, что он заимствует, это, можно сказать, его преимущество.

Вообще мы очень плохо понимаем, как формируется язык. Почему младенец в два-три года уже говорит так, как вам и не снилось? Никто не знает до сих пор, каким образом знакомый этому маленькому человечку мир превращается в языковую картину.

  • Интересно, а к мату вы как относитесь ? Это тоже для многих предмет переживаний.
  • — Все зависит от уместности употребления. Почитайте, например, переписку Вяземского и Пушкина — там они использовали очень широкую палитру языковых средств. И при этом оба прекрасно владели русским языком. Весь вопрос в месте. Наверное, неправильно, когда мат превращается во вседовлеющую силу: мол, я назло министру культуры так скажу или напишу...
  • Я как-то слышал шутку, что при тотальном незнании латыни мат становится инструментом междисциплинарного общения.
  • — Мне кажется, что современный язык науки справляется обычными средствами, вам не нужно расширять его за счет ненормативной лексики.
  • Вы общаетесь с аудиторией больше полувека. Вам приходится менять свой язык, чтобы быть лучше понятым?
  • — Это зависит от моих педагогических способностей, умения контактировать с аудиторией, выбирать язык и проблематику. Вы можете сказать простым языком, а можете сказать на таком псевдонаучном, заграничном, как я говорю, языке (Русский репортер. 2012. № 33).
  • 5. Прочитайте приведенный фрагмент текста. С чем связаны коммуникативные неудачи, описанные автором? Приведите собственные примеры неудачных названий городских объектов и реклам. Объясните причины приведенных вами речевых ошибок.

Оптовый склад кондитерских изделий «Анчар». Классное название для точки, торгующей продуктами, если учесть, что анчар — весьма ядовитое растение. Впрочем, другие наименования тоже впечатляли. Ну за какие грехи на ларек с нитками навесили вывеску «Пандора»? Дама с таким именем принесла людям одни страдания. Впрочем, если хотели обязательно обратиться к классическим мифам, остановились бы лучше на Ариадне. Та хоть имела при себе клубок. А вот и компьютерная фирма «Кора». Вообще, следует знать, что это второе имя Персефоны, которой, увы, пришлось коротать свои дни на троне в царстве мертвых. Совсем неплохо в компанию идиотизмов вписывались магазин велосипедов «Кентавр» и бакалейная лавка «Макбет». И уж совсем непонятно, что имел в виду владелец аптечного киоска, назвав его «Русская рулетка» (Д. Донцова. Вынос дела).

  • [1] Иногда пуристам XIX в. приписывались нововведения-замены, имеющие пародийный характер, например: тротуар — топталище, эгоизм — ячество, инстинкт —побудка, бриллиант — сверкалец, маршрут — Пр путевик, бильярд — ишротык и т.п.В.И. Даль ввел в свой словарь такие слова, заменяющие иноязычные заимствования,как носохватка (пенсне), колоземица (атмосфера), живуля (автомат) и др.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы