Сравнительно-правовой анализ мер оперативного воздействия на неисправного должника как способ обеспечения исполнения обязательств в России и США

В современном обществе, в теории, господствует неоспоримая правовая доктрина равенства всех перед законом, человек в независимости от своего статуса и социального положения может рассчитывать на защиту своих прав и законных интересов судом или другим органом, осуществляющим судейские полномочия.

Однако, к сожалению, на сегодняшний день даже самая совершенная судебная и правовая системы не в состоянии обеспечить создание такого правового поля, которое бы способствовало предотвращению нарушения прав и законных интересов человека, общества и государства. В связи с этим, для предотвращения, пресечения и предупреждения случаев нарушения, законных прав и интересов, законодатель предусматривает создание института самозащиты, как средство, направленное на восстановление нарушенного права, в судебном или досудебном порядке.

В современном представлении институт самозащиты появился в Российской Федерации относительно недавно, исторические же корни идут из древнейшего принципа «зуб за зуб, око за око», именно так в древнейшее общество, не имевшее установленной правовой системы, решало вопросы, связанные с нарушением своих прав.

Тем не менее, данный подход зачастую приводил к еще большему хаосу и ни в коем случае не способствовал восстановлению нарушенного права, а наоборот усугублял проблему, расправы и кровная вражда была постоянным атрибутом общества того времени.

Впервые самостоятельная защита нарушенных прав приобрела правовую форму в Древнем Риме, где изначально восстановление нарушенных интересов возлагалось на частные силы. Законодатель не вмешивался в процесс, но тем не менее правосудие того времени строилось на обязательном подчинении должника управомоченному лицу.

С появлением первых письменных законодательных актов (Законы XII таблиц), начинается преобразование процесса личной защиты интересов, появляется определенный государственный контроль, касающийся защиты должника от неоправданного насилия.

Следующим этапом развития гражданских правоотношений в сфере частной защиты можно считать II-I в.в. до н.э. Расширение Римской империи, развитие хозяйственных отношений, необходимость защиты от неоправданного насилия послужили причинами возникновения формулярного процесса, исключительное право решать споры переходит государственным органам и должностным лицам (Претору).

В III-IV в.в. по инициативе законодателя упраздняется формулярный процесс, и на место его устанавливается экстраординарный процесс, оставшийся единственной формой цивильного процесса в Риме. Римское частное право, допускало возможность самостоятельной защиты гражданином насильственно нарушаемых прав, в том числе запретило управомоченному лицу применять самоуправные действия, однако предусматривающее его применении в исключительных случаях, разрешено законом.

Тенденция на «мирное урегулирование» конфликтов в средние века ослабла, феодальный строй и различие сословий, в том числе отсутствие конструктивной, равной для всех, нормативно-правовой базы, способствовали возрождению кровной мести, распространению насилия. Особенно остро стоял вопрос в верхних сословиях общества, где кровная вражда носила массовый характер, из-за чего иногда даже вырезались целые благородные дома.

В современной юридической литературе принято различать понятия мер оперативного воздействия и процесс самозащиты. Хотя оба понятия схожи, существенное отличие заключается в природе гражданско-правовых отношений. Если внедоговорные отношение предусматривают отсутствие договорных начал, то договорные отношения такими не являются.

Нельзя не отметить вклад выдающегося ученного В.П. Грибанова166 и его работ в развитие теории оперативных мер, его деятельность предупредила вектор развития и понимания, оперативных мер, как отдельного правового института. Именно В.П. Грибанов одним из первых сформулировал полную научно-обоснованную концепцию мер оперативного воздействия, как самостоятельного объекта гражданско- правовых правоохранительных мер, во времена Союза меры оперативного воздействия рассматривались, как гражданско-правовые санкции.

Если В.П.Грибанов в своих работах разграничил и сформулировал отдельные понятия для мер оперативного воздействия, то процесс [1]

развития данного вида правоохранительных мер начался с середины 60-х годов.

После прихода большевиков к власти и создания СССР, правовое поле государств, входящих в союз, претерпело радикальные изменения, в частности доминирующим принципом того времени, был отказ от частной собственности в пользу государственной «общей» собственности, переход с экономических отношений на плановую экономику, в том числе расширение функций государства, контролирующих и правоохранительных функций.

В таких условиях правовой институт самозащиты своих гражданских прав был сильно урезан, за гражданином остается право на самостоятельную защиту своих законных интересов в состоянии необходимой обороны. Защита гражданских прав предусмотрена только судом, за самостоятельную защиту интересов вводится ответственность.

Что касается развития и применения мер оперативного воздействия, то ввиду того, что данная мера применяется при договорных отношениях, а в социалистическом государстве отрицается факт капитализма, данная мера не применяется по своему прямому назначению.

Экономические и договорные отношения строятся не на взаимной выгоде, а на плановом изготовлении и реализации продукции, руководство над деятельностью участников рынка находится в руках советов.

Устанавливая эффективные средства защиты гражданских прав, применяемые судом и иными государственными органами, советское руководство не допускает, чтобы субъект права осуществлял его против воли обязанного лица помимо соответствующих государственных органов.

Поворотным моментом, в экономической системе СССР, стала экономико-правовая реформа 60-х годов, которая предусматривала увеличение самостоятельности субъектов хозяйствования[2].

Столкнувшись с новыми экономическим реалиями, от законодателя потребовалась разработка новых для советского гражданско- процессуального права средств правовой защиты прав субъектов хозяйствования в процессе осуществления экономической и договорной деятельности. В качестве рычага воздействия на экономические взаимоотношения между субъектами хозяйствования, были выработаны меры оперативного воздействия, которые, как нельзя лучше, зарекомендовали себя в отечественной цивилистике в качестве эффективного средства обеспечения реального исполнения договорных обязательств. Перечень мер оперативного воздействия не только был расширен, позволил хозяйствующим субъектам выбрать форму ведения договорных отношений и исполнения контрагентом своих обязательств, но и стал воспринимать как правовой инструмент экономического, а не правоохранительного характера.

Проводя анализ современного законодательства Российской Федерации, можно сделать вывод о том, что меры оперативного управления начали активно развиваться с начала-середины 90-х годов, когда на смену плановой экономике пришли капиталистические отношения вместе с принятыми правилами и нормами. Начали активно развиваться договорные отношение, гражданско-правовые институты.

В таких условиях законодатель издает ряд нормативно-правовых актов, направленных на регулирование гражданско-правовых отношений, в частности в ст. 12 Гражданского Кодекса Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 02.10.2016)[3], предусматривается возможность самостоятельно защищать свои права и законные интересы, применять меры воздействия для досудебного урегулирования споров. У субъектов хозяйствования появляется возможность самостоятельно включать в договор дополнительные условия.

Помимо этого, законодатель не устанавливает исчерпывающий перечень мер оперативного воздействия. Опираясь на научные труды, изложенные в совместной работе М.И. Брагинского и В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения»[4], в содержании которой В.В. Витрянский выделяет пять подгрупп исследуемых мер, определяющих, в зависимости от их правового значения, различные виды правомочий кредитора по изменению или прекращению нарушенного обязательства:

  • 1. Право кредитора на односторонний отказ от исполнения обязательства (отказ от договора);
  • 2. Право кредитора на приостановление исполнения обязательства в одностороннем порядке;
  • 3. Право кредитора отказаться от предоставленных должником товаров, работ, услуг при ненадлежащем исполнении обязательства;
  • 4. Право кредитора удерживать имущество должника до фактического исполнения им предусмотренных договором обязанностей;
  • 5. Право кредитора распорядиться имеющимся у него имуществом должника.

Несмотря на развернутый перечень мер направленных на воздействие исполнения контрагентом своих обязательств, на практике существует ряд недостатков касающихся действующего законодательства, а так же сферы регулирования данных гражданских правоотношений[5]:

  • 1. Некоторые меры оперативного воздействия разработаны еще в советский период и не подходят для современной экономической модели;
  • 2. В Гражданском Кодексе прямо указаны меры обеспечения исполнения обязательств, но отсутствует определение института мер оперативного воздействия, что затрудняет его правовое использование;
  • 3. Оперативные меры лишь отчасти отвечают тем критериям, которые предъявляет современная отечественная правовая доктрина к способам обеспечения обязательств;
  • 4. Меры оперативного воздействия, являются мерами, направленными на предотвращение негативных последствий для кредитора, однако как мера правого обеспечения она при отсутствии положительной реакции со стороны правонарушителя, не приведет к наступлению соответствующих правовых последствий;
  • 5. Подавляющее большинство мер оперативного воздействия ограничивается значением лишь как юридического факта, изменяющего или прекращающего договорное обязательство, тогда как установление или применение способа обеспечения исполнения обязательств, всегда влечет за собой возникновение соответствующего акцессорного обязательства.

Рассматривая договорное право в Соединенных Штатах можно выделить ряд отличий от Российского законодательства. В частности к самозащите принято относить более широкий спектр мер, нежели в российском праве. Так в юридической литературе комплекс мер направленных на защиту гражданского права принято разделять на меры согласованного и несогласованного характера[6].

Согласованные меры - это весь комплекс мер оперативного воздействия на контрагента, цель которого обеспечить выполнение обязательств в договоре сторонами, а так же предотвращение возможных негативных последствий. Например, в Российском законодательстве большую подгруппу оперативных мер действующих в течение всего срока действия договора, а не только в случае возможного нарушения. К таким мерам относятся удержание залога, мера, представляющая собой удержание одной из сторон договора ценного материального имущества до выполнения договора. Распространенным комплексом мер так же является наличие определенных условий в договоре, позволяющих одной стороне предпринимать определенные действия в случае не выполнения или ненадлежащего выполнения контрагентом своих договорных обязательств.

В юридической литературе так же принято выделять перечень мер, получивших в гражданском праве США более широкое распространение, нежели в законодательстве Российской Федерации. К таким мерам можно отнести предусмотренное при заключении договора условие, в котором указывается сумма возможных потерь одной из сторон. Данная мера в первую очередь направлена на предотвращение возможных потерь добросовестной стороны, при этом важной особенностью, по сути определенного вида неустойки, является то, что законодатель не ограничивает на примере российского права возможный размер материальной компенсации. В российском же праве требование о возмещении материальных потерь должно быть соразмерно и разумно по отношению к потерям добросовестной стороны.

Отдельно так же стоит выделить отдельный комплекс мер, направленных на доработку контракта в ходе его исполнения сторонами договора.

Несогласованные меры - комплекс защитных мер, не содержащихся в договоре, предусматривающий совершение односторонних действий одной из сторон, без согласования с другой стороной. Порядок применения данного комплекса мер обеспечивается гораздо более сложным механизмом правового регулирования. В большинстве случаях вопрос о правомерности применения данных мер рассматривается судом.

Например, в Российском законодательстве меры оперативного воздействия, хоть и имеющие более развернутый характер, являются мерами, направленными на предотвращение негативных последствий в процессе исполнения договора, сохранение и развитие партнерских отношений, в том числе возможность досудебного регулирования споров. Однако, на практике меры оперативного воздействия не носят санкционно-обязывающий характер, сторона, чьи права нарушены, не в состоянии самостоятельно взыскивать с должника неустойки или принуждать к определенным правовым действиям.

Помимо этого, минусом установленной системы самозащиты является отсутствие для добросовестной стороны дефиниционной ясности в вопросах порядка и условиях применения мер самозащиты мер оперативного воздействия, ибо в случае неверного толкования нарушенного права добросовестная сторона сама может быть признана нарушителем договора[7].

Проанализировав изложенный материал, можно сделать вывод о том, что в рассматриваемых странах (Россия и США) в сферах договорных и гражданско-правовых отношений, меры оперативного воздействия, как способ обеспечения обязательств носят в первую очередь характер юридического факта, направленного на предотвращение негативных последствий для кредитора и применяющегося в качестве меры предотвращение возможного нарушение одной из сторон своих обязательств, досудебного урегулирования споров, сохранения деловой чести и репутации. При этом данный комплекс мер не влечет за собой возникновение соответствующего акцессорного обязательства, а лишь изменяет или прекращает договорные обязательства.

Пожалуй, основное различие кроется непосредственно в природе происхождения данных мер в двух странах. Если же в Российской Федерации институт правовой самозащиты в договорных отношениях берет свое начало в 60-х годах прошлого столетия, и официально закрепляется лишь с принятием ГК РФ, вследствие чего можно с уверенностью сказать, что применение мер оперативного воздействия в нашей стране - достаточно «молодой» способ защитить свои гражданские права и обеспечить выполнение договорных обязательств.

Что же касается Соединенных Штатов, отправной точкой можно считать рассматриваемое судом дело Кингстона против Престона в 1773 году. До этого года в Штатах действовала правовая доктрина, предусматривающая, что в стороны в договоре обязаны выполнить свои условия полностью независимо от действий, добросовестных или нет, другой стороны. Исходя из того, что судебный прецедент - является одним из основных источников права в США, после вынесения судом решения в пользу Кингстона начинает формироваться новая правовая доктрина, доктрина о предполагаемых условиях, которая предусматривает что выполнение взаимных обязательств обусловлено и взаимозависимо между сторонами договора.

Впоследствии доктрина получила развитие, став доктриной существенного исполнения. Эта доктрина предусматривает, что если исполнение одной стороной является предполагаемым условием возникновения обязанности для другой стороны, то для возникновения такой обязанности достаточно существенного исполнения. Незначительное отклонение от условий договора не вызывает несоответствия предполагаемым условиям взаимного исполнения. Ключевым в такой ситуации является вопрос о достаточном исполнении для признания его существенным, ответ на который в договорном праве США до сих пор не найден.

Рассматривая меры оперативного воздействия на неисправного должника, как способ обеспечения обязательств, следует учесть, что в законодательстве двух стран отсутствует прямое определение института мер оперативного воздействия, что затрудняет его правовое использование. Вследствие чего, основным способом защиты гражданских прав и обеспечение исполнения договорных обязательств является обращение в соответствующие компетентные государственные органы.

Как итог можно отметить, что меры оперативного воздействия как инструмент обеспечения обязательств широко применяются в договорных отношениях, позволяют установить в договоре дополнительные, не ограниченные законодателем, условия, что явно идет на пользу участникам гражданских правоотношений, способствует развитию правового поля, обеспечивает дополнительные гарантии для кредитора. Отрицательный момент выражается, в отсутствии четких инструкций и механизма применения указанных мер, неспособностью в достаточной мере воздействовать на недобросовестного должника, что в конечном счете заканчивается обращением в судебные органы и торможением развития договорных отношений.

Лялина Анастасия Евгеньевна,

магистрант РААН

  • [1] '’ Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав // интернет-ресурсhttp://civil.consultant.ru/elib/books/!/
  • [2] Меры оперативного воздействия // интернет ресурс https://law.wikireading.ru/49988
  • [3] Гражданский Кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 02.10.2016) // Справочная правовая система«Гарант».
  • [4] Брагинский М.И, Витрянский В.В. Договорное право М.: Стаут, 2000 - 2006.
  • [5] Живихина И.Б. Меры оперативного воздействия и самозащита права собственности //интернет-ресурс http://center-bereg.ru/bl3088.html
  • [6] Артемов И.И. Классификация способов защиты гражданских прав в законодательствеСША // интернет-ресурс http://cyberleninka.ru/article/n/klassifikatsiya-sposobov-samozaschity-grazhdanskih-prav-v-dogovomom-prave-ssha
  • [7] Куделин А.В. Самозащита в Англии и США // интернет-ресурс http://www.dslib.net/civil-pravo/samozawita-v-forme-vosstanovlenij a-utrachennogo-vladenija-nedvizhimostju-v-prave.html
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >