Конверсия ВПК России в 1990-е годы

В 1990-х гг. в Российской Федерации проводилась политика конверсии военного производства и сокращения вооружений.

Усилиями «радикальных реформаторов» оборонный комплекс был доведён до критического состояния.

Выпуск продукции ВПК сократился за период с 1992 по 1996 гг. на 77,8%, причём продукция военного назначения упала на 87,8%, а продукция гражданского назначения (в рамках ВПК) на 71% . Ни

один другой ведущий производитель вооружений в мире не может похвастаться даже чем-то близким к такому спаду.

За годы вхождения в рыночную экономику спад производства в оборонной промышленности по некоторым регионам достиг 40% (Тульская, Московская, Владимирская, Калужская, Нижегородская, Пермская и другие области). В тоже время финансирование конверсионных программ реализовалось практически лишь наполовину, а задолженность государства предприятиям этой отрасли за произведённую и поставленную продукцию составляла по времени до года. В результате на предприятиях был создан тяжёлый моральнопсихологический климат.

В 1990-х годах был прекращён выпуск целых классов вооружения - в частности ракет типа «воздух-воздух», 500 видов электронного оборудования. Выпуск военных самолётов, вертолётов, танков, средств ПВО, стратегических ракет, крылатых ракет и т.п. проводился единицами. Военные корабли и подводные лодки отправлялись на лом недостроенными.

Была подорвана возможность использования существующего в рамках ВПК научно-технического потенциала для производства гражданской продукции и подъёма экономики в целом, особенно таких наукоёмких отраслей как гражданская авиация, электроника, ЭВМ, телевидение, освоение космоса. Общие расходы на НИОКР сократились более, чем в 11 раз, а доля военных НИОКР в общих военных расходах упала до 3,6% в 1996 г. по сравнению с 18,6% в 1990 г.[1] [2] Были практически прерваны важнейшие исследования в области радиоэлектроники, оптической электроники, новой

~ 352

вычислительной техники, машиностроения .

С начала 1990-х годов резкое сокращение ассигнований привело к деградации оборонных предприятий, оттоку квалифицированных кадров в другие сферы деятельности (бизнес, отъезд за границу и т.д.). По оценкам Министерства экономики России, в 1991-1995 гг. из оборонной промышленности ушло 2,5 млн. работников. Военная продукция оборонной промышленности сократилась в 1997 г. по сравнению с 1991 почти на 90%. В бедственном финансовом положении оказались и Вооружённые Силы России[3] [4].

Пришла в негодность научно-техническая база разработки новейших видов вооружений. Обновление оборудования на предприятиях не превышало 1,5% в год, его физический износ составлял более 60%. Увеличилось военно-техническое отставание от иностранных государств .

Отрицательно сказалась на отрасли плохо продуманная приватизация, вследствие которой были нарушены сложившиеся связи предприятий ВПК с поставщиками. Покупка иностранными инвесторами акций ряда приватизированных предприятий не только не улучшила положение, но привела к закрытию некоторых заводов. Инвестиции в модернизацию предприятий не выросли[2]. Надежды на приток иностранного капитала не сбылись. Планы по экспорту оружия не осуществились.

При распаде СССР большое количество предприятий ВПК подверглись интенсивному разгосударствлению. Объём государственного заказа на производство вооружения и военной техники сократился в 1991-1994 гг. в 8 раз. Причём правительство постоянно обманывало предприятия ВПК, систематически заказывая оружия больше, чем оно было в состоянии оплатить[6].

В 1997 году около 50% собственности предприятий российского ВПК было акционировано; из 1 700 предприятий ВПК (не считая тех, которые числились на балансе министерства Российской Федерации по атомной энергии) только 40% полностью принадлежали государству, 31% предприятий представляли акционерные общества с участием государства, 29% предприятий стали полностью частными акционерными обществами. Вся работа в ВПК была хаотична.

В приватизации ВПК приняли участие и иностранные компании, как правило, конкурирующие с российскими производителями на внешнем рынке.

Даже такие отрасли ВПК, в которых предприятия в советское время занимали монопольные позиции по производству товаров длительного пользования (телевизоры, холодильники, стиральные машины и т.п.), не смогли использовать свои возможности и потеряли свои позиции в пользу иностранных конкурентов.

В таблице 1 приведены данные падения спроса и производства отечественных товаров длительного пользования и рост доли импортных товаров .

Таблица 1

Спрос, производство и импорт товаров длительного пользования

в 1992-1995 гг.

Наименование товаров

% падения (1995/1992) спроса

% падения (1995/1992) производства

% импорта от продаж (1995)

Телевизоры

6,4

77,2

73,1

Радиоприемники

40,1

76,1

59,9

Проигрыватели

57,5

90,0

75,7

Видео проигрыватели

71,1

98,8

Стиральные машины

69,1

75,1

15,2

Холодильники

56,4

69,9

20,4

Фотоаппараты

28,0

81,6

74,4

Большой урон обороноспособности страны нанесли совместные предприятия, «дочерние» фирмы и фирмы-посредники, созданные по западным образцам и обеспечивающие в лучшем случае обогащение узкой группы лиц путём махинаций, а в худшем - перекачку различным зарубежным структурам отечественных технологий, в том числе по демпинговым ценам (в интересах той же «узкой группы лиц»).

В результате некоторые предприятия ВПК, имеющие важное оборонно-хозяйственное значение, очутились в совместной собственности с зарубежными фирмами или даже в полном их владении. Российские технологии стали «бесплатно» работать в системах оружия, производимых многими нашими конкурентами. Например, фирма «Боинг» прямо заявила, что ей потребовалось бы 600 млн. долл, и пять лет работы для самостоятельной разработки незапатентованных технологий российского МиГ-29.

Разрушение кооперации и технологических связей между предприятиями ВПК, отсутствие оборотных средств, неэффективность менеджмента привели к тому, что ВПК в 1990-х годах как единый научный и производственный организм практически перестал существовать. Девяностые годы, когда были утрачены возможности для развития ВПК, привели к потере технологий и производственного потенциала. Ушли лучшие кадры, развалилась оборонная наука.

Как утверждает ведущий научный сотрудник НИИ труда и социального страхования О.В. Николаев, результаты радикальных реформ, придавшие экономике сырьевой характер, подтверждают, что все это не случайность, не ошибки, а логическое следствие сознательно проводимой экономической политики. Она не ставила своей задачей максимально эффективное использование имеющегося потенциала страны - как природного, так и трудового. Главное было - как можно быстрее сломать плановую и построить рыночную экономику. Результат не замедлил сказаться: богатейшая страна была отброшена в разряд развивающихся. Многие политики пытались уверить общество в том, что не выгодно в новых условиях развивать многие отрасли обрабатывающей промышленности как неконкурентоспособные. При такой постановке вопроса, безусловно, нет никакого смысла решать проблемы использования научно-инженерного потенциала этих отраслей: пусть они как бы сами собой умирают.

Следуя указаниям заокеанских хозяев и заручившись поддержкой маргиналов внутри страны, отечественные политики и экономисты внушали остальному населению страны мысль о том, военные расходы являются тяжелейшим грузом для экономики, которая вынуждена регулярно тратить огромные средства на проекты, не приносящие прибыль и несущие весьма ограниченную социальную нагрузку. По их утверждению именно непомерное бремя военных расходов привело к краху СССР. Поэтому нужно отказаться от производства вооружений, а основные средства вкладывать в ресурсодобывающие отрасли.

И по сей день постоянно звучит их призыв вместо многоцелевых самолетов, ракетных крейсеров, высокоточного оружия выпускать сковородки, кастрюли и прочую кухонную утварь.

Такая позиция отечественных политиков и экономистов сродни действию диверсантов на территории вражеской страны. В мире не нужна кухонная утварь в огромном количестве. Она не является предметом экспорта, каждая страна может её самостоятельно производить. А вот производство современного вооружения и военной техники приносит государству баснословные прибыли от экспорта. Достаточно привести пример того, как в результате экспорта истребителей СУ-27 Россия получала более 1,5 млрд, долларов ежегодно.

СССР стал рушиться с конца 1980-х годов, когда стал сокращать затраты на оборону и сел на «нефтяную иглу». В результате иссяк поток золотовалютной прибыли от экспорта вооружения и военной техники, а обвал мировых цен на нефть довершил дело.

Поэтому, именно развитие ВПК является гарантом того, что Россия не превратится в сырьевой придаток промышленно-развитых государств Западной Европы и США.

  • [1] Зэ| С. Меньшиков. Сценарии развития ВПК//Вопросы экономики. - 1999. -№7.
  • [2] Там же.
  • [3] Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник. - М.:Финансы и статистика, 1991. - С. 5-6.
  • [4] Направления программы среднесрочного социально-экономическогоразвития России/Доклад РАН. - М., 2007.
  • [5] Там же.
  • [6] С. Меньшиков. Сценарии развития ВПК//Вопросы экономики. - 1999. -№7. Зэ7 См.: К. Гончар. Перестройка оборонной промышленности: вопросы,связанные с рынком рабочей силы. - М., 1995.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >