Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Анатомия социального протеста
Посмотреть оригинал

Рабочий протест в российской империи (вторая половина XIX - начало XX вв.)

Становление и развитие трудового законодательства в России: вторая половина XIX в. - 1917 г.

Объективной предпосылкой возникновения и развития трудового законодательства в Российской империи явилось формирование и значительное количественное увеличение числа лиц наемного труда, занятых в промышленном производстве на заводах и фабриках.

На протяжении всей второй половины XIX в. шло формирование рабочего класса, основу которого составляли постоянные рабочие, лишенные средств производства, в большинстве своем порвавшие связи с деревней и собственным хозяйством и весь год трудившиеся на фабриках и заводах.

Система наемного труда стала основой развития народного хозяйства России. Быстрое развитие капитализма в пореформенный период умножало ряды наемных рабочих, превращало их в значительный по своему влиянию класс российского общества. Последнее было неразрывно связано и с промышленной революцией, происходившей в стране в 50-90-е гг. XIX столетия.

В ходе промышленной революции в России была создана и утвердилась крупная машинная индустрия, и сложился новый социальный тип постоянных рабочих, концентрировавшийся в ведущих промышленных центрах страны.

Так, только в Центральном экономическом районе страны (ЦЭР) концентрировалось до 80 % предприятий всей текстильной промышленности России. Сведения о крупнейших центрах фабрично- заводской промышленности и численности рабочих в Европейской части Российской империи за 1879-1890 гг. представлена в таблице 2.1[1].

Таблица 2.1

Сведения о крупнейших центрах фабрично-заводской промышленности и численности рабочих в Европейской России

(1879-1890 гг.)

Губерния

1879 г.

1890 г.

Число фабрик и заводов

Число

рабочих

Число фабрик и заводов

Число

рабочих

С-Петербургская

630

82187

548

80195

Московская

618

61931

806

67213

Владимирская

201

60780

186

87727

Херсонская

159

3763

306

8634

Саратовская

149

2311

172

3245

Харьковская

102

2171

122

3406

Тульская

95

3661

248

6418

Нижегородская

90

3085

107

3241

Киевская

76

1858

125

5901

Костромская

66

16275

64

25169

Казанская

66

3967

78

4787

Ярославская

51

7466

55

14410

Тверская

41

16022

36

13439

Тамбовская

19

2128

13

2058

Из таблицы 2.1 видно, что только за одно десятилетие значительно увеличилась численность лиц наемного труда. Особенно это заметным оказалось в ЦЭР: в Московской, Владимирской, Тульской, Костромской, Ярославской губерниях. Одновременно происходило увеличение численности рабочих при уменьшении количества предприятий (Тульская, Костромская губернии), что свидетельствовало о процессе концентрации производства.

В 1870-х гг. наблюдались высокие темпы формирования городского фабрично-заводского пролетариата. В 1879 г., в Европейской части России насчитывалось до 40 крупных промышленных городов, на фабрично-заводских предприятиях которых было занято свыше 35 % всех индустриальных рабочих. Ведущие позиции в становлении машинной индустрии принадлежали крупным городам России, где были сконцентрированы основные кадры промышленного пролетариата страны. В ЦЭР выделялся один из главных индустриальных центров России - Москва.

Москва в пореформенный период стала центром текстильной, пищевой и металлообрабатывающей промышленности страны. В отличие от передовой петербургской индустрии, в ней к концу 1870-х гг. еще окончательно не была завершена перестройка мануфактурного производства в механическую обработку. Из 607 цензовых промышленных предприятий Москвы паровые машины применялись лишь на 172 фабриках и заводах, что составляло 25 % общей их численности. Но по количеству рабочих, занятых в промышленном производстве, Москва почти вдвое превосходила Петербург[2].

Еще более стремительный рост рабочего класса в России наблюдался с 1890 г. по 1900 г. Если в 1890 г. численность рабочих крупных промышленных предприятий составила 1,5 млн. человек, то в 1900 г. их уже было 2,81 млн. человек. При этом наблюдался прирост численности рабочих по всем категориям трудящихся: фабрично-заводские, горнозаводские и горные, транспортники (таблица 2.2)[3].

Таблица 2.2

Численность рабочего класса России с 1860 г. по 1900 г.

Категории рабочих

1860 г.

1880 г.

1890 г.

1900 г.

рабочие крупных капиталистических предприятий

0,72

1,25

1,50

2,81

в том числе: фабрично-заводские горнозаводские и горные транспортные (железнодорожники и судорабочие пароходств)

  • 0,49**
  • 0,17
  • 0,06
  • 0,72
  • 0,28
  • 0,25
  • 0,84
  • 0,34
  • 0,32
  • 1,70
  • 0,51***
  • 0,60

строительные

0,35

0,70

1,00

] 40****

рабочие мелкой, кустарно- ремесленной (городской и сельской) промышленности

0,80

1,50

2,00

2,75

чернорабочие, поденщики, грузчики, возчики,землекопы, лесные рабочие и пр.

0,63

1,20

2,00

2,50

сельскохозяйственные

0,70

2,70

3,50

4 54*****

итого:

3,20

7,35

10,00

14,00

  • ** включены и мануфактурные рабочие.
  • *** без учета вспомогательных рабочих **** данные за 1897 г.
  • ***** без учета рабочих Финляндии, общая численность которых в 1900 г. достигала 150 тыс. человек.
  • млн, человек)

В конце XIX в., по некоторым данным, в Европейской части России насчитывалось около 10 млн. ежегодно работавших по найму[4].

Бурный рост промышленности привел ускоренному формированию рабочего класса. Если в 1887 г. в России насчитывалось 1268 тыс. фабрично-заводских рабочих, то в 1913 г. их уже было 2796 тыс. В среднем в каждые пять лет численность рабочего класса увеличивалась на 3,6 % или за год на 40-50 тыс. человек[5].

С начала XX столетия и до 1913 г. постоянно увеличивалась численность работников обрабатывающей промышленности на 61 %, транспорта и связи на 41%, трудящихся горнозаводской промышленности на 27 % (таблица 2.3)[6].

Численность наемных рабочих в России (1900-1913 гг.)

Таблица 2.3

1900 г.

1913

Рост в %

Фабрично-заводская промышленность

2043

3112

52

в т.ч. обрабатывающая

1536

2467

61

горная и горнозаводская

507

645

27

Транспорт и связь

995

1398

41

Прочие категории наемных рабочих

13735

18171

32

в т. ч. сельское хозяйство

5843 (1897 г.)

6500

11

мелкая промышленность

2000(1890 г.)

3706

85

Прислуга

2112 (1897 г.)

3000

42

Чернорабочие

1738 (1911 г.)

2500

44

строительство

1369 (1897 г.)

1600

17

торговля

674

865

28

Всего

16773

22682

35

Численность населения (млн.)

133,0

170,9

29

В 70-90-х гг. XIX в. довольно большая доля рабочих, прежде всего предприятий, расположенных вне городов, являлась жителями близлежащих деревень, и ночевать уходила к себе домой. В 1871 г. это было отмечено всеми уездными исправниками Московской губернии. В Московском и Подольском уездах таких рабочих было относительно немного (20 % и менее), в других же уездах они составляли половину и более контингента рабочей силы.

Приведем характерные выдержки из рапортов уездных исправников: Подольский уезд (3959 рабочих): «Часть рабочих на некоторых фабриках и заводах из местных жителей живут по домам... общая цифра по уезду рабочих, живущих казарменно, простирается до 3200 человек...»; Дмитровский уезд (6854 рабочих): «Рабочие живут по большей части в своих селениях, те же, кои живут на фабрике, казарменно 3072 человека...»[7] [8].

Подобное положение было и в других губерниях ЦЭР, особенно на предприятиях, расположенных не в городах, а в поселках. В таблице 2.4 приведены сведения о сезонных рабочих (жителей других губерний и граждан иностранных государств) в губерниях ЦЭР в 1905 г. .

Таблица 2.4

Сведения о сезонных рабочих (жителей других губерний и граждан иностранных государств) в губерниях ЦЭР в 1905 г.

Губерния ЦЭР

Жителей других губерний

Граждан иностранных государств

муж.

жен.

муж.

жен.

Владимирская

15897

8991

6

1

Вологодская

1357

106

9

-

Калужская

2861

264

11

-

Костромская

3281

815

4

1

Московская

181699

43098

388

41

Рязанская

3905

1178

12

-

Смоленская

4129

756

29

1

Тульская

3914

194

7

1

Ярославская

13931

3125

15

-

Таким образом, отмена крепостного права и другие реформы начала 60-х гг. XIX в. создали условия для развития в России капитализма. Постепенно формируется свободный рынок рабочей силы, происходит интенсивный процесс пролетаризации населения, развиваются классовые и иные противоречия, характерные для раннекапиталистической стадии общественного развития.

В этот период происходило налаживание механизма капиталистического производства и воспроизводства посредством самых жестоких, варварских мер применительно к условиям и дисциплине наемного труда: массовое применение женского труда, в том числе в ночные смены, а также детей начиная с 5-6 лет; чрезмерная продолжительность рабочего дня (иногда - до 18 часов) и нищенская заработная плата; отсутствие отпусков, элементарной техники безопасности; ужасающая антисанитария на многих предприятиях и не менее ужасающие жилищные условия; жестокость и произвол фабричных начальников[9].

Если в 1860-е гг. промышленники считали рабочих неким временным элементом на фабриках и заводах, то в 1880-х гг., с появлением постоянных рабочих, составлявших значительную часть рабочего класса, аргументация чиновников об отсутствии постоянного контингента в промышленности и расчеты на уход увечных рабочих в деревню были уже несостоятельными.

Как отмечалось в «Записке» московского губернатора от 24 ноября 1871 г., продолжительность суточной работы и взрослых, и детей как в дневное, так и в ночное время равнялась 12-15 часам[10] [11].

Ситуация не претерпела изменений и десятилетие спустя. Отчет фабричного инспектора Московского округа И.И. Янжула за время с сентября 1882 г. по сентябрь 1883 г. свидетельствует о том, что наиболее распространенным рабочим днем в Московской губернии был 12- часовой, хотя на многих фабриках продолжительность составляла 13 - 14 часов (а на некоторых даже более). «На 158 фабриках... замечается 217 случаев или отдельных способов распределения времени работы, считая здесь как целые фабрики, так и отделения фабрик или отдельные процессы производства... - писал И.И. Янжул в своем «Отчете». - Из этих 217 случаев в 151 время работы продолжается от 11 до 14 часов в сутки для каждого рабочего без различия пола и возраста; и, следовательно, приблизительно средним временем на большинстве осмотренных фабрик и отдельных процессов производства нужно считать 12 1/2 часа»5 .

Серьезной проблемой, осложнявшей положение стремительно формировавшегося в пореформенные десятилетия рабочего класса, являлся уровень заработной платы. В «Записке» московского губернатора А.А. Ливена министру внутренних дел от 24 ноября 1871 г. отмечалось: «...За исключением ткачей, которых очень немного, средняя цифра получаемого жалованья для взрослого порядочного работника будет 180 руб. в год. На эти деньги он должен одеться, прокормиться, содержать семью и оплачивать повинности»[12].

При этом довольно часто на ряде предприятий вместо выдачи заработной платы практиковалась расплата товарами, качество которых неоднократно вызывало серьезные нарекания со стороны рабочих.

Так, на Ярославской Большой мануфактуре в 1888 г. из общей суммы заработка 6431 рабочего в 927 086 руб. наличными деньгами было выдано 66 % и «отпущено харчевными припасами» - 34 %. В 1894 г. соответствующие показатели были таковы: общая сумма заработка 7221 рабочего - 1 109 240 руб., доля заработка, выданная наличными деньгами,- 62 % и доля заработка, на которую были выданы продукты, - 38 %[13].

Еще одним из серьезных факторов, серьезно ухудшавших положение рабочих в условиях самодержавной России, были штрафы рабочих, применяемые владельцами предприятий. Штрафы часто сокращали заработки на довольно заметную сумму, хотя официальные данные говорили о незначительных размерах штрафов в расчете на одного рабочего (в Московской губернии с 1 октября 1886 г. по 1 января 1888 г. - 66 коп.)[14].

Выше средних общероссийских годовые размеры штрафов в расчете на одного рабочего были в Петербургском, Московском, Варшавском и Харьковском фабричных округах. Ниже средних общероссийских они были в Киевском и Поволжском округах[15].

Материалы ряда массовых обследований рабочих фабрично- заводской и горнозаводской промышленности капиталистической России показали, что преобладающая масса рабочих начинала работать впервые на фабриках в чрезвычайно раннем возрасте. В.Ю. Гессен, специально изучавший применение детского труда на предприятиях фабрично-заводской промышленности в России конца XIX в., пришел к выводу, что «в начале 80-х годов эксплуатация детского труда приняла огромные размеры... в пореформенное время, от опубликования акта об освобождении крестьян. До издания закона о труде малолетних, т.е. за время промышленного подъема, число малолетних рабочих, занятых на предприятиях фабрично-заводской промышленности и в абсолютных, и в процентных цифрах сильно и заметно возросло»[16] [17].

В целом, промышленная революция в России привела к формированию и стремительному росту лиц вольнонаемного труда - рабочего класса. Неизбежным следствием данного процесса явилось увеличение числа трудовых споров и конфликтов между трудом и капиталом. Данный фактор явился основной предпосылкой разработки фабричного законодательства.

До реформ 1860-х гг. законодательство, регулировавшее труд, отражало черты феодально-крепостнической системы, преобладавшего натурального хозяйства, почти полного отсутствия свободного рынка труда капиталистического типа .

Типичными в это время были правила внутреннего распорядка Московского металлического завода Гужона. В них было зафиксировано следующее: «Воспрещается оставлять фабрику до истечения договорного срока без согласия на то хозяина или требовать от него до того срока какой-либо прибавки платы сверх установленной. За стачку между работниками прекратить работу прежде истечения установленного с хозяином срока для того, чтобы принудить его к возвышению получаемой ими платы, виновные подвергаются наказаниям, определенным «Уложением о наказаниях» (ст. 1358, изд. 1866 г.)»[18].

По словам известного российского юриста Л.С. Таля, промышленное право этой эпохи имело строго централизованный или публично-правовой характер, оно составляло лишь отрасль административного (полицейского) права[19].

Проектируемые правила достаточно высоко оценивались российскими чиновниками. Они считали возможным распространить их действие на всю империю. Проект был разослан для ознакомления губернской администрации и предпринимателям.

Оценки и мнения о нем были неоднозначны и во многом противоречивы и в среде промышленников, и в среде местной администрации. Многие заводчики и фабриканты ЦЭР решительно выступили против его основных положений. Московские предприниматели были решительно против ограничения детского труда, введения правительственного фабричного инспектората и требовали «поставить их судьями в их собственном деле». Они ставили под сомнение соблюдение требований техники безопасности, не соглашались нести ответственность за увечья рабочих[20].

Большинство предпринимателей выступали против правительственной инспекции фабрик. Особенно резкой и почти единодушной была их позиция в отношении права, предоставляемого фабричному инспектору, посещать промышленные предприятия «в любое время суток». Многие видели в этом «оскорбительное для их чести недоверие к фабрикантам» и считали, что надзор за фабриками должен быть подчинен Мануфактурному совету, соответственно его Московскому отделению и местным мануфактурным комитетам, т.е. самим фабрикантам.

8 августа 1878 г, именным указом предоставлялось полиции и жандармским чинам право посещать заводы и фабрики в любое время, фактически означавшее передачу реальной власти ведомству внутренних дел в регулировании взаимоотношений предпринимателей и рабочих[21].

На протяжении 1880-1890-х гг. в Министерстве финансов шло бурное обсуждение вариантов и законопроектов системы страхования рабочих. Вполне естественно, бурный рост количества промышленных рабочих не мог не вызвать у власти необходимости решения целого ряда социальных проблем, которые обозначились и все чаще давали о себе знать в виде различных акций протеста, стачек в пореформенные десятилетия.

Это послужило причиной проведения правительством реформ с целью смягчения социальных противоречий. Одной из таких реформ стало появление и активное развитие в последние два десятилетия XIX в. законодательства о труде.

В течение 21 года, с 1882 г. по 1903 г., было последовательно принято одиннадцать главных законов, составивших костяк промышленного (рабочего) права[22].

Главным же источником фабрично-трудового законодательства стал Устав о промышленном труде (УПТ)[23], представлявший собой специализированный инкорпорационный акт, не выходивший за рамки действовавшего в момент его создания законодательства, не дополнявший его новыми нормами, не корректировавший и не изменявший его по существу. УПТ представлял собой лишь сводку по определенной системе имевшегося нормативного материала с минимальными редакционными поправками.

Этот Устав являлся систематизированным актом. Его создание значительно облегчило анализ и практическое использование российского законодательства о труде. Почти все основные нормы, регулировавшие применение наемного труда, были сконцентрированы в едином акте, произведена систематизация этих норм, позволившая обозреть фабрично-трудовое законодательство в целом, выделить его основные институты, ясно увидеть пробелы и недостатки.

УПТ состоял из четырех разделов (1 «О надзоре за промышленными предприятиями»; 2 «Об условиях труда в промышленных предприятиях»; 3 «О взысканиях за нарушение постановлений о промышленном труде и о порядке производства дел по этим нарушениям»; 4 «Виды обеспечения рабочих и служащих в промышленных предприятиях»), разделенных на главы и объединивший 597 статей.

Центральное место в УПТ занимал второй раздел, в котором можно было видеть зачатки таких институтов трудового права, как трудовой договор (порядок приема на работу и увольнений), институты рабочего времени и времени отдыха, охраны труда женщин и подростков, дисциплины труда, рабочего представительства на предприятиях[24].

Так, при приеме на работу наниматель был обязан под угрозой наказания, предусмотренного в Уложении о наказаниях, требовать от работника предъявления вида на жительство (паспорта), который должен был храниться у работодателя до конца найма, если рабочий жил на квартире, устроенной при предприятии, а также внести фамилию нанятого работника, его возраст, место жительства, основания выдачи ему паспорта в именной список персонала.

Указанные нормы имели целью обеспечить административнополицейский контроль над движением рабочей силы в стране. Заключение трудового договора закон не обусловливал какой-либо определенной формой, но не позднее 7 дней после поступления на работу наниматель был обязан бесплатно снабдить работника расчетной книжкой, которая хранилась у работника в течение всего периода найма и периодически передавалась в контору предприятия для осуществления в ней записей. Эта книжка должна была содержать условия найма, которые стороны считали нужным внести в нее все производившиеся с рабочими расчеты, денежные взыскания, а также извлечения из законов, иных актов и правил внутреннего распорядка, определявших права, обязанности и ответственность работников.

Дневной работой признавался промежуток времени между 5 часами утра и 9 часами вечера. Ночным временем закон признавал: при работе одной сменой время между 9 часами вечера и 5 часами утра, а при работе двумя и более сменами - время между 10 часами вечера и 4 часами утра. Регламентация времени отдыха ограничивалась установлением обеденного перерыва (продолжительностью не менее 1 часа после 10 часов непрерывной работы), еженедельного отдыха (продолжительностью не менее 24 часов) и праздничных дней (к 1900 г. их стало 15 дней в году). Ежегодные отпуска не предусматривались.

Согласно справке МТиП, в фабрично-заводской промышленности в 1910 г. число рабочих дней в году, по правилам внутреннего распорядка заведений, в большинстве случаев составляло 280 - 294, среднее число рабочих дней в году на одного рабочего - 283,7, а среднее число «прогульных» дней в году на одного рабочего - 11,3. Соответствующие данные в ЦЭР - Московской и Владимирской губерний: 275 - 284 дня, 277 и 17 дней[25].

Дополнительно к УПТ были изданы Правила относительно исполнения постановлений о работе и обучении малолетних рабочих, утвержденные 19 декабря 1884 г. министром финансов по согласованию с министрами внутренних дел и народного просвещения.

Законодательство различало 4 возрастные группы работников: дети (до 12 лет), малолетние (от 12 до 15 лет), подростки (от 15 до

17 лет), взрослые рабочие (после 17 лет). Труд детей был запрещен, однако министру финансов по соглашению с министром внутренних дел было предоставлено право допускать, в виде исключения и в течение определенного срока, к фабричным работам детей от 10 до 12 лет. Труд малолетних и подростков подлежал особой охране, которая отсутствовала в отношении взрослых рабочих[26].

Охрана труда малолетних заключалась в сокращенной продолжительности рабочего времени (работа малолетних не могла, как правило, продолжаться более 4 часов подряд); в запрете ночной работы (ночным временем признавался период с 9 часов вечера до 5 часов утра.

В виде исключения разрешались ночные работы малолетних продолжительностью до 6 часов в сутки на стеклянном производстве при условии, что в продолжение следующего рабочего дня малолетний не допускался к работе ранее истечения 12 часов со времени освобождения его от работы в ночное время); в запрете работы в воскресные и праздничные дни (разрешена работа малолетних в те воскресные и праздничные дни, в которые заняты на работе взрослые рабочие); в запрете привлечения к изнурительным работам или к работам с вредными условиями труда (например, что касается опасных работ, то запрет таких работ ограничивался работой в частных заведениях для изготовления капсюлей к охотничьим ружьям)[27].

Управление предприятием осуществлялось с помощью правил внутреннего распорядка. Порядок утверждения правил внутреннего распорядка фабричной инспекцией был определен в Наказе чинам фабричной инспекции (1900 г.). Кроме правил внутреннего распорядка к легитимным актам хозяйской власти относились штрафные табели, расценочные табели и ведомости, урочные правила и тарифы для исчисления заработной платы. Внутренний распорядок на промышленных предприятиях обеспечивался российским правом с помощью системы дисциплинарной ответственности работников, главной и единственной формой которой были денежные взыскания (дисциплинарные штрафы). Они налагались собственной властью заведующего предприятием и обжалованию не подлежали[28].

В У ПТ был подвергнут детальной регламентации порядок материальной ответственности нанимателей за вред, причиненный работникам в результате производственных травм, уделено значительное внимание административному надзору за промышленными предприятиями, деятельности соответствующих государственных органов (присутствий, фабричной инспекции), ответственности за нарушения постановлений о промышленном труде и административной процедуре рассмотрения дел в связи с нарушениями указанных постановлений, т.е. включены нормы процессуального характера.

Еще одним из острых социальных вопросов рубежа Х1Х-ХХ вв. в России являлось страхование рабочих. Вдохновитель концепции индивидуальной ответственности предпринимателей за страхование рабочих в то время министр финансов С.Ю. Витте считал предлагаемый механизм наиболее адекватным условиям России, который будет способствовать росту заинтересованности владельцев предприятий в снижении травматизма и налаживании благоприятного социального климата взаимоотношений вольнонаемных рабочих и хозяев фабрик.

Однако концептуальные установки министра финансов не подтвердились реальной практикой. При обсуждении законопроекта 1893 г. принцип индивидуальной ответственности не был поддержан Государственным Советом. Один из участников обсуждения заявил, что «опыт ныне текущей половины XIX столетия везде показывает, что защиты требуют не рабочие против владельцев, а владельцы против рабочих»[29] [30].

Таким образом, российское правительство фактически отвергло принцип государственного страхования, получивший к этому времени значительное распространение в странах Западной Европы и узаконило страхование рабочих на началах индивидуальной ответственности предпринимателей.

Однако под мощным давлением предпринимательских кругов общее собрание Государственного Совета 24 мая 1893 г. отклонило законопроект, внесенный С.Ю. Витте. В решении говорилось, что он не отвечает общему направлению законодательства России и может привести к возникновению не существующего в стране рабочего во- проса .

После 1903 г. была регламентирована обязанность нанимателей возмещать работникам ущерб, причиненный увечьем, приведшим к утрате трудоспособности более чем на три дня. В случае смерти работника компенсация выплачивалась членам его семьи. Предприниматели обязаны были оказывать получившим увечье рабочим бесплатную медицинскую помощь или возмещать расходы на лечение. Но данное положение не распространялось на строительство и сельское хозяйство и не предусматривало возмещения работникам в случае профессиональных заболеваний[31].

Закон 1903 г. «О вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаев рабочих и служащих, а равно и членов их семей» фактически явился итогом правительственного нормотворчества по совершенствованию фабрично-заводского законодательства в дооктябрьский период[32] [33].

В соответствии с данным законом контроль за деятельностью предпринимателей по оказанию рабочим предприятия, пострадавшим от несчастных случаев в результате производственной деятельности, материальную помощь в виде пособий и пенсий возлагалась на фабричную инспекцию.

Тем самым государство создало механизм обеспечения социального страхования рабочих: финансовое обеспечение - за предпринимателями, политико-административный контроль - за государством.

В отчетах фабричных инспекторов с 1903 г. по 1910 г. можно найти следующую статистику. Общая сумма расходов предпринимателей по всем трем статьям (врачебная помощь, благотворительные учреждения и страхование) составляла в среднем в год 7261,7 тыс. руб., или 2,7 % к зарплате рабочих; расходы на врачебную помощь были равны 1,7 %, на страхование - 0,6 %, на благотворительные учреждения - 0,4 %. На одного рабочего в среднем приходилось около 5 руб. 70 коп., в том числе по страхованию 1 руб. 15 коп. .

Надзорные и контрольные функции по применению фабричнотрудового законодательства в Российской империи осуществляли в основном два органа государственной администрации: присутствия по фабричным и горнозаводским делам и фабричная инспекция.

На местные по фабричным и горнозаводским делам присутствия были возложены такие задачи, как издание обязательных постановлений о мерах к сохранению жизни, здоровья и нравственности рабочих; контроль над действиями фабричных инспекций (присутствия рассматривали жалобы на распоряжения инспекторов и могли отменить их решения); решение дел по протоколам фабричной инспекции о нарушениях УПТ, совершенных заведующими фабриками и заводами.

Институт фабричной инспекции, созданный в 1882 г. в министерство Н.Х.Бунге, к концу XIX в. представлял уже сложный многоуровневый механизм урегулирования взаимоотношений между рабочими и предпринимателями. Одним из важнейших аспектов деятельности фабричных инспекторов на местах были расследования и решения по взаимным жалобам рабочих и предпринимателей.

По данным Е. Дементьева, в 1900 г. общее число фабричных инспекторов достигло 263, а именно из 6 окружных инспекторов с 6 инспекторами при них, 64 старших и 187 участковых инспекторов и 10 кандидатов[34] [35].

Тем не менее, в конце XIX в. российская общественность была фактически лишена каких-либо точных сведений о деятельности фабричной инспекции. Как известно, первый «Свод отчетов фабричных инспекторов», охвативший только вторую половину 1900 г., вышел из печати лишь два года спустя - в 1902 г.

Известный публицист конца XIX в. М.Г. Лунц, характеризуя ситуацию в сфере фабричной статистики и трудового законодательства, замечал: «Россия с середины 80-х годов остается в полной неизвестности о том, что творится во внутренней жизни наших фабрик и заводов. Эта безгласность произвела разрушительное влияние на характер деятельности фабричных инспекторов. Раз фабричный инспектор не мог уже обращаться со страниц своего отчета к обществу, которое клеймило бы негодованием недостойную эксплуатацию труда капиталом, деятельность инспектора теряла и для него самого свой высокий общественный смысл. Фабричного инспектора скрыли от общества крепкие стены канцелярий, его живая работа переводилась лишь в бездушный исходящий номер, который не нужен был в сущности даже начальству. Фабричный инспектор обесцвечивался и превращался в безгласного чиновника» .

Российская фабрично-заводская действительность давала широкую почву для жалоб рабочих фабричным инспекторам. Число поводов для жалоб рабочих фабрично-заводской промышленности России в 1901, 1904, 1908 и 1913 гг. в расчете на 100 жалоб представлено в таб-

с 83

лице 2.5 .

Таблица 2.5

Число поводов для жалоб рабочих фабрично-заводской промышленности России в 1901,1904,1908 и 1913 гг., % в расчете

на 100 жалоб

Поводы для жалоб

1901 г.

1904 г.

1908 г.

1913 г.

Неправильное исчисление заработка

13,3

12,9

9,8

6,5

Неправильные записи в расчетных книжках

1,4

1,6

1,2

2,4

Невыдача и задержка заработка

21,8

20,6

17,7

7,9

Неправильное наложение штрафов

6,1

2,9

0,5

4,8

Незаконные вычеты

1,6

1,5

1,2

Нарушение условий найма по снабжению продуктами или питанием

1,4

2,1

0,7

1,9

Нарушение условий найма по снабжению квартирами

1,4

1,7

1,4

Злоупотребления по продаже продуктов из лавок

1,4

0,7

1,0

3,5

Принуждение брать вместо заработной платы продукты и товары

0,1

1,1

0,1

о,з

Общее число жалоб

57158

50356

155964

250734

Таким образом, представленные в таблице данные позволяют обратить внимание на следующие характерные тенденции. Согласно сведений фабричных инспекторов, наибольшее количество жалоб в общем объеме претензий работников к нанимателям (на 100 жалоб) в 1913 г. было связано с невыдачей и задержкой заработка (7,9), неправильное исчисление заработков (6,5), неправильное наложение штрафов и незаконные вычеты (4,8), злоупотребление по продаже продуктов из лавок (3,5). Всего же общее количество жалоб рабочих фабрично-заводской промышленности России возросло с 57158 в 1901 г. до 250734 в 1913 г., т.е. почти на 23 %.

Необходимо обратить внимание на серьезные замечания общественности по поводу качества пищевых продуктов, выдаваемых рабочим. [36]

В 1910 г. все 48 лабораторий страны произвели свыше 55 тыс. исследований пищевых продуктов и при этом в 16,4 % случаев нашли их недоброкачественными или «фальсифицированными». Так, например, в Москве доля проб пищевых продуктов неудовлетворительного качества составляла 35 .То есть, во многих лавках, где рабочие приобретали продукты питания, были выявлены недоброкачественные товары.

В таблице 2.6 приведены результаты разбора жалоб и просьб ра- бочих в губерниях ЦЭР в 1909 г. .

Таблица 2.6

Результаты разбора жалоб и просьб рабочих в губерниях ЦЭР в

1909 г.

Губерния

Число рабочих, жалобы и просьбы, которые были рассмотрены

Отказано по неосновательности

Миролюбивое соглашение или устранение поводов

Прекращено, предложено обратиться в суд, оставлено без последствий или результаты разбора неизвестны

Всего

Владимирская

9436

35502

8319

56258

Вологодская

87

100

1232

1419

Калужская

11

28

10

49

Костромская

2409

5337

1719

9465

Московская

3997

16627

3584

24208

Рязанская

8

192

22

222

Смоленская

34

88

77

199

Тульская

159

194

77

430

Ярославская

81

1490

34

1605

Таким образом, мы видим, что на предприятиях Владимирской, Костромской, Московской, Рязанской, Тульской и Ярославской губерний среди способов разрешения коллективных трудовых споров рабо- 4 Центральный исторический архив Москвы (далее: ЦИАМ). Ф. 184. Оп. 5. Д. 1479. Л. 170 об., 171.

85 Отчет фабричных инспекторов за 1909 г. СПб.: Тип. В.О. Киршбаума, д. Министерства финансов, 1910. С. 54-55.

чих преобладало мировое соглашение или устранение поводов конфликтной ситуации.

Анализ отчетов фабричных инспекторов свидетельствует о постоянном увеличении числа рабочих, которые подвергались штрафованию со стороны владельцев предприятий. В 1901 г. 1222 тыс. работников предприятий были оштрафованы, в 1913 г. их число возросло до 1657 тыс. человек. Хотя средние размеры штрафов под давлением рабочего движения и деятельности фабричных инспекторов снижались: с 23,4 коп. в 1901 г. до 19 коп. в 1913 г.[37] [38] [39]

Еще одним из факторов, значительно обострявшим социальное недовольство в рабочей среде в самодержавной России, был жилищный вопрос. Ни правительство, ни предприниматели, ни местные (городские) власти оказались не в состоянии решить весьма болезненный для рабочих жилищный вопрос.

Единственный в своем роде законопроект Министерства финансов об улучшении жилищ фабрично-заводских рабочих 1902 г., обращавший внимание на «настоятельную нужду в устройстве жилищ для недостаточных групп городского населения», а также законопроект «О санитарной охране жилищ», предусматривавший повышение нормативных санитарно-гигиенических показателей жилых помещений ка- нуна первой мировой войны так и остались не реализованными .

Систему государственных административных органов, ведавших

вопросами труда, венчало Главное по фабричным и горнозаводским делам присутствие .

Органом государственного надзора и контроля в сфере трудовых отношений была Фабричная инспекция. Специфика ее деятельности состояла в том, что она не только следила за исполнением фабричных законов и возбуждала преследование за их нарушение, но и выполняла примирительно-посреднические функции при возникновении трудовых конфликтов. Особенность функционирования фабричной инспекции в России - ее тесная связь с полицией, которая также считалась органом, осуществляющим надзор за соблюдением фабричного законодательства[40].

Сведения о распределении промышленных предприятий по величине рабочих, состоявших под надзором фабричной инспекции в ЦЭР в 1900 г. представлены в таблице 2.7 [41].

Таблица 2.7

Распределение промышленных предприятий по величине рабочих, состоявших под надзором фабричной инспекции в ЦЭР в 1900 г.

Губерния

Распределение поднадзорных предприятий по числу рабочих

Менее 15 рабочих

16-50

рабочих

51-100

рабочих

101-500

рабочих

500-1000

рабочих

Свыше 1000 рабочих

Всего заведений

Владимирская

83

175

84

118

34

43

537

Вологодская

37

36

11

7

1

1

93

Калужская

95

69

24

20

3

1

212

Костромская

64

76

36

33

18

18

245

Московская

171

707

442

357

76

50

1803

Рязанская

84

205

99

63

6

5

462

Смоленская

Тульская

38

170

59

24

3

1

295

Ярославская

39

154

56

27

3

5

284

Таким образом, к началу XX столетия в ЦЭР под надзором фабричной инспекции 3931 предприятий. Год от года в рабочих кругах авторитет фабричной инспекции рос и укреплялся. Во второй половине 1900 г. органами фабричной инспекции было рассмотрено 292 случая коллективных жалоб рабочих предприятий в ЦЭР[42].

Также обращает на себя внимание то, что в У ПТ была осуществлена определенная дифференциация правового регулирования труда. Наряду с регламентацией труда и трудовых отношений на фабрично- заводских, горных и горнозаводских предприятиях выделены специальные нормы, касающиеся регулирования труда на казенных предприятиях, на частных золотых и платиновых промыслах, на сахалинских каменноугольных копях и т.п.

Итак, разработку УПТ можно с полным основанием рассматривать как первый шаг на пути превращения трудового права в самостоятельную отрасль, имеющую собственный систематизированный источник правового регулирования, специфический и отличный от других отраслей юридический инструментарий. Можно считать, что УПТ подготовил почву для кодификации трудового права в России после октября 1917г.

Выступления рабочих в ходе русской революции 1905-1907 гг. показали всю несостоятельность широко распространенного в предпринимательских и в официальных правительственных кругах мнения о том, что в России не существовало рабочего класса в том смысле и значении, как на Западе, а потому не существовало и «рабочего вопроса».

«Возражать против этого взгляда в настоящее время, после январских событий, нет более надобности, но следует отметить существенную разницу в условиях фабрично-заводской жизни у нас и в государствах Запада, где рабочий вопрос, не испытав на пути своем подобных задержек, является упорядоченным и определен законом.

История фабричного законодательства, например, в Германии, показывает, что государственные люди страны, и во главе их князь Бисмарк, своевременно оценили значение рабочего вопроса и, настояв на издании наиболее существенных по нему законов (о государственном страховании рабочих, о союзах их, стачках и т.д.), взяли рабочее движение в свои руки», - заявлялось на заседаниях Комитета министров в конце января 1905 г.[43].

В прямой зависимости от нарастания революционных событий находились колебания в политике правительства и позиция правящих классов по рабочему вопросу. Так, первой реакцией на выступления рабочих было усиление репрессий, но размах движения заставил правительство признать, что одними карательными мерами его не остановить.

Политика С.Ю. Витте по рабочему вопросу строилась на сочетании решительной борьбы против революционного движения с попытками осуществить буржуазные по своему характеру реформы трудового законодательства. Эти тенденции в большей или меньшей мере проявились в деятельности различных комиссий и совещаний, проходивших в 1906-1908 гг.

В целом это направление разделялось и поддерживалось и российскими предпринимателями. Наиболее последовательно оно было выражено в работе Особого совещания (15-21 апреля 1906 г.) под председательством товарища министра торговли и промышленности М.М. Федорова, крупного промышленного деятеля, осуществлявшего деловые контакты премьера с предпринимательскими кругами. При подготовке материалов Особого совещания были учтены имевшиеся наработки для комиссии В.Н. Коковцова. Однако по ряду принципиально важных разделов Министерство торговли и промышленности (МТиП) пошло значительно дальше.

Так, были подготовлены правила о найме рабочих; о рабочем времени, ограниченном 10,5 часами в сутки и 60 часами в неделю; о страховании рабочих; о сберегательных кассах обеспечения; о мерах поощрения строительства здоровых и дешевых жилищ; о фабричной инспекции; об окружных промышленных присутствиях; об учрежде- нии промышленных судов .

В целом, к началу XX столетия рабочий класс представлял динамично развивающуюся и увеличивающуюся в масштабах социальную группу российского общества. Промышленный подъем привел к росту численности рабочих фабрично-заводской промышленности (включая горнозаводскую) с 2528 тыс. в 1908 г. до 3112 млн. в 1913 г., т.е. промышленность дала дополнительно 584 тыс. рабочих мест. В то же время доля фабрично-заводских рабочих в населении по-прежнему оставалась незначительной, и российское общество в своей основе оставалось традиционным аграрным обществом. Однако рабочая масса оказалась более организованной, грамотной и сплоченной, нежели крестьянство. Поэтому волнения в рабочей среде оказывались более ради- кальными, чем стихийные и разрозненные выступления крестьян . Это, безусловно, вынуждало правящую монархию идти по пути дальнейшего совершенствования трудового законодательства.

Таким образом, к началу XX в. в России уже существовало фабричное законодательство, основной крен в котором был сделан в сторону создания социальных гарантий для получивших увечье на произ- [44] [45]

водстве, регламентации других расходов на работающих. Однако ничего не было сделано по созданию механизмов защиты на случай потери работы в результате сокращения численности или закрытия предприятия, его банкротства.

Благодаря научным разработкам, прежде всего Л.С. Таля в России к 1917 г. по существу закладывалось общетеоретическое понимание промышленного права. Последнее трактовалось как совокупность специальных норм, устанавливающих внутренний порядок промышленного предприятия и взаимоотношения между лицами, входящими в его состав.

Промышленное право включало в себя нормы, регламентирующие внутренний порядок промышленного предприятия, которому подчинялись лица, выполняющие работу по договору. Этот порядок слагался из двух разнородных элементов. Отчасти он устанавливался хозяином предприятия как его главой и собственником. Кроме того, он регулировался государством, и в этой части, по мнению Л.С. Таля, он составлял предмет юридической дисциплины, именуемой то рабочим, то фабричным законодательством, то промышленным, то социальным или промысловым правом.

Под этими названиями, считал российский правовед, излагались публично-правовые положения закона, касающиеся условий труда фабричных или вообще промышленных рабочих, их охраны, обеспечения, надзора за промышленностью, а также отступление от гражданских законов о личном найме, содержащиеся в специальных узаконениях о промышленном труде.

Промышленное право, считал Л.С. Таль, составляя нераздельную часть публичного и частного права, через разрастание частноправовых основ внутреннего порядка промышленного предприятия имело большую будущность в качестве самостоятельного отдела новой науч- нои дисциплины - социального, или трудового права .

В целом, промышленная революция в России способствовала возникновению и бурному росту промышленного пролетариата. Это в свою очередь выступало базисной причиной разработки трудового права. Естественно, законодательная инициатива практически полностью исходила из правительственных кругов.

Противоречивость многих норм фабричного законодательства в конце Х1Х-начале XX столетия во многом была предопределена незрелостью капиталистических отношений, незначительным размахом до [46]

событий первой русской революции 1905-1907 гг. рабочего движения. Однако анализ принятых в этот период нормативных актов свидетельствует о том, что власть пыталась найти оптимальные механизмы компромисса в сфере труда и социального страхования между фабрикантами и наемными работниками.

Довольно отчетливо это проявилось в создании фабричной инспекции, запрещении наиболее вопиющих форм эксплуатации трудящихся владельцами предприятий.

Тем не менее, вопрос о правовой регламентации коллективных трудовых споров в России вплоть до начала XX столетия так и оставался открытым.

  • [1] Составлено авторами на основании источников: Фабрично-заводская промышленность иторговля России. СПб., 1893; Производительные силы России. Краткая характеристика отраслей труда - соответственно классификации выставки. Сост. под общей редакцией В.И.Ковалевского. (Министерство финансов. Комиссия по заведованию устройством Всероссийской пром. и худ. выставки 1896 г. в Н-Новгороде). СПб., 1896; Даниельсон Очерки нашегопореформенного общественного хозяйства. СПб., 1893; Орлов П.А., Будагов С.Г. Указатель
  • [2] Российский государственный исторический архив (далее: РГИА). Ф. 20. Оп. 12. Д. 122. Л. 3;Соловьева А.М. Соловьева А.М. Промышленная революция в России в XIX в. М., 1990. С. 53-54.
  • [3] Рабочий класс России от зарождения до начала XX в. М., 1989. С. 273.
  • [4] См.: Рындзюнский П.Г. Утверждение капитализма в России. 1850-1880.. М., 1978. С. 263.
  • [5] Российский государственный архив экономики (далее: РГАЭ). Ф. 4372. Оп. 30. Д. 120. Л. 55-59.
  • [6] Крузе Э.Э. Положение рабочего класса в России в 1900-1914 г. Л., 1976. С. 42.
  • [7] Борисов В. Положение фабричных в Московском уезде // Журнал для всех. М., 1878. Т. И.С. 365,369.
  • [8] Численность и состав рабочих в России. На основании данных первой Всеобщей переписинаселения Российской империи. Том I. СПб., 1906, с. XV].
  • [9] См.: Киселев И.Я. Трудовое право России. Историко-правовое исследование. Учебное пособие. М., 2001. С. 3.
  • [10] РГИА. Ф. 1282. Оп. 1. 1871-1875. Оп. 319. Л. 1-86.
  • [11] Фабричный быт Московской губернии. Отчет за 1882-1883 гг. фабричного инспектора.СПб., 1884. С. 36-39.
  • [12] РГИА. Ф. 1282. Оп. 1. 1871 - 1875 гг. Д. 319. Л. 47-67.
  • [13] Государственный архив Российской Федерации (далее: ГА РФ). Ф. 7952. Оп. 8. Д. 68. Л. 35.
  • [14] РГИА. Ф. 20. Оп. 15. Д. 132. 1886-1888 гг. Л. 2.
  • [15] См.: Свод отчетов фабричных инспекторов за 1901 г. СПб., 1903. С. 162-165; Свод отчетовфабричных инспекторов за 1904 г. СПб., 1907. С. 172-175; Свод отчетов фабричных инспекторов за 1913 г. Пг„ 1915. С. ЬХИ, 235, 240, 241.
  • [16] Гессен В.Ю. Труд детей и подростков в России. М.-Л., 1927. Т.1. С. 57.
  • [17] См.: Нисселович Л.Н. История заводско-фабричного законодательства Российской империи. СПб., 1883-1884. Ч. 1-2; Туган-Барановский М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. М., 1938. Том 1. Глава V; Таль Л.С. Трудовой договор. Цивилистическое исследование.Часть 1. Ярославль, 1913. С. 282-306.
  • [18] Центральный исторический архив г. Москвы (далее: ЦИАМ). Ф. 46. Оп. 2. Д. 1472. Л. 82.
  • [19] Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. М., 1918. С. 6.
  • [20] Туган-Барановский М. Русская фабрика в прошлом и настоящем / Историческое развитиерусской фабрики в XIX веке. М., 1922. С. 298-299.
  • [21] См.: Полное собрание законов (ПСЗ) Российской империи. Собр. II. Т. ЫН. № 58777.
  • [22] См.: Закон от 1 июня 1882 г. «О малолетних, работающих на заводах, фабриках и мануфактурах»; Закон от 12 июня 1884 г. «О школьном обучении малолетних, работающих на фабриках, заводах и мануфактурах»; Закон от 3 июня 1885 г. «О воспрещении ночной работы несовершеннолетним и женщинам на фабриках, заводах и мануфактурах»; Закон от 3 июня 1886г. «Об утверждении проекта правил о надзоре за фабричной промышленностью, о взаимныхотношениях фабрикантов и рабочих и об увеличении числа чинов фабричной инспекции»;Положение от 12 июня 1886 г. О найме на сельские работы; Закон от 24 апреля 1890 г. «Обизменении постановления о работе малолетних, подростков и лиц женского пола на фабриках, заводах и мануфактурах и о распространении правил о работе и обучении малолетних на
  • [23] См.: Устав о промышленном труде / Свод законов Российской империи. Т. XI. Ч. 2. СПб.,1913.
  • [24] Устав о промышленном труде. Ст. ст. 43, 44, 48, 50, 195, 198 / Свод законов Российскойимперии. Т. XI. Ч. 2. СПб., 1913.
  • [25] РГИА. Ф. 1276. Оп. 4. Д. 125. Л. 579 об.
  • [26] Михайловский Я.Т. Заработная плата и продолжительности рабочего времени на русскихфабриках и заводах / Фабрично-заводская промышленность и торговля России. Ред. Д.И.Менделеев. СПб., 1896. С. 462-492.
  • [27] Устав о промышленном труде. Ст. ст. 66, 69, 73, 74, 76 / Свод законов Российской империи.Т. XI. 4.2. СПб., 1913.
  • [28] Устав о промышленном труде. Ст. 108 / Свод законов Российской империи. Т. XI. Ч. 2.СПб., 1913.
  • [29] РГИА. Ф. 20. Оп. 2. Д. 1778. Л. 267.
  • [30] Литвинов-Фалинский В.П. Организация и практика страхования рабочих в Германии иусловия возможного обеспечения рабочих в России. СПб., 1903. С.215.
  • [31] См.: Устав о промышленном труде. Ст. ст. 541, 550 / Свод законов Российской империи. Т.XI. 4.2. СПб., 1913.
  • [32] Об утверждении правил о вознаграждении потерпевших вследствие несчастных случаеврабочих и служащих, а равно членов их семейств в предприятиях фабрично-заводской, горной и горнозаводской промышленности. 2 июня 1903 г. // Правительственный вестник. СПб.,1903. № 174. 3 августа.
  • [33] Свод отчетов фабричных инспекторов за 1903 г. СПб., 1906. С. XIV; Свод отчетов фабричных инспекторов за 1910 г. СПб., 1911. С. IX; Статистика сведений о фабриках и заводах попроизводству, не обложенным акцизу за 1900 г. СПб., 1903. Таблицы.
  • [34] Дементьев Е. Фабричное законодательство / Энциклопедический словарь. Под ред. Брокгауза Ф.А., Ефрона И.А. Т. 69 (XXXV). СПб., 1902. С. 204.
  • [35] Лунц М.Г. Из истории фабричного законодательства, фабричной инспекции и рабочегодвижения в России. М., 1909. С. 111.
  • [36] Свод отчетов фабричных инспекторов за 1901 г. С.79; Свод отчетов фабричных инспекторов за 1904 г. С. 91; Свод отчетов фабричных инспекторов за 1908 г., С. 21, 71; Свод отчетовфабричных инспекторов за 1913 г. С. 215; расчет процентных показателей авторов.
  • [37] 1901-1903 гг. - Свод отчетов фабричных инспекторов за 1904 г. СПб., 1907. С. XII; 1904-1913 гг. - Свод отчетов фабричных инспекторов за 1913 г. Пт., 1915. С. ЬХШ.
  • [38] РГИА. Ф. 1298. Он. 1. 1914 - 1916 гг. Д. 2362. Л. 4-16.
  • [39] См.: Устав о промышленном труде. Ст.ст. 7-29 / Свод законов Российской империи. Т. XI.Ч. 2. СПб., 1913.
  • [40] 84 См.: Устав о промышленном труде. Ст.ст. 30-41 / Свод законов Российской империи. Т. XI.Ч. 2. СПб., 1913.
  • [41] Свод отчетов фабричных инспекторов за вторую половину 1900 года. СПб.: Тип. В.О.Киршбаума, д. Министерства Финансов, 1902. С. 5-6.
  • [42] Свод отчетов фабричных инспекторов за вторую половину 1900 года. СПб.: Тип. В.О.Киршбаума, д. Министерства Финансов, 1902. С. 18-19.
  • [43] 42 Рабочий вопрос в комиссии В.Н. Коковцова в 1905 г.: сборник документов. М., 1926. С. 21-22.
  • [44] Министерство торговли и промышленности. Материалы к пересмотру рабочего законодательства. Предварительные проекты. СПб., 1906. С. 10-47.
  • [45] См.: Кирьянов Ю.И., Бородкин Л.И. Влияние различных факторов социального, экономического и политического характера на рабочее движение в России в конце XIX - начале XXвв. / Россия и США на рубеже Х1Х-ХХ вв. М., 1992; Юдина Л.С. Революционное движениена Урале в 1905-1914 гг. Челябинск, 1995; Поршнева О.С. Менталитет и социальное поведение рабочих, крестьян и солдат России в период первой мировой войны (1914-март 1918 г.).Екатеринбург, 2000.
  • [46] Таль Л.С. Очерки промышленного права. М., 1918. С. 1-2.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы