Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow Русский язык и культура речи
Посмотреть оригинал

Речевая культура личности

Речевая культура предполагает ряд обязательных компонентов. Это владение нормами литературного языка; умение осуществлять выбор языковых единиц и строить собственное высказывание в зависимости от ситуации общения; умение с помощью языковых средств достигать поставленных задач в коммуникации; соблюдение этики общения. Таким образом, в органическом взаимодействии должны реализоваться нормативный, коммуникативный и этический компоненты культуры речи.

Понятие нормы — важнейшее понятие речевой культуры. Согласно классическому определению С.И. Ожегова, «норма — это совокупность наиболее пригодных („правильных”, „предпочитаемых”) для обслуживания общества средств языка, складывающаяся как результат отбора языковых элементов (лексических, произносительных, морфологических, синтаксических) из числа сосуществующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого в процессе социальной, в широком смысле, оценки этих элементов» (Ожегов С.И. Очередные вопросы культуры речи // Вопросы культуры речи. М., 1955. Вып. 1). Социальная функция нормы заключается в том, что она обеспечивает единое коммуникативное пространство лиц, говорящих по-русски, несмотря на территориальные, социальные, групповые, возрастные и прочие различия. Чтобы успешно реализовать эту функцию, норма должна быть стабильной и консервативной, что поддерживается многочисленными справочниками и словарями. Л. А. Вербицкая пишет: «Если считать, что языковая норма — это совокупность явлений, разрешенных системой языка, отраженных и закрепленных в речи носителей языка и являющихся обязательными для всех владеющих литературным языком в определенный период времени, то для говорящего, если он этой нормой владеет, она как бы устанавливает границы, за которые он не должен выходить» (Вербицкая Л.А. Сохранить прекрасный русский язык — наша задача // Слово и текст в диалоге культур. М., 2000. С. 63). При этом норма не остается неизменной. Динамичность нормы предполагает существование вариантов, которые нередко вызывают острые общественные дискуссии (например, на протяжении не одного десятилетия ведутся споры о допустимости среднего рода у слова кофе, окончания -а во множественном числе у слова договор). Расшатывание нормы и размывание границ между нормативным и ненормативным наблюдается как в разговорной речи, так и в СМИ, быстро реагирующих на изменение «речевого климата».

|s

Предлагаемый учебник ставит своей целью формирование языкового вкуса и языкового чутья студента, которые должны помочь ему в выборе соответствующих коммуникативным задачам языковых единиц, в аргументированной оценке наблюдаемых языковых изменений.

Культура речи говорящего и пишущего обнаруживается в коммуникативных качествах речи, предполагающих не только соблюдение языковых и речевых норм, но и богатство словарного запаса личности, ее умение пользоваться стилистическими ресурсами языка. Очень важным оказывается соблюдение правил речевого этикета. Совокупность коммуникативных качеств речи, характеризующих речевое поведение отдельного человека, определяет речевую культуру отдельной личности или социального, профессионального, возрастного и т.д. сообщества людей. Речевая характеристика носителя языка, его речевой портрет определяются и богатством лексикона (словарным запасом), и манерой произношения, и наличием или отсутствием особенностей речи, позволяющих определить принадлежность к определенной местности или социальной среде (жаргонизмов, диалектизмов и пр.). Д.С. Лихачев не раз говорил о значимости речевого портрета личности: «Вернейший способ узнать человека — его умственное развитие, его моральный облик, его характер — прислушаться к тому, как он говорит. Если мы замечаем манеру человека себя держать, его походку, его поведение и по ним судим о человеке, иногда, впрочем, ошибочно, то язык человека — гораздо более точный показатель его человеческих качеств, его культуры»[1].

Богатство речи в значительной степени зависит от того, сколько и каких языковых средств находится в активном употреблении говорящего, насколько осмысленно и свободно он может использовать их в тех или иных коммуникативных ситуациях для выражения собственных мыслей. Богатство речи проявляется в количестве и разнообразии языковых средств, используемых личностью. Оно свидетельствует и о языковой компетенции, и об общей культуре человека. Богатство речи зависит от того, насколько велик его индивидуальный словарный запас, насколько осмысленно и свободно он оперирует им в тех или иных коммуникативных ситуациях для выражения собственных мыслей.

Основным требованием, предъявляемым к эффективной речи, выступает содержательность и новизна высказывания: речь не может быть эффективной, если она бессодержательна или не интересна для адресата. Содержательная речь должна быть логичной, точной, соответствовать условиям общения. В содержании речи отчетливо обнаруживается личность говорящего, то, как он воспринимает окружающую действительность. К.И. Чуковский в замечательной книге «Живой как жизнь» писал: «Борьба за культуру речи может быть лишь тогда плодотворной, если она сочетается с тонким чутьем языка, с широким образованием, с безукоризненным вкусом и, главное, если она не направлена против всего нового только потому, что оно новое». Культура речи определяется и способностью критически оценивать собственную речь и речь других. Стремление совершенствовать собственную речь, умение ставить вопросы, связанные с языком и речью, и искать на них ответы — важное качество образованного человека. Такие размышления над языком в устной или письменной речи называют языковой рефлексией. Эмоциональное отношение к словам, в том числе и негативное, свидетельствует только об одном — об интересе к языку. Лингвистическая же рефлексия в широком смысле — один из важнейших процессов, который связывает народ и язык и — по крайней мере, отчасти — определяет развитие последнего (Кронгауз МЛ. Русский язык на грани нервного срыва. М., 2007).

Способность к языковой рефлексии, умение оценить текст также является показателем уровня речевой культуры. Языковая рефлексия может обнаруживаться в специально сформулированных замечаниях, нередко приводимых в скобках (выражаясь высоким слогом, как теперь принято выражаться, как говорили раньше, пользуясь молодежным жаргоном и т.п.). Слово или выражение, являющееся предметом языковой рефлексии, может употребляться в кавычках, выделяться курсивом или иными графическими средствами. Чаще всего внимание носителей языка привлекает выбор слова, но рефлексия может быть направлена и на форму слова, на связь языковых единиц с контекстом. Языковые средства могут подвергаться осмыслению и оценке с точки зрения правильности, нормативности, уместности.

В последние десятилетия ученые активно используют понятие языковая личность. Языковая личность — это личность носителя языка, охарактеризованная на основе анализа созданных им текстов (письменных или устных). Языковая личность характеризуется с точки зрения используемых ею слов и выражений в соответствии с правилами грамматик (вербально-грамматический уровень), с точки зрения объема и содержания знаний, которые актуализируются в речевой деятельности, в том числе знаний национальной культуры (когнитивный уровень), с точки зрения выражаемого отношения, эмоций, оценок, проявляющихся в речи (прагматический уровень).

Саратовские лингвисты на основе многолетних исследований речевого поведения людей, относящихся к разным социальным и профессиональным сферам, выделили следующие основные типы речевой культуры, элитарный — предполагающий владение всеми нормами, выполнение этических, коммуникативных норм; среднелитературный — этот тип воплощает общую культуру человека в ее упрощенном и далеко не полном варианте; характерной чертой среднелитературного типа является принципиальная удовлетворенность своим интеллектуальным багажом, отсутствие потребности в расширении своих знаний и умений, тем более в их проверке; литературно-разговорный и фамильярно-разговорный типы начали складываться как самостоятельные в 90-х гг. XX в.; для них характерно владение только разговорной системой общения; различаются «разговорные» типы только степенью сниженности речи.

Речевое поведение современника в значительной степени подчиняется языковой моде. Модными называют слова или выражения, часто употребляемые в речи, осознаваемые как новые и привлекающие внимание.

Вопросы и задания

1. Прокомментируйте слова Д.С. Лихачева. Какими современными примерами можно их проиллюстрировать?

Язык страдает от того, что у нас появилась мода на неприличные выражения. Это не добавление новых слов, как думают некоторые, это уничтожение десятков других слов. Мода бывает на самые разные слова, вот, например, слово «всплеск» — всплеск того, всплеск другого. Это слово вытеснило в пассивный запас из активного другие слова, а ведь их было множество, потом само погибло. Язык беднеет. Мы любим иностранные слова, но часто не знаем их значения; мы путаем слова «факт» и «фактор», употребляем слово «эпицентр» вместо «гипоцентр» и т.д. {Лихачев Д.С. Об интеллигентности). [2]

3. Прокомментируйте приведенные слова лингвиста. Какие речевые черты профессионального облика специалиста в близкой вам сфере вы можете выделить?

Профессиональный и образовательный уровни и их лексическая проекция — это своего рода «социальный костюм», который каждый человек выбирает по своему усмотрению и носит всю жизнь. <...> В любой другой форме деятельности человек может скрыть те или иные «изъяны своей одежды» (профессионального реноме). Анализ речи, пожалуй, единственный способ увидеть реальную картину (Наумов В.В. Лингвистическая ориентация личности. М„ 2006. С. 221).

  • 4. В Словаре модных слов В.И. Новикова приведены популярные эссе о словах авторитет, актуальный, амбициозный, блин, бренд, бутик, востребованный, в разы, гламур, грузить, драйв, зажигать, крутой, маргинал, по понятиям, прибамбасы, трудоголик, улёт, фиолетово и пр. Употребляете ли эти слова вы? В каких ситуациях? Как вы оцениваете их в речи других людей?
  • 5. Познакомьтесь с приведенными фрагментами статей о современной русской речи. Сформулируйте проблемы, которые в них поставлены. Что такое слова-паразиты? Расширьте представленный в тексте список слов-паразитов, которые наблюдаются в речи молодежи. Какие формы борьбы с этим языковым нарушением вы могли бы предложить?
  • 1. К сожалению, слушающим слова-паразиты приносят в основном неприятности. Их бесконечный повтор просто раздражает собеседников. В какой-то момент эти постоянные значить-значить-значить или такска- зать-таксказать-таксказать заглушают все остальные слова и просто мешают воспринимать мысль. Хотя для слушающего они могут оказаться полезны. Например, слово-паразит вот обозначает завершение некоторого смыслового блока, т.е. дает время осмыслить сказанное и подготовиться к новой информации. Есть люди, которые даже во время монолога постоянно обращаются за поддержкой к собеседникам и делают это с помощью словечка да с вопросительной интонацией и вопросов-обращений типа понимаете, знаете. <...> Я слышал регулярное вопросительное да? в устах абсолютно уверенных в себе людей. Этим словом они как бы постоянно подхлестывают собеседника, не давая ему ни на секунду отвлечься от разговора, а точнее — от слушания того, что они говорят.

Время от времени в русском языке появляются новые слова-паразиты. Вот как это представлено в еще одном анекдоте о языке новых русских: «Новый англо-русский словарь: неопределенный артикль а переводится на русский язык как типа, а определенный артикль the — конкретно или чисто» (Кронгауз МЛ. Русский язык на грани нервного срыва. М., 2007).

  • 2. Я не люблю слово блин. Естественно, только в его новом значении, как своего рода междометие, когда оно используется в качестве замены сходного по звучанию матерного слова. Когда на моем семинаре один вполне воспитанный юноша произнес его, не желая при этом обидеть окружающих и вообще не имея в виду ничего дурного, я вздрогнул. Точно так же я вздрогнул, когда его произнес артист Евгений Миронов при вручении какой-то премии (кажется, за роль князя Мышкина). Объяснить свою неприязненную реакцию я, вообще говоря, не могу. Точнее, могу только сказать, что считаю это слово вульгарным (замечу, более вульгарным, чем соответствующее матерное слово), однако подтвердить свое мнение мне нечем, в словарях этого значения нет, грамматики его никак не комментируют. Но когда это слово публично произносят воспитанные и интеллигентные люди, я от неожиданности вздрагиваю (Кротауз МЛ. Заметки рассерженного обывателя // Отечественные записки. 2005. № 2).
  • 3. Как бы — любимое словосочетание представителей самых разных слоев населения: и высокообразованных, и не очень, артистов, писателей, инженеров, политических деятелей, чиновников, обычных людей. Даже дикторы, как только отходят от гладких, заранее написанных комментариев и пытаются импровизировать, тут же вставляют это слово.

Недавно смотрю интервью с известной поп-звездой Владом Сташевским, и он объясняет: «Вот это как бы моя работа...». А высокопоставленный чиновник в той же передаче словечко «как бы» нанизывал то туда, то сюда, как будто вышивал бисером узоры: «...и это является как бы транзитом для платежей», «...создать как бы кучу взаимных неплатежей», «...как бы работают за себя и за того парня». Слушаешь, и так и хочется спросить: так придется искать работу или нет, так это платежи или нет? (Протасен- ко Т. Как бы... живем. Или уже нет? // Невское время. 1997. 12 апр.). [3]

заменять их на местоимения «он», «она» и «это», с прилагательными Шурик тоже не особо утруждался, замещая их мимикой и жестами.

  • — Они позвонили ему, говорят — Мосгаз ходит с проверкой, нужен доступ туда, ну, он приехал, хату открыл, а он там лежит уже трехдневный... «Они» после уточнения оказались соседями, первый «он» — хозяином квартиры, под «там» подразумевалась сама квартира, в которой был убит и обнаружен второй «он» — Юрий Петрович Забелин» (А Маринина. Пружина для мышеловки).
  • 3. Михаил Олегович Руденко внешне и манерами напоминал директора совхоза, какими их показали в старых советских фильмах... Изъяснялся он короткими фразами, сложные формулировки были ему не под силу или не по вкусу, и этим он сразу расположил меня к себе. По крайней мере, все, что он говорил, было мне понятно, но я никак не мог представить себе этого Руденко в роли бескорыстного благотворителя и тонкого ценителя поэзии (А. Маринина. Все не так).
  • 4. А Ленка Коновалова любую беседу поддерживает двумя предложениями: «Ну да, в общем-то...» и «Ну да, в общем-то, конечно...». И этого оказывается вполне достаточно: во-первых, дает возможность говорить собеседнику, а это всегда приятно. Во-вторых, поддерживает его сомнения. «Ну да, в общем-то...», «Ну, в общем, конечно» (В. Токарева. Самый счастливый день).
  • 5. Больше всего, конечно, Ахматова заботилась о том, чтобы мы с братом правильно говорили по-русски. Она запрещала нам употреблять глагол «кушать» в первом лице, учила говорить не «туфли», не «ботинки» или — упаси бог! — «полуботинки», а «башмаки», наглядно преподавала нам разницу между глаголами «одевать» и «надевать»:
    • — Одевать можно жену и ребенка, а пальто или башмаки надевают (М. Ардов. Легендарная Ордынка).

  • [1] Лихачев Д.С. Самая большая ценность народа // Журналистика и культура русской речи. 2002. № 1. С. 16.
  • [2] Познакомьтесь с приведенным ниже высказыванием. Прокомментируйте и подтвердите примерами рассуждения авторов о нормативно-кодификационной деятельности общества. С какими средствамикодификации нормы вы знакомы? Какие примеры эффективного осуществления языковой политики вы можете привести? Языковые нормы не просто стихийно складываются в ответ на коммуникативные потребности определенного общества, но вполне сознательноформируются данным обществом путем нормативно-кодификационнойдеятельности, издания словарей, справочников, учебных пособий, проведения целенаправленной языковой политики, организации разногорода масштабных пропагандистских кампаний в защиту или против тогоили иного речевого явления (Гудков Д.Б., Скороходова Е.Ю. О русскомязыке и не только о нем. М., 2010. С. 56).
  • [3] Составьте характеристику речевого портрета личности по предложенным ниже описаниям. 1. Полковник Мурашов был известен на все управление своими нестандартными речевыми оборотами. Он был славным человеком и искреннеболел за дело, но с русским языком у него были явные трудности. Самоезабавное, что сам он этого не ощущал, полагая себя необыкновенно красноречивым, и все его перлы были не случайными ляпами, а результатамипредварительной подготовки и продумывания своих речей (А Маринина.Убийца поневоле). 2. Шурик, насколько я помнил, был до ужаса косноязычен, что, впрочем,не мешало ему обладать цепкой хваткой и отличным чутьем. Он был действительно хорошим следователем, но вот чтобы им казаться и не портитьвпечатление, ему нужно было жить и работать, не открывая рта. Удивительным было то, что протоколы он писал более чем сносно, правда с орфографическими и синтаксическими ошибками, но зато гладко и понятно, устная же речь у него была — хоть святых выноси. Сам Шурик зналза собой этот недостаток и объяснял его тем, что в детстве мало общался.<...> Волков совершенно не признавал существительных, предпочитая
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы