Методика определения внутренне диалогических фрагментов текста

Разработка и апробация методики

Мы полагаем необходимым сравнить психологические характеристики внутреннего и внешнего диалогов с целью более адекватного определения эмпирических: в данном случае смысло-речевых - индикаторов внутреннего диалога.

Единой определяющей характеристикой и внешнего, и внутреннего диалогов является факт присутствия в них не менее двух диалогизирующих сторон - участников особым образом организованного процесса вербального взаимодействия. Вместе с тем существует целый ряд критериев, позволяющих различить эти понятия, - к ним относятся: (1) план протекания диалога - внешний (интерпсихический), когда диалог разворачивается между двумя реальными собеседниками, или внутренний (интрапсихический) - между двумя воображаемыми «собеседниками»- различными смысловыми позициями, точками зрения на один и тот же вопрос; (2) особенности собеседников, реальные или воображаемые; (3) факторы, определяющие содержательные и формальные характеристики диалога, - осознание своих позиций собеседниками в случае реального диалога и определение собственных смысловых позиций относительно актуальной темы - в случае внутреннего диалога; (4) особенности рефлексивных процессов, принимающих участие в диалогической речи; (5) структурно-генетические характеристики диалога; (6) смыслоречевые компоненты диалога - особенности понимания речевых оборотов внешнего и внутреннего диалогов.

Из приведенных выше сравнительных характеристик внутреннего диалога можно выделить следующие признаки его актуализации, применимые для экспертной оценки текста илы отдельного высказывания: наличие эмоционально, личностно, интеллектуально значимой темы, в некоторых случаях - присутствие неразрешимого имеющимися на данный момент средствами личностно или интеллектуально значимого вопроса как условие разворачивания внутреннего диалога

Для определения участков текста вербализованного внутреннего диалога экспертной группой был проведен предварительный эмпирический анализ текста, на основе которого были выявлены их речевые признаки.

Экспертная эмпирическая работа с текстом предусматривает первичную и вторичную обработку речевого материала: первичную - на основе первоначального ознакомления с текстом и выделения в нем соответствующих гипотезе единиц анализа. На этапе вторичной обработки экспертная группа осуществляет адаптацию разработанной на предыдущем шаге методики анализа текста, делает поправки, учитывая конкретные случаи различного рода несовпадений, неточностей, а также их количественный массив, определяя порог необходимости внесения коррективов.

Первичный анализ текста проводился следующим образом: на основе теоретико-эмпирического исследования экспертной группой была составлена таблица индикаторов актуализации внутреннего диалога в тексте. Затем определялось наличие данных показателей в анализируемых фрагментах текста. Пример анализа фрагментов суммирован в таблице 1.

Таблица l

Сравнение внутренне монологических (№№1, 2, 3) и внутренне диалогических (№№4, 5, 6) фрагментов текста по признакам актуализации внутреннего диалога в тексте

Признаки актуализации внут

реннего диалога в тексте

Наличие неразрешимой проблемы

Проекция

представ

лений

Речь от

лица

другою

Значимость проблемы для субъекта

Присутствие нескольких свернутых диалогических форм

Соответствие мотиву, а не цели

Преоб

лада

ние

смысла

над

значе

нием

Сокра- щен- ность смысл, и формальных компонентов выска- зыв.

Наличие

противо

полож

ных

смысловых позиций

Наличие Я-, Ты- выска- зыва- ний и др. форм обращения к собеседнику

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

-

-

-

+

+

-

-

+

-

-

22

-

-

-

+

+

-

-

+

-

-

33

-

-

-

+

+

-

-

+

-

-

44

+

+

-

+

+

+

+

+

+

+

55

+

+

+

+

+

+

+

+

+

+

66

+

-

-

+

+

+

+

+

+

+

Пример 1. Внутренне монологические и внутренне диалогические фрагменты текста, идентифицированные на основе отмеченных выше признаков. Цифрами обозначены номера некоторых признаков (из сессии пациентки N, 3 декабря 1998 г.)

Внутренне монологические тексты

№1

«Нет, голова не поникшая, но выражение лица какое-то такое, (8ну человека там в тот момент во сне), я думаю: странно же, какая я странная, я вообще на себя не похожа, совершенно другой человек. Полголовы у меня было седой, ну вот так вот, а здесь белые волосы, ну светлые, как у меня. И я спускаюсь вот так, что вот куда-то я пришла и не нашла там того, что вот вроде я ожидала и мне что-то такое сказали, это был вообще безмолвный сон, никаких слов. И вот это какой-то типа рюкзака или сумки на длинной ручке, она просто вот за мной так по ступенькам вниз спускалась. Такая тяжелая была поступь. И все вот эта картинка, и я проснулась в каком-то таком холодном поту, такая дрожь у меня была. Когда я проснулась, я так подумала, что-то вот похожее на лестницу, (8но вот почему-то я не наверх бегу), и выхожу уже оттуда из этой комнаты, почему я не маленькая, уже большая, ну вот голова у меня седая, как в детстве, да. И я шла вот, смотрела прямо, голова ну совершенно там не была вниз направлена, ну вот никаких мыслей, ничего абсолютно...».

№2

«И вот эта жизнь в каком-то нереальном мире, вот это вот переживание, с одной стороны, самотравмирующее такое, потому что вот оттого, что оно все время со мной было, как я говорила, что оно так параллельно идет, то в те моменты, когда мне ну просто становилось очень тяжело, то оно было довлеющим, оно было таким сильным, которое вот за все эти годы добавило этих седых волос. А потом вот я сама просто решила, что надо покраситься. И такой момент, что вот я там смотрю, волосы начинают отрастать, я думаю, надо же, как человек привыкает быстро к хорошему. Не так я воспринимаю, что плохо мне будет оттого, что волосы будут седые. Я уже не кто-то мне говорит, а я уже сама ...».

№3

«Думаю, посижу, пропущу одно занятие. В конце концов, я вообще не поехала. Состояние было абсолютно бредовое, я его не могу объяснить... это не было сном, но это было что-то такое, я чувствовала, у меня «зажимает» все лицо. Углы губ, скулы, - настолько сильно.

Я думала, у меня уже это прошло, я этого не чувствовала. Что происходит? Так было весь день... Я ничего не могла делать...».

Внутренне диалогические тексты

№4

«Освободиться от этого креста, (8что он на меня ну, сейчас мне хочется сказать, что не на все там 100%), вот я должна нести этот крест. Может, я виновата в том, что вот я как ребенок там доставляла своей маме много неприятностей, да, (2она хотела там иметь хорошую девочку), а я там была плохой. Но с другой-то стороны я же ребенок, я же не виновата в том, что она заболела, она умерла. (8Не могу же я), не собственноручно же я ее убила».

№5

«... что вот ну какие-то там этические нормы не дают мне произвести вот эту переоценку отношений с мамой. (8Если я начинаю говорить): ты меня любишь, потому что ты сама виновата. (2Ты меня раньше не любила, а теперь хочешь меня любить). Что вроде вот не имею я права, не может ребенок ставить такие условия, и так осуждать там взрослого человека, который тебя родил, который воспитывал, все для него старался. (8Я-то хочу), но встают такие вот нормы, которые вот меня все- таки стараются не то, чтобы куда-то загнать, но они меня останавливают, и не дают сказать того, что, как я говорила, может я и скажу, я на тебя наору... ты меня там, на улицу не выпустила, ты меня побила, потом прибегу и скажу: (3 мамочка, прости меня, я больше так не буду)».

№6

«Да, легче, но вместе с тем, какая-то пустота, что ли. Я не могу сказать, что мне (8после этого радостно) через какое-то время или нет. Но это не ощущение потери, (8ничего), а именно такое чувство пустоты».

Тексты №1, 2, 3 не включают внутреннего диалога, в то время как тексты №4, 5, 6 являются внутренне диалогическими. Опорными для экспертного определения внутренне диалогических фрагментов текста оказались следующие признаки: наличие неразрешимой имеющимися на данный момент средствами проблемы, соответствие высказывания мотиву, а не цели, преобладание смысла над значением, наличие несовпадающих смысловых позиций и присутствие в тексте я-, ты- высказываний.

Материалы первичного экспертного анализа текстов позволяют сделать заключение о том, что для индикации текста важны только два последних из указанных признаков, тогда как остальные способствуют пониманию психологической природы внутреннего диалога, но не обязательны для решения эмпирической задачи определения внутренне диалогических фрагментов текста.

В приложении 2 (с. 166) представлены примеры внутренне диалогического текста, идентифицированного на основе 2-х признаков актуализации внутреннего диалога: присутствия в тексте я-, ты- высказываний, форм глагола, указывающих на обращение субъекта к собеседнику; наличия несовпадающих смысловых позиций. Для сравнения мы перевели приведенные в таблице внутренне диалогические тексты во внутренне монологическую форму, что акцентирует присутствие в вербализованном внутреннем диалоге выявленных нами индикаторов.

Нумерация фрагментов внутренне диалогического и внутренне монологического текстов проводилась следующим образом. По признаку внутренней диалогичности анализировался только текст пациентов. Выявленному экспертами отрезку внутренне диалогического текста пациента приписывался порядковый номер. Следующему после него отрывку внутренне монологического текста пациента присваивался тот же номер. Отдельные внутренне диалогические реплики не учитывались, нумеровались только достаточно значимые по объему фрагменты. Внутреннему диалогу приписывался следующий порядковый номер, если он прерывался текстом без внутреннего диалога или словами психоаналитика, так как в этом случае действует определяющий признак появления нового фрагмента внутренне диалогического текста - изменение темы.

В приложении 3 (с. 168) продемонстрирован образец работы экспертов по выявлению фрагментов внутренне диалогического текста.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >