Широкое распространение пьянства, алкоголизма.

Проблема взаимосвязи злоупотребления спиртными напитками и преступности давно находилась в центре внимания прогрессивно мыслящей общественности России. Достаточно вспомнить весьма обстоятельную работу Н.И. Григорьева, в которой он очень подробно и обстоятельно прослеживает влияние алкоголя на криминальную ситуацию в Санкт- Петербурге рубежа XIX и XX вв.15 .

На протяжении всего периода существования нэпа проблема алкоголизации различных социальных и возрастных групп населения стояла очень остро. Летом 1923 г. Курский губернский отдел ОГПУ информировал свое ведомственное руководство, что полевые работы, истощение хлебных запасов и лишь отчасти борьба с самогоном уменьшили повальное пьянство в деревне на подконтрольной территории. В то же время, в обзоре политико-экономического состояния СССР за июнь 1923 г. отмечалось, что борьба с пьянством вообще же крайне слаба, т.к. как в ряде губерний наблюдается поголовное пьянство среди членов волисполкомов, сельских милиционеров, деревенских коммунистов и других представителей местной власти 5 .

Весьма характерный для 1920-х гг. циркуляр начальникам районов и отделений милиции Белгородского уезда от 24 апреля 1924 г.: «В связи с наступлением традиционного праздника «Пасхи», дни которой обычно сопровождаются приготовлением самогона и весьма обширным пьянством и буйством»[1] [2] [3].

Между уровнем потребления алкоголя и динамикой зарегистрированной преступности всегда обнаруживалась прямая взаимосвязь. Увеличение потребления алкоголя способствовало росту различных видов преступлений, но в наибольшей степени против личности - тяжких телесных повреждений и убийств, а также против порядка управления - хулиганства.

Одной из специфических характеристик уголовной преступности периода нэпа являлось большое количество преступлений, совершавшихся в состоянии алкогольного опьянения. Кривая «пьяной» преступности особо круто поползла вверх после окончательной отмены запретов на продажу крепких спиртных напитков - сорокоградусной водки в 1925 г. Агентурные донесения середины 1920-х гг. зафиксировали волну панических настроений городских обывателей, связанную с беспрецедентным взлетом уличной преступности на почве злоупотребления крепкими спиртными напитками[4].

Начальник Волоконовской волостной милиции в своем докладе Начальнику Валуйской уездной милиции от 6 ноября 1926 г. информировал о следующем: «К началу осени текущего года, т.е. в сентябре месящее, когда население стало стекаться на базарах и ярмарках, преимущественно в Сл[ободу] Волоконовка наблюдалось увеличение пьянства, а отсюда увеличение всех последствий алкоголя: драки, семейные неурядицы и бесцельные выходки хулиганства, преимущественно выражающиеся в площадной брани, оскорблении представителей власти при попытках призвать к порядку, иногда и случаями покушений наносить побои этим представителям власти»[5].

Достаточно непростая ситуация с пьянством и преступностью сохранялась в 1927 г. в Валуйском уезде. Согласно сведениям Начальника Валуйской уездной милиции, с увеличением лавок Госспирта, торгующих спиртными напитками, пьянство, несомненно, увеличивается, а наряду с этим увеличиваются случаи хулиганства. За истекшее время за хулиганство и пьянство составлено 190 протоколов, подвергнуто взысканиям 196 человек, к судебной ответственности привлечено 48 человек, задержано в пьяном виде 142 человека[6].

Таким образом, проанализированные в первой главе проблемы, позволяют сделать следующие обобщения.

Хронологический отрезок с 1914 по 1920 гг. в новейшей истории России характеризуется, как период масштабных потрясений. Он насыщен событиями, которые привели к ликвидации монархического режима, установлению власти Временного правительства, которое оказалось неспособным решить практически ни одной из насущных проблем страны. В конечном итоге это привело к вооруженному восстанию в октябре 1917 г., в результате которого к власти пришли большевики. Данные социальные катаклизмы имели своим следствием социально-экономическую и политическую дестабилизацию. Одним из ее проявлении явился значительный рост различных видов преступности: против личности, собственности, порядка управления.

При этом ни царское, ни Временное правительство оказались не в состоянии противостоять стремительному нарастанию социальной дезорганизации российского общества и ее наиболее опасному проявлению - преступности. Большевистское правительство с первых же шагов своей деятельности продемонстрировало стремление к наведению порядка в стране. Особо деятельность советских репрессивных органов активизировалась после покушения на Председателя СНК В.И. Ленина. После этого события не только расширяются полномочия ВЧК, но усиливается тенденция предания наиболее крупным уголовным преступлениям политический оттенок.

Это привело к тому, что любое противоправное действие в той или иной степени начинает автоматически причисляться к контрреволюции. Уже в конце 1917- начале 1918 г. появляются постановления, распоряжения, циркуляры СНК, ВЧК, адресованные к территориальным правоохранительным органам, по усилению борьбы с бандитизмом, убийствами, хищениями государственной собственности, спекуляцией, самогоноварением.

Однако в условиях гражданской войны и военной интервенции нанести ощутимый удар по уголовной преступности, особенно по ее наиболее опасным, организованным формам, было чрезвычайно сложно. Ситуация усугублялась частой сменой властей, наличием большого количества неконтролируемых вооруженных формирований, наличием огромной массы оружия на руках у населения. В то же время отсутствие сколько-нибудь полной и достоверной статистики преступности на территории, подконтрольной Советскому правительству, не позволяет сделать нам обоснованные выводы.

Поэтому анализ динамики преступности в советской России периода Гражданской войны, военной интервенции наталкивается на целый ряд сложных методологических проблем. Прежде всего, это неполнота сведений о состоянии преступности в стране. Вторая проблема - это изменение уголовного закона, который отдельные правонарушения выводил из перечня уголовно-наказуемых деяний, а другие, напротив, вводил. Данные обстоятельства создают непреодолимые трудности при сопоставлении уровней преступности на территории РСФСР в период «военного коммунизма» и в начале перехода к нэпу, в 1921 г. К этому необходимо добавить крайне неудовлетворительное состояние уголовной статистики, особенно собираемой в уездах и волостях. В отчетах содержится большое количество ошибок, противоречий, подчисток, исправлений, несогласованности между строками и разделами и пр., что уже в тот период подвергалось острой критике со стороны руководства правоохранительных органов. Наиболее запушенной оказалась статистика, составлявшаяся отделами милиции.

Тем не менее, имеющиеся в распоряжения исследователя архивные материалы позволяют реконструировать развитие криминальной ситуации в советской провинции. На их основании можно сказать, что переход к нэпу означал начало принципиально отличного от предшествующего периода существования советского государства и общества. Как показали последующие события, советское общество в 1920-е гг. столкнулось со значительным ростом преступности. Для воспроизводства уголовной преступности в условиях нэпа сложился целый комплекс причин, как объективного, так и субъективного характера. Масштабные социальные потрясения привели в действие огромные разрушительные силы, среди которых одной из самых опасных являлась преступность.

Социальная среда советской провинции имела свои особенности, предопределявшиеся институциональной спецификой, географическим положением, традиционным укладом жизни, межличностным взаимодействием, морально-этическими регуляторами поведения граждан, что также наложило серьезный отпечаток на причины и условия воспроизводства преступности.

  • [1] См.: Григорьев Н.И. Алкоголизм и преступления в Санкт-Петербурге по материалам городских больниц и архива окружного суда. СПб., 1900.
  • [2] ЦА ФСБ РФ. Ф. 2. Он. 1. Д. 794. Л. 124.
  • [3] ГАБО. Ф. Р-426. Он. 1. Д. 130. Л. 37.
  • [4] РГАСПИ. Ф. 76. Оп. 3. Д. 306. Л. 188.
  • [5] ГАБО. Ф. P-1522. On. 1. Д. 12. Л. 32.
  • [6] ГАБО. Ф. Р.-1522. On. 1. Д. 30. Л. 25.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >