Ответственность по договору возмездного оказания информационных и консультационных услуг

Страхование профессиональной ответственности консультанта

Рассматривая договоры возмездного оказания информационных и консультационных услуг, нельзя не остановиться на вопросе ответственности сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение условий договора.

При определении понятия гражданско-правовой ответственности необходимо иметь более углубленное представление не только о размере ответственности при заключении договоров данного вида, но и о ее предназначении и роли. Это необходимо, прежде всего, для отчетливого уяснения того, каков может быть «низший» и «высший» предел ответственности виновного контрагента, как и при каких обстоятельствах виновный должник обязан понести определенную ответственность перед кредитором либо третьим (другим) лицом[1].

Абстрагируясь от дискуссионного теоретического исследования вопроса о понятии гражданско-правовой ответственности в цивильном праве, следует остановиться на основных правовых аспектах ответственности сторон в договоре возмездного оказания услуг. В связи с этим необходимо вновь подвергнуть анализу отношения участников, возникающих в сфере оказания информационных и консультационных услуг.

Как правило, при оказании информационных услуг на клиенте лежит обязанность в виде правильно оформленного запроса на требуемую информацию. Отсюда с очевидностью следует вывод о том, что клиент должен учитывать взаимосвязь порядка формирования получаемой информации с запросной. При этом пертинентность (соответствие полученной информации информационной потребности пользователя) полученной информации может быть достаточно низкой, однако если релевантность (соответствие документа информационному запросу) соответствует запросному ее характеру, то услуга считается надлежаще выполненной, и на клиенте лежит обязанность оплатить услуги в соответствии с условиями договора.

В отличие от информационных услуг в договоре возмездного оказания консультационных услуг клиенту отводится более значимая роль, так как последний должен предоставить исходную информацию надлежащим образом, поскольку конечный результат консультационной услуги зависит не только от консультанта, но и от клиента. Так, например, пациент при получении медицинской консультации недостаточно полно описывает симптомы заболевания. В таких случаях вероятность получения необходимого результата существенно сокращается. Для снижения такого риска необходимо правильно сформулировать проблему со здоровьем.

Как отмечает Р.И. Каримуллин, в определенной сфере оборота, в частности в сфере услуг, информационные возможности могут быть с самого начала распределены настолько неравно, что одна сторона не имеет опыта в данной области, а другая, предлагающая оказание услуг, выступает одновременно в роли профессионала и эксперта[2].

В качестве примера можно привести следующую ситуацию: между исполнителем и заказчиком был заключен договор возмездного оказания правовых услуг. Согласно договору, исполнитель был обязан подготовить документы для регистрации вновь создаваемого юридического лица, но не смог сделать этого по вине клиента, не предоставившего всех необходимых документов (информации), которые требовались исполнителю для надлежащего исполнения своих обязательств. В данном случае в силу п. 2 ст.781 ГК РФ клиент обязан оплатить услуги в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания правовых услуг.

Возможна ситуация, когда клиент не предоставил дополнительную информацию в сроки, предусмотренные договором. При этом стороны в договоре должны определить размер неустойки: пени или штрафов за непредоставление информации за каждый день просрочки до фактического исполнения обязательства, при этом разумным можно считать пеню в размере 0,1% от суммы обязательства за каждый день просрочки, но не более 20% от общей суммы. Одним из ярких примеров в этом плане является приведенная судебная практика, которая при помощи решений индивидуального характера переводит фактические отношения в официальные правовые отношения[3]. Так, в ст. 333 ГК РФ содержится положение, в соответствии с которым суд вправе уменьшить размер неустойки при явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств. Критерии явной несоразмерности в законе не приводятся, что повлекло определенные проблемы в ее применении, обусловленные тем, что суды в каждом конкретном случае исходили из своего «глубокого внутреннего убеждения». Очевидно, что это и понудило выработать определенную судебную практику, предлагающую следующий перечень критериев для установления такой несоразмерности: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки и суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др.[4] [5] Следовательно, указанная норма действительно допускает возможность конструирования частной модели гражданско- правовой ответственности сторон, приводящей к изменению, сужению ее границ и т.д., и ее применительно к договорам возмездного оказания информационных и консультационных услуг.

Следующим условием ответственности клиента является неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по оплате услуг в порядке и размере, предусмотренном условиями договора. Как показывает практика заключения договоров, размер ответственности в таком случае устанавливается в виде договорной неустойки, которую стороны должны согласовать в договоре (как правило, она составляет 0,1 - 0,5% от суммы задолженности за каждый день просрочки).

Приведем пример из судебной практики. ООО «Фирма КБ» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с Дортреста № 2 суммы долга по договору и неустойки за просрочку оплаты. Предъявляя иск, истец ссылался на то, что ответчик обязан был производить оплату стоимости комплекса консалтинговых услуг по принципу ежемесячного абонентского обслуживания в размере 2% от суммы ежемесячного выполнения работ, указанных в и. 1.1 договора. За просрочку оплаты взысканию подлежала договорная неустойка. Арбитражный суд, проанализировав условия заключенного сторонами договора и фактические взаимоотношения сторон, сделал вывод о том, что консалтинговые услуги должны быть оказаны реально, с представлением подтверждения таких работ в виде проверки отчетной документации ответчика . Руководствуясь ст. 431 ГК РФ, суд установил, что оплате подлежали работы в виде оказания консалтинговых услуг, фактически произведенных истцом и переданных ответчику или подрядным организациям, выполняющим работы, в размере 2% от стоимости работ, произведенных ответчиком за спорный период времени. В связи с просрочкой оплаты оказанных истцом услуг суд признал обоснованными требованиями о взыскании договорной неустойки.

Как следует из общих принципов гражданского законодательства, заключенные договоры должны исполняться на тех условиях, на которых было достигнуто соглашение сторон. Поэтому надлежащее исполнение является наиболее распространенным основанием прекращения обязательств, в том числе и обязательств по оказанию информационных и консультационных услуг. В процессе существования любых правоотношений, в основе которых находится договор, может возникнуть необходимость в его изменении или прекращении (расторжении)[6]. Однако в гл. 39 ГК РФ практически умалчивается о мерах ответственности сторон при изменении и расторжении договора, а ст. 782 ГК РФ (односторонний отказ от исполнения договора) является общей для всех видов договоров, заключаемых на возмездной основе, и все «иные» основания ответственности отражены в законах либо в подзаконных актах, на которые законодателем не сделано даже отсылок. Поэтому применительно к договору оказания информационных и консультационных услуг необходимо руководствоваться ст. 782 ГК РФ[7] [8], которая устанавливает возможность одностороннего отказа от исполнения договора при условии оплаты фактически понесенных исполнителем расходов. Исполнителю также предоставлено право на отказ от договора с учетом полного возмещения убытков, причиненных заказчику таким отказом.

Предоставляя обеим сторонам договора право одностороннего

~ 373

отказа, в силу императивности данной нормы , вместе с тем законодательством обеспечивается дифференцированное регулирование, предусматривающее различные правовые последствия для сторон, посредством лишения договора юридической силы с момента его расторжения. Речь идет о том, что под особой защитой оказывается заказчик (получатель информационной или консультационной услуги), и если он откажется от договора, то неблагоприятные последствия ограничиваются необходимостью возместить понесенные исполнителем услуг расходы. Если же в роли отказавшейся стороны выступает исполнитель, то в соответствии с нормами законодательства, направленного на максимальное обеспечение имущественных интересов заказчика, исполнитель возмещает убытки в полном объеме.

Таким образом, право одностороннего отказа от исполнения договора возмездного оказания услуг является частным случаем отказа от исполнения договора, регулируемого законом, и особым основанием для расторжения договора не по соглашению сторон, а по инициативе одной из сторон.

В связи с этим представляет интерес практика применения ст. 782 ГК РФ применительно к договору возмездного оказания информационных услуг. Негосударственное образовательное учреждение (НОУ) обратилось в арбитражный суд с иском к ООО о возврате неиспользованных денежных средств, оплаченных по договору. Как следует из материалов дела, между НОУ и ОАО был заключен договор на абонентское обслуживание, предметом которого является предоставление абоненту (истцу) услуг в соответствии с регламентом и прейскурантом. В п. 8.4 договора стороны предусмотрели право абонента на одностороннее расторжение договора при отсутствии задолженности перед исполнителем и установили, что остаток неиспользованных средств с лицевого счета абонента в этом случае не возвращается.

Приложением к договору была произведена замена стороны по договору - ОАО на ООО, при этом все права и обязанности по договору переданы последнему. Впоследствии истец по делу - НОУ, письмом, адресованным к ООО, заявил о расторжении договора и потребовал возврата неиспользованных денежных средств. Арбитражный суд, отказывая в иске, исходил из того, что между НОУ и ОАО был заключен договор оказания информационных услуг, являющийся разновидностью договора возмездного оказания услуг, а так как договор расторгнут по инициативе истца, то согласно п. 8.4 договора остаток денежных средств последнему не возвращается.

Суд кассационной инстанции отменил решение арбитражного суда и направил на новое рассмотрение, при этом одним из оснований послужила проверка на соответствие п. 8.4 данного договора статье 782 ГК РФ, закрепляющей принцип возмещения убытков в ограниченном размере[9].

Из анализа данного дела видно, что субъективное право стороны на односторонний отказ возникает уже в момент заключения договора. Вступая в обязательство и осознавая правовые последствия, закрепленные в правовой норме или выраженные в условиях договора, сторона сразу же приобретает такое право и может реализовать его в дальнейшем. Суд, квалифицировав заключенный между сторонами договор как договор возмездного оказания информационных услуг, руководствовался не нормами ст. 782 ГК РФ, а условиями, изложенными в п. 8.4 договора, не учитывая, что норма ст. 782 ГК РФ носит императивный характер, и в силу п.2 ст.9 ГК РФ не может быть изме- йена соглашением сторон .

В другом случае закон предусматривает расторжение договора в судебном порядке по инициативе исполнителя, когда изменение условий договора нельзя было предусмотреть при его заключении[10] [11] [12]. Так, п. 15 Правил распространения периодических печатных изданий по подписке предусматривает, что редакция, издатель, распространитель имеют право увеличить цену подписки при существенном возрастании цены издания и цены доставки экземпляра (экземпляров) периодического печатного издания, а также стоимости оказываемых третьими лицами услуг и предложить подписчику осуществить доплату в соответствии с новой ценой, если такое увеличение цены подписки нельзя было предусмотреть при заключении договора подписки . При несогласии подписчика осуществить доплату распространитель вправе расторгнуть договор подписки в судебном порядке.

С учетом вышеизложенного необходимо отметить, что данные Правила входят в противоречие со ст. 310, 451 и п. 2 ст. 782 ГК РФ, однако Верховный Суд РФ, рассматривая жалобу гражданина Г. о признании недействительным п. 15 Правил подписки, решил, что Правила, утвержденные Правительством РФ, не противоречат федеральным за- конам, и жалоба заявителя удовлетворению не подлежит .

Следующий заслуживающий внимания вопрос связан с основаниями привлечения к ответственности исполнителей. В России практика привлечения к ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства при оказании услуг, как обладателей информации и информационных посредников (операторов информационных систем), так и консультантов еще не развита.

Ответственность исполнителя при оказании информационных услуг регулируется общими правилами об ответственности, предусмотренными нормами договорного права, однако существует ряд особенностей относительно ответственности исполнителя информационной услуги при предоставлении информации и ее распространении.

Оказание информационных услуг должно происходить на высоком качественном уровне. Поэтому в качестве оснований для привлечения к ответственности исполнителей за ненадлежащее исполнение обязательств при оказании информационных услуг могут служить показатели, характеризующие данную услугу как некачественно оказанную. Исходя из критериев качества информационной услуги, которые представлены в монографическом исследовании (релевантность, дос- тупность информации, конструктивность и оперативность) , основаниями для привлечения к ответственности исполнителей за ненадлежащее исполнение обязательств при оказании услуг по предоставлению информации могут быть: предоставление недостоверной информации, просрочка предоставления информации, либо вовсе непредос- тавление информации заказчику, а также несоблюдение других условий предоставления услуги, определяемые заказчиком. Под предоставлением недостоверной информации следует понимать предоставление пользователям информации, которая потеряла актуальность на момент ее предоставления либо содержит сведения, несоответствующие действительности, при этом лицо, оказывающее информационную услугу, знало либо должно было знать о недостоверности передаваемой информации. Например, при оказании маркетинговых услуг пользователю информации была предоставлена маркетинговая информация с ус- [13] [14]

таревшей базы данных, которая не отражала рыночные реалии применительно к заданному объекту на момент ее предоставления, использование которой в дальнейшем привело либо могло привести к отрицательным последствиям для пользователя. В другом случае, например, бюро кредитных историй предоставило кредитный отчет пользователю, в котором содержались данные о субъекте кредитной истории, несоответствующей действительности, что привело к отрицательным последствиям для контрагента.

При оказании информационных услуг по распространению информации основаниями для привлечения к ответственности исполнителей могут быть нарушения как объемов распространенной информации, так и длительности сроков информационного оповещения и других условий, определяемых заказчиком. Так, например, в нарушение условий договора рекламное объявление или объявление физического лица распространялось в течение меньшего по длительности срока либо печатными изданиями меньшим тиражом.

В случае оказания информационной услуги в режиме удаленного доступа на ее качество оказывает влияние и качество обеспечения передачи информации по каналам связи. Важно отметить, что исполнитель не несет ответственности перед заказчиком за качество каналов связи и за перебои в работе, происходящие по причинам, не зависящим от исполнителя. Поэтому, как правило, исполнители оговаривают в договоре условия о временном приостановлении оказания услуг по техническим, технологическим или иным причинам, препятствующим оказанию услуг, на время устранения таких причин. В то же время следует учитывать и ответственность исполнителя за качество каналов связи в рамках его сетевой конфигурации.

Определяя ответственность исполнителя при оказании информационных услуг с использованием сети Интернет, необходимо учитывать особенности функционирования сети, состоящей из огромного количества отдельных жестко невзаимосвязанных между собой элементов. На целостность сети Интернет, а также работоспособность отдельных его сегментов могут влиять действия или бездействие третьих лиц. Поэтому обычно исполнитель оговаривает условия, при которых он не несет ответственность за нормальное функционирование и доступность отдельных элементов сети Интернет, при этом также и не гарантирует доступность информации, размещенной заказчиком, для всех участников сети Интернет[15]. В то же время исполнитель несет ответственность за точность и полноту полученных заказчиком сведений только в случаях предоставления информации, содержащейся в его базе данных.

Показательны в этом плане материалы из судебной практики. Так, в октябре 2004 г. А-м городским судом рассмотрено дело по иску гражданина К. к агентству недвижимости П. о возмещении 30.550 руб. ущерба, причиненного оказанием некачественных риелторских услуг, и компенсации морального вреда в размере 1.500 руб. В ходе судебного разбирательства было установлено, что агентство недвижимости предоставило гражданину К. недостоверную информацию относительно владельца сдаваемой в наем квартиры. После заключения рекомендованного агентством договора найма и внесения платы за год вперед (30.550 руб.) выяснилось, что арендодатель не является собственником или его уполномоченным лицом, и гражданину К. пришлось повторно оплачивать проживание законному владельцу квартиры. Несмотря на, казалось бы, очевидную небрежность в действиях риэлтора, суд отказал гражданину К. в иске, отметив следующее: договором об оказании информационно-посреднических услуг не была предусмотрена обязанность агентства проверять у арендодателя правовой титул на квартиру, сам же истец проявил неосмотрительность, не проверив наличие у арендодателя правоустанавливающих документов. В решении присутствовали ссылки на некоторые положения Закона РФ «О защите прав потребителей», но по существу суд ограничился буквальным толкова- нием условий договора относительно обязанностей агентства .

Надежной защите прав и законных интересов клиентов - потребителей информационных услуг - в судебном порядке способствует устойчивость договорных отношений в данной сфере услуг. Чтобы избежать подобных ситуаций, необходимо в соответствующих договорах формулировать требования к качеству путем детального описания оказываемых услуг (содержание, сроки оказания, количественные и качественные характеристики), а также путем ссылок в договоре на соответствующий стандарт качества, который будет рассматриваться как обязательное условие договора. Следует обращать внимание и на на- [16]

личие у исполнителей сертификатов качества в какой-либо из добровольных систем сертификаций качества соответствующих услуг[17].

В юридической литературе одним из наиболее сложных остается вопрос об ответственности исполнителя при оказании консультационных услуг. Среди оснований ответственности консультанта можно назвать оказание услуги, несоответствующей условиям договора, исполнение услуги ненадлежащим субъектом, нарушение сроков оказания самой услуги и т.д.

Ненадлежащее выполнение консультантом принятых на себя обязательств может вызвать у клиента различные отрицательные последствия[18] [19]. Так, за ненадлежащее предоставление консультации по вопросу налогообложения у клиента возникают проблемы, вследствие которых последний подпадает под налоговые санкции. Одним из оснований ответственности консультанта является предоставление услуги ненадлежащим субъектом, например, консультацию вместо профессора оказал его ассистент, вследствие чего клиент не получил ожидаемого результата. Следующее основание ответственности консультанта - предоставление услуги с нарушением сроков ее оказания: клиент не получил своевременную консультацию по составлению бухгалтерской отчетности .

М. Чеботарев указывает, что в литературе распространено мнение о том, что консультант несет исключительно моральную ответственность (потеря клиента, реноме), убытки же клиента наступают вследствие его собственных неправильных действий: «...следовать или не следовать консультациям - выбор самого заказчика. Привлечь консультанта к такой ответственности, которая бы выразилась в возмещении клиенту убытков в полном объеме, невозможно»[20] [21] [22]. Применительно к рассмотрению данного вопроса может служить пример, приведенный из материалов судебной практики.

Предприятие предъявило к аудиторской фирме иск о возмещении убытков, возникших в связи уплатой налоговых санкций за неправильное отражение бухгалтерских операций (уже после аудиторской проверки). Суд пришел к выводу, что аудиторская фирма лишь высказала свое мнение о качестве бухгалтерской отчетности предприятия, и выполненные работы были приняты предприятием без замечаний. Суд также не обнаружил причинной связи между убытками предприятия (уплатой налоговых санкций) и результатом аудиторской проверки. В

с- 386

иске было отказано .

По нашему мнению, подобное решение судебной практики несовместимо с представлением о консультанте как профессионале в своем деле. Консультационные услуги, хотя зачастую и не являются точными науками, все же предполагают оценку консультации как верной или ошибочной. В последнем случае консультант должен нести гражданско-правовую ответственность, поскольку осознает или должен осознавать имущественные последствия неверной консультации, особенно в договорах, связанных с предпринимательской деятельностью.

Существуют определенные сложности в решении вопроса о возложении ответственности на исполнителей. Из анализа положений ст. 401 ГК РФ видно, что законодатель, по общему правилу, установил виновную ответственность для участников гражданских правоотношений (участников - не предпринимателей) и безвинную, так называемую «объективную» ответственность для профессиональных участников гражданского оборота - лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Однако в ст. 401 ГК РФ допускается изменение условий ответственности и, как правило, такая ответственность консультантов за ненадлежащее предоставление услуги крайне незначительна, и устанавливается в размере, не превышающем возможный го- норар . Судебная практика подтверждает эти выводы.

Как следует из материалов дела , между ОАО (заказчик) и ООО (исполнитель) заключен договор на оказание консультационных услуг по вопросам особенностей банковской системы и валютного законодательства КНР, порядка осуществления расчетных операций в свободно конвертируемой валюте по внешнеторговым контрактам в соответствии с установленными в КНР правилами и нормами. Стороны установили срок исполнения услуг с учетом дополнительного соглашения. Поскольку услуги, предусмотренные данным договором, заказчику не оказаны, ОАО письмом обратилось к исполнителю с требованием о расторжении договора и возврате перечисленной суммы предоплаты, которое впоследствии осталось без ответа, в связи с чем, ОАО обратилось в арбитражный суд с иском. Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что ответчиком не представлены доказательства выполнения работ по договору, что является существенным нарушением его условий и основанием для расторжения договора и взыскания суммы предварительной оплаты за неока- занные услуги.

По мнению М.В. Кратенко, те услуги, которые оставляют исключительно нематериальный эффект (консультационные, образовательные и др.), при ненадлежащем оказании которых убытки заказчика, как правило, возмещаются в режиме договорной ответственно- сти . В связи с этим, безусловно, возмещение убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного обязательства, по общему правилу, устанавливается договором и должно быть одним из его существенных условий (п. 1 ст. 432ГК РФ). Как видно из вышеприведенного судебного спора, в договоре возмездного оказания консультационных услуг разработчики договоров сознательно не включают какие-либо санкции на случай нарушения условий договора исполнителем. При этом отсутствие в договоре мер ответственности исполнителя предполагает применение общих правил об ответственности за нарушения договорных обязательств, предусмотренных ст. 15 ГК РФ. Следует отметить, что формулировка данной нормы, чтобы исключить ее расширительное толкование, требует уточнения.

В цивилистической литературе определение понятия убытков является дискуссионным. Признание денежной формы определяющим признаком понятия вызывает разногласия среди ученых. Так, О.В. Фо- [23] [24]

мичева определяет убытки как особую финансово-экономическую фикцию, сущность которой состоит в «приравнивании по своим правовым последствиям предполагаемых или желаемых событий (действий) к аналогичным реальным событиям (действиям)»[25]. Данная точка зрения подверглась критике со стороны Е.Е. Богдановой, по ее мнению, убытки не могут быть по своей правовой природе фикцией, так как размер понесенных убытков должен быть доказан истцоми лишь тогда подлежать возмещению[26] [27] [28] [29] [30]. Аналогичной точки зрения придерживается и В.В. Витрянский . В то время как С.Э. Либанова полагает, что «убытками с правовой точки зрения могут быть признаны отрицательные последствия в имущественной сфере потерпевшего, имеющие денежную оценку и выраженные в виде положительного ущерба и непо- лученного дохода, подлежащего к взысканию» . Более последовательной видится позиция В.А. Хохлова, который считает определение убытков в качестве денежной оценки имущественного вреда ошибочным. Он полагает, что дело «не в способности убытков выразиться в деньгах: они могут и не приобрести денежную форму», поскольку фактически возникшие убытки (вред) и то, что последует в качестве их возмещения, могут и не совпадать .

Таким образом, представляется, что понятие убытков не следует сводить к денежной оценке материального ущерба. Безусловно, расходы, которые лицо произвело или должно будет произвести для восстановления своего нарушенного права от некачественно предоставленной информационной либо консультационной услуги, определяется в денежном выражении. Разделяя точку зрения О. Кучеровой , следует отметить, что незапланированные необходимые расходы, как и упущенная выгода, не нуждаются в денежной оценке, поскольку изначально выражаются в ней. Однако законодатель вполне определенно называет убытками утрату или повреждение имущества (реальный ущерб), а не денежную оценку такой утраты или повреждения.

При этом следует также отметить, что закрепленные в договоре убытки не следует расценивать и как санкции, имеющие штрафной характер, поскольку сущность заранее исчисленных убытков проявляется как раз при сопоставлении их с неустойкой в форме штрафа. Основное отличие заключается в том, что штраф имеет абстрактный по отношению к нарушению договора характер и может быть как значительно меньше, так и больше фактически понесенных убытков, в то время как договорный размер убытков определяется исходя из конкретных нарушений договора и соответствующих прогнозируемых последствий, а не из размера неисполненного обязательства. Причем, как отмечается В.С. Евтеевым, исчисленные в договоре убытки в большинстве случаев приблизительно отражают имущественные потери потер- певшей стороны . При отсутствии доказанного размера, например упущенной выгоды, денежные суммы не взыскиваются. Связана данная ситуация с тем, что возмещение убытков клиенту не предполагает его обогащение от правонарушения. Следовательно, не умаляя роли правовых норм в регулировании правовых отношений, необходимо указать на то, что средства регулирования правовых отношений нельзя сводить только к нормам права. В подтверждение этому в пункте 13 постановления Пленума ВС РФ 23.06.2015 г. указывается, что в состав реального ущерба входит не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права . Неооходимость таких расходов и предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых может быть представлена смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков от полученной консультационной услуги. Поскольку на сегодняшний день вопросы ответственности сторон в договоре возмездного оказания информационных услуг в правоприменительной практике не проработаны, то порядок возмещения убытков определяется аналогичным образом.

Аналогично к порядку возмещения убытков подходит зарубежная судебная практика. Так, консалтинговая компания Pricewaterhou- seCoopers выплатила 55 млн. долл. инвесторам компании Micro Strategy, разработчику программного обеспечения, по судебному [31] [32]

процессу, касающемуся ошибочного подтверждения преувеличенных прибылей MicroStrategy[33]. В данном случае размер убытков определялся по усмотрению суда на основании представленных документов.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что если не принимать во внимание любые виды ответственности, предусмотренные условиями договора, то исполнитель в случае наступления своей ответственности может быть принужден возместить ее как по отдельности, так и в совокупности: реальный ущерб, упущенную выгоду, уплатить проценты за пользование чужими денежными средствами и т.д. Такой расширительный подход, по мнению Н.Б. Грищенко, к основаниям и последствиям возникновения профессиональной ответственности, согласно гражданскому законодательству, с очевидностью выдвигает и проблему обеспечения выполнения профессиональных обязательств или компенсации вреда, причиненного личности или юридическому лицу при выполнении профессиональной деятельности[34] [35].

Несмотря на то, что законодатель и предусматривает способы обеспечения исполнения обязательств, однако страхование является наиболее оптимальным механизмом компенсации убытков, связанных с возникновением профессиональной ответственности. Страхование ответственности позволяет распределить риск ответственности по возмещению полного ущерба клиенту между определенным числом лиц, возложив возмещение убытков на страховую компанию, компенсационные фонды саморегулируемых организаций, общества взаимного страхования и непосредственно на исполнителя.

Необходимо учитывать, что размер причиненных заказчику убытков может быть значительным, что в дальнейшем зачастую служит причиной признания консультационной фирмы (индивидуального консультанта) банкротом и последующей ее ликвидации. Таким образом, как отмечают ряд авторов, страхование ответственности преследует две взаимосвязанные задачи. Первая - защита интересов потребителей услуг (заказчиков). Вторая - защита интересов самих исполнителей (обеспечение их финансовой устойчивости, предупреждение бан-

-.400

кротства) .

Для того чтобы оказывать консультационные услуги, принимать рискованные и юридически значимые поручения, заверять значительные по стоимости сделки - врачу, консультанту, адвокату, нотариусу и др., необходимо иметь финансовые гарантии на случай неблагоприятного развития событий и неправильных действий, влекущих причинение вреда. В противном случае не исключена утрата профессионального статуса, репутации или соответствующего имиджа консультанта.

Отсутствие законодательного регулирования консультационной деятельности, а также отсутствие государственных органов, способных контролировать профессиональный уровень консультантов, приводит к тому, что последнего практически трудно привлечь к какой-либо ответственности перед клиентом. При этом следует также отметить, что действующее законодательство не предусматривает какой-либо обязанности консультанта по страхованию своей ответственности.

Зарубежным правовым системам в гораздо большей степени известно обязательное страхование профессиональной ответственности консультанта, и в страховой литературе этот вопрос поднимается как страхование ответственности консультантов во взаимоотношениях с клиентом. Этому способствует ряд причин: осознание гражданами своих прав, рост благосостояния населения и соответственно увеличение общей суммы платежеспособности и размеров ущерба, увеличение числа факторов, вызывающих ущерб, связанных с индустриализацией общества, развитием техники и технологий, рост случаев причинения ущерба (вреда), новые инициативы законодательной власти, возможность широкого толкования в судопроизводстве категории ущерба и, как следствие этого, получение права на возмещение убытков, расширение сферы применения закона юриспруденцией. Все перечисленные факторы обусловлены высоким уровнем социальных и экономических гарантий, прав и свобод, которых достигло западное общество в процессе своего развития. В этой связи представляется важным изучение зарубежного опыта страхования.

Страхование ответственности в развитых странах характеризуется большим разнообразием видов страхования ответственности. В части консультирования наиболее широко распространены такие виды страхования, как: страхование от небрежности в работе (вид страхования в связи с риском выплаты компенсации по искам о профессиональной небрежности), страхование ошибок и упущений (страхование, обеспечивающее возмещение ущерба, причиненного в результате допущенных страхователем небрежности, ошибок в действиях или несовершении им действий при выполнении профессиональных обязанностей), страхование профессиональной ответственности врачей и др. Приэтом во многих цивилизованных странах мира страхование профессиональной ответственности, согласно действующему законодательству, является обязательным для ряда профессий: врачей (дантисты, окулисты, хирурги); юристов (адвокаты, нотариусы, судьи); фармацевтов; страховых и биржевых брокеров (маклеров); работников финансовых учреждений (аудиторы, бухгалтеры, оказывающие услуги своим клиентам в подготовке балансов и финансовых отчетов, и т.п.), а также домовладельцев, владельцев частных отелей, казино, ресторанов,

- 401

спортивно-зрелищных заведении и др.

Как показывает анализ зарубежной практики, в США расходы на страхование профессиональной ответственности юристов, по свидетельству многих консультантов юридических фирм и экспертов по страхованию, превышают все текущие расходы (кроме заработной и арендной платы). Статистика показывает, что в среднем в год минимум 5-6 застрахованных юристов из 100 в частной практике сталкиваются с иском о недобросовестном выполнении своих обязанностей[36] [37].

Страхование профессиональной ответственности врачей получило в 1960-1970-е гг. серьезное развитие в зарубежных странах как страхование ошибок врачей. Имеются в виду не ошибки, которые подпадают под уголовную ответственность, а ошибки, допущенные врачами при проявлении ими добросовестности и использовании максимума опыта и знаний. Существенным толчком к развитию данного вида страхования послужили прецеденты, созданные судами, в которых присуждали значительные суммы в пользу истцов. В настоящее время ставки премии по страхованию профессиональной ответственности врачей, например, в США, составляют 15-20 тыс. долл, в год[38].

Для европейских государств система обязательного страхования профессиональной ответственности является почти такой же привычной, как обязательное страхование ответственности автовладельцев. По законодательству Германии профессионалы, чья деятельность может нанести серьезный имущественный ущерб клиенту (налоговые и правовые консультанты, нотариусы, адвокаты, врачи и др.), в обязательном порядке осуществляют страхование своей профессиональной ответственности[39]. Во Франции Закон об организации профессии адвоката предусматривает обязательное страхование его профессиональной гражданской ответственности. Причем законодателем был закреплен минимальный размер страховой суммы, составляющей 2 млн. франков в год в расчете на одного адвоката. Договор страхования может быть заключен как конкретным адвокатом, так и группой адвокатов или адвокатской организацией[40] [41]. Таким образом, институт страхования профессиональной ответственности традиционен для правового регулирования консультационной деятельности в зарубежных странах.

Степень защиты по договору страхования профессиональной ответственности в России не может быть признана высокой, несмотря на то, что последние годы ознаменованы активным внедрением в законодательство норм, предусматривающих как добровольное, так и обязательное страхование ответственности. В настоящее время явно обозначилась тенденция внедрения обязательного страхования ответственности, порожденной ошибками в профессиональной деятельности, - нотариусов, оценщиков, риелторов и т.д. Закон об организации страхового дела в РФ прямо указывает на возможность страхования ответственности, что нашло дальнейшее развитие в нормах специальных законов.

Следует обратить внимание на то, что для некоторых профессий, наиболее востребованных в гражданских правоотношениях, и которые при оказании определенных видов услуг своим клиентам могут причинить вред в процессе выполнения профессиональных обязанностей, законодатель предусмотрел обязательное страхование гражданско- правовой ответственности.

В Основах законодательства РФ о нотариате в ст. 18 закреплено, что нотариус, занимающийся частной практикой, обязан заключить договор страхования своей деятельности40 . Страховым случаем является вступившее в законную силу решение суда или признанный страховщиком факт причинения имущественного вреда гражданину или юридическому лицу действиями (бездействием) нотариуса, занимающегося частной практикой, в результате совершения нотариального действия, противоречащего законодательству Российской Федерации, либо неправомерного отказа в совершении нотариального действия, подтвержденного постановлением нотариуса, а также разглашения сведении о совершенном нотариальном действии.

До настоящего времени страхование профессиональной ответственности адвокатов предусматривает только добровольный порядок, и, как отмечает А.А. Федонкин[42] [43] [44], такое добровольное страхование риска профессиональной имущественной ответственности российских адвокатов - большая редкость. Несмотря на введение данного типа страхования ст. 19 Закона об адвокатуре и закрепления в п. 6 ст. 7 Закона требования к адвокату осуществлять страхование риска своей профессио-

~ ~ 409

нальнои имущественной ответственности, действие этих положении законодателем были приостановлены до принятия специального закона об обязательном страховании адвокатами своей профессиональной ответственности. Учитывая, что адвокатское сообщество и страховщики не заинтересованы во введении данного института, специальный закон об обязательном страховании адвокатами своей профессиональной ответственности так и остался в виде не разработанным, а ст.19 Закона об адвокатуре осталась программным положением.

В то время как, например, в ст. 24.7 Закона об оценочной деятельности указывается, что страховым случаем признается вступившее в законную силу решение суда, арбитражного суда или признанный страховщиком факт причинения ущерба действиями (бездействием) оценщика в результате нарушения требований федеральных стандартов оценки, стандартов и правил оценочной деятельности, установленных саморегулируемой организацией оценщиков, членом которой является оценщик на момент причинения ущерба.

В соответствии с Законом об оценочной деятельности оценщик не вправе заниматься оценочной деятельностью без заключения договора страхования, так как недостоверная информация о действительной стоимости любого рода имущества может служить основной причиной нанесения ощутимого вреда юридическим и физическим лицам. Страхование гражданской ответственности оценщиков может осуществляться в форме заключения договора страхования по конкретному виду оценочной деятельности либо по конкретному договору об оценке объекта (в зависимости от объекта оценки).

Нормы о страховании профессиональной ответственности содержатся и в некоторых других законах. Так, арбитражные управляющие в целях гарантирования ответственности перед лицами, участвующими в деле о банкротстве (должник, кредиторы), и иными лицами также обязаны заключать договоры страхования своей ответственности. В качестве финансового обеспечения данной ответственности служит обязательное страхование гражданской ответственности арбитражных управляющих41 .

Страхование ответственности может быть предусмотрено также по договору оказания аудиторских услуг[45] [46]. Страховым случаем признают: вступившее в силу решение суда; обоснованную претензию третьих лиц при условии установления причинно-следственной связи между неправильно составленным аудитором заключением и причиненным вредом. Нередко в литературе возникает вопрос о правомерности такого страхования. В ст. 13 Закона об аудите установлено, что при проведении аудита, аудиторская организация, индивидуальный аудитор вправе страховать риск ответственности за нарушение договора, т.е. аудитор не обязан страховать финансовый риск на случай неисполнения (ненадлежащего исполнения) договорных обязательств по каждому конкретному обязательному аудиту[47]. Следует согласиться с А.А. Чирковым, что при таком подходе абсолютно не учитываются интересы экономического субъекта, обратившегося к аудитору, и не предоставляются никакие гарантии безопасности от возможного причинения убытков[48] [49]. Отсутствие законодательного требования об обязательном страховании ответственности по договору оказания аудиторских услуг, является пробелом в рамках финансового обеспечения ответственности аудитора. Таким образом, Закон не обеспечивает защиту имущественного положения аудируемого лица в случае некачественного оказания услуг. По нашему мнению, это в полной мере относится и к оказанию сопутствующих аудиту услуг в части предоставления консультаций.

Руководствуясь вышеизложенным, выявленный недостаток действующего законодательства можно устранить путем новой редакции ст. 13 Закона об аудите, а именно п.п. 4.1 п. 1 ст. 13 перенести в и. 2 обозначенной статьи определяющей обязанность аудиторской организации, индивидуального аудитора:

- страховать ответственность за нарушение договора оказания аудиторских услуг и (или) ответственность за причинение вреда имуществу других лиц в результате осуществления аудиторской деятельности.

В последние годы пользуется наибольшим спросом и активно развивается страхование ответственности медицинских учреждений и частнопрактикующих врачей. Основы охраны здоровья граждан в п. 7 ст. 72 предусматривают право медицинских работников на страхование риска профессиональной ответственности41 , не связанной с небрежным или халатным выполнением ими профессиональных обязанностей, в результате которых причинен вред жизни или здоровью гражданина[50]. Оказание медицинских услуг всегда связано для врача с риском возложения на него ответственности в случае, если лечение не привело к желаемому для пациента результату. Необходимо отметить, что процессу лечения предшествует диагностика и консультирование пациента. Результат консультации для пациента зачастую является решающим для принятия им решения на тот или иной метод лечения (операционное вмешательство и т.д.). Эта проблема в настоящее время остро ощущается представителями отдельных профессий в сфере медицинских услуг, что заставляет их искать способы и методы разрешения конфликтов[51]. Так, предметом договора страхования профессиональной ответственности в соответствии с Примерным договором страховой компании «Альфа-страхование» (Санкт-Петербургский филиал) является предоставление страховой защиты страхователю, а объектом страхования по договору страхования профессиональной ответственности медицинских работников - физический ущерб, возникший в результате непреднамеренной ошибки врача.

Вышеизложенное свидетельствует, что, исходя из сложившейся практики, а также научных подходов, страхование профессиональной ответственности является наиболее оптимальным механизмом обеспечения исполнения обязательства, и как один из видов страхования гражданской ответственности применим к страхованию лиц, занимающихся консультационной деятельностью. В свою очередь, страхование ответственности будет одним из наиболее эффективных способов контроля качества услуг наряду или в качестве альтернативы аккредитации, сертификации, лицензированию.

Для формирования более полной картины рассмотрим правовые аспекты страхования профессиональной ответственности консультантов.

Страхование ответственности законодатель относит к области имущественного страхования. Объектом страхования профессиональной ответственности являются имущественные интересы страхователя- консультанта, связанные с его обязанностью, в порядке, установленном законодательством, возместить ущерб, нанесенный третьим лицам, в связи с осуществлением страхователем-консультантом профессиональной деятельности.

Физическое лицо, осуществляющее профессиональную деятельность в качестве предпринимателя, заключает договор страхования профессиональной ответственности, а фирма, действующая в качестве юридического лица, - договор страхования гражданской ответственности. Исходя из этого, юридическое лицо имеет право застраховать свою гражданскую ответственность перед третьими лицами за вред, причиненный его работниками при исполнении трудовых, служебных, должностных обязанностей[52].

Юридическим основанием для предъявления претензий является нарушение договорных обязательств как самим консультантом (консультационной фирмой), так и действующим от его имени третьим лицом, а также случай, когда степень осмотрительности и профессионального умения не отвечает установившимся требованиям компетенции, в результате чего наносится ущерб клиенту. Следовательно, категорией, обозначающей реализованный страховой риск, является страховой случай, с наступлением которого законодатель связывает обязанность страховщика произвести страховые выплаты. В литературе высказывается мнение, что виновные действия консультанта под страховой случай не подпадают. Однако такая точка зрения не выдерживает критики, поскольку вина является существенным и необходимым элементом гражданско-правовой имущественной ответственности. В целом разделяя позицию Н.Б. Грищенко[53] [54], следует отметить, что правовым критерием привлечения к ответственности лица, совершившего профессиональную ошибку, является признание факта его вины и наличие его доказательств, что должно оцениваться страховыми экспер- тами .

Ошибка, допущенная профессионалом, может иметь достаточно отдаленные по времени последствия. Это означает, что ущерб, причиненный такой ошибкой, возникает значительно позже по сравнению с моментом совершения ошибки. Следовательно, в договорах страхования профессиональной ответственности необходимо предусмотреть продленный срок заявления претензии после истечения срока действия договора страхования (или по общему правилу в пределах срока исковой давности). При этом страховщик может отвечать как непосредственно за действия того лица, в отношении которого заключен договор страхования (застрахованного лица), так и за действия лиц, которых застрахованный нанял на работу для оказания помощи в его профессиональной деятельности.

Особенностью страхования ответственности является порядок определения в договоре страховой суммы, которую часто называют лимитом ответственности. При страховании ответственности стороны устанавливают в договоре предельную сумму возмещения - лимит принимаемой на себя страховщиком ответственности страхователя, которая может возникнуть при причинении страхователем вреда (убытков) третьим лицам. Очевидно, как указывает А.С. Самохвалов, что возможный объем ответственности устанавливается сторонами в договоре страхования исходя из объема ответственности конкретного страхователя, которая может возникнуть, а также финансовых возможностей страхователя и обязательности (необязательности) установле- ния страховым договором определенного лимита ответственности .

На стоимость страхования профессиональной ответственности оказывают влияние целый ряд факторов. Наиболее существенными для оценки риска являются: вид консультационной деятельности и сведения о компании; стаж и квалификация специалистов (работники страхователя должны иметь уровень образования и квалификацию, необходимые для осуществления соответствующей деятельности по специальностям, охватываемым страховой защитой, а также соответствующие документы - аттестаты, свидетельства, сертификаты на выполнение профессиональных действий); сведения о партнерах; территория оказываемых услуг; совокупный объем выручки за оказываемые услу- [55]

ги; используемые технологии и системы контроля; наличие в прошлом и высокая вероятность в будущем претензий (предъявлялись ли за последние пять лет иски или имущественные претензии на нанесение ущерба вследствие профессиональной деятельности страхователя; если да, то уточнить кем, когда, а также сумму претензии); другие факторы.

Исходя из действующего законодательства, договоры страхования могут заключаться в следующих вариантах, предусматривающих: 1) ответственность страховщика за деятельность страхователя по указанной в договоре профессии консультанта; 2) ответственность страховщика по определенному виду той или иной профессиональной деятельности (консультирование по налогообложению, праву и т.д.); 3) ответственность страховщика за оказание услуг страхователем (застрахованным лицом) только по конкретному договору с конкретным клиентом (предпосылками подобной практики могут быть эпизодичность оказания страхователем услуг или специфичность конкретного договора оказания консультационных услуг).

В деятельности профессиональных консультантов (юристов, оценщиков, риелторов и т.д.) есть общие черты и принципы работы. По нашему мнению, это позволяет проводить параллели в подходах законодателя к страхованию профессиональной ответственности. Анализ страховых тарифов по страхованию профессиональной ответственности: нотариусов, врачей, таможенных брокеров, риелторов, аудиторов, оценщиков, адвокатов показывает, что тариф находится в интервале от 0.5 до 1.5% от страховой суммы. Однако с учетом негативных факторов ставка премии может достигать от 3 до 5%, и, наоборот, при совокупности факторов, снижающих вероятность страхового случая, подтвержденных устойчивой безупречной статистикой, ставка премии может быть уменьшена до 0.2%, а в отдельных случаях и ниже.

В российском законодательстве используются два подхода к тому, каким образом должно быть подтверждено наступление страхового случая по договору страхования гражданско-правовой ответственности: вступившем в законную силу решением суда о привлечении застрахованного лица к ответственности; иными документами, которые обычно фиксируют результат досудебного расследования происшествия с признаками страхового случая.

Страховые компании, как правило, не возражают против внесудебного порядка выплаты страхового возмещения в случаях, когда непрофессиональный характер действий страхователя и причиненные им имущественные последствия носят очевидный (бесспорный) характер. Например, к претензии потерпевшего приложено заявление самого страхователя о том, что им допущена профессиональная ошибка. В свою очередь, договор страхования может также содержать условия о совместном рассмотрении страхователем и страховщиком претензий клиента. При неочевидности допущенных профессиональных ошибок спор о возмещении ущерба разрешается на основании решения суда. Необходимо отметить, что чем более четко будут сформулированы страховые случаи и предполагаемый по ним ущерб, который подлежит возмещению, тем больше шансов у клиента получить страховую выплату во внесудебном порядке. Сумма реального ущерба, причиненного действиями консультанта, устанавливается вступившим в законную силу решением суда.

Таким образом, вопрос профессиональной ответственности консультанта перед клиентом должен представлять собой не только теоретическую концепцию, но и нормативно-правовое предписание.

  • [1] Завидов Б.Д. Отдельные проблемы ответственности сторон в возмездном договоре // Юрист. 1998. № 10. С. 41.
  • [2] Каримуллин Р.И. Права и обязанности сторон кредитного договора по российскому и германскому праву. - М, 2001. С. 66.
  • [3] Гревцов Ю.И. Проблемы теории правового отношения. - Л., 1981. С. 13.
  • [4] Информационное письмо Президиума ВАС РФ «Обзор практики примененияарбитражными судами ст. 333 Гражданского кодекса РФ» от 14.07.1997 г. № 17 //Вестник ВАС РФ. 1997. № 9.
  • [5] Постановление ФАС Московского округа от 03.10.2001 г. по делу № КГ-А40/5245-01 //СПС «КонсультантПлюс. Судебная практика».
  • [6] Отметим, что в современной науке гражданского права имеет место ряд исследований, посвященных проблемам изменения и расторжения договоров (см.: Е.Г.Комиссарова Расторжение договора и отказ от договора: законодательное соотношение // Российский юридический журнал. 2000. № 4. С. 34-41; Чистяков К.Е. Изменение и расторжение гражданско-правового договора: автореф. дис. ...канд.юрид. наук. - Томск, 2002; Миронец Е.Е. Изменение и расторжение договора погражданскому законодательству Российской Федерации: автореф. дис. ...канд.юрид. наук. - Краснодар, 2002).
  • [7] К обязательствам возмездного оказания услуг подлежит применению частнаянорма ст. 782 ГК РФ, а не общая норма ст. 310 ГК РФ (см.: Постановление ФАСЦентрального округа от 18.05.2001 г. по делу № 163/3; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 09.04.2002 г. по делу № А19-9229/01-7-Ф02-756/02-С2// СПС «КонсультантПлюс. Судебная практика».
  • [8] Постановление ФАС Московского округа от 28.04.2004 г. по делу № КГ-А40/2793-04-П-Б // СПС «КонсультантПлюс. Судебная практика».
  • [9] Постановление ФАС Московского округа от 09.12.2002 г. по делу № КГ-А40/7942-02 // СПС «КонсультантПлюс. Судебная практика».
  • [10] Постановление ФАС Московского округа от 28.04.2004 г. по делу № КГ-А40/2793-04-П // СПС «КонсультантПлюс. Судебная практика».
  • [11] 3/6 В соответствии с и. 2 ст. 33 Закона «О защите прав потребителей», исполнительимеет право требовать увеличения твердой сметы при существенном возрастаниистоимости материалов и оборудования, предоставляемых исполнителем, а такжеоказываемых ему третьими лицами услуг, которые нельзя было предусмотреть призаключении договора, а при отказе потребителя выполнить это требование исполнитель вправе расторгнуть договор в судебном порядке.
  • [12] Согласно ст. 39.1 Федерального закона РФ «О защите прав потребителей» правила выполнения отдельных видов работ и оказания отдельных видов услуг утверждаются Правительством Российской Федерации.
  • [13] 3/8 Решение Верховного Суда РФ «Об отказе в удовлетворении жалобы о признании недействительным п. 15 Правил распространения периодических печатныхизданий по подписке» от 13.02.2002 г. № ГКПИ 2002-84 // СПС «КонсультантП-люс. Судебная практика».
  • [14] Ситдикова Л.Б. Нормативно-правовое и договорное регулирование отношений навозмездное оказание консультационных услуг. - М: ИГ «Юрист», 2007. С.78-79.
  • [15] Sitdikova L.B., Shilovskaya A.L., Volkova М.А., Lenkovskaya R. R., Stepanova
  • [16] Кратенко M.B., Хомуткина T.B. Пределы имущественной ответственности риелтора за ненадлежащее оказание услуг // Право и экономика. 2005. № 9. С. 27.
  • [17] Единый реестр зарегистрированных систем добровольных сертификаций ведется в настоящее время Федеральным агентством по техническому регулированию иметрологии (см.: Постановление Правительства РФ «О Федеральном агентстве потехническому регулированию и метрологии» от 17.06.2004 г. № 294 // Собраниезаконодательства РФ. 2004. № 25.Ст. 2575).
  • [18] Лебедев К.К. Правовое обслуживание бизнеса. - М.: Юрист, 2001. С. 289.
  • [19] Например, в арбитражном суде рассматривалось дело, где стороны заключилидоговор об оказании услуг по восстановлению бухгалтерского учета и отчетности,в соответствии с условиями, которого исполнителю было перечислено авансовоевознаграждение, и, как следует из материала дела, информация по восстановлениюбухгалтерского учета и отчетности предоставлена исполнителем заказчику значительно позже, чем установлено договором, в связи с чем заказчик потерял интереск исполнению обязательства по спорному соглашению, что обоснованно послужило основанием для заказчика отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков в силу п. 2 ст. 405 ГК РФ (см.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.04.2003 г. по делу № А79-4244/02-СК2-3832// СПС «Кон-сультантПлюс. Судебная практика».
  • [20] Чеботарев М. За ошибки надо платить // Эж-Юрист. 2003. № 22. С. 4.
  • [21] Цветков И.В. Применение мер ответственности к нарушителям договорной дисциплины // Арбитражная практика. 2003. № 11. С. 83-84.
  • [22] Крупнейшие западные компании в стандартном договоре предусматриваютответственность не превышающую размера выплаченной суммы гонорара, т. е.речь идет о возврате денег клиенту.
  • [23] Постановление ФАС Дальневосточного округа от 06.12.2004 г. по делу №Ф51/04-1/3397 // СПС «КонсультантПлюс. Судебная практика».
  • [24] Кратенко М.В. Договор об оказании юридической помощи в современном гражданском праве. - М.: Статут, 2006. С. 228-229.
  • [25] Фомичева О.В. Принцип полного возмещения убытков и его реализация в российском гражданском праве: дис. ... канд. юрид. наук. - Самара, 2001. С. 35.
  • [26] Богданова Е.Е. Проблемы возмещения убытков // Современное право. 2005. №9. С. 3.
  • [27] Витрянский В.В. Особенности ответственности за нарушения «предпринимательского» договора // Журнал российского права. 2008. № 1. С. 23.
  • [28] Либанова С.Э. Проблемы возмещения убытков в сфере предпринимательства:дис. ... канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2002. С. 16.
  • [29] Хохлов В.А. Указ. соч. С.219.
  • [30] Кучерова О. Указ. соч. С. 46.
  • [31] Евтеев В.С. Проблемы применения «заранее исчисленных убытков» в российском праве // Законодательство. 2003. № 8. С. 38.
  • [32] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодексаРоссийской Федерации» // Бюллетень Верховного Суда РФ. № 8. август 2015.
  • [33] Пуха А. Критерии качества консалтинговой деятельности. URL:http://www.step-by-step.ru. (дата доступа 15.09.2015).
  • [34] Грищенко Н.Б. Профессиональная ответственность: основания и последствия еевозникновения // Страховое право. 2004. № 1. С. 6.
  • [35] Мохов А.А., Капранова С.Ю., Акишева Г.Р. Страхование профессиональнойответственности и компенсация морального вреда // Юрист. 2006. № 6. С. 26.
  • [36] Страхование: учебник / под ред. В.В.Шахова, Ю.Т.Ахвледиани. - М., 2007. С.400-401; Шинкаренко И.Э. Страхование ответственности: справочник. - М., 2006.С. 347.
  • [37] Адвокатура: учебник / под ред. А.Г Кучерена. - М, 2006. С. 230.
  • [38] Страхование: учебник / под ред. В.В. Шахова, Ю.Т. Ахвледиани - М., 2007. С.406-407.
  • [39] Козлов А., Попов Е. Страхование профессиональной ответственности юриста //Российская юстиция. 2002. № 5. С. 9.
  • [40] 4()5Ленковская Р.Р., Золотарева А.Е. Документы, удостоверяющие полномочия адвоката в гражданском процессе // Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал. 2015. № 2. С. 172.
  • [41] С целью максимального возмещения возможного ущерба страховая сумма законодательно устанавливается в размере не менее 100-кратного установленного законом МРОТ. Договор страхования сохраняется на весь срок выполнения нотариусом своих обязанностей. Ущерб, причиненный нотариусом, возмещается в первуюочередь в размере страховой суммы. Если ущерб превышает эту сумму, взысканиев соответствии с гражданским законодательством обращается на имущество нотариуса, занимающегося частной практикой.
  • [42] 4()7Основы законодательства Российской Федерации о нотариате утв. ВС РФ11.02.1993 г. № 4462-1 (ред. от 30.03.2015) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 10.Ст. 357.
  • [43] Федонкин А.А. Страхование профессиональной ответственности адвокатов:будущее начинается сегодня // Адвокат. 2004. № 2. С. 3.
  • [44] Федеральный закон РФ от 03.12.2007 г. № 320-ФЗ «О внесении изменения встатью 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2007. № 50. Ст. 6233.
  • [45] В соответствии с п. 2 ст. 24.1 Федерального закона РФ «О несостоятельности(банкротстве)» минимальная сумма финансового обеспечения (страховая сумма подоговору страхования) не может быть менее чем 3 млн. рублей в год. Также в течение 10 дней с момента назначения арбитражного управляющего на объект он обязан застраховать дополнительно свою ответственность на сумму, зависящую отбалансовой стоимости активов должника. По договору страхования ответственности арбитражного управляющего покрывается прямой ущерб, причиненный третьим лицам, участвующим в деле о банкротстве, который и является предметом исковых требований. При этом страховщик может компенсировать судебные издержки, сборы, а также иные юридические расходы, произведенные в ходе судебныхразбирательств, апелляций и других процедур, если данные расходы предусмотрены по договору страхования. Такое распределение страхового покрытия соответственно обуславливает увеличение и размера страховой премии. Страховой тариф поданному виду страхования рассчитан на основе анализа вероятности наступлениястрахового случая, размера предполагаемых страховых выплат и состояния страхового рынка в этом направлении.
  • [46] Федеральный закон РФ от 30.12.2008 г. № 307-ФЗ (ред. от 01.12.2014) «Об аудиторской деятельности» // Собрание законодательства РФ. 2009. № 1. Ст. 15.
  • [47] Вахрушев А.В. Страхование ответственности по договору на оказание аудиторских услуг // ФБК. 2001. № 10. С. 79.
  • [48] Чирков А.А. Страхование гражданско-правовой ответственности аудитора подоговору оказания аудиторских услуг // Право и экономика. 2006. № 4. С. 36.
  • [49] Н.Б. Грищенко дает следующее определение профессиональной ошибки: случайное, непреднамеренное отклонение фактических результатов профессиональной деятельности от ожидаемых, имеющих отрицательные последствия для еесубъектов и выступающих основанием для привлечения к юридической ответственности профессионального лица в случае его вины (см.: Грищенко Н.Б. Страховая экспертиза профессиональных ошибок // Страховое право. 2004. № 4. С. 12.)
  • [50] Федеральный закон РФ от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ (ред. от 13.07.2015) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2011. № 48. Ст. 6724.
  • [51] Афанасьева О.Ю. Причины, содержание и способы управления конфликтами встоматологии: автореф. дис. ... канд. мед. наук. - Волгоград, 2006. С. 8; 24; ПоповаЕ.Г. Конфликты в лечебно-профилактических учреждениях: причины, условия,последствия: автореф. дис.... канд. мед. наук. - Волгоград, 2005. С. 7-8.
  • [52] Сахарова Н.П. Страхование: учебное пособие. - М, 2006. С. 568-569.
  • [53] Грищенко Н.Б. Профессиональная ответственность: основания и последствия еевозникновения // Страховое право. 2004. № 1. С. 14.
  • [54] Необходимый критерий факта вины при определении ответственности по договору - неисполнение или ненадлежащее исполнение договорного обязательства.Однако возможность конкурентных исков, их регулирование общим гражданскимправом (в случае договора), сближение видов ответственности в рамках общегогражданского права и другие причины подводят теоретиков и практиков к совмещенному составу правонарушения, обязательному как для деликта, так и для договора. Эксперты, анализируя доказательственную базу, должны учитывать различияв порядке доказательства наступления профессиональной ответственности: из договора или деликта. Поэтому вина и процесс ее доказывания являются сугубо индивидуальными, и в каждом конкретном случае ориентированы на требования
  • [55] Самохвалов А.С. Страхование профессиональной ответственности. Правовыеаспекты // Страховое право. 2002. № 2. С. 8.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >