Саморегулирование в микрофинансировании и кредитной кооперации: анализ зарубежного опыта и возможности его применения в России

Во втором издании «Руководства по регулированию и надзору в секторе микрофинансирования» («А Guide to Regulation and Supervision of Microfinance»), выпущенного в октябре 2012 года Консультативной группой по оказанию помощи малоимущему населению (CGAP), в качестве основного положения изложена следующая мысль: действительное саморегулирование и самонадзор - это почти всегда неоправданно рискованная игра с неясным исходом[1].

Согласно указанному документу к саморегулированию прибегают, как правило, в тех случаях, когда прямой надзор за значительным числом небанковских учреждений, имеющих право привлекать денежные средства, представляется надзорным органам неэффективным с точки зрения затрат на такое регулирование.

В упомянутом руководстве отмечается, что развивающиеся страны неоднократно применяли институт саморегулирования финансовых посредников, однако он в редких случаях был эффективен в обеспечении устойчивости регулируемых организаций. При этом непруденциальное саморегулирование, включая отдельные вопросы защиты прав потребителей, напротив, в ряде случае может быть более успешным.

Необходимо заметить, что специалисты CGAP не считают саморегулирование невозможным вообще, однако обращают внимание, что в силу присущего саморегулированию конфликта интересов ожидать от него обеспечения финансовой дисциплины и консервативного риск- менеджмента не приходится.

Тем не менее, каждое государство принимает решение о необходимости внедрения саморегулирования в той или иной форме, исходя из конкретных экономических обстоятельств и условий развития рынка микрофинансирования.

Так, например, в Индии участие микрофинансовых институтов в саморегулируемых организациях не является обязательным. Вместе с тем Резервный банк Индии (РБИ), выполняющий функции центрального банка, считает такое участие необходимым для эффективного развития рынка микрофинансирования. Позиция по данному вопросу изложена в пресс-релизе, опубликованном на сайте регулятора 26 ноября

2013 года[2], и основывается, в том числе, на рекомендациях подкомитета Совета директоров Резервного банка Индии, назначенного специально для изучения проблем микрофинансового сектора поднадзорных центральному банку небанковских финансовых компаний - микрофи- нансовых институтов (Non Banking Financial Company-Micro Finance Institutions, NBFC-MF1). Одним из предложений указанного подкомитета стало повышение роли отраслевых ассоциаций в обеспечении соблюдения микрофинансовыми институтами нормативных требований через официальное признание статуса таких ассоциаций Резервным банком Индии[3].

Исходя из полученных рекомендаций, в целях обеспечения эффективного мониторинга функционирования поднадзорных микрофи- нансовых институтов, их соответствия нормативным требованиям и кодексу поведения, а также в интересах потребителей Резервный банк Индии принял решение официально признавать статус саморегулируе- мой организации (СРО) за теми микрофинансовым ассоциациям, которые соответствуют требованиям регулятора.

Согласно концепции Резервного банка Индии, членство поднадзорных микрофинансовых институтов (NBFC-MFI) в отраслевой ассоциации (СРО) будет рассматриваться рынком, заемщиками и кредиторами как знак доверия, а исключение из членов СРО будет рассматриваться как имеющее неблагоприятное воздействие на репутацию такого исключенного члена. При этом, несмотря на то, что членство в СРО не является обязательным, Резервный банк Индии поддерживает вступление поднадзорных микрофинансовых институтов хотя бы в одно СРО.

Признание статуса саморегулируемой организации предполагает выполнение ассоциацией ряда функций и обязанностей, таких как установление и контроль исполнения кодекса поведения, признанного РБИ, создание механизма рассмотрения споров и жалоб клиентов на участников микрофинансового рынка, обязательство обеспечивать защиту прав потребителей и их образование, мониторинг, соответствие нормативным требованиям, наблюдение за микрофинансовым сектором, реализацию программ обучения и повышения информированности членов СРО, групп взаимопомощи и т.п., а также предоставление РБИ финансовых документов, включая годовой отчет.

Резервным банком Индии определены следующие минимальные обязательства СРО перед регулятором:

  • 1. После получения статуса СРО ассоциация обязана представить кандидатуру контролера (Compliance officer), который будет отчитываться непосредственно перед Резервным банком Индии и будет регулярно информировать регулятора о всех событиях в микрофинан- совом секторе.
  • 2. СРО обязана представлять в РБИ годовой отчет.
  • 3. СРО обязана проводить исследования тех областей, которые вызывают вопросы у РБИ.
  • 4. СРО обязана время от времени информировать Резервный банк Индии обо всех нарушениях любым из своих членов директив и руководящих указаний регулятора.
  • 5. СРО обязана предоставлять Резервному банку Индии информацию, включая статистические данные, на периодической основе или по запросу РБИ.
  • 6. Резервный банк Индии должен иметь возможность в случае необходимости проинспектировать бухгалтерские книги СРО самостоятельно или поручив это аудиторской фирме.

Данные минимальные обязательства могут время от времени изменяться Резервным банком Индии в целях повышения эффективности микрофинансового сектора.

Критериями для признания ассоциации в качестве саморегули- руемой организации являются:

  • • членство в ассоциации на момент признания не менее трети всех зарегистрированных поднадзорных микрофинансовых институтов;
  • • капитал, достаточный для исполнения функций, при отсутствии чрезмерной зависимости от поступления членских вносов;
  • • меморандум/внутренние документы СРО должны определять критерии членства в СРО и ее основные функции;
  • • меморандум/внутренние документы СРО должны определять способ управления со стороны руководящего органа/ совета директоров СРО;
  • • совет директоров должен иметь достаточное представительство как крупных, так и мелких микрофинансовых институтов;
  • • одна треть членов совета директоров должна быть независимыми и не связанными с членами СРО;
  • • члены совета директоров и лица из числа менеджмента СРО должны соответствовать требованиям Резервного банка Индии;
  • • в СРО должен быть установлен достаточный внутренний контроль;
  • • СРО должна действовать в интересах всех участников и не рассматриваться только как отраслевой орган;
  • • СРО должен быть установлен кодекс поведения, которому будут следовать все члены СРО;
  • • в СРО должны быть созданы механизмы по разрешению споров между членами СРО (Dispute Resolution Mechanism) и по рассмотрению жалоб клиентов (Grievance Redressal Mechanism), включая специально назначенное главное должностное лицо, ответственное за рассмотрение жалоб клиентов (Grievance Redressal Nodal Officer);
  • • СРО должна быть в состоянии осуществлять надзор за соблюдением своими членами Кодекса поведения и требований регулятора через надзорный комитет;
  • • СРО должна выполнять развивающую функцию обучения своих членов, групп взаимопомощи, проведения исследований и развития для роста микрофинансового сектора.

В настоящий момент в Индии действуют две ассоциации, представляющие микрофинансовый сектор - the Micro Finance Institutions Network (MFIN) и Sa-Dhan.

Ассоциация MFIN 16 июня 2014 году получила статус СРО и является единственной, кому такой статус был предоставлен Резервным банком Индии.

Согласно информации, размещенной на сайте данной СРО, ее членами являются 48 поднадзорных микрофинансовых институтов, чья доля на микрофинансовом рынке составляет около 90 процентов всего микрофинансового сектора, включая группы взаимопомощи.

Членами Ассоциации MFIN могут быть только поднадзорные Резервному банку Индии микрофинансовые институты - NBFC-MFI. По данным РБИ по состоянию на 31.08.2014 зарегистрированными являлись 48 таких организаций. Таким образом, практически все поднадзорные регулятору микрофинансовые институты являются членами Ассоциации MFIN. При этом обязательным условием членства в данной СРО помимо необходимости следования Кодексу поведения является передача данных в конкретное бюро кредитных историй - Highmark & Equifax.

Ассоциация Sa-Dhan объединяет в своем составе различные по организационно-правовой форме микрофинансовые институты, а также организации, осуществляющие микрокредитование опосредованно. Согласно данным годового отчета, размещенного на сайте ассоциации, по состоянию март 2013 года ее членами являлась 241 организация (95 прямых и 146 ассоциированных членов), включая 56 небанковских финансовых компаний, 105 обществ, 25 трастов, 13 кооперативов и 5 банков.

Критерии членства в ассоциации Sa-Dhan различны в зависимости от вида деятельности организации. Так, любая организация, занимающая финансированием развития местных территорий, может стать членом ассоциации, если имеет в этой сфере двухлетний опыт работы. Для организации, которая принимает депозиты или напрямую финансирует домохозяйства с низким доходом, критерием членства является наличии не менее 5 тысяч таких вкладчиков/заемщиков.

Несмотря на отсутствие у ассоциации Sa-Dhan статуса СРО, данная организация принимает активное участие в развитии института саморегулирования, в том числе в тесном взаимодействии с Резервным банком Индии. Необходимо также отметить, что у ассоциаций Sa-Dhan и MFIN Кодекс поведения является единым, представляя собой по сути отраслевой стандарт на рынке микрофинансирования.

В рамках выполнения функции отраслевого регулятора ассоциация MF1N проводит оценку членов ассоциации по индексу ответственного бизнеса (Responsible Business Index), который определяет выполнение Кодекса добросовестной практики Резервного банка Индии и отраслевого Кодекса поведения по 83 параметрам, объединенным в четыре основные категории: раскрытие информации (вес 32%), участие потребителя (вес 21%), институциональный процесс (вес 38%), открытость (вес 9%)'.

В ассоциации MF1N действует также комитет, рассматривающий споры между членами СРО, (Enforcement Committee), целью деятельности которого является обеспечение надлежащего исполнения Кодекса поведения, а также контроль за соблюдением регулятивных норм Резервного банка Индии, Правительства или иных надзорных органов. В случае, если член ассоциации считает, что кем-то их членов нарушен Кодекс поведения или осуществляются антиконкурентные действия, он может обратиться для рассмотрения этого вопроса именно в этот комитет.

Кроме того, как это предусматривается требованиями РБИ к СРО, в ассоциации MF1N действует механизм по рассмотрению жалоб клиентов (The MFIN Grievance Redressal framework). Этот механизм предполагает двухуровневую систему, при которой на первом уровне [4]

спор с клиентов должен разрешаться внутри микрофинансового института. Если клиент не удовлетворен результатом, он может обратиться в ассоциацию, как в ее колл-центр, так и в апелляционный отдел (Appellate authority).

Стоит также отметить, что до появления позиции Резервного банка Индии в отношении роли и характера деятельности СРО, индийским экспертным сообществом высказывалась определенная критика в адрес как ассоциации MFIN, так и ассоциации Sa-Dhan с точки зрения их эффективности как саморегулируемых организаций, особенно в периоды кризисов. В частности, отмечался недостаточный уровень их собственной ответственности ввиду того, что многие из членов этих ассоциаций вели недобросовестную практику при осуществлении микрофинансирования. При этом то обстоятельство, что часть микрофи- нансовых институтов, уличенных в мошенничестве, были при этом членами правления ассоциации MFIN и (или) Sa-Dhan, заставляло экспертов сомневаться в том, что СРО может действовать против таких членов.

Тем не менее, отрицать позитивную роль ассоциаций в развитии ответственного микрофинансирования тоже нельзя. Так, например, результаты мониторинга ассоциацией MFIN своих членов по индексу ответственного бизнеса (Responsible Business Index) свидетельствуют о достаточно высоком уровне соответствия членов ассоциации требованиям Кодекса добросовестной практики Резервного банка Индии и отраслевого Кодекса поведения (в среднем 87%). При этом для микрофи- нансовых институтов, которые приняли участие в мониторинге во второй раз этот уровень выше (87%), чем у тех, кто принимал участие впервые (77%).

Интересен также опыт саморегулирования в микрофинансовом секторе Южно-Африканской Республики, где вплоть до 2006 года важную роль играл МФРС - Микрофинансовый регуляторный совет (Micro Finance Regulatory Council), который, не будучи правительственным органом, служил настоящим регулятором микрофинансового сектора ЮАР[5].

Микрофинансовый регуляторный совет был независимой некоммерческой организаций, созданной для регулирования микрофи- нансовой индустрии в соответствии с Уведомлением об исключении из

Закона о ростовщичестве (Usury Act Exemption Notice), изданным 1 июня 1999 года. Данное законодательство позволяло лицам предоставлять денежные средства взаймы без налагаемых Законом о ростовщичестве ограничений, которые включали верхний предел процентных ставок по займам на уровне 24-27% годовых. Исключение предоставлялось в том случае, если сумма займа была менее 10 000 рандов, уплачивалась без использования кредитных карт или овердрафта по чековому счету и должна была быть погашена в пределах 36 месяцев. Любой кредитор, который подпадал под эти условия, был обязан регистрироваться в МФРС.

Совет директоров Микрофинансового регулятивного совета состоял из представителей потребителей и кредиторов, а члены Южно- Африканского резервного банка и Департамента торговли и промышленности осуществляли надзор за менеджментом совета.

Помимо регистрации кредиторов, МФРС публиковал актуальную информацию о микрофинансовом секторе, проводил семинары и организовывал кампании, как для заемщиков, так и для кредиторов, а также проводил расследования по жалобам клиентов. При необходимости Микрофинансовый регуляторный совет привлекался также к участию в судебных процессах, в которых рассматривались нарушения кредиторами правил, и выиграл достаточно большое количество исков против отдельных кредиторов, осуществлявших микрофинансирование и уличенных в незаконных кредитных практиках.

К середине 2006 года Микрофинансовый регуляторный совет имел уже 52 успешных судебных процесса, которые привели к штрафам на 388 000 рандов и выплатам на сумму около 186 000 рандов. Кроме того, МФРС способствовал созданию Национального кредитного регистратора, который предоставил кредиторам доступ к базе действующих микрофинансовых заемщиков, что в свою очередь позволило упрочить доверие потенциальных заемщиков, а также оценить их кредитоспособность. Целью создания данного регистратора было повышение стабильности микрофинансовой индустрии за счет предупреждения безответственного кредитования.

Интересно, что в период 2004-2006 годов возникла некоторая неопределенность в вопросе законности правил, устанавливаемых МФРС. Дело в том, что компания AAA Investments (Pty) Ltd. обратилась в суд, утверждая, что эти правила являются примером неправомочного публичного законотворчества. Решение Верховного суда 2004 года было не в пользу совета, однако Высший апелляционный суд в 2005 году отменил это решение, указав, что по факту Микрофинансовый регуляторный совет действует в частном секторе в результате договоренности кредиторов, которую они подтверждают, подавая регистрационные документы в совет. В 2006 году, когда компании ААА Investments (Pty) Ltd. было отказано в пересмотре принятого решения, и конституционность регуляторных норм МФРС была окончательно подтверждена.

Опыт саморегулирования Южно-Африканской республики, а также Мексики, Перу и ряда других стран был исследован специалистами Агентства США по международному развитию (USAID), которые в 2007 году подготовили сравнительное исследование саморегули- руемых организаций[6].

По результатам данного исследования специалисты USAID выделили следующие сходства и лучшие практики:

  • в отношении структуры: наиболее распространенным является управление СРО единолично президентом или директором, который отчитывается перед советом директоров и надзирает за департаментами. Типичными являются департаменты 1) мониторинга и правоприменения, 2) публичных связей и обучения, 3) членского сервиса, 4) финансов и кадров. Эти департаменты позволяет управлять членами СРО «кнутом и пряником», отвечая на внутренние операционные и внешние образовательные и исследовательские запросы.
  • в отношении аффилированности: СРО представляется более эффективной, когда она связана с официальными правительственными органами. Конкретные примеры, в частности МФРС, показывают, что при передаче полномочий на уровень СРО правительством СРО показывают большую эффективность в регулировании и надзоре за своими членами (при условии, что у СРО есть внутренние возможности выполнять эти функции).

Кроме того, учитывая необходимость СРО быть встроенными в представляемую и регулируемую ими отрасль, им необходимо также иметь тесные связи с другими широко представленными в секторе группами, инициативами, событиями, что позволяет получить СРО публичную известность и быть в тренде.

  • в отношении функций', проведенное исследование показало, что СРО в основном выполняют одинаковые функции по созданию и обеспечению выполнения правил игры и улучшению стандартов, повышению информированности о микрофинансовой отрасли, представлению интересов своих членов и распространению среди них необходимой информации. Некоторые СРО выполняют функции обучения и технического сопровождения своих членов. Кроме того, СРО выполняют задачу защиты конечного потребителя, что также видно на примере МФРС.
  • в отношении устойчивости и успешности: практика показывает, что развивающимся странам довольно сложно добиться создания устойчивой и заслуживающей доверия саморегулируемой организации. Безуспешность СРО может привести к дополнительному ущербу для отрасли, когда СРО не только не будет выполнять возложенных на нее функций, но и вызовет нежелательное внимание правительства (например, в форме ужесточения регулирования) и подорвет доверие к отрасли и инвесторов, и потребителей, которые уже не вернутся на рынок.

Для успеха СРО необходимо получить полномочия непосредственно от правительства, а также создать департаменты, занимающиеся правоприменением и надзором. Кроме того, СРО необходимо быть финансово устойчивой таким образом, чтобы принятие надзорных решений не зависело от уплаты членских взносов, иметь технические и кадровые возможности, чтобы нести груз надзорных полномочий.

Специалисты USAID в проведенном исследовании обозначили также вызовы, которые стоят перед саморегулируемыми организациями и с которыми тем сложнее справиться, чем менее развитым является государство.

Основной проблемой является упомянутый ранее конфликт интересов, когда надзирающий орган, по сути, контролируется самими поднадзорными. В развивающихся странах бизнес интересам, финансовым, политическим или иным, чаще удается переступить через важные принципы систематического и независимого надзора.

Помимо этого, СРО могут быть склонны к коррупции или, как минимум, к неэффективной работе в силу соблазна взимать плату за выполнение надзорных полномочий. В этом отношении финансовая независимость имеет большое значение для обеспечения эффективности надзорных мероприятий и решений.

Еще одной сложной задачей является необходимость справиться с разнородностью членов СРО как по масштабу их деятельности, так и по политическим связям. Крупные и влиятельные организации могут доминировать в СРО и подрывать объективность надзора. СРО может также избегать применения санкций и иных необходимых мер в отношении самых слабых своих членов, снижая тем самым общий уровень стандартов. Средние по размеру компании могут устраивать своего рода проверку на прочность для СРО, не представляя необходимую информацию или игнорируя ее указания.

Наконец, применение института саморегулирования неизбежно столкнется с проблемой высоких транзакционных издержек, возникающих при необходимости контроля большого числа финансовых институтов. Так же как микрофинансовым институтам необходимо управлять издержками, связанными с кредитованием заемщиков с низкими доходами, так и саморегулируемой организации придется управлять издержками, связанными с надзором за небольшими по размеру финансовыми институтами, которые в ряде случаев будут иметь сложности с выплатой высоких членских взносов.

Резюмируя выводы многих специалистов, можно сказать, что эффективное саморегулирование основывается на двух ключевых компонентах: прозрачные и последовательные стандарты деятельности и заслуживающий доверия механизм, позволяющий обеспечить выполнение этих стандартов. В связи с этим, важным становится не саморегулирование как таковое, а конкретный способ его организации и реализации.

Стоит отметить, что, несмотря на возможную критику законодателя и (или) регулятора за использование саморегулирования при большом количестве игроков на рынке, обращение именно к этому инструменту регулирования представляется, тем не менее, оправданным именно в силу этого обстоятельства.

Действительно, обеспечение надлежащего контроля за многочисленными участниками рынка микрофинансирования только силами надзорного органа может оказаться невыполнимой задачей. Однако в случае принятия решения о применении института саморегулирования именно как способа обеспечения выполнения определенных правил, для повышения его эффективности необходимо, чтобы оно было обязательным для всех микрофинансовых институтов.

При этом, как показывает практика, одной обязательности также недостаточно, поскольку при ненадлежащем исполнении саморегулируемой организацией своих функций необходимый положительный эффект для рынка тоже не будет достигнут. Поэтому, безусловно, важна роль регулятора, который должен получить возможность быть не просто сторонним наблюдателем процесса саморегулирования, а непосредственным контролером как самих микрофинансовых институтов, так и саморегулируемых организаций таких институтов.

Взаимодействие регулятора и СРО должно основываться на принципах, с одной стороны, обязательного участия СРО в процессе принятия регулятором решений, затрагивающих работу отрасли, а с другой стороны - подотчетности СРО регулятору как на периодической основе, так и по разовым запросам в связи с конкретными обстоятельствами, а также возможности применения регулятором санкций в случае неисполнения возложенных на СРО функций: от мероприятий предупредительного характера до штрафов и ликвидации как крайней меры. Различные формы контроля менеджмента СРО также могут быть рассмотрены в качестве необходимых элементов построения эффективной системы саморегулирования.

Не менее важным является способ внутренней организации СРО. Если участие в СРО является обязательным условием работы на рынке, то должны быть обеспечены, с одной стороны, низкие затраты на вхождение в состав членов СРО, а с другой - возможность реального участия в ее деятельности, которая в свою очередь гарантируется принципом «один член - один голос» и напрямую зависит от количества членов СРО.

Учитывая, что в разных странах количество саморегулируемых организаций отличается как по принципу создания (например, по территориям, организационно-правовым формам), так и по количеству членов, выбор минимально и максимально необходимого числа саморегулируемых организаций (при введении обязательности членства) должен основываться на принципе реальной управляемости таких организаций, причем как самими членами, так и надзорным органом.

В настоящее время в России обязательное саморегулирование предусмотрено только для кредитных кооперативов (часть 3 статьи 35 Федерального закона от 18.07.2009 № 190-ФЗ «О кредитной кооперации»).

Согласно данным Банка России в России действует 10 саморегулируемых организаций, в которые входят в общей сложности свыше трех тысяч кредитных потребительских кооперативов. При этом некоммерческая организация может приобрести статус СРО при условии объединения в своем составе не менее 100 кредитных кооперативов или не менее пяти кредитных кооперативов, совокупное число членов (пайщиков) которых превышает 100 тысяч.

Деятельность СРО регулируется Федеральным законом от

18.07.2009 № 190-ФЗ «О кредитной кооперации» и законодательством Российской Федерации о саморегулируемых организациях и предполагает реализацию достаточно широкого набора полномочий - от разработки обязательных правил и стандартов до проведения проверок своих членов и применения мер воздействия вплоть до исключения кредитного потребительского кооператива из числа своих членов.

Законодательство Российской Федерации исходит из необходимости взаимодействия СРО и основного регулятора - Банка России, в том числе в части проверок профессиональной деятельности членов СРО.

При этом Банк России вправе осуществлять контроль (надзор) за деятельностью саморегулируемых организаций путем проведения плановых и внеплановых проверок деятельности СРО. В случае выявления нарушений требований, установленных Федеральным законом от

18.07.2009 № 190-ФЗ «О кредитной кооперации», Банк России направляет в саморегулируемую организацию предписание об устранении в разумные сроки выявленных нарушений.

В случае неисполнения в установленный срок указанного предписания Банк России обращается в суд с заявлением об исключении сведений о некоммерческой организации из Государственного реестра саморегулируемых организаций кредитных кооперативов.

В то же время такой порядок понуждения к исполнению требований законодательства не дает достаточной гибкости регулятору во взаимодействии с саморегулируемыми организациями, поскольку в конечном счете оставляет за Банком России только право на обращение в суд. В связи с этим представляется необходимым внести изменения в Федеральный закон от 18.07.2009 № 190-ФЗ «О кредитной кооперации», позволяющие Банку России применять в качестве мер воздействия штрафные санкции в отношении СРО и ее должностных лиц, а также требовать замены руководства СРО.

В сфере деятельности микрофинансовых организаций также действуют СРО, однако участие в них не является обязательным условием работы на рынке. Согласно данным Банка России в реестре саморегулируемых организаций микрофинансовых организаций состоят три СРО. При этом количество действующих микрофинансовых организаций составляет свыше 4300, а количество исключенных из реестра - свыше 1600, то есть более 25% от общего числа зарегистрированных с 2011 года организаций.

В целях повышения эффективности работы микрофинансового рынка необходимо внести изменения в Федеральный закон от

02.07.2010 № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», предусматривающие обязательное участие в саморегулируемых организациях в качестве условия работы на рынке по аналогии с положениями Федерального закона от 18.07.2009 № 190- ФЗ «О кредитной кооперации» с учетом предлагаемого расширения полномочий Банка России.

Задачу развития сферы микрофинансирования может решить и принятие законопроекта «О саморегулируемых организациях на финансовых рынках». В то же время необходимо отметить, что с учетом количества микрофинансовых организаций и кредитных потребительских кооперативов (как действующих, так и ушедших с рынка) предусмотренное данным законопроектом максимально возможное число саморегулируемых организаций может не учесть потребности рынка микрофинасирования и кредитной кооперации. Для обеспечения действенного саморегулирования в данной сфере необходимо обеспечить возможность существования не менее 3-5 СРО, что позволит, с одной стороны, консолидировать позицию участников рынка, а с другой - применить в случае необходимости крайние меры в виде прекращения деятельности СРО, не опасаясь системных рисков для индустрии.

  • [1] См. http://www.cgap.org/publications/guide-regulation-and-supervision-microfmance.
  • [2] См. http://rbi.org.in/Scripts/BS_PressReleaseDisplay.aspx?prid=30052
  • [3] См. http://rbi.org.in/Scripts/BS_PressReleaseDisplay.aspx?prid=23780
  • [4] См. подробнее: http://mfmindia.org/surveillance/
  • [5] 2 МФРС, его обязательства и имущество были поглощены в июне 2006 года Национальным кредитным регулятором - органом, образованным на основании Национального кредитного акта № 34 2005 года и призванным выполнять функции,ранее осуществлявшиеся МФРС.
  • [6] См. http://pdf.usaid.gov/pdf_docs/pnadk826.pdf
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >