Введение

Важным вопросом социальной динамики музыкальной культуры остается нелинейный характер отображения и опережения ею эпохальных преобразований в области духовной и материальной культуры, также как и ее взаимосвязь с социальным компонентом культуры в виде традиций и установок на восприятие музыкальности последовательно и одновременно звучащих тонов. Это, в свою очередь, делает актуальным рассмотрение этноспецифики музыкальной экспрессии как коррелята социокультурной этнической идентичности. Не менее значимым остается вопрос о роли сонорного мироощущения и соотнесенных с ним средств и форм музыкальной экспрессии в консолидации и дифференциации социальных групп и сообществ при эпохальных изменениях социума.

Конец XX и начало XXI века характеризовались многочисленными открытиями и значительным прогрессом в области знаний о физике музыкального звука, физиологии слуха, специфике и возможностях используемых музыкальных инструментов. Это актуализирует задачу социально-философского анализа функций сонорного мироощущения, а также предпочтительных и преобладающих средств музыкальной экспрессии в воспроизводстве социальности и воздействия на выбор цивилизационных ориентиров развития общества, социальные ценности и поведение людей. Конкретные направления в исследовании феномена музыки, такие как музыкознание, теория музыки, музыкальная критика, анализ музыкальных произведений, этномузыкоз- нание, имея собственные предметы рефлексии, иллюстрируя кризис фрагментации гуманитарного знания, не поднимают данных вопросов или рассматривают их частично, без связи синтертекстуальностью культурных процессов. С другой стороны, социальная философия не может остаться в стороне от социокультурной проблематики феномена музыки. Актуальным остается вопрос не только о влиянии социальных и технических условий социокультурных эпох на выразительные средства и особенности используемых сонорных, ладовых и ладотональных систем, но и об обратном их воздействии в виде сенсорно-сонорного мироощущения на становление мировоззренческих идеологем и в целом идеологии культурной эпохи с вытекающей отсюда направленностью активности социального субъекта.

Социально-философская проблематика музыки, как и в целом философия музыки, не принадлежит к числу популярных тем по причине фрагментации современного гуманитарного знания и необходимости соединения двух противоположных, по существу, качеств - абстрастного логического мышления и чувствования музыки в ее эмоционально-сонорных образах, лишенных визуальности бытия.

Тем не менее, история философии, теории музыки и музыкознания иллюстрирует наличие такого совпадения интересов, традицию которому положил великий Пифагор. В ряду античных философов, занимавшихся также и проблемами музыки, находятся Платон[1] и Аристотель[2], которых музыка интересует, правда, не столько со стороны физики звука, как Пифагора, а в большей мере со стороны ее социальноантропологического воздействия - воздействия на общество и человека - в зависимости от ладовой системы и ритмики музыкального произведения. Не остался в стороне от размышлений о социальном контексте музыки и историк Плутарх.[3] Значительное место в осмыслении музыкального феномена занимают работы Квинтилиана, обобщившего взгляды предыдущих философов античности и эллинизма и их эстетических оснований.[4] Эпоха христианства порождает новые подходы к пониманию феномена музыкальности звуков, метроритмики, их значения и места в религиозных сакраменталиях. В этом отношении выделяются Иоанн Дамаскин[5], Аврелий Августин[6] и особенно Боэций, установивший обязательность изучения музыки в системе образования.[7]

В Средние века философия музыки остается в круге уже рассмотренных прежде проблем, но практика музицирования ориентируют на субъективность перцепции звуков, вследствие чего происходит решение чисто практических вопросов.[8] Эпоха Возрождения знаменуется созданием эстетической «теории аффектов» (Дж.Царлино), пришедшей на смену античной «теории этоса».[9]

Становление равномерно темперированного строя и тональная централизация вызывает потребность в Новое время вернуться к философским вопросам музыки. Это находит отражение во взглядах Ф.Шеллинга на место музыки среди других видов искусства в их отношении к философии вообще.[10] А.Шопенгауэр делает попытку объяснить через аналогию с глобальными планетарными и даже вселенскими масштабами роль различных по высоте голосов в их горизонтальном и вертикальном движении и выделения ведущей теноровой партии. [11] Г.Гегель в рамках своей общей концепции познающего себя объективного духа подвергает рассмотрению принципы музыкальной эстетики. [12] Ф.Ницше обращается к творчеству Р.Вагнера, анализируя использование им тональных переходов и сложных гармонических созвучий как отражения его философских воззрений.[13] Р.Вагнер осмысливает собственный творческий путь и особенности творческого метода, выступает в качестве музыкального критика.[14] Его принципиальный противник Э.Ганслик задает тон музыкальной критике[15], став крупнейшим представителем этого направления мысли, отделившейся от философии музыки в виде анализа конкретных произведений композиторов и отражения в них социальных эпохальных событий. В этом же плане не лишены философичности обобщений работы Р.Шумана.[16]

На российской почве теми же проблемами занимается В.Ф.Одоевский.[17] XX век, породивший новые веяния в искусстве вообще и музыкальном творчестве, в частности, вновь пробудил интерес к философии музыки. Крупнейшим ее представителем стал А.Ф.Лосев, в своих трудах поднявший принципиальные вопросы симметрии, мет- роритмики музыкальных произведений, эстетики музыки, отражения в ней философских идей.[18] Т.Визенгрунд-Адорно подвергает философскому анализу социальные основания атональной музыки и открывает новое направление исследований в виде социологии музыки, исследуя музыкальные предпочтения и новые формы инструментальных произведений.[19] Логику и принципы додекафонии, ее теоретическое обоснование и философское осмысление как уход от личностных переживаний в музыке к отображению многофакторно определенной действительности, где все - относительно, дает композитор, и мыслитель А.Веберн.[20] В этом отношении он, по сути, выступает продолжателем дела русских композиторов, таких как А.Скрябин[21] и И.Стравинский[22], в публицистическом творчестве которых теоретические вопросы музыки возводились в ранг социально-философских построений.

Особое место в философии музыки следует отвести Э.Ансерме, известному французскому дирижеру, математику и философу. В своих трудах он обращает внимание на отличие реальной физики звука и ее перцепции человеческими органами слуха, анализирует «философию» джаза и атонализма, к которому относится крайне критично, рассматривает природу музыкального чувства Homo sapiens.[23]

Однако после феноменологических работ Э.Ансерме философия оставила вопросы социально-антропологических, социокультурных, социально-философских оснований музыкальной экспрессии и импрессии на откуп музыковедению, где эти философские аспекты носят эпизодический и чаще латентный характер. Тем не менее, необходимо отметить ряд работ в области теории музыки и музыкознания, которые имеют принципиальное значение для темы диссертационного исследования. М.Г.Арановский, к примеру, и М.Ш.Бонфельд, Б.Варга, Ю.Дюмень и Е.Лопарц поднимают вопросы онто- и филогенетической связи языка, мышления и музыки и рассмотрения музыки как формы интеллектуальной деятельности[24], опираясь при этом на известные идеи Л.С.Выготского, подвергшего детальному анализу психологию творчества[25], и Б.В.Асафьева, исследовавшего музыкальность речевых интонаций, их использование в произведениях композиторов и процес- суальность музыкальных форм.[26] Значимы в этом отношении также и работы В.В.Медушевского, который рассматривает интонационные формы музыки, психологическое воздействие музыки на поведение индивидов и социума.[27] Идеологические основания и специфику православной церковной музыки изучают В.В.Протопопов и Л.А.Рапацкая " , а также М.В.Бражников 5 , И.В.Кошмина и Е.В.Корнышева.[28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] В.Н.Холопова и Ю.Н.Холопов стали авторами классического труда о философии, эстетике и технике додекафонии А.Веберна.[35] Возможности новой музыки с использованием электронных инструментов и компьютера изучаются В.Кальяном.[36]

Общим проблемой названных работ является то, что, несмотря на естественнонаучные открытия современности, в них по-прежнему воспроизводятся пифагорейские представления о физике звука и тождестве реального звука и его субъективно-человеческого восприятия. Признание включенности музыки в контекст культуры не приводит, за редким исключением[37], к интертекстуальности анализа музыкальной экспрессии в ее соотнесенности с эпохальными культурными тенденциями. Попытки обнаружить формационно-классовую обусловленность ее социальной динамики оказались столь же безрезультатными, как и стадиальная теория языка Н.Я. Марра.[38] Цивилизационный подход к ее этнокультурным особенностям привел к выяснению относительности утверждений о специфике цивилизационных[39] музыкальных систем по причине межкультурных коммуникаций, которые наделяют музыку качеством интернациональности и интерсоциальности. Очевидные этнокультурные особенности музыкальной экспрессии остаются каузально неясными. Самой острой проблемой остается связь сонорного мироощущения, выражаемого в музыкальной экспрессии, с формированием и воспроизводством социально заданных символических программ чувствования мира и отношения к нему личности, включенной в социальную группу, сообщество, социум на определенной эпохальной стадии развития культуры.

Основная цель работы состоит в исследовании социальной динамики сонорного мироощущения как обусловливающего предпочтительное в рамках смены социокультурных эпох использование средств музыкальной экспрессии, которые являются сонорным выражением формируемых и воспроизводимых обществом символических программ чувствования и поведения индивидов, а также социально заданных установок на отношение к природному миру и обществу.

Это предполагает решение следующих задач:

  • - рассмотреть сонорное мироощущение как систему социально заданных установок на восприятие музыкальности звуков и его роль в формировании мировоззренческой гиперреальности метатекстов культуры;
  • - выявить объективные основания и антропосоциокультурную экзистенцию сонорного мироощущения;
  • - провести исследование сонорного мироощущения на этапе его становления как фактора антропосоциокультурогенеза;
  • - осуществить анализ оснований этнокультурных отличий сенсорно-сонорного мироощущения, выражаемого средствами традиционной этнокультурной музыкальной экспрессии;
  • - раскрыть роль сонорного мироощущения и средств музыкальной экспрессии в процессе консолидации и дифференциации социальных сообществ на стадии смены культурных эпох;
  • - показать социально преадаптивную функцию динамики сонорного мироощущения, изменения которого предшествуют революционному пересмотру картины мира, культурным инновациям и социальным преобразованиям.

Теоретико-методологической основой исследования являются: принцип историзма, принцип социокультурной обусловленности общественных явлений, принцип материального единства мира, всеобщей взаимосвязи, системности. Методологической базой исследования стали: диалектический метод, метод сравнительного анализа, метод экспертных оценок, формально-логические процедуры (в частности, индукции и дедукции), метод теоретического моделирования, прогностический метод.

Названные методологические принципы комплексно использовались во всех частях исследования. Тем не менее, по отношению к разным аспектам темы делался акцент на отдельных методологических подходах. Так, анализ сонорного мироощущения в его отличии от воеприятия и реальной физики музыкальных звуков осуществлялся при опоре на постмодернистские методологические позиции Д.П.Бризмена, Ж.Бодрияра, Ж.Делеза, М.Фуко. Объективные основания и антропосо- циокультурная экзистенция сонорного мироощущения исследовались с привлечением синергетической парадигмы и методологических посылок общей теории систем при опоре на идеи Е.И.Князевой, С.П.Курдюмова, Г.Г.Малинецкого, а также феноменологическую концепцию музыки Э.Ансерме. Генетический метод был применен при исследовании становления музыкального сонорного мироощущения Homo sapiens sapiens, наряду с идеями символического интеракцио- низма Дж.Г.Мида и Г.Блумера. Этнометодология Г.Гарфинкеля легла в основу рассмотрения особенностей сонорного мироощущения в этно- культурах. Социально-историческая динамика сонорного мироощущения анализировалась с опорой на методологию историзма, характерную для российской философской школы.

Эвристической базой исследования стали теоретические работы Р. Вагнера, Ф. Ницше, Т.В.-Адорно, Э. Ансерме, А. Веберна, К. Бюхера, К. Штумпфа, В.Ф. Одоевского, А. Скрябина, И. Стравинского, А.Ф. Лосева, Б.Ф. Поршнева.

  • [1] Платон. Государство // Сочинения в 3-х т. - Т.З, 4.1. - М.: Мысль, 1971. - С.89-455
  • [2] Аристотель. Большая этика //Аристотель. Сочинения: В 4-х т. - Т.4. - М.: Мысль,1983. - С.295-374; Аристотель. Никомахова этика //Аристотель. Сочинения: В 4-хт. - Т.4. - М.: Мысль, 1983. - С.53-294; Аристотель. Политика //Аристотель. Сочинения: В 4-х т. - Т.4. - М.: Мысль, 1983. - С.375-644; Аристотель. Поэтика//Аристотель. Сочинения: В 4-х т. - Т.4. - М.: Мысль, 1983. - С.645-680.
  • [3] Плутарх. О музыке. - Пг., 1922.
  • [4] Гсрцман Е. В. Античное музыкальное мышление. - Л.: Музыка, 1986; Лосев А.Ф.История античной эстетики: Последние века. - Кн.1. - М.: Искусство, 1988.
  • [5] Иоанн Дамаскин. Источник знания: Пср. и ком. Д.Е. Афиногенова и др. - М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, 2002.
  • [6] Аврелий Августин. Исповедь //Блаженный Августин. - М. Эксмо, 2006.
  • [7] Боэций. О музыкальном установлении //Гсрцман Е.В. Музыкальная боэциана. -СПб., 1995.
  • [8] Евдокимова Ю.К. Многоголосие средневековья X-XIV века //История полифонии.- Вып.1. - М.: Музыка, 1983.; История европейского искусствознания. От античности до конца XVIII века. - М.: Изд-во АН СССР, 1963.
  • [9] Кушнарев X. О ритме в полифонии эпохи Возрождения //О полифонии. - М.:Музыка, 1971; Ливанова Т.Н. История западноевропейской музыки до 1789 года.- М.-Л.: Музгиз, 1940; Музыкальная эстетика западноевропейского средневековья и Возрождения /Сост., общ. вступ. ст. В.П.Шестакова. - М.: Музыка, 1966.
  • [10] Шеллинг Ф.В.Й. Философия искусства. - М.: Мысль, 1999.
  • [11] Шопенгауэр А. Мир как воля и как представление: В 2 т. - Т.2. - М.: Наука, 1993.
  • [12] Гегель Г.В.Х. Лекции по эстетике // Гегель Г.В.Х. Сочинения. - Том XII.XIII.:Пер. Б.Г.Столпнсра. - М. Государственное Социально-Экономическое издательство, 1938, 1940.
  • [13] Ницше Ф. Esse Homo //Ницше Ф. Соч. в 2 т. - Т.2 - М.: Мысль, 1990. - С.693-755;Ницше Ф. Рождение трагедии из духа музыки: Предисловие к Рихарду Вагнеру//Ницше Ф. Соч. в 2-х т. - Т.1. - М.: Мысль, 1990. - С.57-157; Ницше Ф. КазусВагнера - К.: Азбука, 2007.
  • [14] Вагнер Р. Избранные статьи: Пер. с нем. - М.: Музгиз, 1935; Вагнер Р. Избранные работы. История эстетики в памятниках и документах. - М.: Искусство, 1978;Вагнер Р. Моя жизнь. - Т.1-2. - М.: АСТ-Астрсль, 2003.
  • [15] Ганслик Э. О музыкально-прекрасном. Опыт поверки музыкальной эстетики.Перевод Г.Лароша. - М.: П.Юргенсон, 1895; Ганслик Э. Из моей жизни//Музыкальная эстетика Германии XIX века. - Т.2. - М., 1982. - С.208-297;Hanslik Е. Ubcr die Musikwundcrschonhcit. - Wien, 1854.
  • [16] Шуман Р. О музыке и музыкантах //Шуман Р. Собрание статей в двух томах, 3-схкнигах. -Т. I. - М.: Издательство Музыка, 1975; Шуман Р. О музыке и музыкантах //Шуман Р. Собрание статей в двух томах, 3-сх книгах. -Т. НА. - М.: Издательство Музыка, 1978; Шуман Р. О музыке и музыкантах //Шуман Р. Собраниестатей в двух томах, 3-сх книгах. -Т. ПБ. - М.: Издательство Музыка, 1979.
  • [17] Одоевский В.Ф. Музыкально-литературное наследие. - М.: Музгиз, 1956; Одоевский В.Ф. Опыт теории изящных искусств с особенным применением оной к музыке //Русские эстетические трактаты первой трети XIX века - Т.2. - М.: Мысль,1974. - С. 156-164; Одоевский В.Ф. Русские ночи. - М.: ТЕРРА - Книжный клуб,2002.
  • [18] |Х Лосев А.Ф. Музыка как предмет логики //Лосев А.Ф. Из ранних произведений. -М.: Правда, 1990. - 195-390; Лосев А. Ф. Основной вопрос философии музыки//Лосев А. Ф. Философия. Мифология. Культура. - М.: Наука, 1991. - С.274-356;Лосев А.Ф. Форма. Стиль. Выражение /Сост. А.А. Тахо-Годи; Общ. ред. А.А. Та-хо-Годи, И.И. Маханькова. -М.: Мысль, 1995.
  • [19] Wiesengrund-Adorno Т. Philosophic der ncuen Musik. - Fr./M., 1949; Адорно T.Философия новой музыки: Пер. с нем. Б.М.Скуратова, вст. ст. К.Чухрукидзс. -М.: Логос, 2001; Адорно Т. Введение в социологию музыки: 12 теоретическихлекций // Адорно Т.В. Избранное: Социология музыки. - Спб, 1999. - С.7-190.
  • [20] Веберн А. Лекции о музыке. Письма. - М.: Музыка, 1975.
  • [21] Скрябин А. Предварительное действие //Русские пропилеи. - Т.6: Материалы поистории русской мысли и литературы. - М., 1919.
  • [22] Стравинский И.Ф. Статьи и материалы. - М.: Советский композитор, 1973.
  • [23] Anscrmce Е. Dcbat sur Part contcmporain. - Neuchatcl, 1948; Anscrmce E. Lcsfondements dc musique dans la conscience huvainc. - V 1-2. - Ncuchatel, 1961; Ah-ссрме Э. Беседы о музыке: Псрю с франц. В.Александровой, Е.Бронфин. - 2-е изд.-Л.: Музыка, 1985.
  • [24] Арановский М.Г. Мышление, язык, семантика //Проблемы музыкального мышления. - М.: Музыка, 1974. - С. 90-129; Арановский М.Г. Музыка как форма интеллектуальной деятельности. - М.: КомКнига, 2007; Бонфсльд М.Ш. Музыка:Язык. Речь. Мышление. Опыт системного исследования музыкального искусства.- СПб.: Композитор, 2006; Варга Б., Дюмснь Ю., Лопарц Е. Язык, музыка, математика: Пср. с венг. - М.: Мир, 1981.
  • [25] Выготский Л. С. Психология искусства. - М.: Педагогика, 1987.
  • [26] Асафьев Б. В. Речевая интонация. - М,- Л.: Музыка, 1965; Асафьев Б.В. Музыкальная форма как процесс. - Л.: Музыка, 1971.
  • [27] Мсдушсвский В.В. О закономерностях и средствах художественного воздействия музыки. - М.: Музыка, 1976; Мсдушсвский, В. В. Интонационная форма музыки. - М.: Композитор, 1993; Мсдушсвский В.В. Двойственность музыкальнойформы и восприятие музыки //Восприятие музыки: Сб. статей. - М., 1980. -С. 178-194.
  • [28] Протопопов В.В. Русская мысль о музыке в XVII веке. - М.: Музыка, 1989.
  • [29] 29 Рапацкая Л.А. История русской музыки от Древней Руси до «серебряного века».
  • [30] - М.: Владос, 2001.
  • [31] 30 Бражников, М. В. Древнерусская теория музыки - Л.: Музыка, Ленинградское
  • [32] отд., 1972.
  • [33] 31 Корнышсва Е.В. Музыкальная эстетика православного богослужения: диссерта
  • [34] ция... канд. философ, наук. - Владимир, 2008; Кошмина И.В. Русская духовнаямузыка: В 2 кн. - Кн 1-2. - М.: Владос, 2001.
  • [35] Холопова В.Н, Холопов Ю.Н. Антон Веберн. - М.: Советский композитор, 1984.
  • [36] Кальян В. Зачем музыке компьютер //Советская музыка. - М, 1989. - №2. - С. 21-23.
  • [37] Харламова Г.С. Музыка и власть в контексте культуры: Дисс. ...канд. филос.наук. - Ростов-на-Дону: РГУ, 1997.
  • [38] Панксвич Г.И. Музыка и идеология. - М.: Музыка, 1985.
  • [39] Харлап М.Г. Народно-русская музыкальная система и проблема происхождениямузыки: Ранние формы искусства. - М.: Музыка, 1972.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >