Теоретико-методологические основания исследования связи неравенств и социальных напряжений

Неравенства: глубина, масштабы, следствия

История социологии неравенств насчитывает полтора столетия. Однако впервые о неравенстве заговорили еще философы античности[1]. Большинство современных работ по проблемам социального неравенства, отталкивается от теории классов К.Маркса, который оценивал свой вклад в теорию социального неравенства следующим образом - «То, что я сделал нового, состояло в доказательстве следующего: 1) что существование классов связано лишь с определенными историческими фазами развития производства; 2) что классовая борьба неизбежно ведет к диктатуре пролетариата; 3) что эта диктатура сама составляет лишь переход к уничтожению всяких классов и к обществу без классов»[2]. Таким образом, К.Маркс, отмечая преходящий характер неравенств в обществе, был убежден в необходимости их устранения.

Большое значение для формирования современных представлений о сущности, формах и функциях социального неравенства, имела теория Макса Вебера, который, кроме экономического аспекта стратификации учитывал такие аспекты, как власть и престиж. Вебер рассматривал собственность, власть и престиж как три отдельных, взаимодействующих фактора, лежащих в основе иерархий в любом обществе[3] [4].

П.А.Сорокин, последовательный критик теории К.Маркса, выделял три основные формы стратификации .

  • 1) Экономическую, состоящую в неравномерном распределении материальных благ;
  • 2) Политическую, обусловленную неравномерным распределением власти;
  • 3) Профессиональную, основанную на неравной ценности разных профессий для общества и на неравенстве их престижа и размеров получаемого вознаграждения.

Николай Бердяев, отмечая, что вся евангельская проповедь Христа предполагает существование собственности и социального неравенства, поставил вопрос перед социалистами, организовавшими революцию 1917 года: «Почему признали вы за нравственную аксиому, что социальное неравенство есть зло? На известной ступени развития материальных производительных сил неравенство дает максимум благ, максимум удовлетворения потребностей народа. Уравнение же вело бы к обеднению, к ослаблению производительности труда, к истреблению источников народного богатства и народного питания»[5].

Сегодня проблема неравенства вновь обостряется, снова выходит на передний план вопрос о соотношении экономической эффективности и социальной справедливости. По мнению нобелевского лауреата Джозефа Стиглица, во всем мире растет беспокойство, вызванное умножением неравенства и ограничением возможностей. Эти родственные тенденции оказывают влияние на нашу экономику, политику и общественные процессы[6].

Томас Пикетти, профессор парижской Школы экономики, рассматривая историю распределения богатства на примере Европы и США на протяжении Х1Х-ХХ веков и начала XXI века, пришел к выводу, что разрыв в благосостоянии между 10% населения и всеми остальными жителями США и Западной Европы стал увеличиваться с 1980-х и будет продолжать расти, по крайней мере, до конца XXI столетия. Следствием этого оказывается тот факт, что возможности отдельного индивида подняться на вершину имущественной иерархии будут все в большей степени определяться унаследованным семейным состоянием, нежели его собственными достоинствами[7].

Т.Пикетти и Е.Зукман подсчитали, что за 1970-2000-е гг. доля 1% богатейших жителей США в национальном доходе увеличилась с 9 до 20%. Неравенство росло в англосаксонских странах и (в меньшей мере) в Европе. В Европе децильный коэффициент (отношение средних доходов 10% самых обеспеченных к доходам 10% беднейших) составляет 5-8, в США — 15. В России неравенство резко выросло в 1990-е гг. и продолжало увеличиваться в 2000-е. В СССР в середине

1980-х гг. децильный коэффициент не превышал 5,5-6. К 1998 г. он вырос, по данным Росстата, до 13,8, к 2008 г. — до 16,7[8].

Рост неравенства в очередной раз подтвердило исследование экономистов банка Credit Suisse - 1% населения планеты владеет половиной всего богатства планеты. Эксперты обращают внимание на то, что крайнее неравенство в доходах вышло из-под контроля. Деление суммарного богатства на численность взрослых жителей России составляет 1388 долларов. По этому показателю наша страна уступает не только десяткам стран, население которых намного меньше, но и, скажем, Пакистану, стране, которую вряд ли кто-то считает богатой. По темпам, с которыми сокращается средний класс, Россия занимает первое место в мире. Одновременно с падением благосостояния в России растет имущественное неравенство. «Самые богатые 10% россиян владеют 87% всего благосостояния России (против 85% в 2014 году). Это значительно выше ситуации во всех других крупных экономических державах, к примеру, в США эта цифра составляет 76%, в Китае - 66%»[9].

Авторы Программы развития ООН отмечают, что Российская Федерация по индексу человеческого развития 2015 года поднялась на семь позиций по сравнению с предыдущим годом и занимает 50 место с ИЧР 0.798. В целом, на показатели России негативное влияние оказывают социально-экономическое неравенство среди населения, экологические проблемы, относительно низкая продолжительность жизни (особенно среди мужчин, свойственная скорее неблагополучным странам). Следует также учитывать, что нынешние показатели России рассчитаны по итогам относительно благополучных 2013-2014 годов, тогда как в 2015 году к негативным факторам прибавились значительные экономические проблемы, которые сейчас оказывают существенное отрицательное влияние на развитие государства и благополучие его населения[10].

В докладе Уполномоченного по правам человека в РФ за 2015 год отмечается: «Хроническое недофинансирование образования, здравоохранения, науки, экологии и ряда других перспективных направлений впрямую негативно влияет на качество генофонда, качество человеческого капитала, личностного развития. И это одна из главных причин отставания России в международном марафоне, где интеллектуальный и человеческий потенциал уже давно играют ключевую роль в развитии наиболее успешных стран»[11].

На современном этапе развития страны разрыв между правовыми постулатами, закрепленными в Конституции РФ, и реальными механизмами защиты прав, свобод человека и достоинства личности остается глубоким. В связи с этим настораживает выделенный Уполномоченным по правам человека в РФ ряд негативных факторов, прямо или косвенно влияющих на состояние прав человека[11]:

  • - проблема бедности и углубляющееся расслоение общества остаются основными факторами социального неравенства;
  • - процветает избирательность правосудия. Неравенство возможностей для "избранных" и "рядовых" граждан защитить себя в суде имеет самые негативные последствия для формирования правового государства, ведет к необратимым нравственным и человеческим потерям;
  • - слабость социальных лифтов, дефицит доверия и отсутствие обратной связи между органами власти разного уровня и населением истощают социальный капитал, порождают гражданскую пассивность и отсутствие веры в возможность полноценной самореализации;

Следует подчеркнуть, что в настоящее время социальное неравенство оказывает негативное влияние не только на состояние социальной и политической сфер общества. По мнению экономистов Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), исследовавших влияние социального неравенства на экономику развитых стран, увеличение разрыва между бедными и богатыми отрицательно сказывается на экономическом росте стран и уменьшает объем их ВВП. Оказалось, что рост индекса неравенства на три пункта привел к ежегодному 0,35-процентному снижению роста экономики в течение 25 лет. Таким образом, за этот период потери экономики составили 8,5%. При этом рост доходов экономической элиты не сказался положительным образом на росте экономики страны. Причем, механизм влияния неравенства на экономический рост заключается в первую очередь в ограничении, которое оно накладывает на бедную часть общества, делая его менее образованным и менее социально мобильным.

Неравенство консервирует большую часть общества в том состоянии, в котором она находится. Кроме того, это делает общество менее восприимчивым к технологическим новшествам, создает социальную напряженность с вытекающей из него политической нестабильностью[13] [14] [15].

При выделении и описании различных слоев общества в основном используют данные о доходах. Вместе с тем, необходимо учитывать, что сами доходы выступают следствием социальных, статусных и демографических признаков, обусловливающих процесс формирования социально-экономических слоев и групп населения. Исходя из этого, социальная стратификация общества предполагает использование многомерных классификаций на основании следующих признаков: доходно-имущественные, социально-демографические,

структурно-доходные, структурно-потребительские, поведенческие, статусные характеристики, стиль жизни. Восприятие неравенства зависит не только от разницы в материальном положении, но и от доступа большинства к медицине, образованию, культуре. Недовольство несправедливостью ниже в странах с работающими социальными лифтами .

Российские социологи уже на рубеже XX и XXI веков зафиксировали процесс снижения социальной мобильности и закрепления статусов, которые можно назвать институализацией нового социального неравенства . По мнению З.Т.Голенковой, проблемы социального неравенства приобретают особую актуальность сегодня. Само по себе социальное неравенство (в отдельных своих видах) необходимо в обществе, чтобы оно могло экономически эффективно развиваться по пути общественного прогресса. Но бесспорно также и то, что существуют такие виды социального неравенства между людьми, которые ставят большинство населения на грань бедности, общей или хронической нищеты, политической или социальной бесперспективности»[16].

О.И.Шкаратан справедливо отмечает, что изучая проблемы социально-экономического неравенства в современной России, необходимо учитывать как общемировые тенденции, так и специфические особенности страны, связанные с ее принадлежностью к трансформирующимся обществам, переживающим переход от советской социетальной системы к новому состоянию, пока еще не во всем определившемуся по своей направленности. Он подчеркивает, что в современной России сложился своеобразный тип социальной стратификации в виде переплетения сословной иерархии и элементов классовой дифференциации, устойчиво воспроизводящейся в течение последних лет, где переплетаются доминирующие сословно-слоевые членения, с протоклассовыми, возникающими на основе распределения занятого населения по разным социально-экономическим нишам рынка труда .

В начале века З.Т.Голенкова сделала важный вывод, сохраняющий актуальность по сей день: «Сегодня в российском обществе пространство социальной стратификации как бы свертывается практически к одному показателю — имущественному (капитал, доход, собственность). Поэтому сейчас стратификационные процессы способствуют не интеграции общества по пути повышения однородности, а усилению поляризации и социального неравенства» . Ей вторит О.И.Шкаратан, подчеркивая, что неравенство в России в решающей степени определяется отношением к собственности и объемом располагаемой власти[17] [18] [19].

По мнению А.С.Балабанова, в последние годы фокус исследований по проблемам социального неравенства постепенно смещается от констатации и драматизации сложившихся неравенств к пониманию механизмов возникновения и воспроизводства неравных социальных статусов, оценкам жизненных шансов выходцев из различных социальных групп. Имущественное неравенство и различия в уровне жизни в российском обществе, характеризуемые традиционными показателями (кривая Лоренца, индекс Джини, децильный, квинтильный коэффициент) к настоящему времени стабилизировалась (хотя и на достаточно высоком уровне, который сложно признать экономически обоснованным и социально необходимым). Вероятно, сегодня на первый план выходит не опасность и масштабы дальнейшего усиления поляризации доходов, а опасность закрепления достигнутых неравенств .

З.Т.Голенкова фокусирует внимание на двух, накладывающихся друг на друга процессах «...обнищания населения и растущего социального расслоения, которые приводят к тому, что одни беднеют, а другие богатеют, создавая гипертрофированные формы социального неравенства, образно говоря, создавая «поле слез» и «поле чудес. Результаты социологических исследований подтверждают, что в массовом сознании создалось представление, что богатство в наше время приобретено многими индивидами и группами несправедливо» .

В докладе Уполномоченного по правам человека в РФ за 2015 год прогнозируется, что при сохранении нынешних тенденций, к 2017 году показатель неравенства доходов между 10% наиболее и наименее обеспеченных может вырасти с 16,5 до 20. Усиливается социальное расслоение не только граждан, но и семей: чем больше в семье детей, тем выше вероятность оказаться за чертой бедности. Среди проблем социального расслоения особое место занимает вопрос определения "среднего класса", так как считается, что "средний класс" является наиболее экономически активным элементом общества, гарантом социальной стабильности государства, поскольку он является прослойкой между малоимущим населением и богатыми людьми. В зависимости от совокупности этих факторов реальное количество граждан, относящихся к среднему классу, в России оценивается в 15% (при норме развитого государства в 60-80%)[20] [18] [22].

Мы солидарны с Н.Е.Тихоновой в том, что соотношение роли системы (структурных ограничений) и активности актора в занятии статусной позиции на протяжении двух последних десятилетий в России неоднократно изменялось, но в целом доминирующую роль играют в со- временной России структурные факторы[23] [24]. Представляется весьма убедительным ее вывод о том, что все годы реформ россияне воспринимают социальную структуру российского общества как такую, где основная часть населения сосредоточена в слоях ниже среднего. Все больше осознают россияне и оторванность «верхушки» общества от основной массы населения, их противоположность друг другу .

Исследование неравенств в современной России предполагает адисциплинарный подход, включающий нормативные методы, учитывающие установленные государством нормы потребления, статистические методы, позволяющие оценить степень расслоения по уровню жизни различных групп населения, социологические методы, позволяющие выявить и описать мнение населения о степени своей материальной недостаточности. Решение задач нашего исследования предполагает использование смешанных методов, представляющих собой комбинацию указанных подходов.

  • [1] Платон. Государство. // Соч.: в 4 т. / пер. с др.-греч. СПб., 2006. Т.З. Аристотель.Политика. Соч. в 4 т./ М.: ACT, 2010. Макиавелли Н. Государь. М.: Астрель, 2011.Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: ЭКСМО,2007. Конт О. Дух позитивной философии: слово о положительном мышлении.Изд. 2-е. «ЛИБРОКОМ». 2011.
  • [2] Маркс К. Письмо к Вайдемейру от 5 марта 1852 г. // Соч. т.28. С.425.
  • [3] 2/ Вебер М. Основные понятия стратификации в обществе. // СОЦИС. 1994. №5.
  • [4] Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. М.: Политиздат, 1992. С.302-371.
  • [5] Бердяев Н. Философия неравенства. Письма к недругам по социальнойфилософии. Обелиск. Берлин. 1923. С. 165.
  • [6] Стиглиц, Джозеф. Цена неравенства. Чем расслоение общества грозит нашемубудущему : [перевод с английского] / Д. Е. Стиглиц. — Москва : Эксмо, 2015. —512 с. С.11.
  • [7] Пикетти Т. Капитал в XXI веке, Ad Marginem, Москва, 2015, часть 3, гл. 7. Табл.7.1.-7.3.
  • [8] От редакции: Кому сказать спасибо. О динамике неравенства и его восприятии.Ведомости. 03.02.2015.
  • [9] Сергей Мануков. Неравенство в доходах вышло из-под контроля. «Expert». 14октября 2015.
  • [10] Программа развития ООН: Индекс человеческого развития в странах мира в 2015году. 16.12.2015. http://gtmarket.ru/news/2015/12/16/7285.
  • [11] Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2015год. Российская газета - Федеральный выпуск №6929 (61). 29.04.2016.
  • [12] Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2015год. Российская газета - Федеральный выпуск №6929 (61). 29.04.2016.
  • [13] Анна Королева. Нфавенлюмашггросту. «Expert». 09 декабря 2014.
  • [14] 0т редакции: Кому сказать спасибо. О динамике неравенства и его восприятии.Ведомости.03.02.2015.
  • [15] Заславская Т.А. Социоструктурный аспект трансформации российскогообщества. Социологические исследования. 2001. № 8; Тихонова Н.Е. На пути кновой стратификации российского общества. Общественные науки исовременность. 1998. № 3.
  • [16] Голенкова З.Т. Социальное неравенство и социальные конфликты. Тезисыдокладов и выступлений на II Международном конгрессе конфликтологов. II том.«Наука» РАН. С-Петербург. 2004. С. 249-250.
  • [17] Шкаратан О.И. Социология неравенства. Теория и реальность. М.: Изд. домВысшей школы экономики, 2012. С. 368-369.
  • [18] Голенкова З.Т. Социальное неравенство и социальные конфликты. Тезисыдокладов и выступлений на II Международном конгрессе конфликтологов. II том.«Наука» РАН. С-Петербург. 2004. С. 251.
  • [19] Шкаратан О.И. Социология неравенства. Теория и реальность. М.: Изд. домВысшей школы экономики, 2012. С. 383.
  • [20] Балабанов А.С. Кумулятивные эффекты социального неравенства в причинныхсвязях жизненного цикла. Социальные преобразования и социальные проблемы: Н-Новгород: Изд-во НИСОЦ, 2006. 208 с., С.5-6.
  • [21] Голенкова З.Т. Социальное неравенство и социальные конфликты. Тезисыдокладов и выступлений на II Международном конгрессе конфликтологов. II том.«Наука» РАН. С-Петербург. 2004. С. 251.
  • [22] Доклад Уполномоченного по правам человека в РФ за 2015 год. Российскаягазета - Федеральный выпуск №6929 (61). 29.04.2016.
  • [23] Тихонова Н.Е. Социальная структура России: теории и реальность. — М. Новыйхронограф: Ин-т социологии РАН, 2014. С.46.
  • [24] Тихонова Н.Е. Социальная структура России: теории и реальность. 2014.: Новыйхронограф: Ин-т социологии РАН. С. 67.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >