Изменение политики России в Центральной Азии

В свете рассматриваемой темы особое значение отводится позиции России в центрально-азиатском регионе. Она во многом определяется местом и ролью Российской Федерации в мировом геостратегическом раскладе сил, сложившимся после распада Советского Союза. Внешнеполитическая стратегия России на перспективу нацелена на решение комплекса сложнейших взаимосвязанных задач. Среди них можно назвать задачи, связанные с исключением возможности столкновения с каким-либо глобальным центром силы, недопущением изоляции России на мировой арене, укреплением её позиций как влиятельного субъекта мировой и региональной политики, создания благоприятных условий для органичного включения основной части постсоветского пространства в глобальный мир[1].

По мнению западных экспертов «Россия вступает в 2008 год, занимая самые сильные геополитические позиции со времён окончания холодной войны. Упадок её военной составляющей удалось в основном остановить, страна купается в нефтедолларах, внешняя задолженность выплачена, мятеж в Чечне подавлен, центральная власть фактически ликвидировала внутриполитическую оппозицию, правящий режим пользуется популярностью в народе, а вооружённые силы США настолько увязли в других регионах, что не могут реально блокировать наступление России - они способны лишь на символические жесты в этом направлении»[2].

В то же время Россия продолжает испытывать сильное давление со стороны некоторых мировых центров силы, что негативно сказывается на её геостратегических и геополитических позициях. В частности, по периметру всех её западных границ расположились государства НАТО. Ускорившаяся модернизация вооружённых сил в азиатском регионе вынуждает Россию планировать оборону на двух фронтах, чего в советские времена ей так и не удалось достичь[3]. США и страны НАТО стремятся укрепить свои геостратегические и геополитические позиции, активизируя политику политического и военного проникновения на Кавказ. Всё возрастающую угрозу национальным интересам России оказывает активизация действий США и их союзников по НАТО по укреплению своих политических и военно-стратегических позиций в государствах Каспийского региона.

Главные документы, определяющие внешнюю политику России («Концепция внешней политики Российской Федерации» и «Концепция национальной безопасности Российской Федерации») в числе важнейших приоритетов называют страны СНГ. Как определено в этих документах, именно там сосредоточены основные интересы России и именно оттуда исходят основные угрозы её безопасности.

В Концепции внешней политики Российской Федерации, утверждённой Президентом РФ 28 июня 2000 года говорится: «Приоритетным направлением внешней политики России является обеспечение соответствия многостороннего и двустороннего сотрудничества с государствами - участниками СНГ задачам национальной безопасности страны. Упор будет делаться на развитие добрососедских отношений и стратегического партнёрства со всеми государствами - участниками СНГ»[4].

Важное место отводится и Центральной Азии, ввиду её стратегического и экономического значения. Интересы России в регионе основываются на стремлении сохранить особые отношения, сложившиеся между ними в политической, экономической, военной и культурной сферах, за время совместного пребывания в рамках Российской империи и Советского Союза. В течение многих веков народы России и Центральной Азии, хотя и развивались в рамках различных цивилизаций, тем не менее, поддерживали разнообразные контакты в сферах, экономики, торговли и культуры.

Взаимопроникновение экономик и культур существенно возросло в периоды нахождения региона в составе российской империи и СССР. Российское влияние на политические, экономические и культурные отношения с народами региона продолжает оставаться значительным. Львиная доля центрально-азиатской политической и военной элиты получила советское образование, у неё нет каких-либо языковых барьеров, она достаточно близка по своему мировоззрению российской элите. Значительная часть населения региона сохранила знание русского языка и русской культуры. Можно однозначно сказать о том, что в плане взаимовлияния друг на друга, многообразных связей, имеющих многовековые традиции, никакая другая страна не может сравниться с Россией. Поэтому общее прошлое и по настоящее время продолжает играть важную роль в отношениях между Российской Федерацией и странами Центральной Азии, особенно в вопросах определения будущего.

И сегодня существует немало точек соприкосновения, сближающих позиции сторон. К числу позитивных моментов следует отнести то, что между сторонами не существует претензий друг к другу территориального, политического или религиозного характера. Вместе с тем, следует воспринимать как историческую реальность то, что распад СССР привёл к появлению в центре евразийского континента пяти новых независимых государств, каждое из которых проводит самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, защищает собственные национальные интересы и стремится обеспечить безопасность своих стран. В контексте этих проблем большое место отводится ими Российской Федерации.

В свою очередь и руководство России не оставляет без внимания этот важный для неё регион. При этом следует отметить, что политика России в отношении стран Центральной Азии с начала 90-х годов неоднократно претерпевала серьёзные перемены. В 90-е годы прошлого века, особенно в бытность должности министра иностранных дел РФ

Козырева, проводился курс на фактический уход России из региона, государства которого считались балластом, мешающим развитию России. Процесс её возвращения в Центральную Азию стал реальностью после победы на президентских выборах В.В. Путина Это, по мнению некоторых аналитиков, последний рубеж стратегического отступления России после ухода с традиционно подконтрольных зарубежных территорий Восточной Европы. Потеряв его, Россия лишится последних буферных зон, и её стратегическая оборонительная линия будет проходить по государственной границе[5].

Как известно, вакуум не терпит пустоты и многие государства, используя недальновидную и ошибочную политику ухода России из региона, поспешили предпринять усилия для того, чтобы укрепить в нём свои позиции. Поэтому, в известном смысле, РФ, после изменения своей политики по отношению к Центральной Азии, столкнулась в регионе с возросшей конкуренцией с их стороны. Ситуация осложняется и тем, что США и Китай, Турция и Иран, объявили Центральную Азию сферой своих жизненно важных интересов и отводят региону по разным причинам важное место в своей политике.

Центральная Азия превратилась в арену столкновения геополитических интересов. «Усиливается тенденция к созданию однополярной структуры мира при экономическом и силовом доминировании США»[4]. После распада СССР их лидеры активно реализуют большую стратегию своей страны, заключающуюся в том, чтобы не позволить вновь какой-либо державе или союзу государств на евразийском континенте достичь способности действовать в качестве «равного вызова» интересам США. Западная демократия и свободный рынок смогут укорениться в мире только тогда, когда Россия будет лишена экономических, социальных и демографических ресурсов для восстановления своей имперской власти.

Китай должен быть расчленён на пять независимых государств. Что касается средств достижения этой цели, то предполагается применение комбинации жёстких силовых методов, основывающихся на подавляющем военном превосходстве и ряде более мягких мер[7]. Причём, следует отметить позицию Москвы, исходящую из того, что расширение американского военного присутствия в регионе представляет угрозу приграничным областям России. Реалии последних лет таковы, что действия США и их союзников привели к тому, что всё южное «подбрюшье» России оказалось под контролем ведущих стран - членов НАТО[8].

Вследствие этого Центральная Азия рассматривается как одна из возможностей восстановления стратегического влияния России. Кроме того, регион является одним из ключевых звеньев в области безопасности, борьбы с международным терроризмом. Он обладает большим потенциалом в области энергоресурсов и других полезных ископаемых и является важным рынком сбыта товаров российской промышленности. Поэтому Россия чрезвычайно заинтересована в установлении геостратегического и геополитического контроля над регионом.

В тоже время события последних лет свидетельствуют обо всё возрастающем давлении на Россию со стороны стран Запада. Например, в ходе слушаний в феврале 2008 года в сенате по проблемам безопасности, в сенатском комитете по разведке, руководство ведущей американской спецслужбы - Национальной разведки США, впервые причислило Россию к главным угрозам национальной безопасности США. «Агрессивные усилия России по контролю, запрету или блокированию транзита углеводородного топлива из Каспийского региона на Запад, желание поставить энергетический коридор Восток - Запад под свой контроль», Национальная разведка отмечает как угрозу безопасности США и их западных партнёров[9].

Началом широкомасштабного стратегического плана, направленного острием против Российской Федерации, следует считать и акцию США и западных стран по признанию независимости Косово и фактического раздела Сербии по этническому принципу. В подобных условиях в ещё большей степени становятся актуальными вопросы обеспечения безопасности России.

Основные угрозы в международной сфере обозначены в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утверждённой Указом Президента РФ № 24 от 10.1.2000 года. В их числе называются:

  • - возможность появления в непосредственной близости от российских границ иностранных военных баз и крупных воинских контингентов;
  • - возникновение и эскалация конфликтов вблизи государственной границы РФ и внешних границ государств - участников СНГ;
  • - попытки других государств помешать реализации национальных интересов и ослабить её позиции, в том числе в Центральной Азии[10].

В «Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года», утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 года сказано: «на обеспечение национальных интересов Российской Федерации негативное влияние будут оказывать вероятные рецидивы односторонних силовых подходов в международных отношениях, противоречия между основными участниками мировой политики, угроза распространения оружия массового уничтожения и его попадания в руки террористов, а также совершенствование форм противоправной деятельности в кибернетической и биологической областях, в сфере высоких технологий. Усилится глобальное информационное противоборство, возрастут угрозы стабильности индустриальных и развивающихся стран мира, их социально-экономическому развитию и демократическим институтам. Получат развитие националистические настроения, ксенофобия, сепаратизм и насильственный экстремизм, в том числе под лозунгами религиозного радикализма. Обострятся мировая демографическая ситуация и проблемы окружающей природной среды, возрастут угрозы, связанные с неконтролируемой и незаконной миграцией, наркоторговлей и торговлей людьми, другими формами транснациональной организованной преступности. Вероятно распространение эпидемий, вызываемых новыми, неизвестными ранее вирусами. Более ощутимым станет дефицит пресной воды»[11].

В апреле 2006 года, по итогам рабочего визита Президента Кыргызстана в Москву в Совместном заявлении президентов РФ и КР, было заявлено о том, что «отмечая общность подходов двух стран к ключевым аспектам ситуации в Центральной Азии и вокруг региона, президенты высказываются за дальнейшее углубление взаимодействия России и Киргизии на двусторонней основе и в многосторонних форматах в интересах обеспечения стабильности и безопасности на стратегически важном центрально-азиатском пространстве, нейтрализации вызовов и угроз со стороны международного терроризма и религиозного экстремизма, транснациональной организованной преступности, в пресечении незаконного оборота наркотиков[12].

Большая часть угроз для России, обозначенных в Концепции национальной безопасности Российской Федерации, относятся к Центральной Азии, находящейся по соседству с одной из самых нестабильных зон планеты. Поэтому сотрудничество России с центрально- азиатскими странами является наиболее развитой сферой её сотрудничества с ними. Российские лидеры вынуждены учитывать наличие фактора нестабильности, связанного с деградирующей ситуацией в Афганистане, вынуждающего их принимать соответствующие меры по его нейтрализации. В одном из основных документов, определяющих внешнюю политику Российской Федерации, говорится о том, что «затяжной конфликт в Афганистане создаёт реальную угрозу безопасности южных рубежей СНГ, напрямую затрагивает российские интересы»[13].

Афганский очаг нестабильности в зоне исламской дуги распространяется на север, дуга продавливается вглубь постсоветского пространства. Вооружённый конфликт и многолетняя война в Афганистане несут угрозу распространения межэтнических конфликтов, наркотиков, оружия, терроризма, религиозного экстремизма. Огромной по масштабам и последствиям опасностью для безопасности России выступают наркотические пути через её территорию на Запад, ключевым звеном которых стали страны Центральной Азии.

По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в Афганистане наблюдается рост урожая опиумного мака. Его сбор в 2007 году составил 8200 тонн, что на 17% больше чем в 2006 году. С 2001 по 2008 год площади, используемые для его выращивания, возросли более чем в 20 раз. До 90% наркотического сырья уходит в Европу через страны Центральной Азии, Балканы и отчасти Россию[14].

Негативные последствия северного трафика, проходящего через территорию Центральной Азии, для России чрезвычайно велики, особенно с учётом того, что ей приходится практически в одиночку противостоять всё нарастающему потоку наркотиков.

Приходится также учитывать опасность того, что возможное слияние афганского и регионального конфликтных потенциалов, способных полностью разрушить баланс сил в Центральной Азии, может привести к созданию на южных границах России обширного пояса нестабильности в зоне «исламской дуги». Не исключён и вариант его смыкания с кавказским поясом нестабильности, что поставит РФ в крайне затруднительное положение. Серьёзным фактором, влияющим на безопасность России, является и нарастающая активность экстремистских религиозных организаций выступающих под флагом свержения светских режимов и создания в регионе так называемого халифата в Центральной Азии. Их лидеры стремятся организовать широкое проникновение и в среду двадцати миллионного мусульманского населения России.

К примеру, эмиссары запрещённой организации «Хизб ут Тахрир» начинают всё активнее действовать и непосредственно на территории России. Центральная Азия близко расположена к Кавказу и южным субъектам Российской Федерации, в которых сосредоточена основная масса двадцатимиллионного мусульманского населения. Факторами, способствующими проникновению международных террористов и религиозных экстремистов в эти районы России, являются географическая и языковая близость, сходство национального состава и слабость государственного контроля. Одним из основных каналов проникновения терроризма в Россию является Центральная Азия[15] [16].

Нельзя не учитывать и целенаправленной политики США и стран НАТО, направленной на вытеснение России из региона и усиления своего военного присутствия в нём. Не менее актуальной остаётся проблема борьбы великих держав за овладение каспийскими углеводородами, в которой РФ выдерживает всё более усиливающееся давление со стороны США, НАТО, ЕС.

Об активном проникновении альянса в Центральную Азию свидетельствует состоявшийся в начале апреля 2008 года саммит НАТО в Бухаресте. В его итоговой декларации было отмечено, что «Центральная Азия является стратегически важным регионом для альянса и что в силу ряда политических и экономических факторов стратегическое значение региона в последующие годы возрастёт в ещё большей степе-

НИ» .

Основываясь на подобном выводе, лидеры альянса выступают за укрепление сотрудничества НАТО со странами региона. Важное место при этом, они отводят задаче осуществления блоком реформы вооруженных сил стран региона, чтобы, по словам генерального секретаря альянса Яап де Хооп Схеффера «их вооружённые силы могли тесно взаимодействовать с НАТО»[17].

По словам генерального секретаря ОДКБ Н. Бордюжи «в ОДКБ с озабоченностью и тревогой смотрят на происходящее на западных границах. Это ведь не только механическое расширение НАТО - подчеркнул он. Это и восстановление военной инфраструктуры бывшего СССР в непосредственной близости от России и Белоруссии, попытка создания новых военных объектов в центрально-азиатском регионе, на Кавказе. Естественно, мы не можем оставаться безразличными к таким явлениям»[18].

Всё это свидетельствует о том, что регион превратился в «сверхмягкое место» в системе внешней безопасности России, а Центральная Азия, в связи с этим, стала одной из главных среди зон её ответственности, сферой её жизненно важных геостратегических и геополитических интересов.

Отсюда вытекают основные интересы Российской Федерации в Центральной Азии. Из их числа можно выделить следующие:

  • - вопросы безопасности, в том числе проблема противостояния международному терроризму и религиозному экстремизму, контрабанда наркотиков. К числу национальных интересов РФ в сфере безопасности относится также поддержание региональной стабильности, поскольку её отсутствие оказывает прямое влияние на ситуацию в самой России. В сферу безопасности России входит также недопущение создания геополитической стратегической угрозы, связанной с превращением региона в зону доминирования враждебных России сил;
  • - укрепление экономических позиций России в странах региона. Создание общего экономического пространства России и Центральной Азии;
  • - защита интересов и прав миллионов русских, проживающих в странах Центральной Азии;
  • - сохранение русского языка как одного из главных языков межгосударственного и межнационального общения в регионе;
  • - использование геостратегического потенциала региона для практических военных нужд;
  • - геоэкономические цели и прежде всего, сохранение контроля над каспийскими углеводородами;
  • - сохранение контроля над военно-стратегическими и экономическими маршрутами, необходимыми для создания буфера для защиты от приходящих с юга новых угроз.

В тоже время, не менее важное место в отношениях между Россией и государствами Центральной Азии играют и национальные интересы последних, цели, в достижении которых с помощью России они заинтересованы. Стратегические цели независимых государств региона определяются следующими задачами:

  • - обеспечение суверенитета и независимости государств;
  • - обеспечение безопасности в условиях граничащего с регионом Афганистана;
  • - противостояние международному терроризму;
  • - сдерживание исламского экстремизма;
  • - борьба с наркотрафиком и организованной преступностью;
  • - сдерживание внутрирегиональных конфликтов;
  • - расширение военного сотрудничества с Россией;
  • - расширение взаимовыгодного экономического и торгового сотрудничества с РФ;
  • - защита интересов мигрантов в России.

При этом, ввиду неоднородности региона, геополитически разной ориентированности его стран по отношению России, разновектор- ности факторов, определяющих главные сферы взаимодействия, интересы и цели, в решении которых они взаимно заинтересованы, носят различный характер.

То есть, цели и задачи центрально-азиатских стран по отношению к России не совпадают. Когда речь заходит о Кыргызской Республике и её политике по отношению к России, следует выделить два её уровня. Первый уровень определяется принадлежностью Кыргызстана к региону, в связи, с чем все общерегиональные проблемы касаются непосредственно и его. Второй уровень связан непосредственно с проблемами самой республики. Аналогичным образом обстоит дело и с интересами России в Кыргызстане.

  • [1] Кувалдин В.Б. В поисках сути российской внешней политики // Международнаяжизнь. - 06.2007. - С. 31.
  • [2] «Stratfor»: Прогноз на 2008 год: страны бывшего СССР: www.Tazar/kg
  • [3] Там же.
  • [4] Концепция внешней политики Российской Федерации: www.mid.ru
  • [5] Мельников Д. Указ. соч.
  • [6] Концепция внешней политики Российской Федерации: www.mid.ru
  • [7] Аксель Брот. Взращивание будущих конфликтов: Россия и Китай. - 20.08.2008:www.warandpeace.ru
  • [8] Анализ военно-политической обстановки и военные угрозы жизненно-важныминтересам Российской Федерации до 2015 года: www.patriotika.ru
  • [9] Сидоров Д. США признали Россию и Китай источником опасности наряду сАль-Каидой, Ираком и Ираном // Коммерсант. - 7.02.2008. - №19.
  • [10] Официальный сайт МИД РФ: wwwanid.ru
  • [11] Раздел II. П. 10 Стратегии национальной безопасности Российской Федерациидо 2020 года. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 12 мая2009 г. № 537.
  • [12] Совместное заявление Президента Российской Федерации и Президента Киргизской Республики. (См.: Официальный сайт МИД РФ: www.mid.ru)
  • [13] Концепция внешней политики Российской Федерации. Утверждена Президентом РФ 28.06.2000 г. (См.: Официальный сайт МИД РФ: www.mid.ru)
  • [14] Ведомости. - 6.03.2008. - №41.
  • [15] Информационно-аналитический Центр: Интересы и положение России в Центральной Азии. - 15.10.2007: www.tazar.kg
  • [16] Новик А. НАТО рвётся в Центральную Азию. 30.05.2008: www.centrasia.ru
  • [17] Козин В.К. Евразийский перекрёсток: Соединённые Штаты стремятся стать его“регулировщиком” // Красная звезда. - 3.06.2008.
  • [18] Денисенко Е. Н.Бордюжа: ОДКБ - универсальная организация // Слово Кыргызстана. - 25.06.2008.
 
Посмотреть оригинал