Достижения кластерной политики в зарубежных странах

Потребность в повышении эффективности процессов разработки и реализации региональной кластерной политики определяет повышенный интерес к выявлению и использованию достижений зарубежного опыта в российской практике.

Следует отметить, что кластеризация экономики как элемент государственной политики, ориентированной на содействие повышению конкурентоспособности национальных производителей, инвестиционной привлекательности территорий реализуется во многих зарубежных странах.

Обратимся к опыту США, поскольку именно в этой стране был разработан М. Портером кластерный подход и существует достаточно представительная практика участия государства в процессах формирования и развития экономических кластеров. Ее анализ позволяет выделить ряд принципиально важных моментов.

1. Глобализация экономики стимулировала правительства многих штатов принять стратегии развития, направленные на улучшение уровня конкурентоспособности предпринимательских структур в области передовых технологий, биотехнологии, информационных технологий, телекоммуникаций. В составе приоритетных направлений их реализации выделяются: создание интеллектуального капитала в университетах штатов; формирование промышленных кластеров; совершенствование системы обучения предпринимателей; информационное обеспечение предпринимателей 1.

Такие штаты как Аризона, Калифорния, Коннектикут, Флорида, Миннесота, Северная Каролина, Огайо, Орегон и Вашингтон приняли программы развития регионов, связанные с созданием кластеров. Здесь были созданы комиссии по инициированию создания кластеров на основе аналитических заключений и рекомендаций, выполняемых научными центрами и университетами. Комиссии определяют участников будущих кластеров, помогают им преодолевать возникающие организационные и финансовые трудности, а так же способствуют укреплению и развитию уже созданных кластеров. Для этих целей первоначальный капитал выделяется администрациями штатов, затем привлекаются средства частных компаний [1] [2].

2. В последнее время заметно возросло участие федеральных властей в развитии высокотехнологичных региональных кластеров. Реализуемые ими программы нацелены преимущественно на поддержку либо отдельных отраслей (например, электроники), либо отдельных университетов и исследовательских центров. Заметим, что такой селективный подход позволяет осуществлять точечную фокусировку государственных инвестиций на приоритетных направлениях развития науки и техники.

Исследователи обоснованно отмечают, что огромную роль в осуществлении кластерной политики в США играют бизнес-ассоциации, в частности, Национальный совет по конкурентоспособности, куда входят бизнесмены и академики и не входят политики '.

3. Эффективным институтом содействия процессам интеграции вузов, НИИ, предпринимательских структур в рамках кластеров является государственно-частное партнерство, призванное содействовать развитию и эффективному использованию инновационно-технологического потенциала страны, регионов.

Во многих штатах региональные власти поощряют расширение партнерств университетов с частным промышленным сектором, особенно в области передачи технологий. Для освоения технологий в промышленности в США используются организационно-правовые формы промышленно-технологических партнерств, в которых участниками выступают фирмы, как правило, не конкурирующие друг с другом и представляющие весь инновационный цикл создания и освоения новых технологий. Государство не только оказывает содействие созданию таких партнерств, но и непосредственно участвует в их деятельности в лице федеральных ведомств, исследовательских центров и лабораторий. Данная форма внедренческой организации направлена на стимулирование привлечения венчурного капитала из частнопромышленного сектора для финансирования конкретных научно-технологических проектов.

Для разработок и коммерциализации базовых технологий масштабного применения учреждаются стратегические межотраслевые партнерства. Форма построения и набор участников таких партнерств находятся целиком на усмотрении частного сектора. Государство осуществляет рекомендательную и информационно-консультационную функцию. По закону промышленно-технологические партнерства могут включать фирмы, имеющие организационно-правовую форму партнерств с ограниченной ответственностью в области исследований и разработок, кооперационные организационно-правовые структуры в области исследований и разработок, бесприбыльные организации, федеральные ведомства и организации [3] [4].

  • 4. Разработка и реализация кластерной политики осуществляется в тесной увязке с государственной научно-технической политикой. Их связь определяется общностью целевых ориентиров, в числе которых:
    • • создание предпринимательского климата, благоприятного для расширения инновационной деятельности и повышения уровня конкурентоспособности частного сектора;
    • • стимулирование разработки, коммерциализации и использования новых технологий;
    • • содействие интеграции военного и гражданского производства;
    • • формирование трудовых ресурсов мирового класса, способных активно участвовать в быстро изменяющейся экономике, основанной на знаниях *.
  • 5. Выделение учреждений высшего образования в качестве необходимого и ключевого участника любых кластерных инициатив. В этой связи, основными задачами государственной образовательной политики определены повышение стандартов образования, их адаптация к требованиям ИТ-революции и учет мирового уровня [5] [6] [7].

При характеристике подхода, реализуемого государством в Японии, полагаем необходимым обратить внимание на следующие моменты.

  • 1. Использование модели стратегического планирования для достижения технологического превосходства страны в мире в 14 ключевых наукоемких отраслях: авиационной, космической, оптоэлектронной, биотехнологической, компьютерной, робототехники, медицинской электроники, полупроводников, электронной обработки текстов, программного обеспечения, фармацевтической, в производстве новых сплавов, в производстве керамических материалов и в электронном машиностроении [8]. Заметим, что именно эти отрасли являются ключевыми объектами процессов кластеризации, поддерживаемых государством.
  • 2. Концентрация усилий государства на селективном отборе территорий, становящихся пилотными для реализации кластерных инициатив. С этой целью еще в 1983 г. в Японии был принят закон, утверждающий концепцию технополисов. Реализуемый государством проект «Технополис» предусматривал создание 19 городов-технополисов, основанных на сотрудничестве между местными властями, научно-исследовательскими учреждениями и частным бизнесом
  • 3. Интеграция усилий центрального правительства (министерств) и региональных властей по стимулированию процессов формирования и развития территориальных кластеров [9] [10]. В составе основных мер государственной политики в области стимулирования и поддержки кластерных инициатив:
    • • облегчение налогообложения для предприятий, действующих в инновационной сфере, в т.ч. исключение из налогооблагаемых сумм затрат на НИОКР и списание инвестиций на НИОКР, льготное налогообложение университетов и НИИ;
    • • государственные программы по снижению рисков и возмещению рисковых убытков;
    • • снижение государственных пошлин для индивидуальных изобретателей и представление налоговых льгот, а также создание специальной инфраструктуры для их поддержки и экономического страхования;
    • • программы поиска и привлечения иностранных талантливых специалистов, включающие ускоренное оформление им виз, представление стипендий для обучения и улучшение условий проживания;
    • • льготное кредитование (кредиты на создание технополиса выдают под самые низкие ставки процентов 7-8% против 20-30% для кредитов, предоставляемых на общих основаниях)[11].

В характеристике подхода, реализуемого государством в Китае, особого внимания заслуживают следующие моменты.

  • 1. В процесс создания и развития кластеров вовлечены власти трех уровней: центральное правительство, правительство муниципалитетов и развитых экономических зон. С одобрения центрального правительства правительство муниципалитета может создать на своей территории зону развития высокотехнологичных отраслей. Центральное правительство также отбирает фирмы, достойные особых привилегированных мер.
  • 2. Государство инициирует и поддерживает формирование кооперационных связей участников кластеров с зарубежными компаниями. Так, например, в 2002 г. Китай заключил контракт с Сингапуром с целью усиления кооперации в четырех областях - информационные технологии, микроэлектроника, новые материалы и биологические науки (биология, биохимия, иммунология, генетика, физиология, экология и т.п.)
  • 3. Повышению роли университетов в инновационном развитии территорий, укреплению их связей с бизнесом способствовало решение центральных властей о создании офисов лицензирования технологий в университетах.

Европейская кластерная политика базируется, прежде всего, на Европейской региональной хартии заключенной в 1965 г. В 1968 г. был создан директорат Европейской Комиссии по региональной политике, и именно на основе данной структуры в 90-х годах были приняты общие положения Европейской кластерной политики. «Зеленая книга кластерных инициатив», которая была представлена в Гетеборге в 2003 году, определяет важность кластерных инициатив и включает в себя ряд необходимых факторов для эффективного формирования кластеров. В 2006 году был создан Европейский Кластерный Альянс. На сегодняшний день, ЕС рассматривает кластерную политику в качестве ключевого инструмента конкурентоспособности отраслей и регионов, повышения инновационного потенциала и экономического развития в среднесрочной и долгосрочной перспективе[12] [13].

Международные исследования свидетельствуют об относительной «молодости» проектов по активизации кластеров: даже в наиболее развитых государствах более 60% таких проектов были запущены лишь после 1999 г., а кластерные инициативы в развивающихся и транзитивных странах и того моложе (рис. 3).

Применительно к Европе исследователи выделяют два поколения кластерной политики государства. Кластерная политика первого поколения представляет собой комплекс мер по идентификации кластера, определению поля деятельности формирующих кластер фирм, созданию государственных органов поддержки кластера и осуществлению общей политики стимулирования развития всех кластеров в стране. Политика кластеризация второго поколения подразумевает индивидуальный подход к проблемам развития каждого кластера в отдельности, так как государство может выступать в качестве менеджера, заказчика, инициатора производственного процесса, брокера, сводящего производителя и потребителя внутри кластера, и источником финансирования для фирм, работающих в кластере

Распределение кластерных инициатив по срокам возникновения

Рисунок 6 - Распределение кластерных инициатив по срокам возникновения2

Тот же автор указывает, что в большинстве малых стран Европы ныне осуществляется кластерная политика первого поколения. Государственная политика второго поколения проводится в Финляндии, Австрии, Швеции и Нидерландах, где правительствами стран были инициированы программы, ориентированные на решение индивидуальных проблем национальных кластеров 3.

В настоящее время в странах ЕС регулярно разрабатываются и реализуются программы по развитию регионов (в том числе и кластерных инициатив), которым оказывается финансовая поддержка (на долевой основе - совместно с регионами-участниками) из специальных бюджетных [14] [15] [14]

(так называемых структурных) фондов. В последние годы, в связи с растущим вниманием к развитию кластеров, стали появляться специализированные агентства по развитию конкретных кластеров. Эти и подобные им институты развития относятся к категории организаций, приравненных к органам администрации

Характеризуя европейскую практику, исследователи отмечают, что если в 90-х годах XX века большинство кластеров специализировалось на производстве потребительских товаров и создавалось с целью повышения конкурентоспособности отдельных регионов и территорий, то на рубеже XXI в. стали появляться промышленные кластеры нового поколения, которые занимались информатикой, дизайном, экологией, логистикой, производством биомедицинских препаратов и т. п. Инновационная ориентированность кластеров постепенно возрастала, и сегодня, она является важнейшей характеристикой, определяющей конкурентоспособность кластерных образований [17] [18].

Значимым событием для распространения кластерного подхода стало принятие в 2008 г. Европейского меморандума о кластерной политике. В нем декларировался переход к политике развития наиболее перспективных европейских кластеров до уровня лидеров в глобальном контексте.

Наиболее успешными Европейскими программами развития кластеров, ставшими модельными для многих аналогов, считаются BioRegio и InnoRegio (Германия), а также Competitiveness Clusters (Франция).

Программа BioRegio способствовала четырёхкратную увеличению числа компаний и созданию более 9000 рабочих мест в секторе биотехнологий, что позволило существенно сократить разрыв с традиционным лидером - Великобританией. Регионы, участвовавшие в программе, продемонстрировали более заметные успехи по сравнению с другими федеральными землями. Сегодня Германия рассматривается в качестве европейского лидера в области биотехнологий: на ее территории локализованы примерно 500 предприятий. Их оборот оценен в размере 2,19 млрд. долл, (темп прироста - 30% за период 2005-2008 гг.), а численность занятых составила 14,5 тыс. чел.[19].

В рамках программы InnoRegio были отобраны 23 кластера из 444 подавших заявки. Из тех, чьи заявки были отклонены, 40% кластеров позднее все же реализовали свои проекты. Среди таких кластеров 61% получили государственное финансирование по другим программам, а 39% оно не понадобилось.

С 2000 по 2004 г. численность занятых в компаниях - участниках программы InnoRegio выросла на 11%. Чуть менее половины из них (44%) смогли подать заявки на патент, а 40% — даже выпустить новые продукты '.

Французская программа Competitiveness Clusters в отличие от германских характеризуется солидным бюджетом и большим числом поддерживаемых кластеров. На нее изначально планировалось выделить 750 млн. евро и распределить их по 10-15 кластерам мирового уровня (соответственно, каждый из них получил бы в среднем от 16,7 до 25 млн. евро на три года). Однако число поданных заявок — 105 — превзошло ожидания, и бюджет решили удвоить до 1,5 млрд, евро, а круг поддерживаемых кластеров расширился до 71. Из них были выделены семь кластеров мирового уровня, 10 — потенциально мирового уровня и 54 — «обычных». Финансирование между обозначенными группами было распределено в соотношении 50%-25%-25%. По итогам первых трех лет реализации программы была проведена экспертиза кластеров и инструментов их поддержки, показавшая, что 39 участников решили поставленные задачи полностью; еще 19 — частично, и в будущем должны скорректировать стратегию; 13 — нуждаются в трансформации. В результате Правительство Франции приняло решение продолжить реализацию программы и выделить еще 1,5 млрд, евро на следующие три года (2009-2011 гг.)[20] [21].

На уровне Европейского союза в 2000-х годах была создана сеть организаций, реализующих информационную, образовательную и консультационную поддержку развивающихся кластеров. Эти структуры призваны содействовать как межкластерному взаимодействию, так и в соответствующих случаях - трансграничному развитию. К ним относятся: Европейская кластерная обсерватория, Европейская группа по кластерной политике, Европейский кластерный альянс, Кластерная инновационная платформа.

Роль наднациональных органов содействия развитию процессов кластеризации заметно актуализируется тем обстоятельством, что географические особенности европейского континента предопределяют возможность создания кластеров на стыке двух и более государств. Современная практика свидетельствует о множественности таких примеров: стекольный кластер в Австрии, Германии и Чехии; текстильный кластер в Австрии и

Богемии; технический кластер в Австрии и Словении; кластер в регионе Твенте на голландско-германской границе включает в себя несколько кластеров и сетей производителей пластмассовых изделий, биомедицинских препаратов и отрасли металлообработки; планируемый центр размещения биотехнологии всей Европы - кластер «Био-Долина» в Верхнем Рейне на стыке границ Швейцарии (северо-запад), Германии (Южный Баден) и Франции (провинция Эльзас)

Опыт развитых европейских стран свидетельствует о том, что трансграничные кластеры позволяют получить конкурентные преимущества как предприятиям, входящих в них, так и странам в целом. Эффективными практиками являются такие кластеры, как «Долина Доммель» в Бельгии и Нидерландах, кластерный проект «Пауэр» в Германии, Великобритании, Дании, Нидерландов, Норвегии и Швеции и др. Наиболее успешными и развитыми в Европе считаются такие трансграничные кластеры, как швейцарско-германо-французский «Био Долина» и датско- шведский «Долина Медикон»[22] [23].

Трансграничный кластер «Долина Медикон» является неприбыльным объединением и создает синергетический эффект, т. е. рост эффективной деятельности в результате интеграции участников кластера в единую систему. На территории кластера функционирует совместная сеть больниц, университетов и научных центров по вопросам социального развития, а также учреждений, предоставляющих бизнес-услуги. Кластер «Долина Медикон» способствует росту экономики, повышению и усилению развития его как стратегически важного центра в Североевропейском регионе, а именно в таких направлениях, как строительство местных и глобальных платформ для совместной сети бизнеса и академического секторов, организация мероприятий и семинаров, способствующих росту информированности населения трансграничного кластера, проведения аналитико-прогностических разработок в социально- экономической сфере кластерного объединения [21].

Кластер отличается высокой концентрацией научных учреждений. С 2009 г. в научном кластере успешно функционирует 32 больницы, 11 из которых университетского подчинения, 12 университетов, в которых обучается свыше 150 тыс. студентов, из них 45 тыс. занимается научной деятельностью; в регионе работает более 10 гыс. научных исследователей, из которых 2600 студентов Копенгагенского и Лундского университетов. Следует отметить чрезвычайно высокую концентрацию бизнес-структур в трансграничном кластере - здесь сосредоточено 100 тыс. биотехнических, 25 фармацевтических компаний, а также около 100 предприятий по производству медицинской техники, 170 медико-технических компаний, филиалов межрегиональных компаний. В регионе «Долина Медикон» успешно функционирует 6 научно- технических парков, 6 бизнес-инкубаторов, 80 опытно-производственных организаций, более 30 инвестиционных компаний '.

В целях получения развернутой характеристики современной европейской практики участия государства в процессах кластеризации обратимся к опыту отдельных стран.

Подход, реализуемый государством в Ирландии, отличает ряд важных моментов.

  • 1. Оказывается содействие процессам формирования и развития кластеров, создаваемых не только в отраслях традиционной специализации страны, но и в новой отрасли - инновационно-телекоммуникационных технологий (ИТК), являющейся ключевым элементом новой «Е-есопоту» - электронной экономики.
  • 2. Кластеры новой специализации призваны обеспечить, с одной стороны, приток в страну зарубежных инвестиций, технологий, достижений современного менеджмента, с другой, - успешную экспансию на перспективные сегменты мирового рынка. Такие эффекты изначально задаются государством, поскольку предусматривается создание кластеров на базе иностранных ТНК [25] [26].
  • 3. Поддержка процессов кластеризации охватывает достаточно широкий спектр видов деятельности в экономике и социальной сфере. Так, для формирования необходимого кадрового ресурса сектора ИТК государство выделило значительные вложения в образование по соответствующим специальностям, а также в создание инфраструктуры, необходимой информационным компаниям (прежде всего современных систем связи). Объявленная в конце XX века правительством страны программа превращения Ирландии в центр электронной торговли в Европе и мире сконцентрирована на следующих направлениях: развитие сети телекоммуникаций и снижение стоимости этих услуг; поддержка образования в сфере информационных технологий и телекоммуникаций; повышение квалификации уже занятых работников; поддержка исследований и разработок [27].

В новой стратегии устойчивого развития Великобритании определены основные направления деятельности государства по повышению конкурентоспособности, связанные с процессами кластеризации. В их числе:

  • • содействие инвестициям в разработку новых технологий, наукоемких производств, материалов и продукции;
  • • усиление коммерциализации научно-исследовательских разработок университетов;
  • • поддержка установления более тесного сотрудничества компаний с местными властями в рамках программ региональных агентств развития

В указанной стратегии подчеркивается необходимость роста «социального инвестирования», особенно капиталовложений в развитие науки и повышение профессионального образования рабочей силы. Продуктивным моментом современной политики территориального развития в Великобритании стало выдвижение в качестве ее ключевого направления расширения форм взаимодействия бизнеса и высшего образования.

Успешным проектом по налаживанию сотрудничества науки и бизнеса являются Сообщества Фарадея - это сообщества различных организаций и институтов, включающих исследовательские и технологические организации, университеты, профессиональные институты, торговые ассоциации и фирмы. Цель сообществ состоит в организации взаимодействия между научной и технологической сферой и бизнесом, в организации трансферта технологий для повышения конкурентоспособности промышленности Великобритании. Правительственными спонсорами Сообществ Фарадея является целый ряд организаций. Весьма показательной является деятельность Правительственного фонда университетских поисковых посевных фондов. Цель этой программы заключается в заполнении того финансового пробела, который существует между исследованиями в университетах и стадией их возможного коммерческого использования. Привлечение посевных фондов университетами способствует успешной трансформации качественных исследований в конкурентный бизнес 2.

Важную роль в инфраструктурном обеспечении процессов кластеризации в Великобритании играют государственные корпорации, подчиненные министерству торговли и промышленности. Они имеют сеть районных организаций, которые распределяют между частными фирмами - участниками регионального проекта земельные участки. Они занимаются [28]

подготовкой территории под строительство и создание инженерных коммуникаций *.

Иными словами, государственные структуры выступают в роли девелопера, осуществляющего подготовку территорий с необходимой инженерной инфраструктурой, что существенно снижает трансакционные издержки будущим участникам кластеров. Для регионов и местных сообществ имеет значение, что строительство осуществляется на тех территориях, которые предполагается развивать. При этом затраты государства носят возвратный характер, финансовых потерь оно не несет.

Показательно, что в Великобритании политика государства, направленная не на создание новых кластеров, а на использование существующих региональных ресурсов (например, большое внимание уделяется биотехнологиям), привела к созданию совокупности кластеров, не получавших такой поддержки [29] [30].

В последние годы правительство Великобритании взяло на вооружение политику развития региональных кластеров. Одним из важных шагов, предпринятых правительством Великобритании, стал заказ на выявление и картографию всех региональных кластеров в стране. Правительство поощряет учреждение агентств по региональному развитию в качестве организаций, оказывающих поддержку развивающимся региональным кластерам. При этом происходит учет специфики распределения британских кластеров по регионам, их специализации. Кластеры на юге Великобритании больше тяготеют к сфере услуг (программное обеспечение, деловые услуги и т.п.), на севере они развиваются в основном на базе товарного производства. Наиболее концентрированы и успешны кластеры Лондона и юго-востока Великобритании [31].

Швейцарская модель государственной поддержки процессов кластеризации, по мнению отдельных исследователей, является одной из наиболее эффективных. Ее отличает ориентация на взаимосвязанное решение трех основных задач:

  • • повышение прагматичности системы образования - в каждом инженере формируется дух предпринимательства в рамках междисциплинарной системы обучения;
  • • содействие развитию инновационного бизнеса;
  • • модернизация телетранспортной инфраструктуры *.

В Шотландии государственная поддержка процессов кластеризации осуществляется посредством создания сетей местных компаний (the Local Enterprise Companies LECs), которые координируют формирование экономической инфраструктуры территории, включая административную, бухгалтерскую помощь, услуги по предоставлению недвижимости, маркетинг, разработке инвестиционных программ, защите земель и др. Кластер реализует три ключевые программы: повышение мастерства, связь промышленности с университетами, повышение конкурентоспособности малых предприятий [32] [33].

В Германии участие государства в процессах кластеризации реализуется в долевом (совместно с бизнесом) финансировании расходов по подготовке и реализации кластерных инициатив, касающихся научных проектов и разработок в сфере технологий и логистики, информационных технологий, повышения качества услуг и квалификации [34].

Заметим, что основную роль в поддержке кластерных инициатив играют региональные власти. Вместе с тем, для отдельных регионов и технологических областей существуют центральные программы прямой и косвенной помощи развитию кластеров [35].

Заслуживает внимания реализуемая властями модель программноцелевого управления процессами кластеризации. В качестве примера можно привести разработанную правительством Баварии программу Allianz Bayern Innovativ, в которой определены цели кластерной политики, сроки их реализации (2006-2011 гг.), объемы финансирования (50 млн. евро). В качестве основных целей выделены:

  • • повышение конкурентоспособности Баварии на международных рынках, упрочение ведущего места Баварии как наиболее привлекательной высокотехнологичной и инновационной площадки Европы;
  • • наращивание кооперации между находящимися в непосредственной близости научно-исследовательскими учреждениями и производственными предприятиями;
  • • создание рабочих мест;
  • • развитие целых блоков новых технологий, такие как нанотехнологии, принципиально новые материалы, мехатроника, сенсорная техника, генные технологии;
  • • развитие регионального, межрегионального и международного сотрудничества предприятий определённой отрасли, ВУЗов и научно- исследовательских центров, компетентных поставщиков и сервисных предприятий, а также грамотных взыскательных пользователей

Существенное внимание в ряде стран уделяется региональной кластерной политике, направленной на усиление привлекательности региона при помощи международного обмена. В то же время, при общности поставленной цели, существуют различия в применяемом инструментарии. Во Франции кластеры данной направленности создаются за счет партнерства между локальными промышленными группами, университетами и исследовательскими институтами [36] [35].

В Португалии выявление региональных кластеров стало побочным результатом исследования конкурентоспособности португальской экономики, проведенного под руководством М. Портера. Изучение отраслей промышленности показало высокую степень географической концентрации естественно образованных кластеров, но низкий уровень взаимодействия между входящими в их состав фирмами и предприятиями. В настоящее время политическая стратегия Португалии ориентирована на усиление позиций естественных кластеров и создание благоприятных условий для повышения их конкурентоспособности [31].

Интересным моментом в процессах кластеризации является возникновение масштабных кластеров, охватывающих регионы ряда стран. Ряд исследователей называют их субрегиональными [35].

В данном случае речь идет, прежде всего, о межгосударственном экономическом объединении регионов. Отмечается, в частности, пример Балтийско-Скандинавского метарегиона, который является первым в Европе по успешности в глобальной конкуренции. Успеху способствует удачное географическое положение. Кооперативные соглашения в регионе все чаще стали реализовываться не в сферах безопасности и политики, а в науке, энергетике, экологии и экономике в целом.

Эффективность кластеризации демонстрируют факты формирования высококонкурентных производств на основе как естественных, так и искусственно созданных конкурентных преимуществ стран и регионов. Так, например, Финляндия, имея 0,5% мировых запасов лесных ресурсов, обеспечивает более 10% мирового экспорта продукции деревопереработ- ки, в том числе 25% мирового экспорта качественной бумаги. Доля Финляндии на рынках телекоммуникационной продукции также исключительно высока для столь маленькой страны: около 30% рынка оборудования для мобильной связи и почти 40% рынка мобильных телефонов, что говорит об очень высоком уровне конкурентоспособности '.

Характерно, что к высшей категории «сильных» кластеров отнесены в этой стране именно лесной и кластер информационных и телекоммуникационных технологий. Для них характерны: хорошая сбалансированность развития как основных, так и связанных производств и специализированного сервиса; высокая внутренняя конкуренция; научно- исследовательский и инновационный потенциал мирового уровня; интенсивное внутрикластерное взаимодействие в рамках совместных проектов и работы межотраслевых организаций.

Важно, что сильные, сформировавшиеся кластеры, создают условия для самостоятельного развития смежных отраслей, значение которых не ограничивается внугрикластерными возможностями.

П. Филиппов отмечает, что кластер информационных и телекоммуникационных технологий в Финляндии за последние 10 лет эволюционировал из категории «потенциальные кластеры» в сильные во многом благодаря успешной промышленной политике государства. Кластер был инициирован государством и «выращен» в качестве альтернативы ресурсоориентированному, работающему на «зрелом» рынке лесному кластер. Кластер полностью оправдал ожидания и сейчас в нем занято в 1,4 раза больше человек, чем в лесном. Подавляющая часть продукции кластера производится одной компанией Мокла, занявшей в последние годы самые лучшие позиции в мировых корпоративных рейтингах. Прогнозируемые темпы развития этого кластера до 2015 года составляют 8,1% в год, что более чем в 2,5 раза превышает ожидаемые темпы развития экономики в целом (3,2%). В гоже время созданные под этот сектор система образования, инновационная система, сеть связанных производств и услуг и т.д. обладают [40]

самостоятельной ценностью и формируют условия для развития собственных устойчивых конкурентных преимуществ

Компаративный анализ практики различных стран дал основание М. Энрайту, соратнику М. Портера, выделить четыре типа кластерной политики, отличающиеся механизмами ее проведения:

  • 1. Каталитическая кластерная политика - правительство сводит заинтересованные стороны (например, частные компании и исследовательские фирмы) и оказывает им небольшую финансовую поддержку.
  • 2. Поддерживающая - каталитическая политика государства дополняется значительными инвестициями в инфраструктуру регионов (образование, маркетинг и др.), создающую благоприятную среду для развития кластеров.
  • 3. Директивная - поддерживающая функция государства осуществляется в рамках программ трансформации специализации регионов посредством развития кластеров.
  • 4. Интервенционистская - правительство активно формирует специализацию кластеров и посредством трансфертов, субсидий, административных ограничений или стимулов контролирует деятельность фирм в кластерах [41] [42].

Если принять во внимание приведенный нами эмпирический материал и позиционированные выше результаты его анализа, то в оценке этой позиции следует учитывать ряд моментов.

Во-первых, такое различение ролей государства в процессах кластеризации отражает в большей мере не страновую специфику, а особенности кластеров. Одно дело кластеры традиционной специализации регионов, другое - кластеры новой экономики. Общим правилом является положение, при котором инновационные кластеры, как правило, являются объектом воздействия государства, отличающегося разнообразием форм и инструментов.

Во-вторых, такое различение ролей государства связано не столько с его отношением к кластерам как таковым, сколько с необходимостью избирательного к ним отношения, учитывая стадию их жизненного цикла, что подчеркивалось нами в первой главе настоящей работы.

В-третьих, такое различение ролей государства привязано в основном к оценке действий его центральных органов. Между тем, в современной экономике достаточно заметен процесс делегирования полномочий с высшего уровня государственной власти на нижестоящий (региональный). К тому же такой процесс дополняется активизацией деятельности местных властей. В этой связи важен «просмотр» всех реализуемых публичной властью функций по всей цепочке управления.

Исследователями систематизированы основные формы государственной поддержки кластерных инициатив, состав которых включает следующие:

  • • прямое финансирование (субсидии, займы), которые достигают 50% расходов на создание новой продукции и технологий (Франция, США и другие страны);
  • • предоставление ссуд, в том числе без выплаты процентов (Швеция);
  • • целевые дотации на НИР (практически во всех развитых странах);
  • • создание фондов внедрения инноваций с учетом возможного коммерческого риска (Англия, Германия, Франция, Швейцария, Нидерланды);
  • • безвозмездные ссуды, достигающие 50% затрат на внедрение новшеств (Германия);
  • • снижение государственных пошлин для индивидуальных изобретателей (Австрия, Германия, США и др.);
  • • отсрочка уплаты пошлин или освобождение от них, если изобретение касается экономии энергии (Австрия);
  • • бесплатное ведение делопроизводства по заявкам индивидуальных изобретателей, бесплатные услуги патентных поверенных, освобождение от уплаты пошлин (Нидерланды, Германия) *.

На наш взгляд, этот список далеко не полон, если учесть приведенные нами выше не только особенные (страновые), но и инвариантные формы и инструменты, используемые государствами в поддержке процессов кластеризации. В их числе следует выделить:

  • • разнообразные формы интеграции вузов и бизнеса (промышленнотехнологические партнерства, стратегические межотраслевые партнерства и др.);
  • • государственные программы по снижению рисков и возмещению рисковых убытков участников кластеров;
  • • снижение государственных пошлин для индивидуальных изобретателей;
  • • программы поиска и привлечения иностранных талантливых специалистов, включающие ускоренное оформление им виз, представление стипендий для обучения и улучшение условий проживания; [43]
  • • государственные инвестиции в образование по специальностям, по которым осуществляется подготовка кадров, необходимых участникам кластеров;
  • • инфраструктурное обеспечение участников кластеров (подготовка территорий их размещения, создание инженерной инфраструктуры);
  • • предоставление участникам кластеров разнообразных видов помощи (включая административную, бухгалтерскую), услуг (по предоставлению недвижимости, маркетинг, разработке инвестиционных программ, защите земель и др.).

Проведенный нами анализ современной зарубежной практики разработки и реализации кластерной политики позволяет извлечь ряд значимых для России уроков.

  • 1. Реализация в рамках кластерной политики индивидуального подхода к проблемам развития каждого кластера.
  • 2. Связывание процессов кластеризации с решением ключевых задач развития национальной и региональной экономики: формирование и развитие «новой экономики», повышение инвестиционной привлекательности территории, экспансия на перспективные сегменты мирового рынка и др.
  • 3. Множественность социально-экономических эффектов, преследуемых государством и бизнесом, при разработке и реализации кластерных проектов.
  • 4. Обеспечение сопряженности действий органов государственной власти разных уровней по развитию трудового, инновационного и инфраструктурного потенциалов, используемых кластерами.
  • 5. Охват процессами кластеризации не только экономического, но и социального пространства региона. Формирование кластеров, «ядро» которых образуют организации социальной сферы региона (образование, здравоохранение).
  • 6. Инициирование и финансовая поддержка центральным правительством серии проектов инновационных кластеров, реализуемых совместно с властями территорий.
  • 7. Обеспечение многофункциональной роли государства в процессах кластеризации (инициатора проекта, инвестора, заказчика продукции, услуг и др.).
  • 8. Распределение рисков, связанных с инновационной деятельностью кластеров между его участниками - бизнес-структурами, с одной стороны, и государством, с другой.
  • 9. Высокий уровень разнообразия инструментов, посредством которых органы государственной власти и менеджмент обеспечивают реализацию кластерных проектов.
  • 10. Широкая сфера использования механизма государственночастного партнерства (транспортные коммуникации, недвижимость, телекоммуникации, образование и др.) для развития процессов кластеризации.

  • [1] См.: США: государство - человек - экономика (региональные аспекты) / [под ред.Лебедевой Л.Ф.]. - М.: Анкил, 2001. - С. 71.
  • [2] См.: Тюменцев С. Стратегии конкурентоспособного будущего / С. Тюменцев //Стратегия и конкурентоспособность. - № 8 (11). - 2006. - С. 70-71.
  • [3] См.: Емельянова С. Международная конкурентоспособность производителейСША: методика анализа / С. Емельянова // Мировая экономика и международныеотношения. - № 3. - 2002. - С. 85.
  • [4] См.: США: государство - человек - экономика (региональные аспекты). - Указ.
  • [5] работа.-С. 104-106.
  • [6] См.: Etzkovitz Н. Science Policy in the Clinton Administration: the transition frommilitary to civilian norms / H. Etzkovitz // Science and Technology Policy, 1993. - P. 18.
  • [7] См.: Пороховский A.A. Вектор экономического развития / A.A. Пороховский. -M.: ТЕИС, 2002.-295 с.
  • [8] См.: Малые предприятия в системе кластеров // Аналитика малого предпринимательства. - НП «Московский центр развития предпринимательства». -(http://www.giac.ru/content/document_r_527F38BC-8322-45A6-B546-D66AD71549CC.html)
  • [9] См.: Технополисы: опыт Японии / Стратегия и конкурентоспособность. - № 7(19). - 2007. - С.78-80.
  • [10] См.: Семенова Н. Кластеризация - новое явление в мировой экономике иполитике / Н. Семенова // Nanotechnology News Network. - 24.11.2008. -(http://www.nanonewsnet.ru/blog/nikst/klasterizatsiya-novoe-yavlenie-rol-v-mirovoi-ekonomike-politike).
  • [11] См.: Технополисы: опыт Японии. - Указ, работа. - С. 80.
  • [12] См.: Семенова Н. Кластеризация - новое явление в мировой экономике иполитике / Н. Семенова. - Указ, работа.
  • [13] См.: Руководство по развитию кластеров. Развитие кластеров и интернационализация предприятий приграничных регионов России и Эстонии иМл1зир://ги8.ко111:1а-)агуе.ее/ир1оас18/с1осип1егД8/уаП88и1Цес1/рго)екПс1/2/сс1/ги^шс1е.рсД(Дата обращения 05.05.2014).
  • [14] См.: Enright M.J. Regional Clusters: What we know and what we should know. Paperprepared for the Kiel Institute International Workshop on Innovation Clusters and Interregional Competition, 2002. - P. 18.
  • [15] См.: Пилотные инновационные территориальные кластеры в Российской Федерации / под ред. Л.М. Гохберга, А.Е. Шадрина. - М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школам экономики», 2013. - С. 10.
  • [16] См.: Enright M.J. Regional Clusters: What we know and what we should know. Paperprepared for the Kiel Institute International Workshop on Innovation Clusters and Interregional Competition, 2002. - P. 18.
  • [17] См.: Тюменцев С. Стратегии конкурентоспособного будущего. - Указ, работа. -С. 71.
  • [18] См., например: Николаев М. В. Кластерная концепция эффективной интеграциирегионов в глобальную экономику/М.В. Николаев // Проблемы современной экономики. Евразийский международный научно-аналитический журнал. - 2007. -№ 1.- С. 28-35.
  • [19] См.: Абашкин В.Л. Кластерная политика в России: от теории к практике/ В.Л.Абашкин, А.Д. Бояров, Е.С. Куценко //Форсайт. - 2012. - №3. - С. 17.
  • [20] См.: Абашкин В.Л. Указ, работа.
  • [21] Там же.
  • [22] См.: Regional clusters in Europe / Observatory of European SMEs: - № 3. - 2002. -Luxembourg: Office for Official Publication of European Communities. 2002.
  • [23] См.: Микула H. А. Трансграничные кластеры / H. А. Микула, О. И. Пастернак //Региональная экономика,- 2009,- № 2,- С. 230.
  • [24] Там же.
  • [25] См.: Микула Н. А. Трансграничные кластеры. - Указ, работа. - С. 230.
  • [26] См.: Innovative Clasters: Drivers of National Innovation Systerms. Enterprise, Industryand Services. OECD, Paris, 2001. - P. 53.
  • [27] См.: Общий обзор экономики Ирландии. - (www. businessuchet.ru); Рывок Кельтского тигра. - (www.spekulant.ru.).
  • [28] См.: A better quality of life. The 1999 Strategy. Department of the Environment,Transport and the Regions. 19 May 1999. См.: Создание национальной инновационной системы. (http://www.salonexpo.ru/salon-innovation).
  • [29] См.: Шин Н. Особенности регулирования инвестиционных процессов на региональном уровне / Н. Шин // Инвестиции в России. - № 5. - 2005. - С. 33.
  • [30] См.: Семенова Н. Кластеризация - новое явление в мировой экономике иполитике. - Указ, работа.
  • [31] См.: Скоч А. Международный опыт формирования кластеров / А. Скоч //ИНТЕЛРОС - Интеллектуальная Россия. - (http://www.intelros.ru/index. php?newsid=352).
  • [32] См.: Юданов Ю. Единое европейское пространство и Россия / Ю. Юданов // Мировая экономика и международные отношения. - № 2. - 2005. - С. 54.
  • [33] См.: Блинов А.О. Новые формы организации инновационной и инвестиционнойполитики на региональном уровне: зарубежный опыт / А.О. Блинов // Федеративные отношения и региональная социально-экономическая политика. - № 7. - 2006.- С. 26.
  • [34] Там же. - С. 27.
  • [35] См.: Семенова Н. Кластеризация - новое явление в мировой экономике и политике. - Указ, работа.
  • [36] См.: Эффективная реализация кластерной политики, опыт Баварии (Германия) и РФ // Информационный медиа-портал Yarsk.ru. (http://www.yarsk.ru/it/?article=l 00009076).
  • [37] См.: Семенова Н. Кластеризация - новое явление в мировой экономике и политике. - Указ, работа.
  • [38] См.: Скоч А. Международный опыт формирования кластеров / А. Скоч //ИНТЕЛРОС - Интеллектуальная Россия. - (http://www.intelros.ru/index. php?newsid=352).
  • [39] См.: Семенова Н. Кластеризация - новое явление в мировой экономике и политике. - Указ, работа.
  • [40] См.: Филиппов П. Кластеры конкурентоспособности / П. Филиппов // Эксперт. -№ 43. - 2003. - (http://www.exDert.ru/printissues/northwest / 2003/43/42по-5апа1/).
  • [41] См.: Филиппов П. Кластеры конкурентоспособности / П. Филиппов // Эксперт. -№ 43. - 2003. - (http://www.expert.ru/printissues/northwest / 2003/43/42no-sanal/).
  • [42] См.: Enright M.J. Survey on the Characterization of Region Clusters: Initial Results.Working Paper, Institute of Economic Policy and Biasness Strategy: Competitions Program, University of Hong Kong 2000. - 25 p.
  • [43] См.: Эффективная реализация кластерной политики, опыт Баварии (Германия) иРФ // Информационный медиа-портал Yarsk.ru. (Ьир://у?у.уаг8к.ги/й/?агПс1е=100009076).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >