Эмпирическое исследование рефлексии на материале психоаналитических текстов

Качественные и количественные характеристики рефлексивного процесса

Методика определения рефлексивных уровней высказывания

В ходе эмпирической работы с текстом было выявлено четыре различных по уровню осознанности категорий высказывания, которые мы называем рефлексивными уровнями. К каждой категории мы отнесли «высказывания» нескольких «внутренних собеседников», объединенных единой функцией: повествования; я-, ты- высказывания; осознание; выражение отношения, оценка.

Рефлексивные уровни иерархичны, то есть подразделяются на более высокие и низкие в соответствии со степенью осознанности относимого к ним вербального материала. Для определения уровней осознанности высказывания мы применяли качественные и количественные характеристики. Четыре рефлексивных уровня были обнаружены в ходе качественного эмпирического исследования текста. Первый из них характеризуется наименьшей осознанностью, четвертый - наибольшей.

Первый, качественно выявленный, рефлексивный уровень высказывания - повествование. Субъект излагает свои мысли, не оценивая их. В психоанализе- это моменты свободного ассоциирования пациента, когда, следуя основному правилу психоанализа, он говорит все, что приходит в голову. Теоретические и эмпирические исследования (Россохин, 1993, 1995) показывают, что даже в самых глубоких ИСС может сохраняться определенный уровень активности рефлексии.

Повествование может являться индикатором осознания ранее по каким-либо причинам недоступных этому процессу мыслей, ощущений и эмоций, тогда вербализация свидетельствует о появлении намерения его высказать, сделать доступным взаимному пониманию и более подробному анализу во внутренних диалогах и беседах с психоаналитиком. Тем не менее, не следует исключать возможности актуализации данного материала с защитными целями - без реальной потребности его выражения.

Таким образом, первый рефлексивный уровень высказывания (его можно назвать «нарративным») - повествование - констатирует появление возможности осознания субъектом ранее неосознаваемого психологического материала, а также самого намерения его осознать.

Этот уровень, наиболее «однозначный» и доступный для эмпирического исследования текста, едва ли не наиболее сложен для психологического анализа. Действительно, содержания сознания первично становятся доступны наблюдению, а затем оценке и размышлению над ними, подвергаясь воздействию новых рефлексивных функций. Механизмы действия рефлексивного процесса, в результате активности которого появляются новые содержания сознания, остаются наименее ясными и эмпирически измеримыми. С целью их раскрытия необходимо, на наш взгляд, обращение к контексту высказывания, содержащего смысловую подоплеку его возникновения. Например, повествовательное высказывание пациентки, содержащее описание определенной ситуации из ее реальной или психологической жизни: «...я говорила, на горе стоит, там много человек, и этот, который говорит...» (пациентка N), без обращения к контексту не позволяет судить о характеристиках рефлексивного процесса, вследствие которого в сознании субъекта появилось это психологическое содержание.

Действительно, исследователь наблюдает лишь результат протекания рефлексивного процесса, а не сам его механизм. Реконструируя механизм, предварительно можно выдвинуть несколько предположений:

  • 1) анализируемое содержание сознания является воспоминанием субъекта о происходившей в реальности ситуации, которое всегда было доступно его сознанию, и намеренно воспроизведено им в какой-то момент психоаналитического диалога. То есть субъект имел намерение рассказать об этом ранее. Тогда появление этой повествовательной реплики индуцировано действием рефлексивного механизма, протекавшего еще до ее возникновения, и активизировавшегося в связи с другими содержаниями сознания;
  • 2) данное психологическое содержание всегда было доступно сознанию субъекта, но воспроизведено в настоящий момент спонтанно. То есть, зная о нем, субъект не осознавал его в момент протекания настоящего диалога, - если использовать метафору Вундта, оно находилось за пределами его «поля сознания». В таком случае его возникновение скорее вызвано присутствием в сознании другого содержания, связанного с ним неосознаваемой ассоциативной связью. Психологический материал появился в сознании из области актуально неосознаваемого, но доступного осознанию (предсознательное Фрейда). Следовательно, в составе данного повествовательного высказывания присутствуют «свернутые» рефлексивные процессы, протекавшие до настоящего момента и зафиксированные в форме определенного «воспоминания»;
  • 3) рассматриваемый психологический материал ранее не осознавался субъектом и появился в сознании в результате актуализации бессознательной связи с другими содержаниями сознания. Повествовательный уровень рефлексии только в третьем случае является доступным вербализации отражением в сознании нового психологического материала, но даже в этом варианте косвенным образом могут присутствовать протекавшие ранее рефлексивные процессы более сложные, чем отражение.

Нарративный (повествовательный) рефлексивный уровень (см. пример 4) можно считать наиболее простым по осуществляющим его механизмам только с большим ограничением. Тем не менее, разработанная нами в соответствии с задачами исследования методика допускает унификацию рассмотренных особенностей повествовательной речи, так как она направлена на выявление явно выраженных в высказывании характеристик текста. Анализ самих особенностей - предмет отдельного исследования.

Возвращаясь к примеру повествовательного высказывания, попробуем определить, присутствуют ли в нем иные, относительно отражения, рефлексивные механизмы. В диалоге с аналитиком пациентка повествует: «...я говорила, на горе стоит, там много человек, и этот, который говорит...». Вне контекста теряются не только психологические характеристики высказывания, но и его смысловая ясность для читателя, поэтому такой фрагмент текста может анализироваться только в рамках строгой формализации методики. При обращении к анализу контекста высказывания возникает новый вопрос: как определить объем контекста, адекватный задаче обнаружения задействованных рефлексивных механизмов? Например, в качестве контекста можно рассматривать пространственно близкие реплики пациента; либо тему всего фрагмента текста пациента, ограниченного репликами психоаналитика; либо участок текста, обладающий смысловым единством всех включенных в него высказываний.

Пространственно близкие к реплике пациентки в приведенном примере высказывания (1-2 предложения) содержат информацию о неком мысленном образе, отражающем суть волнующих ее в настоящем вопросов, связанных с событиями детства. Если анализировать высказывание в пределах более широкого контекста, ограниченного репликами психоаналитика, - его смысл становится более глубоким - образ человека, стоящего на горе, связан в сознании пациентки с чувством вины по отношению к матери, и она прямо говорит об этой взаимосвязи. Если перейти к еще более широкому контексту, не ограниченному репликами психоаналитика, а представляющему смысловое единство, то оказывается, что в исследуемом нами высказывании речь идет о сновидном образе, а также о взаимосвязанных с ним ассоциациях. Они раскрывают события прошлого пациентки, неразрешенные вопросы которого остались для нее актуальными и в настоящее время.

Подводя итоги небольшого качественного анализа, можно сказать, что наиболее информативным для понимания глубинного смысла высказывания является анализ смыслового контекста: любое высказывание в рамках широкого контекста обретает дополнительный смысл, скорее не до конца осознанный самим говорящим. Достаточно информативным выступает формально ограниченный репликами психоаналитика отрезок текста, и представляющим информацию лишь в минимальном объеме - пространственно близкий контекст.

Мы определили смысловую «наполненность» различных контекстов, чтобы выявить характер задействованных в высказывании рефлексивных механизмов. В приведенном примере пациентка упоминает образ, пребывавший содержанием сознания и подвергавшийся рефлексивному анализу еще до рассказа о нем психоаналитику. Вероятно, данное высказывание, в рамках широкого контекста, нельзя считать повествовательным в прямом смысле слова, так как в нем задействованы, в свернутой форме, рефлексивные механизмы более высокого уровня, чем отражение. Но при анализе ближайшего контекста, обеспечивающего смысловую ясность высказывания для собеседника, эти рефлексивные механизмы остаются скрытыми. Предположительно, любое осмысленное высказывание в широком контексте будет обладать сложными рефлексивными характеристиками, следовательно, «широкий» контекст оказывается наименее информативным для изучения рефлексивных уровней, так как стирает различия практически между всеми высказываниями.

В рамках данной исследовательской задачи целесообразно обращаться к пространственно близкому контексту[1]. В нашем примере «узким» контекстом, обнаруживающим, что пациент говорит о уже упоминавшемся значимом образе своего сознания, являются: фраза, предшествующая анализируемому высказыванию: «Почему-то сейчас мне вот с тем образом, который, помните...», - и фраза, идущая следом: «...если ты мне дашь возможность, то я буду другой» (пациентка N). В рамках этого контекста в высказывании обнаруживается действие рефлексивных процессов, функционирующих на более высоких, чем отражение, рефлексивных уровнях.

Пример 4. Нарративный уровень рефлексии (из сессии пациентки М)

«...это похоже на эпизод, когда наша семья и еще кто-то... кто- то помладше из детей ходили в лес, и там стали вместо цветов собирать такие молодые дубки, растения ... и когда мы прибежали к родителям, вот кто-то сказал...».

Второй - «диалогический» рефлексивный уровень - «высказывания», «реплики внутреннего собеседника» (пример 5). Субъект озвучивает позицию одного из «участников» своего внутреннего диалога, что предполагает большую осознанность смысла высказывания, чем повествовательное выражение содержаний сознания. Действительно, в данном случае требуется осознание источника мыслей, чувств, эмоций, возникновения ситуаций и состояний, что далеко не всегда происходит спонтанно, без специальных усилий по самонаблюдению и рефлексии.

Каждый последующий «качественный» уровень рефлексии основывается на предыдущем с точки зрения содержательной разнородности и сложности рефлексивного процесса. Это означает, что рефлексивные процессы более высокого уровня в свернутом виде содержат процессуальные характеристики предшествующих уровней. Осознанная вербализация позиции «внутреннего собеседника» в виде реплики предполагает ее воспроизводимость в сознании, в памяти субъекта, а значит, и возможность повествовать о ней.

Важно отметить, что ко второму уровню рефлексии не относятся высказывания субъекта, для внешнего наблюдателя очевидно принадлежащие не его «Я», а неосознанно интериоризированные (интроеци- рованные) им в процессе общения со значимыми людьми. Если высказывание не включает характеристик более высоких уровней рефлексии, оно будет отнесено к первому уровню осознанности - повествованию - простому отражению содержаний сознания, предполагающему, как минимум, их доступность сознанию.

В то же время, второй уровень рефлексивного процесса может обнаруживаться в высказываниях субъекта в свернутом виде, доступном непосредственному внешнему наблюдению только в неявной форме. Тогда он выступает глубинным этапом процесса порождения мысли. Далее этот имплицитный процесс становится наблюдаемым на других уровнях рефлексии - в форме повествования, анализа или выражения отношения. Обращение субъекта к самому себе на таком глубинном уровне рефлексивного процесса может выступать в форме не- вербализованного внутреннего диалога «наблюдающего Я» и «взрослого Я». Далее этот внутренний диалог преобразуется либо в высказывание субъекта о самом себе в повествовательном жанре, либо в реплику внутреннего собеседника, либо в размышление над причиной появления данного суждения, либо в его оценку.

Пример 5. Диалогический уровень рефлексии - выделен курсивом (из сессии пациентки N)

«И первый раз, когда она меня туда в первом классе туда отправила, я там в лагере очень долго плакала. И вот все эти обиды вспомнились. Я ей говорю: «Когда ты мне нужна, тебя никогда нет. Ты мне только говоришь, что я - твоя доченька, что ты меня любишь, а я не люблю тебя». А в этот момент у меня был какой-то испуг».

Третий - «когнитивный» рефлексивный уровень (пример 6) - представляет собой наблюдение и анализ собственных мыслей и переживаний, стремление осмыслить их сущность и причины. Специфика третьего «качественного» рефлексивного уровня, базирующегося на первых двух, выявляет различие качественного и количественного признаков рефлексии. Уровень наблюдения и анализа предполагает возможность отстранения от содержаний сознания, поиск причин, следствий и источника их возникновения в данный момент.

Можно предположить, что именно эти механизмы инициируют появление новых контекстов основной темы, обогащающих ее смысл. Но остается неясной причинно-следственная взаимосвязь появления новых контекстов и начала протекания третьего этапа рефлексии: в зависимости от конкретной ситуации возможны оба направления взаимосвязи, «перемежающееся» соотношение, либо независимое параллельное протекание этих процессов, носящих функциональный - в случае рефлексии, и содержательный - в случае контекстов - характер.

Появление новых содержаний сознания не обязательно инициируется или сопровождается актуализацией сложного рефлексивного процесса. Слишком сильные негативные или позитивные переживания, неприемлемые для субъекта мысли и мотивы действий часто активизируют психологические защитные механизмы, блокирующие рефлексию или переключающие ее на другие содержания сознания.

Если новые содержания сознания возникают на основе мотива осмысления актуальной психологической проблематики, скорее, они порождаются рефлексивными процессами. В то же время, субъективно неожиданное и необъяснимое появление в сознании психологического материала, в определенных условиях вызовет активизацию рефлексии, стремление субъекта объяснить его источник и причину.

Активность процессов осознания может направляться различными целями: поиском источников и механизмов появления нового содержания сознания; анализом причин их возникновения; и, наконец - оценкой данных явлений, определением отношения к ним. Последняя из перечисленных функций соответствует наиболее высокому иерархическому уровню рефлексии: ценностному уровню.

Пример 6. Когнитивный уровень рефлексии (из сессии пациентки М)

«Ну, может быть, это объясняется не просто смертью отца, а просто как раз чуть-чуть позднее эти ситуации возникают в периоды, когда я путешествую, много хожу, смотрю там разные церкви, соборы, может быть это впечатлениями объясняется, хотя я точно помню, что первый такой сон, где мы с отцом в лабиринте ходим, что-то наподобие церкви, что-то наподобие Василия Блаженного. Это было еще до путешествий этих, когда мы так бродили. А потом это, может быть с впечатлениями, действительно связано... я себе другими обстоятельствами объяснила, почему она ее приглашает...».

Четвертый - «аксиологический» (ценностный) рефлексивный уровень (пример 7) - выступает как определенное отношение к собственным мыслям и переживаниям, их сущности и возможным причинам.

Пример 7. Аксиологический уровень рефлексии (из сессии пациентки N)

«А вот такой вид ну не понурость, а какая-то подавленность, может какой-то страх, что вот все-таки их оставила, и без них там тебя не будут не любить, не будут к тебе хорошо относиться, там вроде как- то борьба идет в этом человеке...».

Перечисленные уровни выделены на основе качественной характеристики рефлексивного процесса, помимо которой существует и количественная - интенсивность осознания. Мера осознанности содержаний сознания определяет два рефлексивных уровня: первый - уровень самоотчета о наличии в сознании определенного психологического материала, иначе - уровень презентации субъекту содержаний его сознания; второй - разнофункциональное осознание психологического материала, находящегося в данный момент в сознании. Первому количественному уровню соответствует первый качественный - нарративный, второму (разнофункциональной рефлексии) - диалогический, когнитивный, аксиологический уровни (см. рис. 3).

Перечисленные уровни надстраиваются друг над другом и составляют иерархию только в теоретическом описании структуры рефлексивного процесса, в реальности они сосуществуют одновременно, обеспечивая успешное протекание рефлексии. В последовательно разворачивающемся тексте, конечно, они могут появляться в любом порядке, хотя и наблюдаются некоторые закономерности.

Для определения принадлежности текста к рефлексивному уровню, на основе предварительного экспертного анализа, нами выделены ключевые слова, представленные в приложении 5 (с. 179).

Уровни рефлексии, участвующие в порождении и формировании

Рис. 3. Уровни рефлексии, участвующие в порождении и формировании

высказывания

Выявляя рефлексивный уровень, часто необходимо учитывать контекст, так как одно и то же слово, или целое выражение, в различных контекстах может быть отнесено к разным уровням. Необходимость обращения к нему ограничивается кругом неоднозначных в плане приписывания к определенному уровню рефлексии слов. Отнесение слова к тому или иному уровню обусловливается наличием в его контексте ключевого слова более «сильного» рефлексивного уровня: для повествования (нарративного уровня) остальные уровни будут «более сильными». Для наблюдения и анализа (когнитивного уровня) более сильные - ценностный уровень (аксиологический) и реплики (диалогический). Присутствие в тексте «однозначных», в рамках нашего исследования, ключевых слов, свидетельствует об актуализации уровня рефлексии, к которому они принадлежат. Постоянными маркерами являются следующие ключевые слова, указанные в таблице приложения 5: глаголы, вводные слова и наречия когнитивного уровня рефлексии; местоимения и глаголы диалогического уровня; прилагательные, причастия и наречия аксиологического уровня. Составленная нами таблица ключевых слов предполагает дальнейшее дополнение на основе анализа большего количества текстов. Анализ текста по ключевым словам допускает возможность компьютеризации методики.

Тем не менее, разработанная нами методика не ориентирована на выделение ключевых слов, а скорее на идентификацию высказываний. Иными словами, к рефлексивному уровню приписывается целый фрагмент текста, как показано в примере 8.

Пример 8. Техника исполнения методики выделения рефлексивных уровней. Цифрами обозначены номера уровней (из сессии пациентки N, 3 декабря 1998 г.)

«4Удалось так поговорить с мамой в плане того, что 2чего ты от меня все время требуешь, как будто ты сама не была маленькой. Если ты меня не будешь заставлять, то я лучше сама сделаю. Ты же знаешь, что и Здействительно вот такие моменты вспоминаешь, когда, допустим ... 2«ты вот должна так или не так», то я все делаю. ЗА какие-то сразу вещи такие, почему-то стала, и почувствовала сразу обиду, что она меня отправляла в лагерь. Но это было нормально, но я очень туда не любила. 1И первый раз, когда она меня туда в первом классе туда отправила, я там в лагере очень долго плакала. ЗИ вот все эти обиды вспомнились. 1Я ей говорю, 2»когда ты мне нужна, тебя никогда нет. Ты мне только говоришь, что я - твоя доченька, что ты меня любишь, а я не люблю тебя». 4А в этот момент у меня был какой-то испуг. Не то, что я страх почувствовала или что-то еще, а просто вот какой-то такой, как вот я так вот опять сказала, да? 1C пятницы на субботу я вижу сон. Я вижу себя во сне взрослую, 4но совершенно другую. Не такая как вообще там была или есть сейчас и спускаюсь по лестнице. И вид у меня такой, как будто вот человек, - не то, что там огорчили, ну что-то, может он что-то неприятное испытал, с какой-то сумкой и очень тяжело по лестнице спускаюсь вниз».

  • [1] Переходя с лингвистического на психологический план анализа, адекватнее говорить овременной близости контекстных реплик, так как этот феномен обнаруживает ассоциативнуюсвязь между высказываниями, и предполагает их пространственную близость со всеми вытекающими для исследователя следствиями.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >