Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Спорт arrow Современное олимпийское движение
Посмотреть оригинал

шестая. Современная оценка значения идей Кубертена и олимпийского движения, их перспектив

В связи с обоснованным выше положением, что неправомерно современному олимпийскому движению приписывать статус спортивно-гуманистического движения возникает ряд вопросов, касающихся его социального значения , а также перспектив гуманистического олимпийского проекта Кубертена, гуманистической ориентации олимпийского движения, его роли в гуманизации спорта и глобального культурного пространства в целом.

Социальное значение и перспективы современного олимпийского движения

Прежде всего следует отметить, что на основании изложенного выше неправомерно делать вывод, будто олимпийское движение, выдвигающее на передний план спортивные достижения (рекорды и победы) и связанные с ними другие прагматические ценности - материальные блага, славу, карьеру и т.д, не может выполнять важные социальные функции и потому заслуживает только критической оценки.

Напротив, данное движение в той форме, которую оно приобрело на современном этапе в результате коммерциализации и профессионализации олимпийского спорта - как спортивно-коммерческое движение, как сфера «большого бизнеса» - адекватно современным социально-экономическим условиям и тем существенным изменениям в самих ценностях, определяющих поведение людей современного общества, и потому имеет право на существование.

Во-первых, олимпийский спорт, как профессиональный спорт и другие разновидности спорта высших достижений, выполняет важные социально-экономические функции (по крайней мере для участников этого спорта и движения).

«Олимпийское движение в целом отвечает современным социальным, культурным и политическим требованиям, но нельзя забывать при этом о том огромном внимании, которое уделяется его экономической стабильности: именно это определяет сегодня целиком и полностью жизнь Олимпийского движения» [151, с. 167].

Во-вторых, хотя в олимпийском движении не удалось выдвинуть на передний план решение социально-педагогических задач, гуманистического воспитания человека и совершенствования социальных отношений, и в этом смысле сформировать его статус как спортивно-гуманистического, движения, олимпийский спорт (как и всякая другая разновидность спорта, как спортивная деятельность вообще), способен выполнять и выполняет некоторые важные гуманистические внутриполитические и внешнеполитические функции. Данное положение подробно обосновано в публикациях автора данной книги [например, см. 233-234, 298, 316 и др.].

Но, признавая социальную и даже некоторую гуманистическую значимость современного олимпийского движения, ошибочно, как показано выше, декларируемыми гуманными ценностями олимпизма прикрывать реальную ситуацию в этом движении, приписывать ему статус гуманистического движения и тем более «всемирную гуманистическую миссию».

В этом плане автор данной книги согласен с той позицией по данному вопросу, которую занимает М.Т. Джонатан (Англия). «Учитывая внутреннее давление в МОК, вызванное коммерциализацией Олимпийских игр, фундаментальная ошибка со стороны олимпийского движения состоит в том, чтобы продолжить продвигать желательный и чистый образ этого движения. Этот предыдущий образ теперь способен только усилить значимость тех негативных явлений, которые уже имели место» [463].

В последнее время в научных публикациях, на конференциях и семинарах часто обсуждаются не только современное состояние олимпийского движения, но и его перспективы.

В качестве иллюстрации можно указать международный семинар на тему «Пост-Олимпизм? Проблемы спорта в двадцать первом веке» (Орхус, Дания, сентябрь 2002 г.) [см. 368 ].

При обсуждении данной сложной и дискуссионной проблемы важно различать два ее аспекта:

  • 1) возможно ли и если возможно, то каким образом, повышение ориентации олимпийского движения на гуманистические ценности;
  • 2) каковы перспективы олимпийского движения, ориентированного на прагматические ценности.

Что касается первого аспекта, то в научных публикациях и в выступлениях отдельных лиц время от времени высказывается мнение о том, что тенденцию к понижению или даже отказу от гуманистической ориентации якобы можно исправить.

Такое мнение особенно часто высказывалось в начальный период деятельности Самаранча.

  • Х.М. Кахигал в 1983 г. писал: « Было бы трагично, если бы олимпизм пал жертвой того, с чем он призван бороться, - потребительского духа, примата количества над качеством, погони за результатом и эксплуатации результата, даже если он достигнут нечестным путем. В олимпийском организме исподволь дают себя знать занесенные извне патологические явления; эта патология является доминирующей чертой нашего времени... Внутри олимпийского движения предпринимаются серьезные усилия, чтобы положить конец периоду конфликтов. И признаки обновления уже налицо» [99, с. 25-26].
  • • Вот другой пример аналогичной позиции. «В индустриальном обществе XX века спортсмены боролись в противоречиях между идеалом и реальностью. Превалирующая общественная система ценностей, ориентированная на материальные ценности, сделала неизбежной манипуляцию спортсменами. Они действительно занимают относительно низкое положение на Олимпийских играх, хотя могут служить блестящим социальным образцом. С приближением постиндустриального общества в XXI веке спортсмены будут принимать активное участие не только на спортивной арене, но также в решении олимпийских дел. Такую тенденцию развития основывают на сдвигах доминирующих общественных ценностей к гуманистическим ориентациям, к требованиям будущего развития спорта, к образовательным реформам, связанных с формированием мультимедийной сети и демократизацией олимпийского движения» (X. Рен) [575, р. 98].

Как отмечено выше, раньше выдвигались различные предложения, программы и проекты повышения гуманистической ориентации олимпийского движения.

Мнение о том, что ситуацию в олимпийском движении, сложившуюся в результате коммерциализации и профессионализации олимпийского спорта, все-таки можно изменить и повысить его ориентацию на гуманные духовные ценности высказывается и позднее, в том числе в настоящее время [например, см. 361, 525, 531, 653 и др.].

Основные надежды в этом плане, как и прежде, связываются с обучением олимпийским ценностям в системе олимпийского образования [например, см. 14, 624, 627-629, 635]. Однако в условиях, когда реальная ситуация олимпийского спорта прямо противоречит этим субъективным усилиям организаторов олимпийского образования внести в сознание детей и молодежи ценности олимпизма, эти усилия вряд ли могут привести к сколько-нибудь существенным позитивным результатам.

«Как мы можем научить молодых спортсменов ценностям спорта и Олимпизма, чтобы они развивали свои таланты, проявляя мужество, преодолевая трудности и проявляя настойчивость, чтобы дальше соблюдали правила и моральные обязательства? Какие речи мы можем донести до спортсменов-любителей, когда СМИ пестрят сообщениями о высочайших уровнях спортивных достижений, невероятные зарплатах, фантастических контрактах на рекламу и поведении спортсменов за пределами поля? Как мы можем информировать молодых людей об опасности спортивных шоу и стремлении к совершенству любой ценой?» [653].

Всесторонний анализ эффективности олимпийского образования, в том числе на основе результатов социологических опросов, проведенный автором данной книги и его учениками, подтверждают эти опасения [2, 109, 247, 271, 294-295, 314, 352 и др.].

Помимо олимпийского образования выдвигаются другие средства повышения гуманистической ориентации олимпийского движения.

  • • Так, например, Джереми Кросс (Англия) в своем докладе в МОА пытался убедить слушателей что это можно сделать, используя психологию спорта и олимпизма [420].
  • • Высказывается мнение о том, что постмодернизм может дать новый импульс для олимпизма, особенно в плане его культурного и образовательного аспектов [см. 367], а также «эстетизации спорта» [424].
  • • Разработаны проекты продвижения и реализации ценностей олимпизма на основе определенных видов спорта, например, футбола, и вовлечения в спорт как можно большего числа людей, т.е. развития спорта «для всех». Обосновывается его соответствие олимпийским ценностям и в том числе «актуальность этого вида спорта как инструмента продвижения ценностей мира и социального развития» [566, 582].
  • • Предлагают более активно и эффективно использовать интернет и другие информационные технологии, а также искусство [579- 580, 590].

Особые надежды связывались с проведением в 2008 году Олимпийских игр в Пекине. Ряд китайских ученых высказывал мнение о том, что эти Игры помогут внести новые идеи в олимпийское движение.

  • • Профессор Хай Рен в статье под названием «История Китая и Олимпийское движение» высказал мнение о том, что ценности китайской культуры пойдут на пользу Олимпийским играм. Он отметил, что одной из главных черт китайского народа является упор на создание гармонии - достижении баланса между психическими, моральными и физическими аспектами - акцент на коллективный дух, на интеграцию человека в мир природы [574].
  • • Профессор Ш.-П. Канг из университета Ниже также писал о том, что азиатские страны-организаторы Олимпийских игр могут использовать свою мифологию и историю древнего Китая и тем самым дать «новую жизнь» и изменить философию Олимпийских игр [464].

Однако дальнейшее развитие олимпийского движения (в том числе отмеченные последние события в этом движении) не оправдали надежд на повышение гуманистической ориентации современного олимпийского движения.

По-видимому, и в перспективе вряд ли можно ожидать от олимпийского движения каких-либо существенных успехов в гуманизации современного спорта и тем более глобального культурного пространства, так как в современном олимпийском спорте, как показано выше, в связи с его коммерциализацией и профессионализацией наблюдается не ослабление, а усиление ярко выраженной прагматической ориентации.

С учетом этой ситуации все большую значимость приобретает необходимость сделать тот выбор, к которому, как отмечено выше, Кубертен призывал спортсменов-олимпийцев и руководителей олимпийского движения - либо храм, либо рынок', не следует думать, что можно принять и то, и другое [429. Ср. 469, р. 128].

Карл Леннац в своей статье «От символа идеализма к спиннеру денег (Money-Spinner)», опубликованной в 2014 году, справедливо указывает на то, что вопрос Кубертена «Рынок или храм?» остается актуальным и в настоящее время [495].

Второй аспект перспектив олимпийского движения (его дальнейшего развития как спортивно-коммерческого движения) не является предметом непосредственного анализа в данной книге. Поэтому ниже кратко выделены лишь некоторые аспекты этой проблемы, на которые обращают внимание авторы многочисленных публикаций.

В них отмечается, что в последнее время в олимпийском движении имеет место ряд сложных проблем.

  • • На многие из них указывали участники Спортивного и культурного Форума, который был проведен в Олимпийском Музее в Лозанне в 1997 г. Комиссией МОК по культуре и олимпийскому образованию [см. 656], а также «круглого стола» на тему «Современное олимпийское движение: идеалы, ценности и их реализация» (26 марта 2014 г, Киев) [89].
  • • Подробный анализ проблем и трудностей, возможностей их преодоления, а, значит, и перспектив дальнейшего развития олимпийского движения содержится в книге Дэвида Миллера «Официальная история Олимпийских игр и МОК от Афин до Пекина (1894—2008)» [153].
  • Якоб Стаун отмечает, что последние 10-15 лет в критическом анализе современного олимпийского движения основное внимание уделяется проблемам допинга, экономического влияния на мир спорта и антидемократических форм его организации [600, р. 149].
  • Л.Н. Марков одну из этих проблем сформулировал следующим образом: «Не станут ли очередные Олимпиады состязаниями фармакологов?» [147].

С учетом значимости проблем, с которыми приходится сталкиваться современному олимпийскому движения, исследователи высказывают мнение о том, что вероятны не только оптимистичные, но пессимистичные варианты его дальнейшего развития [36, 81, 367 и др.].

Такое мнение разделяют, в частности, Э. Миа и Б. Гарсиа - авторы книги «Основы олимпизма». «При рассмотрении вопроса о будущем Олимпийских игр, - пишут они, - совершенно очевидны некоторые проблемы, которые рано или поздно встанут во весь рост. Например, непонятно, как совместить рост мегасобытия с ограниченным числом городов, способных принять такое необычное и масштабное мероприятие. Кроме того, сохраняется значительный дисбаланс в разбросе мест, принимающих Игры, что ставит под сомнение всемирность Олимпийского движения» [151, с. 168-169]. Они обращают внимание и на то, что дальнейшая судьба олимпийского движения во многом связана также с тенденцией использования новых технологий для повышения спортивных результатов. И эта тенденция «технологизация современного спорта может привести к тому, что Олимпиады изменятся настолько, что будут иметь мало общего не только с античными Играми, но и вообще со спортом XX века» [151, с. 107. См. также 518]. С учетом этой ситуации авторы книги пишут: «Идея о социальной роли Олимпизма имеет смутное прошлое и нестабильное настоящее» [151, с. 23].

В.Н. Зуев и П.Г. Смирнов отмечают, что к такому выводу побуждают «противоречивые прогнозы будущей судьбы ОИ и ОД, которые предсказывают некоторые эксперты, исследователи и представители МОК [70, 646-647]», «Проект Сочи-2014», который ассоциируется и «с беспрецедентными в истории ОД экономическими затратами (консолидированно - из многих источников финансирования и на различные объекты - они составляют около 50 млрд долларов)», «меняющаяся социально-экономическая ситуация во многих странах мира; расширяющаяся и углубляющаяся глобализация». «Учитывая, что ОД уже достаточно долго находится в фазе подъема, - пишут В.Н. Зуев и П.Г. Смирнов, - менеджменту МОК необходимо готовиться к следующей фазе (кризису). Об этом говорят также и некоторые эксперты, которые советуют руководству МОК перейти от бурного роста к стадии более медленного, но устойчивого развития за счет отказа от некоторых проектов и активов... Реальную угрозу МОК также представляет проект «Объединенные чемпионаты мира», который лежит в основе планов «Спорт-Аккорд» по проведению раз в четыре года чемпионатов мира по олимпийским и неолимпийским видам спорта в одной и той же стране. Впервые это должно произойти в 2017 г.» [81, с. 95-96].

Р. Кашман [391] указывает на ряд «вызовов олимпийскому движению», которые следует принимать во внимание при определении перспектив его дальнейшего развития.

1. «Проблема внедрения в олимпийскую программу новых видов спорта (незападных, юношеских и видов спорта, появившихся в результате развития технологий)». Самым актуальным является «вопрос о необходимости внесения изменений в олимпийскую программу для того, чтобы включить иные виды спорта и принять, отличающуюся от старой, спортивную культуру».

Для разъяснения сути этой проблемы Р. Кашман приводит ряд иллюстраций таких новых Игр и видов спорта.

  • • Прежде всего он ссылается на Азиатские игры, которые «стали более разнообразными, чем Олимпийские игры. В то время как олимпийская программа 2000 года включала 28 видов спорта и 300 мероприятий, Азиатские игры в Бусане 2002 года включали 38 видов спорта и 420 мероприятий. Игры, проведенные в Бусане, включали наиболее выдающиеся боевые искусства региона - карате-до, дзюдо, тхэквондо и вушу. Игры также включали виды спорта, которые популярны в различных частях Азии (например, такие как кадабби и сепак такрау) и в Азии в целом, а именно бодибилдинг, боулинг и сквош. Частью программы стали также бильярд, гольф и регби».
  • • Быструю популярность набирают новые виды юношеского спорта, особенно экстремальные виды спорта - новое общее название, которое используется для видов спорта, которые «выходят за рамки традиционных видов спорта в плане выносливости, испытания пределов сил, а также опасности». Первые Экстремальные Игры были проведены в Ньюпорте, Род Айленд в июне 1995 года. В их программу были включены многие виды спорта, которые являлись расширенными версиями видов спорта, уже включенных в олимпийскую программу:
    • - уличный санный спорт - скейтбординг, катание на роликах, санный спорт, спуск на тобоггане;
    • - приключенческая гонка - спортивное ориентирование на местности, гребля на каноэ, рафтинг (сплав на плотах), каякинг, плавание;
    • - скайсерфинг - скайдайвинг, различные виды серфинга, скалолазание;
    • - барефутинг (воднолыжный спорт босиком) - прыжки на водных лыжах, выполнение трюков на водных лыжах;
    • - катание на роликовых коньках - катание на роликовых коньках, скейтбординг;
    • - велосипедный мотокросс - велогонки, мотокросс;
    • - катание на горных велосипедах - велогонки, легкоатлетический кросс;
    • - прыжки с тарзанки - дайвинг [499].
  • • Виды спорта, появившиеся в результате развития технологий. Примером является воднолыжный спорт. Он получил развитие в 20 веке благодаря созданию моторной лодки, которая «предоставляла достаточную мощность и скорость для передвижения по поверхности воды». Лыжники демонстрируют сложные маневры, передвигаясь по воде на большой скорости, выполняя впечатляющие прыжки в воздухе. По подсчетам около 30 миллионов людей практикуют данный вид спорта [499].

Однако существует мнение о том, что олимпийская программа уже достигла своего оптимального размера, а также высказывается обеспокоенность по поводу»гигантизма» Олимпийских игр. Значит, новые виды спорта могут быть внесены в программу этих Игр лишь в том случае, если старые виды спорта будут удалены из программы. Но в связи с этим олимпийскому движению предстоит решить ряд сложных проблем:

  • - «следует ли включать в программу новые виды спорта, которые стали популярными, за счет выбытия из нее других видов спорта, которые не столь популярны?
  • - стоит ли сокращать олимпийскую программу до базовых видов спорта, таких как атлетика, плавание и традиционные виды спорта программы?
  • - должна ли традиция стать фактором, определяющим включения видов спорта в программу?...
  • - должны ли телевизионные рейтинги (голосование) и популярность решать, какие виды спорта могут быть допущены в программу?».
  • 2. Географический охват Олимпийских игр. Особенно значимым в этом плане было проведение Олимпийских игр в Пекине в 2008 году. Предполагается, что в ближайшее десятилетие они будут проведены в Африке и Южной Америке. Но утопично предполагать, что Олимпийские игры могут быть проведены на Ближнем Востоке - регионе, охваченном войной [391].

При определении перспектив дальнейшего развития олимпийского движения следует принимать во внимание целый ряд и других проблем, которые уже сейчас возникают перед этим движением.

  • М.Т. Джонатан, касаясь перспективы олимпийского движения, пишет: «Коррупция лишь первая из множества проблем, которые являются достаточно важными, чтобы серьезно бросить вызов существующей структуре олимпийского движения....Текущие трудности в рамках олимпийского движения имеют глубинный характер глубоко. Процесс обеспечения будущего Олимпийских игр в пределах существующей структуры, вероятно, будет болезнен, дорогостоящ (с точки зрения финансов и имиджа). Вероятно, это будет требовать не меньше, чем пересмотр олимпийского движения, включая глобальную переоценку его ценностей, мотивации и целей» Особенно важное значение, по его мнению, имеет облик Олимпийских игр. «Если образ Олимпийских игр как кульминации мирового спорта, будет запятнан в ближайшей перспективе, то последствия могут быть значительно более трудными, чтобы с ними справиться» [463].
  • Динос Михаэлидес считает, что «индивидуализм, несправедливые соревнования, шовинизм, агрессивный национализм, сексизм, расизм и даже элитарность» - вот те «важные элементы, которые не оставят шансов на оптимистический исход, если конкретные меры не будут приняты» [519].
  • Д. Нойбауер, анализируя многочисленные проблемы дальнейшего развития олимпийского движения, связанные с процессом глобализации и его последствиями в области экономики, социальных прав, системы ценностей и т.д., демонстрирует эти проблемы на примере Китая и отмечает, в частности, что Олимпийские игры в Пекине являются ярким образцом тех напряженных социальных отношений и противоречий, которые возникают на основе указанного процесса [544].

Сложные проблемы перед олимпийским движением ставит отношение молодежи к традиционным видам спорта, а потому и к Олимпийским играм. Дэвид Миллер, указывая на эту проблему, ссылается на мнение, которое по этому вопросу высказал специалист по молодежному маркетингу из Америки Ирма Зандл: «Олимпийские игры утратили свою привлекательность. Молодежь уже не обсуждает их с пеной у рта. Большинство американцев, особенно молодых, Играми не интересуются. Для них это „не круто“« [153, с. 16].

На данную проблему обращают внимание и другие специалисты.

  • • Так, например, Патрик Кластрес подчеркивает необходимость учета новых аспектов современной молодежной культуры. По его мнению, «Олимпийские игры,» чтобы избежать смерти», должны адаптироваться к потребностям молодых людей. Для этого он предлагает существенно изменить всю программу Юношеских Олимпийских игр [398].
  • Петер Ковар обращает внимание на существенное изменение в последние десятилетия тех ценностей, на которые ориентируется современная молодежь и которые важно учитывать при определении новых целей и задач олимпийского движения, в том числе в сфере олимпийского образования [467].

Ряд проблем, которые предстоит решить олимпийскому движению в процессе дальнейшего развития, затронуты участниками 20-го международного семинара для аспирантов (Международная олимпийская академия, 1-29 сентября 2013 г.), специально посвященного обсуждению темы «Наследие Олимпийских игр: инфраструктура, искусство, качество жизни и экономические параметры» [460. См., например, 594].

Заслуживает внимания не только вопрос о перспективах современного олимпийского движения, но также о современном значении идей Кубертена, в том числе той концепции гуманизации («облагораживания») спорта, которую он разработал.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы