Научный подход и общие принципы методологии научного исследования

Положение о необходимости соблюдения требований научного подхода в философском анализе проблем современного олимпийского движения нуждается в дополнительном уточнении и разъяснении - хотя бы потому, что наука и научный подход понимаются неоднозначно.

Например, наукой называют всякую более или менее систематизированную совокупность знаний, на овладение которыми нужно профессиональное обучение. Но в таком случае в число наук попадают и алхимия, и астрология, и теология, и т.д.

Да и вообще, как отмечает по этому поводу всемирно известный логик, философ и социолог А.А. Зиновьев, «в наше время расцвета науки и ее колоссальной роли в жизни человечества найти человека, который был бы против такого (научного - В. С.) подхода и который считал бы свои суждения ненаучными, вряд ли возможно. Важно, как именно понимается этот подход и как он реализуется фактически» [75, с. 34-35].

Научный подход к получению знаний, научное познание (научное исследование) - особый вид познавательной деятельности, направленный на получение обоснованных и системно организованных знаний о мире, описание, объяснение и предсказание (прогнозирование) процессов и явлений действительности на основе открываемых законов этих процессов и явлений.

Научное познание существенно отличается от других видов познавательной деятельности, таких, например, как обыденное, художественное, религиозное, мифологическое познание.

Как отмечает А.А. Зиновьев, научный подход - это специфический способ мышления и познания реальности, качественно отличный от обывательского и идеологического. Он имеет ряд особенностей. Одна из них - «принцип субъективной беспристрастности, т.е. познание объектов такими, какими они являются сами по себе, независимо от симпатий и антипатий исследователя к ним и не считаясь с тем, служат результаты исследования интересам каких-то категорий людей или нет». Особенность научного подхода и состоит в том, что «исследователь познает то, что существует, возможно, невозможно, необходимо, случайно, закономерно и т.д., независимо от того, познает это исследователь или нет, а не выдумывает то, что должно быть или чего не должно быть, по его мнению. Позиция долженствования не есть позиция научная» [75, с. 36, 39].

К числу существенных признаков научного познания следует отнести также:

  • • изучение объектов независимо от сегодняшних возможностей их производственного освоения (научные знания всегда относятся к широкому классу практических ситуаций настоящего и будущего, который никогда заранее не задан);
  • • получение максимально полных знаний об изучаемых объектах (об их свойствах, структуре, развитии, законах и т.д.);
  • • разработка специальных методов получения и обоснования истинности знаний;
  • • фиксирование полученных знаний не только в обыденном, но и специально разработанном языке (напр., математическом) и т.д.

При научном подходе положения, формулируемые при постановке и решении проблем, не принимаются просто на веру. При их обосновании считается недостаточным и простая ссылка на интуицию, здравый смысл и т.д. К ним предъявляется требование научной обоснованности, доказательности.

Важным компонентом научного подхода является соблюдение принципов и правил, которые формулируются и обосновываются в современной логике и методологии науки.

К их числу относятся логико-методологические принципы введения и оценки понятий. Ведь любое понятие можно определить по- разному. Поэтому возникают важные методологические вопросы: как, ориентируясь на какие критерии, следует оценивать то или иное определение понятия, можно ли и каким образом добиться унификации различных определений, т.е. единообразного истолкования понятия разными авторами, и т.д.

Существуют различные подходы к ответу на эти вопросы и к самой процедуре определения понятий.

Некоторые исследователи отказываются от определения любых понятий - их введения, оценки, унификации, считая эту процедуру излишней. Такая позиция характерна, например, для представителей постмодернизма.

Сторонники методологии Карла Поппера или методологического анархизма Пауля Фейерабенда рассматривают процедуру определения понятий как чисто субъективную. По их мнению, содержание понятий, касающихся разных сфер жизнедеятельности человека, зависит от выбора, от того, к чему человек обращается, к чему стремится, а также от понимания им смысла жизни в индивидуальном и глобальном общественном масштабе. Согласно этой методологии, в основе дефиниции каждого понятия лежит акт внерационального, своевольного семантического решения (выбора, селекции), обусловленного эмоциональным состоянием, а дефиниции эти носят в принципе лишь номинальный характер, хотя представляют собой своеобразный инструмент познания.

Встречается и такой подход, когда некоторые понятия относят к числу «принципиально дискуссионных» нормативных понятий, т.е. таких, которые не поддаются уточнению, даже если оппоненты осознают несопоставимость своих интерпретаций [например, см. 507]. В качестве основания такого вывода обычно ссылаются на то, что в гуманитарных дисциплинах при введении практически каждого понятия, как правило, приходится сталкиваться с наличием различных его интерпретаций и с дискуссиями по этому поводу, редко приводящими к каким-то общепринятым его определениям. Указывают на то, что содержание такого рода понятий основано якобы на несовместимых системах ценностей, и потому никакой содержательный анализ не позволяет их уточнить.

Вместе с тем большинство исследователей призывает к введению понятий, их обоснованию и унификации. Однако одними призывами данную сложную проблему решить невозможно.

«Бороться против этой многозначности и неопределенности слов путем апелляции к требованиям логики и призывов к однозначности и определенности слов - дело абсолютно безнадежное. Никакой международный орган, наделенный чрезвычайными языковыми полномочиями, не способен навести тут порядок, отвечающий правилам логики. Сколько в мире печаталось и печатается всякого рода словарей и справочно-учебной литературы, которые стремятся к определенности и однозначности терминологии, а положение в мировой языковой практике нисколько не меняется в этом отношении к лучшему. Скорее наоборот, ибо объем говоримых и печатаемых текстов на социальные темы возрос сравнительно с прошлым веком в тысячи раз и продолжает возрастать, а степень логической их культуры сократилась почти что до нуля» [75, с. 49].

Помимо призывов необходима конкретная логикометодологическая технология определения понятий, позволяющая устранить отмеченные выше трудности этой процедуры и выбрать нужное определение.

На первый взгляд, данную проблему легко решить, если учитывать, что понятие вводится для характеристики изучаемого реального объекта. Поэтому при наличии разных определений понятия казалось бы достаточно сопоставить их с данным объектом и с учетом этого выбрать «наиболее правильное», «истинное», «точное», «адекватное», «соответствующее реальности» определение, отбрасывая все другие как «неправильные», «ошибочные», «ложные».

Однако при этом возникает следующая трудность. Чтобы сопоставить определяемое понятие с соответствующим реальным объектом, последний надо отличить от других объектов. Но для этого исследователь должен знать специфические признаки данного объекта, т.е. уже должен иметь «истинное» понятие о нем. Так, чтобы какое-либо определение понятия «физическая культура» сопоставить с реальной физической культурой, исследователь должен выбрать ее из всего многообразия существующих социокультурных явлений. А для этого он уже должен знать, что представляет собой физическая культура, чем она отличается от других социокультурных явлений. Но исследователь не может этого знать, ибо понятие «физическая культура» еще только вводится, вопрос о специфических и существенных признаках отображаемого в нем явления еще только решается, и разные исследователи по-разному отвечают на данный вопрос. Поэтому не исключена возможность, что при сопоставлении понятия «физическая культура» с реальностью разные исследователи, исходя из разных определений, будут сравнивать его с различными реальными явлениями. Кроме того, надо учитывать, что введение всякого понятия, предполагает использование терминов. А выбор того или иного термина во многом зависит от воли и желания самого исследователя, а также от ряда других факторов, не связанных непосредственно с характером самого изучаемого объекта. В силу указанных выше причин в принципе всегда можно сформулировать множество определений, каждое из которых будет фиксировать определенный реальный объект с присущими ему реальными свойствами. Если опираться только на критерий оценки понятия с точки зрения его соответствия изучаемому объекту, нет каких-либо оснований для того, чтобы отбросить одно из этих определений, отдав предпочтение другому. В рассматриваемом отношении все они равноценны.

Часто на первый план выдвигается решение терминологических проблем понятийного аппарата: обращается внимание на неопределенность, аморфность, многозначность терминов, перечисляются различные смыслы (значения), в которых употребляется тот или иной термин, и предлагается свой способ его употребления как «наилучший». При таком подходе, во-первых, не решаются содержательные проблемы, хотя именно эти, а не терминологические, проблемы являются главными при разработке понятийного аппарата теории. Во-вторых, в полной мере не решаются и терминологические проблемы: оставляется какое- то одно значение употребления термина, другие значения просто отбрасываются, хотя они также имеют определенное обоснование.

В большинстве публикаций, посвященных логикометодологическим проблемам определения понятий, решение всех этих проблем связывают с соблюдением общеизвестных логических правил определения.

К числу таких правил, как правило, относят следующие:

  • • определение должно быть четким и ясным, не должно содержать двусмысленностей (следует избегать фигуральных и метафорических выражений);
  • • оно не должно быть только отрицательным (цель определения - ответить на вопрос о том, чем является предмет, отображаемый в понятии; для этого необходимо перечислить в утвердительной форме специфические и существенные для него признаки);
  • • в определении не должно быть логических противоречий (когда об изучаемом предмете что-то утверждается и то же самое отрицается);
  • • оно не должно быть тавтологическим (термин определяемого понятия не должен встречаться в том понятии, с помощью которого оно определяется);
  • • уточнения и пояснения вводимого термина должны осуществляться через термины, значения которых уже известны, более ясны и понятны, чем значение уточняемого термина;
  • • в определении не должно быть «порочного круга» (при определении одного понятия не могут использоваться другие понятия, для определения которых, в свою очередь, нужно опираться на первое понятие);
  • • нельзя произвольно изменять содержание определяемого понятия (если при введении понятия используется несколько его явных определений, они должны характеризовать одно и то же содержание этого понятия и не противоречить друг другу, а сами явные определения не должны находиться в противоречии с теми предложениями, в которых вообще встречается данное понятие, т.е. с его контекстуальными определениями) [42—44, 88, 106, 577].

Соблюдение данных логических правил определения понятий необходимо при введении, обосновании и унификации понятий. Но применительно к какому-либо понятию возможно сформулировать несколько различных определений, в которых не нарушаются указанные правила, и потому вновь возникает вопрос о том, какому из этих определений следует отдать предпочтение.

Таким образом, отмеченные выше подходы не позволяют в полной мере решить проблемы определения дискуссионных понятий. В публикациях автора данной монографии предложено и обосновано комплексное, целостное решение данной проблемы на основе авторской логико-методологической технологии определения понятий [253- 255,258-261,316,318].

Эта технология предусматривает соблюдение трех основных принципов.

Первый принцип - учет эффективности определений.

Эффективными в логике и методологии науки принято называть определения, которые обеспечивают точность и однозначность используемых понятий, т.е. позволяют четко выявлять значение употребляемых терминов и распознавать те объекты, которые обозначаются этими терминами [177, с. 25].

Учет эффективности определений - традиционный логический принцип. Специфичными и особенно важными в авторской логикометодологической технологии определения понятий являются новые логические принципы

К их числу относится второй принцип - разграничение содержательного и терминологического аспектов понятийного аппарата.

Содержательный аспект касается фиксируемых в понятии изучаемых объектов и их признаков (т.е. содержания понятия), терминологический - терминов, которые используются для обозначения этих явлений.

В соответствии с этим важно различать две группы проблем, возникающих при разработке понятийного аппарата:

  • 1) содержательные проблемы (какие объекты выделяются в изучаемой области явлений, какие свойства, связи и т.д. им приписываются);
  • 2) терминологические проблемы (каким термином обозначить тот или иной объект).

Значимость дифференциации этих двух относительно самостоятельных, хотя и связанных между собой, групп проблем определяется тем, что для их решения должны применяться различные методы.

При решении содержательных вопросов, возникающих при определении понятия, в первую очередь необходимо выяснить:

  • • насколько данное определение позволяет четко и однозначно выделить объект, фиксируемый в понятии;
  • • в какой мере свойства и отношения, приписываемые этому объекту, соответствуют реальности (при этом надо исходить из фактов, получаемых в ходе наблюдения, эксперимента и т.д.);
  • правомерны ли допускаемые абстракции (с учетом решаемой теоретической или практической проблемы и других факторов).

Решение терминологических проблем, возникающих в ходе определения понятий (какие термины использовать для обозначения тех или иных объектов) требует совсем других средств, нежели при решении содержательных вопросов. В данном случае, например, мало что может дать сопоставление термина с действительностью, ибо не существует однозначной связи между реальным объектом и теми терминами, которые могут быть использованы для его обозначения. В принципе исследователь может использовать любой термин для обозначения какого- то объекта и какой-то термин применять для обозначения любого объекта. Какую именно терминологию будет использовать ученый, во многом зависит от него самого и от его договоренности с другими учеными (что невозможно при решении содержательных проблем). В этом смысле в логике и методологии науки говорят о том, что «в науке о словах не спорят, о них надо просто договариваться».

В связи с этим нередко определения рассматривают как некоторое действие с терминами языка науки, истолковывают как соглашение между учеными ввести в теорию какой-то термин и установить определенное отношение между его значением и значением другого термина [97, с . 148]. Однако такое понимание вряд ли правомерно для всех определений.

Д.П. Горский справедливо указывает на то, что оно способно «охватить лишь некоторый круг явных определений, используемых в формальных системах, и поэтому, разумеется, не может рассматриваться как обобщенное определение дефиниции», хотя некоторыми авторами оно «незаконно абсолютизируется и переносится на любые определения» [43, с. 299].

Применение тех или иных терминов не является абсолютно произвольным. Во-первых, при использовании любой терминологии должно соблюдаться отмеченное выше требование точности, четкости и однозначности, т.е. эффективности терминологии. Во-вторых, важно учитывать, насколько в том или другом случае целесообразно использовать именно данный, а не какой-то другой термин, придавать термину более или менее широкое значение. При решении этого вопроса в логике и методологии науки формулируется ряд рекомендаций. Прежде всего рекомендуется учитывать, в какой мере то или иное значение термина соответствует уже сложившейся языковой практике, исторически первоначальному его истолкованию, значению более широкого и родственного ему по значению термина. Необходимо принимать во внимание и то, насколько удобно пользоваться этим термином (не слишком ли он, например, длинный), придавать ему определенное значение в рамках той или иной науки, при решении тех или иных задач (проблем). Важно, чтобы использование термина не приводило к противоречиям, к нарушению упомянутых правил логики, к дублированию значения других, общепринятых, терминов и т.д. Следует иметь в виду также, что терминология не является застывшей, неизменной. В ходе развития научного познания возникает необходимость изменить не только содержание понятий, но и используемую терминологию [97, 177].

Таким образом, критерии и средства решения содержательных и терминологических проблем определения понятий существенно отличаются друг от друга. Поэтому столь важно различать эти проблемы.

Третий принцип авторской логико-методологической технологии определения понятий - необходимость введения и анализа не одного понятия, а системы понятий, необходимых для выделения и дифференциации различных объектов изучаемой области.

В исследовательской практике преобладает подход, противоречащий этому принципу. Чаще всего какое-то понятие рассматривается само по себе, а не в рамках указанной системы понятий. При таком подходе невозможно справиться с трудностями и проблемами, возникающими в ходе понятийного анализа и реализовать сформулированные выше методологические принципы определения понятий. Невозможно, например, в полной мере выяснить, соблюдается ли требование эффективности определения, так как нельзя установить, отсутствует ли запрещаемый логикой «замкнутый круг» в определении данного понятия, не дублирует ли оно (как в содержательном, так и в терминологическом плане) другие понятия. Для этого нужно выйти за пределы определяемого понятия и сопоставить его определение с определениями других понятий. Из этого следует, что определение понятия может быть эффективным в одной системе понятий и неэффективным - в другой.

При выборе той или иной терминологии также необходимо учитывать систему терминов. Так, для правильной оценки целесообразности используемой терминологии в ходе понятийного анализа необходимо учесть различные способы использования термина (например, «физическая культура») для обозначения тех или иных объектов и варианты обозначения этих же объектов другими терминами (например, «соматическая культура», «физические упражнения» и др.). Но это также предполагает сопоставление вводимого понятия с другими понятиями, которые используются для выделения и дифференциации объектов изучаемой области.

Только учет системы понятий позволяет определить наличие разногласий между учеными относительно дискуссионного понятия и характер этих разногласий. А от этого существенным образом зависит выбор эффективных путей и средств их устранения, унификации различных взглядов на вводимое (уточняемое) понятие. Если, например, обнаруживается, что исследователи выделяют в изучаемой области одни и те же объекты, лишь по-разному обозначая их, т.е. расхождения между ними только терминологические, то в этом случае должен быть поставлен вопрос о наиболее удобной и целесообразной терминологии. При этом можно и следует договариваться об используемых терминах.

Совсем другое дело, если расхождения носят содержательный характер. В этом случае не может помочь «договоренность» об используемой терминологии. Прежде всего нужно определить объекты изучаемой области, правомерность допускаемых абстракций и т.д., опираясь при этом на рассмотренные выше логико-методологические критерии решения такого рода содержательных, а не терминологических вопросов. Причем предпочтение должно отдаваться той концепции, в рамках которой на основе вводимых понятий наиболее полно выделяются, а также четко различаются, не смешиваются между собой объекты изучаемой области.

Значит, при введении, оценке и унификации понятий в первую очередь должен быть проведен их содержательный, а не терминологический анализ.

«Главным в определениях с точки зрения их роли в познании социальных объектов, - пишет по этому поводу А.А. Зиновьев, - является не нахождение слова для обозначения выбранного объекта, а процесс выбора объекта и выделения его признаков, которые указываются в определяющей части определения. От того, какие именно объекты исследователь выбирает и какие именно признаки в них выделяет, зависит успех исследования в целом» [75, с. 48].

В ходе содержательного анализа самое важное состоит в том, чтобы на основе введения системы понятий по возможности наиболее полно выделить, охарактеризовать и дифференцировать различные явления изучаемой области (в том числе и те, которые фигурируют в разных определениях этих понятий), чтобы четко их различить, не смешивать друг с другом.

Вопрос о том, какие термины будут применяться для обозначения тех или иных явлений, выделенных в ходе содержательного анализа, имеет второстепенное значение. У каждого исследователя здесь есть определенная свобода выбора термина для сокращения того, что говорится в определяющей части определения (т.е. для краткого обозначения объекта, выделенного определением).

Конечно, здесь не должно быть полного произвола - должны учитываться указанные выше рекомендации логики и методологии науки. Помимо прочего предпочтение при этом следует отдавать традиционным, а не новым терминам. Допускается возможность введения и новой терминологии, но лишь в том случае, если это действительно правомерно и целесообразно.

Итак, авторская логико-методологическая технология определения понятий, которую автор использует во всех своих публикациях, предусматривает соблюдение в ходе этой процедуры трех принципов:

  • 1) учет эффективности определений;
  • 2) разграничение содержательного и терминологического аспектов определения;
  • 3) введение системы понятий, которая необходима для выделения и дифференциации различных объектов изучаемой области.

Данная технология имеет важное значение для философской дисциплины, делающем предметом своего анализа олимпийское движение, равно как и в других гуманитарных дисциплинах спортивной науки, так как большинство понятий этих наук являются аморфными, неопределенными, многозначными. Как отмечено выше, это касается даже понятия олимпизм», которое имеет особенно важное значение в философском осмыслении олимпийского движения

Анализ философских проблем этого движения предполагает ориентацию не только на изложенные выше логико-методологические принципы определения понятий, но и на другие положения современной логики и методологии, связанные с использованием таких сложных методов, как метод идеализации, мысленный эксперимент, гипоте- тико-дедуктивный метод и др. Особенно важное значение имеет диалектический метод.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >