Формирование ценностных приоритетов российской студенческой молодежи в современной российской реальности: факторы влияния

В исследования современных российских ученых категория «ценность» выступает едва ли не доминирующей, поскольку совершенно очевидно, что ценностная динамика, характеризующаяся деформацией традиционного ценностного пространства российского общества, отражается на функционировании, как отдельных сфер общественного производства, так и отдельных социальных групп и, прежде всего, молодежи. Необходимо выявить причины снижения ценности важнейших для нормального функционирования общества моральных, эстетических, трудовых норм в последние десятилетия, поскольку это неизбежно ведет к трудностям формирования у подрастающего поколения установок на соблюдение законов, регламентирующих поведение личности в семье, общественных местах, на производстве[1].

В данной работе объектом исследования выступает студенческая молодежь, ценностные приоритеты которой формируются под влиянием ряда факторов, связанных, как со спецификой ценностного пространства российского социума, активно трансформирующегося и наполненного многочисленными рисками, так и спецификой современного института образования в России, его целевой и аксиологической сущностью.

Исследование ценностных приоритетов студенческой молодежи России представляется очень важным направлением в исследовании молодежной проблематики, поскольку ценностный мир российского студенчества сегодня во многом определяет духовный облик, уровень профессиональной культуры и профессионализма общества «завтра».

Одним словом, совершенно очевидно, что потенциальные возможности развития общества заложены в его студенческой молодежи, а потому и проблема формирования ее ценностных ориентаций с анализом противоречий и ключевых тенденций в этом процессе не может характеризоваться иначе как актуальная для отечественной социологии и российского общества в целом.

В контексте сказанного, необходимо начать анализ данной проблематики с того, что российское общество, переживающее период социетальной трансформации, характеризуется процессом ценностной трансформации, что отражается на функционировании всей институциональной структуры общества. Важное значение для нашей проблематики имеет тот фактор, что трансформируется ценностное пространство таких базовых социальных институтов, определяющих ценностный облик студенческой молодежи, как институт семьи, образования, труда.

С этой точки зрения необходимо рассмотреть сложившуюся в данных социальных институтах ценностную ситуацию, и начать следует с института семьи, поскольку «самочувствие семьи, уровень адапти- рованности в обществе и эффективность выполнения социализацион- ной функции являются показателями духовного благополучия нации»[2]. Может возникнуть вопрос о по поводу того, насколько студенческая молодежь, попадая в образовательную среду вуза, продолжает оказываться под социализационным влиянием семьи, и здесь следует заметить, что семью не стоит сбрасывать со счетов в контексте изучения ценностных приоритетов студенческой молодежи, так как, во- первых, студенты не теряют связи с семьей после поступления в вузы, а значительная часть из них продолжает жить со своими родителями, став студентами. Таким образом, институт семьи выступает значимым агентом формирования ценностей студенческой молодежи в современной России, но этот важнейший социальный институт становится источником многочисленных проблем в современном российском обществе, поскольку он находится, как и вся институциональная система российского социума в кризисном состоянии и не в состоянии эффективно выполнять свои социализационные функции. Явные признаки функциональной недееспособности института семьи в России определяют ситуацию высокой динамики негативных явлений в молодежной и подростковой среде, в том числе в области духовно-нравственного развития, которое зачастую российскими исследователями оценивается как духовная деградация[3].

Современная культура, развивающаяся по законам постмодерна[4] и проникающая, преимущественною, через сетевые и информационные каналы, далеко не всегда способна сформировать четкие духовные ориентиры и, более того, она плюралистична и направлена на индивидуальный выбор во всем, в том числе в духовно-нравственной сфере, но только социально зрелая личность способна к самостоятельному, ответственному, окрашенному гражданской и личностной позицией выбору, а студенческая молодежь, судя по многим показателям, еще в неком направляющем, формирующем мировоззренческие ориентиры, воздействии.

В современной России, как показывают исследования, семья носит переходный характер, как и российское общество целом, что проявляется в ее ценностной и поведенческой специфике, которая заключается в том, что окончательный переход от семьи детоцентристского типа к семье эгалитарного типа еще не завершен и в процессе этого перехода формируются те самые социализационные риски, которые связаны с деформацией ценностного пространства института семьи 7.

Конечно же, разрушение ценностного пространства семьи с ее социо-регулятивными нормами, отражается на воспитательном процессе, который утратил некогда присущий советскому обществу единый облик на базе ключевых ценностей, разделяемых всем обществом. Современная семья в России носит многоликий характер, причем это связано не столько с факторами региональной и этнокультурной специфики российского социума, сколько с факторам ценностной дифференциации и ценностным плюрализмом. Современная российская семья, лишенная единых ценностных регулятивов, сама выбирает логику своего развития, тип семейных и воспитательных отношений, характер адаптации в обществе. Все это отражается на процессе социализации молодого поколения, погруженного в мир семьи и питающего из нее жизненные ориентиры, ценности, поведенческие стратегии.

В результате разрушенной системы межпоколенческой ценностной преемственности, в ходе которой передавалась система ценностей и норм от поколения к поколению, распространенным явлением в России стала отклоняющаяся социализация, на фоне которой рост молодежной девиации не вызывает удивления[5] [6].

Вместе с тем, несмотря на то, что сама семья значительно изменила свой облик в России и продолжает меняться, она уверенно транслирует в молодежную среду высокую ценность семьи, о чем свидетельствуют многочисленные социологические исследования, в которых фиксируется тот факт, что для молодежи различных регионов России среди многочисленных ценностей ценность семьи выступает первостепенной[7], и этот факт позволяет ученым говорить о том, что у России есть потенциал для духовно-нравственного возрождения[8].

Отмечается в трудах российских исследователей бесспорное первенство ценности семьи и в сознании студенческой молодежи71, чего нельзя сказать о ценности труда, которая, как отмечает Г.В. Морозова, в системе жизненных ценностей студенческой молодежи занима- ет лишь пятое место .

Надо заметить, что проблема ценностного облика российской молодежи, в том числе студенческой, является одной из самых популярных в отечественной социологии молодежи, но при этом исследователи далеко не всегда однозначно высказываются относительно ценностного сознания современных молодых россиян, отмечая при этом противоречивость процесса изменения ценностного облика молодежи с его, как позитивными, так и негативными сторонами. Студенческая молодежь выделяется своими ценностным предпочтениями в среде молодежи, и это естественно, поскольку ее учебная деятельность в рамках обучения в ВУЗе и сам выбор образовательной стратегии формирует определенные установки и ценностные ориентации, не характерные для большинства той части молодежи, которая не связана со студенчеством.

Студенческая молодежь как наиболее образованная часть молодежи привлекает внимание исследователей с той точки зрения, что она наиболее подвержена влиянию западных ценностей, которые в последствии и транслирует другим акторам в процессе взаимодействия и коммуникации. Речь идет о том, что в ситуации социокультурного и ценностного раскола, который фиксируется в российском обществе, студенческая молодежь предпочитает ценности не традиционного для России типа, ориентированные на развитие индивидуализма, личного успеха, достижение материального успеха и т.д., т.е. те, которые транслирует нам западное общество.

Базовые нравственные традиционные ценности русского народа, к которым относят соборность, жертвенность, коллективизм, любовь, добро, справедливость, самоограничение во имя общих целей и др., определившие логику развития российского общества, его ментальности и цивилизационной специфики, сегодня не привлекают молодежь, и прежде всего студенческую. В условиях сложившейся биполярной системы ценностей в современной России (коллективистской и инди- [9] [10]

видуалистической), естественная склонность к индивидуализму, всегда присущая той или иной части населения, под воздействием СМИ, настойчиво пропагандирующих этику личного успеха, а также нарастанием деконсолидирующих сил и тенденций, ростом социального расслоения, усложняющем коллективные действия, именно индивидуализм как система ценностей становится приоритетной для россиян, особенно молодых[11].

Если мы посмотрим на результаты исследования ИС РАН «О чем мечтают россияне?», то увидим, что прежде всего мечты россияне вязаны с тем, чтобы жить в достатке, «не считая копейки» (40%), с хорошим здоровьем (своим и близких) (33%) и, что примечательно, со стремлением жить в справедливом и разумно устроенном обществе (33%)[12] [13], что говорит о том, что россияне устали жить в бедности и «считать копейки», выживания день ото дня, не в состоянии думать о духовном развитии и совершенствовании; социально и физически нездоровы, о чем также ярко свидетельствуют официальные статистические и социологические исследования; четко понимают, что живут в условиях социальной несправедливости, которая не дает возможности для жизненной самореализации.

Только вслед за перечисленными выше мечтами россиян значатся такие, как: хорошие дети (23%); своя отдельная квартира (21%); хорошая семья и интересная жизнь, самореализация (по 17-18%), мечта о собственном доме (15%), о хорошем образовании (12%), о возможности «быть полезным обществу» (11%), о хорошей работе (7%); на последних местах находятся мечты «встретить настоящую любовь» (6%), стать уважаемым и известным человеком (4%), стать очень красивым, привлекательным (1 %) .

Как видим, россияне не склонны в современных условиях мечтать о настоящей любви и о том, чтобы внести свою лепту в развитие России, в ее процветание. Мечты россиян носят прагматический характер, что соответствует сложившейся социальной реальности, в которой выживание большинства населения России не сочетается с высшими духовными ценностями и мечтами.

Итак, в современной России фиксируется ценностный раскол, и этот фактор самым непосредственным образом влияет на процесс ценностного развития студенческой молодежи, поставленной перед выбором той или иной системы ценностных приоритетов и, в условиях жесткой конкуренции и развития рыночных отношений, вынужденной в большинстве случаев склоняться в сторону индивидуализма как системы ценностей. Ценностный раскол выражается также в межпоколенческих ценностных противоречиях, поскольку традиционных ценностных ориентаций придерживается в современной России, как правило, старшее поколение. Так, в исследовании Фомченковой Г.А. показано, что ценности духовно-нравственного порядка на первый план выходят для старшего поколения (материальное благополучие не важно, главное быть честным (16,8%), не переступать через совесть и общественные нормы - 12,6%), в то время как для молодежи на первый план выходят следующие ценности (по мере убывания): главное в жизни - материальное благополучие, а свобода второстепенна - 20,5%, в современном мире необходимо выживать любыми способами - 17,6%, способы получения доходов не важны, важнее - материальное благополучие (10,7%)[14].

Итак, социокультурный раскол в России актуализировал проблему ценностного самоопределения российской молодежи, в том числе студенческой, и от этого выбора в массовом масштабе зависит социокультурная динамика российского общества и его будущее как цивилизации. В этом контексте важно определить, какие еще факторы влияют на ценностный выбор студенческой молодежи. И здесь со всей очевидностью на передний план выходит фактор, связанный с развитием системы образования как формирующей через образовательный и воспитательный процесс ценностный образ молодого поколения.

Институт образования в современное время стремительно меняется, а в российских условиях - со знаком деградации, поскольку процесс изменения происходит не на основе модернизации системы образования, как это принято говорить в общественно-политических кругах, а на основе разрушения фундамента сильнейшей образовательной системы советского общества. А без фундамента ни одно здание не может считаться прочным и надежным.

Так и российская система образования, лишенная своего фундамента, и не только в виде организационной специфики, но, прежде всего, концептуальной основы в виде концепции образования и формирования личности в рамках единого образовательно-воспитательного процесса, стремительно деградирует и производит «продукт», соответствующий современному российскому обществу, но не соответствующий целям общественного развития.

Значение образования в современном обществе неоценимо, поскольку оно выступает основой становления гражданского общества и правового государства, преодоления опасности отставания отдельно взятых стран от мейнстрима общественного развития, а также эффективным средством накопления социального и человеческого капитала личности .

Образование, являясь результатом общественного развития, выступает в роли агента социальных изменений, оказывая мощное воздействие на сознание общества. В этой связи проблемы российского образования не могут не привлекать внимания и не вызывать опасения за судьбу российской молодежи и российского общества. Исследователи отмечают, что российская система образования в настоящее время вынуждена ориентироваться на западные страны и их образовательные стандарты, напрочь отвергая все то положительное, что было накоплено в лоне российской системы образования за долгие годы и столетия ее формирования и развития, ознаменовавшиеся известными всему миру достижениями в мире науки и искусства .

Все активнее ученые обращаются к проблеме дегуманитаризации образования в России, необходимости парадигмального перехода в системе российского образования с целью преодоления разрушительных тенденций, формирующихся в образовательной среде современной высшей школы, и ее значительного отставания от вызовов современной эпохи. Этим проблемам значительное внимание уделяют в своих работах такие ученые, как С.В. Балабай, Г.И. Герасимов, А.В. Лубский, П.А. Денисенко, Н.А. Ильинова, И.М. Лоскутова, Л.И. Пирогова и многие другие. [15] [16] [17]

Ученые обращают внимание на рост неравенства в образовательном пространстве и, соответственно, снижение равенства доступа к качественному образованию, которое становится уделом высокоресурсных семей, в то время как семьи с низким материальным ресурсом компенсируют потребность в образовании своих детей обращением к платному обучению, далеко не всегда отвечающему принципам и критериям качества[18].

Сегодня, как и многие другие значимые сферы общества (искусство, культура), образование подвергается массовизации, примитивизации, что непременно скажется на развитии российского общества самым негативным образом и начало этому процессу мы уже наблюдаем, когда сталкиваемся с высоким уровнем непрофессионализма, шарлатанства, жестокости, агрессии, равнодушия, насилия.

Возникает вопрос: возможен ли эффективный процесс социализации российского студенчества в условиях сложившегося образовательного пространства, в котором, по словам Г.И. Герасимова, увеличивающееся несоответствие между тенденциями изменения социума и культуры и типом социализации, принятым за основание организации педагогических систем, не обеспечивает органического вхождения новых поколений в реальное поле многообразных ролей и функций[19] [20]. Другими словами, система образования в России испытывает сильнейший кризис, проявляющийся, прежде всего, в ее социализационной беспомощности.

Образование, по мнению исследователей, должно воспитывать в человеке человеческое, развивать духовность, а не только решать узкопрофильные профессиональные задачи т.е. оно должно функционировать в русле гуманизации и гуманитаризации как условии сохранения человеческого в супердинамичной жизни общества нового типа и ос- вобождения от техногенной зависимости современного человека .

С.В. Балабай, на наш взгляд, совершенно точно характеризует ситуацию в сфере российского образования, отмечая, что сегодня налицо все признаки информационного натиска, при котором воинственное невежество приобретает глобальный характер с опорой на авторитет Интернета, а преподаватель при этом превращается из ученого и педагога в тьютора, в функции которого входит оказание помощи сту- денту в освоении материала, представленного в сети . Иными словами, духовное воспитание, формирование человека культуры в ходе образовательного процесса больше не выступает миссией высшего образования в России, которое превратилось в сферу услуг, удовлетворяющих прагматичные потребности индивидов в образовании как средстве достижения конкретных прагматичных целей. Целью подлинного, действительного образования, по мнению С.В. Балабай, является формирование внутренней мотивации на основе надличностных «вечных»

~84

ценностей .

Безусловно, эти идеалистические, некогда действовавшие представления о цели и миссии образования, в современной реальности уже утратили свою действенность, но их значимость по мере дегуманизации современного человечества и российского общества в том числе.

На каждом этапе общественного развития формируется определенная образовательная парадигма, которая задает экзистенциальные основы для развития общества и личности. Парадигмальность образования, - пишет П.А. Денисенко, - это экзистенциальное свойство личности и общества, которое позволяет обществу воспроизводить себя на основе антропологических и социальных образцов, моделей, матриц, архетипов[21] [22] [23] [24]. Образовательная парадигма задает алгоритм развития общества, его цели и смыслы, стратегии развития и поэтому так важно понимание парадигмальных основ функционирования системы образования, которые, по мнению российских ученых, носят технократический характер, утрачивая гуманитарную и гуманистическую сущ- 86

ность .

Интернетизация и информатизация общества, захлестнувшая и систему образования привели к кардинальным изменениям в проблемном поле образовательного знания и, в конечном счете, в отношении к образованию, которое теперь сводится к получению диплома о высшем образовании, которое, в свою очередь, сводится к передаче знания- информации. Неудивительно, что в России появился соответствующий такому типу образования и тенденциям в области развития культуры и формирования личности термин «образованец» (или «образованщи- на»), под которым понимается человек, получивший высшее образование, но лишенный при этом духовности, истинной интеллигентности, системы нравственных ценностей . Такой тип личности готовит теперь образование, превратившееся в «сферу услуг».

Впору задаться вопросом: может ли система образования справиться с такой сложной задачей, как производство и воспроизводство, сохранение и трансляции высших духовных ценностей, так называемого смыслового кода цивилизации, когда этот смысловой код вместе с его ценностными основаниями уже не представляет собой некой целостности, когда в обществе отсутствует единая система ценностей во главе с высшими духовными ценностями, а система ценностнонормативной регуляции находится в руинах?

А.П. Бандурин, посвятивший серию статей проблеме социальной регуляции в постсоветской России[25] [26] [27], отмечает в своих работах, что прежние социальные регуляторы, действовавшие в советском обществе, уступили место новым, рыночным, а вместе с ними утратили свое функциональное значение ценностно-нормативные регуляторы, базировавшиеся на иных идеологических и мировоззренческих основаниях, что и создало пространство хаоса, в котором по законам рынка стали выстраиваться новые механизмы социальной регуляции, в том числе и в сфере образования, также оказавшейся в водовороте стихийно разви-

~89

вающихся рыночных отношении .

На формирование ценностей студенческой молодежи немаловажное влияние оказывают факторы трансформации трудовых ценностей в России и сложность трудовой и профессиональной самореализации в условиях социально-экономической нестабильности и неопределенности. Молодежь, с целью дальнейшей, как ей кажется успешной адаптации в случае «правильного выбора» будущей профессии и соответствующего для этого учебного заведения, ориентируется при этом не на собственные способности, интересы, профессиональные мечтания, а на то, что может привести к социальному успеху и материальному благополучию, наивно полагая, что только этот фактор определяет конечный результат, совершенно не принимая во внимание, что жизненного успеха и профессионального роста гораздо легче добиться в той сфере, которая соответствует способностям индивида и его интересам.

Понять молодежь можно - она стремится обезопасить себя от рисков нетрудоустройства или неэффективного трудоустройства, обеспечить себе определенную уверенность, гарантии жизненного успеха в обществе, в котором в принципе сложно что-либо прогнозировать и гарантировать.

Итак, подводя итог, следует подчеркнуть, что студенческая молодежь формируется в специфической социокультурной, образовательной среде, в российских условиях, наполненной многочисленными рисками, что отражается на ее ценностном мире, который в данных условиях подчиняется, прежде всего, целям и жизненным приоритетам материального характера, однако, духовная составляющая системы ценностей студенческой молодежи также немаловажна, хотя она не пересекается с материальной составляющей, что выступает следствием противоречивого ценностного пространства российского общества, сложностями социально-экономического развития в русле перехода к рыночным отношениям и парадигмальными особенностями высшего образования в России, связанными с тенденциями технократизации за счет утраты гуманистической и гуманитарной составляющей образования.

Формирование ценностных установок студенческой молодежи в таких условиях подчиняется этим указанным тенденциям, что и формирует приоритеты в системе ценностей российских студентов в соответствии с тем типом личности, который воспроизводит в современной России система высшего образования в контексте сформировавшейся образовательной среды. Если отталкиваться от предложенного российскими учеными понимания среды как совокупности условий, в которых осуществляют повседневную деятельность субъекты[28], то образовательная среда может рассматриваться как совокупность условий, в которых субъекты осуществляют образовательную деятельность. Эти условия определяются совокупностью технических, экономических, административных, информационных, образовательных и т.д. ресурсов, в комплексе создающих или не создающих благоприятный климат для эффективной образовательной деятельности. Однако образовательная среда имеет определенные рамки, правила, ограничивающие деятельность субъектов, и эти ограничения определяются образовательной парадигмой, в свою очередь, задающей экзистенциальные основания развития общества и личности.

Таким образом, воспроизводство ценностных установок и их трансляция в образовательной среде всецело зависит от парадигмаль- ного характера образования. В данном контексте ценностные приоритеты рассматриваются нами как ценности, выступающие для данного общества, индивида или конкретной социальной группы определяющими при формировании мировоззренческой матрицы и поведенческих установок на том или ином этапе исторического развития в сложившихся социокультурных условиях.

Итак, по итогам исследования в первой главе можно сделать ряд выводов.

Молодежная проблематика продолжает лидировать в числе наиболее актуальных отечественной социологии, и это далеко не случайно, так как все явственнее и очевиднее становится определяющая тенденции настоящего и будущего развития общества роль молодежи в общественной динамике. Не утихают споры среди ученых относительно специфики ценностей и их динамики в молодежной среде современного российского общества. Студенческая молодежь и ее ценностные приоритеты также выступают объектом пристального внимания со стороны российских социологов. От самоопределения студенческой молодежи, характера ее ценностных ориентаций и приоритетов во многом зависят перспективы общественного развития и будущий облик российского общества, траектория развития которого пока не имеет четко выраженной и определенной направленности и выстраивается на фоне противоречивого столкновения традиционных для России и современных, диктуемых глобализацией, ценностей.

Проблема формирования ценностных приоритетов российской студенческой молодежи отличается сложностью, противоречивостью методологических подходов к ее исследованию, неоднозначностью оценок со стороны исследователей изменений в области ценностной динамики в студенческой среде современного российского общества, что вызвано сложностью и противоречивостью самой социальной реальности, в которой происходит жизненная самореализация студенческой молодежи.

Ценностные приоритеты российской студенческой молодежи, формируемые в подобных противоречивых и неопределенных условиях, становятся предметом активной дискуссии в научной среде, но, при отсутствии единства в оценке ценностных характеристик студенческой молодежи, наблюдается единодушие в признании в качестве парадоксальной сложившейся в России ситуации, связанной с тем, что студенческая молодежь как наиболее восприимчивая к переменам и готовая к инновациям оказалась в условиях неготовности общества и его институциональной системы к кардинальным переменам и вызовам современной эпохи, что, бесспорно, отражается на ценностной динамике в студенческой среде.

Ценностные приоритеты студенческой молодежи формируются под влиянием ряда факторов, связанных, как со спецификой ценностного пространства российского социума, активно трансформирующегося и наполненного многочисленными рисками, так и спецификой функционирования института образования в современной России, образовательной среды, в которой происходит становление студента как личности и профессионала.

Влияние указанных факторов влияния, по своей сущности кризисных, формирует в целом рискогенную среду социализации студенческой молодежи и формирования ее ценностных приоритетов, под которыми автором понимаются ценности, выступающие для данного общества, индивида или конкретной социальной группы определяющими их образ мыслей и стиль поведения, отношение к жизни, к миру и в целом ментально-мировоззренческую матрицу на том или ином этапе исторического развития в сложившихся социокультурных условиях.

Рискогенность образовательной среды, в которой происходит ценностное самоопределение молодежи, осуществляется выбор тех или иных ценностных приоритетов, проявляется в высокой динамике духовных и физических рисков: первые угрожают дегуманизацией и духовно-нравственной деградацией, а вторые - снижением физического самочувствия и здоровья. Повышение рискогенности образовательной среды как среды формирования ценностных приоритетов молодежи обуславливается утверждением технократической парадигмы как доминирующей в системе высшего образования России. Стремительное развитие информационных технологий и их внедрение в образовательное пространство усиливает влиянием информационной среды, успешно конкурирующей с другими агентами социализации, на студенческую молодежь и формирующей риски дегуманизации ее сознания и поведения.

  • [1] Меренков А.В. Тенденции изменения семейного воспитания в современном обществе // Социологические исследования. 2013. № 2. С. 102.
  • [2] Верещагина А.В. Роль государственной семейной политики в стабилизации общественных отношений в России в условиях изменения семейных ценностей и отношений // Современность:социокультурный и политико-экономический абрис. Сб. науч. статей / Под ред. А.А. Вартумяна,Г.В. Косова. Выл. 4. М: ООО «ЦИУМиНЛ», 2012. С. 37.
  • [3] См.: Дементьева И.Ф. Факторы риска современного детства // Социологические исследования. 2011. № 10; Лысова А.В., Самыгин С.И., Верещагина А.В. Демографическая безопасность российского общества: критерии и оценка // Гуманитарные, социально-экономические и общественныенауки. 2013. №2. С. 39-45; Самыгин С.И., Верещагина А.В. Глобальные вызовы современности и безопасность цивилизации третьего тысячелетия // European Social Science Journal (Европейский журнал социальных наук). 2014. №6. Том 2. URL: http://mii- info.ru/data/documents/EZhSN-2014-6-2.pdf; Щитов Н.Г. О внутрисемейном насилии // Социологические исследования. 2010. № 10; Меренков А.В. Тенденции изменения семейного воспитания в современном обществе // Социологические исследования. 2013. № 2.
  • [4] Бандурин А.П., Николаева Л.С. Постмодерн и современная культура // Социально-гуманитарныезнания. 2012. № 7. С. 236-243.
  • [5] 6 Молодая семья в Ростовской области (по результатам социологического исследования): коллективная монография. Изд-во «Социально-гуманитарные знания», Москва-Ростов-на-Дону, 2011.С. 67.
  • [6] См.: Староверова И.В. Факторы девиации сознания и поведения российской молодежи // Социологические исследования. 2009. №11; Широканова А.А. Индивидуализация постсоветской молодежи в сфере морали // Социологические исследования. 2011. № 12.
  • [7] Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет. 2-е изд. доп.и исправл. М.: ИС РАН, 2010; Явон С.В. Ценностные ориентации молодежи Среднего Поволжья // Социологические исследования. 2012. № 5; Казарина-Волшебная Е.К., Комиссарова И.Г.,Турченко В.Н. Парадоксы трансформации ценностных ориентаций российской молодежи //Социологические исследования. 2012. № 6.
  • [8] См.: Верещагина А.В., Самыгин С.И. Духовная безопасность России как основа российскойгосударственности // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2011.№ 1 (2);.
  • [9] Морозова Г.В. Система жизненных ценностей студенческой молодежи: анализ результатов социологического исследования // Вестник ПАГС. 2012. №4 (33); Мотрич Е.Л., Ли Е.Л., СкрипникЕ.О. Студенчество Хабаровского края: социально-профессиональные и миграционные ориентирыи мотивация поведения // Социологические исследования. 2008. № 5.
  • [10] Морозова Г.В. Система жизненных ценностей студенческой молодежи: анализ результатов социологического исследования // Вестник ПАГС. 2012. № 4 (33). С. 85.
  • [11] См.: Андреев А.Л. Ценностные и мировоззренческие аспекты социального неравенства // Социологические исследования. 2007. № 9.
  • [12] Горшков М.К. «Русская мечта»: опыт социологического измерения // Социологические исследования. 2012. № 12. С. 4.
  • [13] Там же.
  • [14] 6 Фомченкова Г.А. Трансформация ценностных ориентаций молодежи: межпоколенческое сопоставление//Власть. 2012. № 12. С. 121.
  • [15] Горшков М.К. Российское общество как оно есть: (опыт социологической диагностики). М.:Новый хронограф, 2011. С. 48.
  • [16] Пещеров В.Г. Россия перед выбором: проблемы отечественного образования // Власть. 2010.№З.С. 62.
  • [17] Балабай С.В. Прагматизм современного образования и поиск новой системы ценностей // Власть.2013. №4; Герасимов Г.И. Познавательно-развивающая парадигма: инновационное измерениетрансформации образования //Гуманитарий Юга России. 2013. № 4; Герасимов Г.И., Лубский А.В.Диалог о парадигмальном подходе в образовании // Гуманитарий Юга России. 2014. № 1; Денисенко П.А. Парадигмальность образования (социокультурный аспект) // Власть. 2009. № 4; Ильинова Н.А. Гуманитаризация образования как стратегический фактор модернизации современногороссийского общества // Власть. 2013. № 12; Лоскутова И.М. Социальные проблемы современногороссийского образовательного пространства // Власть. 2013. №4; Пирогова Л.И. Современноеобразование и духовно-нравственное развитие личности // Власть. 2010. № 2;
  • [18] Лоскутова И.М. Социальные проблемы современного российского образовательного пространства // Власть. 2013. № 4. С. 144-146.
  • [19] Герасимов Г.И. Трансформация образования - социокультурный потенциал развития российского общества. М: Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2005. С. 5.
  • [20] Ильинова Н.А. Гуманитаризация образования как стратегический фактор модернизации современного российского общества // Власть. 2013. № 12. С. 151.
  • [21] Балабай С.В. Прагматизм современного образования и поиск новой системы ценностей // Власть.2013. №4. С. 111.
  • [22] 4 Балабай С.В. Прагматизм современного образования и поиск новой системы ценностей // Власть.2013. №4. С. 112.
  • [23] 35 Денисенко П.А. Парадигмальность образования (социокультурный аспект) // Власть. 2009. № 4.С. 92.
  • [24] Казарина-Волшебная Е.К., Комиссарова И.Г., Турченко В.Н. Парадоксы трансформации ценностных ориентаций российской молодежи // Социологические исследования. 2012. № 6. С. 126.
  • [25] Балабай С.В. Прагматизм современного образования и поиск новой системы ценностей // Власть.2013. №4. С. 112.
  • [26] ,4'4 Бандурин А.П. Социальные основания рационального и иррационального в системе социальнойрегуляции // Социально-гуманитарные знания. 2005. № 4; Бандурин А.П. О терминальных и инструментальных эколого-ценностных регулятивах современного сознания // Вестник АГУ.2012. Вып.2 (93). С. 19-23; Бандурин А.П. Усиление регулирующего влияния норм повседневной реальностив современном обществе // Социально-гуманитарные знания. 2012. № 11.
  • [27] Бандурин А.П. Социальная регуляция образовательных учреждений российского общества васпекте взаимодействия корпоративно-правового и культурно-нормативного регулирования //Социально-гуманитарные знания. 2007. № 12. С. 360-371.
  • [28] Мозговая А.В., Шлыкова Е.В., Курочкина А.Е. Рискогенная городская среда: адаптационныйпотенциал молодежи / Риск: исследования и социальная практика / Отв. Ред. А.В. Мозговая. М.:Институт социологии РАН, 2011. С. 75.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >