Демографическая безопасность в контексте угроз национальной безопасности России

Проблема национальной безопасности России чрезвычайно активно изучается современными российскими учеными и может считаться одной из самых актуальных в отечественной социологии безопасности, в рамках которой исследуются различные аспекты безопасности: духовные, демографические, информационные, интеллектуальные, экономические, политические, психологические, в комплексе составляющие каркас социальной безопасности России и такой ее важнейшей составляющей как национальная безопасность, включающая в себя совокупность факторов, как внешнего (геополитическое положение государства, его статус нам международной арене, участие в международных организациях и союзах, наличие и численность союзников, степень контроля над мировыми ресурсами), так и внутреннего (размеры территории государства, его военный, экономический, интеллектуальный, духовный потенциал, эффективность институциональной системы и стабильность государственных институтов) характера[1].

Разработка Стратегии национальной безопасности РФ в 2009 г.[2] свидетельствует о том, что проблема обеспечения национальной безопасности России находится под пристальным вниманием государственных органов власти, хотя на данном этапе имеет смысл говорить лишь о формировании правового пространства для решения задачи обеспечения безопасности России (практический уровень реализации этой задачи пока не достаточно эффективен).

Национальная безопасность, в соответствии со Стратегией национальной безопасности РФ, определяется как «состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, оборону и безопасность государства»[3].

Было бы несправедливо утверждать, что проблемы национальной безопасности остро стоят только перед современным российским обществом. Это далеко не так. Осознание угрозы национальной безопасности характерно для многих европейских стран и США, а также остального мира, подверженного самой страшной угрозе современности - терроризму. Никто не знает, где, в какой стране ив каком масштабе появится это зло и унесет с собой жизни мирных граждан, ни в чем неповинных. Страшная катастрофа, постигшая США 11 сентября 2001 года, стала сигналом угрожающей опасности человеческой цивилизации. Это событие вызвало мощный общественный резонанс и всплеск научных работ, посвященных проблеме обеспечения национальной безопасности.

События на Украине лишний раз доказали несовершенство и деградацию человечества третьего тысячелетия, допустившего на Земле, политой кровью борцов с фашизмом, вновь появиться и распространять свои античеловеческие идеалы апологетам фашисткой идеологии. Прошло 70 лет со дня окончания Второй Мировой Войны, но перед человечеством снова стоит угроза фашизма, а, следовательно, и вопросы военно-политической безопасности[4], которая становится важнейшим основанием обеспечения национальной безопасности.

Таким образом, не вызывает сомнений, что современный мир небезопасен, постоянно находится в состоянии угрозы. Страх и неопределенность стремительно распространяются в обществе, негативно отражаясь на социальном взаимодействии, отношениях между людьми, обществом и государством и т.д. Современное общество превратилось в «общество риска»[5] [6], и в этих условиях возрастает потребность в механизмах обеспечения безопасности личности, общества, государства. Растет запрос со стороны общества на сильное государство, способное защитить своих граждан и их интересы, потребности в безопасности, но не только от государства зависит безопасность общества.

Здесь мы склонны согласиться с мнением Н.Н. Радаева о необходимости совершенствования социальной организации общества с целью обеспечения безопасности общества и снижения различного

рода рисков и угроз его жизнедеятельности по трем ключевым направ-

з.

лениям :

  • - смена парадигмы развития человеческой цивилизации, которая на современный момент базируется на потребительской концепции, исчерпавшей себя и угрожающей гибелью человечеству;
  • - серьезные институциональные изменения на государственном уровне в рамках стратегии обеспечения безопасности общества на основе разработки и внедрения технологий управления рисками;
  • - значительные изменения индивидуального характера на уровне сознания и поведения каждого отдельного человека, его культуры.

Перечисленные Н.Н. Радаевым направления обеспечения безопасности общества так и ли иначе связаны с совершенствованием духовного облика человечества, его отхода от потребительской ментальности.

Другими словами, духовная безопасность общества выступает фундаментом обеспечения безопасности общества, в том числе национальной, и на этом настаивают российские исследователи, отмечающие, что духовные аспекты безопасности выступают основополагающими для сохранения человеческой цивилизации, культурное измерение которой позволяет говорить о высоком уровне рискогенности духовной сферы современного общества, в том числе российского, в котором уровень воспроизводства духовных рисков свидетельствует о глубоком духовном кризисе россиян[7].

Духовный кризис общества отражается на всей палитре социальных отношений и взаимодействий, выходя далеко за пределы сугубо культурной сферы. Стоит обратиться к мнению И.А. Халий, актуализирующей проблему раскола российского общества, в котором элиты борются между собой за власть, в то время как основная часть населения к этому не причастна, а потому и безмолвствует[8] [9]. И.А. Халий добавляет при этом, что пока безмолвствует, но это безмолвие рано или поздно может трансформироваться в новую волну смуты, что небезопасно для социально-экономического и политического развития страны и национальной безопасности государства.

В России сложился социальный порядок, не отвечающий представлениям россиян о социальной справедливости и в целом критериям демократического государства с равенством прав граждан и их доступа к основным социальным ресурсам. Россияне испытывают острое ощущение беспомощности перед лицом сложившейся системы социальной несправедливости: 84% российских граждан в опросе Института социологии РАН часто ощущают отсутствие социальной справедливости в стране и чувство собственной беспомощности повлиять на то, что происходит в современной России.

4

Сегодня сложилась угрожающая обстановка для России в самых различных сферах общественной жизни: экономической, информационной, культурной, духовной, политической, демографической, межэтнической и т.д. А отсюда и актуализация в научной литературе проблем духовной, экономической, демографической, политической, информационной, экологической и других видов безопасности[10].

В условиях актуализации проблемы национальной безопасности России возникает потребность в изучении системы национальной безопасности и составляющих ее компонентов. Под системой национальной безопасности, согласно мнению А.В. Верещагиной и С.И. Са- мыгина, следует понимать специально созданную в стране и конституированную совокупность установлений, институтов и учреждений, а также средств методов и направлений их деятельности по обеспечению надежной защиты национальных интересов государства[11] [12].

Не вызывает сомнений, что государству отводится доминирующая роль в процессе обеспечения национальной безопасности общества, защиты национальных интересов страны, однако, было бы ошибочно игнорировать роль других акторов обеспечения национальной безопасности общества, таких как гражданские организации и структуры, социальные институты, а также отдельные граждане, своей деятельностью способствующие либо не способствующие реализации общенациональных интересов страны.

Важнейшим компонентом национальной безопасности государства выступает демографическая безопасность общества как ответственная за процесс воспроизводства населения страны, как в количественных, так и качественных показателях. Демографическая безопасность представляет собой «способность социальной системы безопасно и стабильно функционировать на основе воспроизводства населения

как процесса непрерывного возобновления его численности и структу-

- 2

ры через смену поколении» .

Это определение, базирующееся на системном подходе, наиболее адекватно, на наш взгляд, отражает специфику национальной безопасности как целостной системы, в которой безопасное развитие каждого из сегментов детерминировано остальными системными элементами.

Демографическая система общества выступает одной из важнейших составляющих социальной системы, отражая происходящие в ней изменения на уровне экономического, политического и социокультурного развития и, в то же время, оказывая самое непосредственное влияние на характер функционирования различных сфер жизнедеятельности социума. Жизнеспособность любого общества, народа, государства обусловлена его численным составом, структурой и качеством населения, характером семейной организации, уровнем социального здоровья, параметрами продолжительности жизни, репродуктивной активности, доминирующей модели семейно-брачных отношений и т.д.

Все эти показатели можно разделить условно на количественные и качественные. К первым относятся показатели продолжительности жизни, уровня рождаемости и смертности, брачности и разводимости, миграции, численности самоубийств и т.д., в то время как вторые отражают качественные характеристики этих численных показателей, поскольку важен не только уровень рождаемости, к примеру, но и уровень рожденных здоровых детей; не столько показатели миграции, сколько характеристики миграционных ресурсов (уровень образования, профессиональная принадлежность и т.д. мигрантов) и т.п.

Традиционно российские демографы поднимают вопрос о депопуляции российского населения с акцентуацией на проблеме снижения рождаемости, забывая о том, что для современной России столь же остро стоит вопрос о качестве человеческого потенциала, которое заставляет усомниться в том, что рост рождаемости позволит преодолеть российскому обществу тенденции духовной деградации, деконсолидации, роста агрессии и жестокости и в целом инфантилизации.

В.И. Переведенцев указывает на ряд негативных явлений, характерных для современной России в контексте ее демографического развития: очень низкая рождаемость; очень высокая смертность и естественная убыль населения; быстрое старение населения; значительная разница в средней продолжительности жизни среди российских мужчин и женщин; серьезные изменения в сфере семейно-брачных отношений за последние десятилетия т.д.[13] [14] Последние связаны с изменением модели семьи в российском обществе, которая из разряда детоцентри- стской поступательно перешла к супружеской модели, а в ее рамках основой стабильности семьи, ее создания и функционирования выступают супружеские отношения и их эффективность, что сказывается на репродуктивных стратегах супругов.

Кроме того, крайне неблагоприятные социально-экономические условия жизни в современной России, усугубленные тенденциями эмансипации женщин, привели к значительным изменениям в репродуктивных установках и поведении российских женщин.

Теперь, как отмечает В.Н. Архангельский, российские женщины все чаще откладывают рождение детей на более поздний срок , что может расцениваться и как формирование боле осознанного отношения к родительству и как реакция на сложные экономические условия жизнедеятельности, в которых россиянам приходится «выживать», а рождение детей, которых надо «поставить на ноги» приходится откладывать до того момента, пока родители или женщина, которая зачастую принимает решение о рождении ребенка самостоятельно (так называемое добровольное одиночное материнство), сами не «встанут на ноги».

Традиционный для России с некоторых пор термин «демографический кризис» видится нам не столько в поступательном снижении численности россиян, сколько в снижении качества человеческого потенциала страны. Рост разводов, неполных семей, детей- беспризорников, насилия в семье и равнодушного отношения к детям и детским проблемам, рост заболеваний среди детей и подростков, девиантного и суицидального поведения в детской и подростковой среде, а также рост агрессии и жесткости среди молодежи.

Значительные темпы сокращения населения России, обусловлены, по мнению Я.В. Гусева, следующими причинами:[15] [16]

  • - смена государственной идеологии, в советский период объединявшей многочисленные народы в единое государство;
  • - разрушение системы планового хозяйства, выступавшей особенностью национальной системы хозяйства страны, что способствовало резкому разрушению жизнеустройства народа и росту социальной депрессии в обществе;
  • - углубляющееся разрушение единой институциональной системы общества, некогда соединявшей в себе транспортную сеть, энергетику, связь, культуру, пенсионную систему, армию и т.д.), что также способствует деконсолидации и разъединению населяющих Россию народов;
  • - резкое нарушение социальных индикаторов (рост социальной поляризации, неравенства, бедности, несправедливости, преступности и т.д.), а также экономических, экологических и институциональных индикаторов;
  • - изменение семейно-брачных ценностей и установок в молодежной среде.

Китайский философ Мен-Цзы утверждал, что «Государство, без сомнения, сначала само поражает себя, а затем уже другие добивают его» . Как это похоже на современную Россию, в которой россияне убивают себя сами, причем в огромном количестве. С.А. Марченко пишет: «Из всех методов уничтожения русского народа, самый циничный и безнаказанный - это доведение до самоубийства» и в доказательство этого приводит ужасающие данные о самоубийственных тенденциях современной России, которая является постоянным и бесспорным мировым лидером по количеству самоубийств и при этом число самоубийц среди мужчин значительно (примерно в 6 раз) превышает их число среди женщин[17].

Тревогу вызывает как сам факт высокой суицидальности в российской среде, так и то, что в большей степени этому заболеванию подвержена молодая часть россиян. Мы усматриваем в качестве причины роста суицидов в молодежной среде России крайне неблагоприятные и затянувшиеся на десятилетия условия для жизни в стране и реализации в ней жизненных планов молодежи, которая стремительно алкоголизируется, наркотизируется, духовно, интеллектуально и физически деградирует, что в целом катастрофически сказывается на генофонде российской нации и угрожает национальной безопасности куда страшнее, нежели снижение рождаемости.

На уровень демографической безопасности общества значительное влияние оказывает прочность семейно-брачных отношений, однако, этот показатель в российском обществе на современном этапе также оценивается критически, т.е. речь идет о том, что в нашей стране фиксируется очень высокая степень разводов, что следует расценивать, как один из факторов демографического кризиса, ибо распавшаяся семья на определенное время выпадает из репродуктивного процесса, как правило, и кроме того, в такой семье, в случае наличия детей, могут происходить (и, как правило, происходят) деструктивные процессы, связанные с психологическим стрессом, который переживают дети из- за развода родителей.

Далеко не все психологические травмы такого рода бесследно проходят для детей и в их будущей взрослой жизни переживания, связанные с разводом родителей, могут серьезно и негативно отразиться. Одним из проявлений подобного стресса может стать повторение поведения родителей или нежелание вступать в брак, рожать и воспитывать детей.

Рост разводов фиксируется во многих странах европейских странах, но нас интересует Россия и причины разводов в ней, и для их выявления мы обратимся к исследованию российских ученых, выделивших целый комплекс факторов социально-экономического, правового, социокультурного характера, повлиявших на данный процесс[18]:

  • - либерализация семейно-брачного законодательства, которая значительно упростила процедуру развода;
  • - значительный рост эмансипации российских женщин, их стремление к созданию равноправных, эгалитарных отношений в семье, что, в условиях неготовности к ним, часто приводит к супружеским конфликтам и последующему разводу;
  • - различия в репродуктивных ценностях и установках супругов (к примеру, несовпадение мнений относительно численности детей в семье, времени их появления);
  • - демографические факторы, среди которых наиболее явными и негативно влияющими на стабильность супружеских отношений можно считать возрастные (разница в возрасте супругов и так называемый неравный брак в возрастном отношении, крайне неустойчивый при значительной разнице в возрасте между супругами, которая порождает различия в ценностях, стиле жизни, репродуктивных и воспитательных установках и т.д.); разница в образовании каждого из супругов, при наличии которой могут возникать противоречия ценностного, поведенческого, экономического характера; очередность брака, поскольку в современных условиях высокий уровень разводов формирует череду браков, а вместе с ним зачастую и негативный опыт прежней семейной жизни, порой переносящийся на новый брак; наличие детей от предыдущего брака как основная причина нестабильности повторных семей и феномена добровольного безбрачия женщин с детьми, ранее бывших в браке; фактор продолжительности брака, рискогенность которого определяется так называемыми периодами риска (первые годы брачной жизни; длительный срок пребывания в браке, как правило после того, как дети покидают «семейное гнездо»);
  • - экономические факторы, такие как материальное благополучие семьи, совокупность дохода семьи и структура расходов, условия проживания, наличие работы, уровень оплаты труда;
  • - социальные факторы, отражающие статус семьи и каждого из супругов, который определяется сферой профессиональной деятельности, уровнем образования, характером работы и должностью, перспективами профессионального и карьерного роста;
  • - культурные факторы, определяемые традициями и обычаями народа, его отношением к ценности семьи, к разводу, к детности и бездетности, супружеской измене и т.д.;
  • - тип брака: в современное время брак принял многоликий характер и может быть зарегистрированным, незарегистрированным, церковным, гражданским, гостевым и даже однополым и прочность брака в определенной степени определяется выбором типа брака;
  • - поселенческий фактор, проявляющийся во влиянии на уровень разводов места проживания семьи. Сформировалось устойчивое представление, что уровень развода в городской местности выше, чем в сельской, поскольку последняя отличается от городской более высоким уровнем традиционализма;
  • - психологический фактор, отвечающий за уровень психологической совместимости супругов в браке, а также некоторые другие факторы, отражающие характер формирующихся между супругами отношений и степень конфликтогенности супружеских отношений, такие как сексуальный, этнический, религиозный.

Итак, обеспечение демографической безопасности выступает важнейшим фактором обеспечения национальной безопасности государства, что обуславливает необходимость глубокого социологического анализа демографических аспектов развития российского общества, причин демографического кризиса и поиска путей его преодоления.

В основе методологии исследования, принятой в данной работе за основу, взят системный подход, в рамках которого общество предстает как социальная система, безопасность которой определяется режимом функционирования ее отдельных элементов (подсистем), в числе которых определяющее для стабильного и прогрессивного развития общества значение имеет демографическая подсистема, от которой, в свою очередь, зависит целостность, самодостаточность, экономическая эффективность и политическая стабильность государства, а также благополучие каждого гражданина.

Вообще, как отмечает Шкаратан, в социологии до сих пор еще ведутся споры о сущности базового для социологии термина «общество»[19], но мы остановимся на системном подходе, убежденным сторонником которого являлся Эмиль Дюркгейм, который убедительно доказывал, что общество следует рассматривать как реальность, внеиндивидуальную и надындивидуальную, не сводимую к другим ее видам и включенную в универсальный природный порядок[20] [21] [22].

Общество как социальная система имеет культурную систему в своей основе, состоящую из общей системы ценностей, включающей совокупность обычаев, традиций, правил, нравов, норм, законов, составляющих понятие культуры. Именно эта культурная система объединяет общество, и, собственно, делает его обществом, если отталки- ваться от теоретических воззрений Т. Парсонса, Э. Шилза .

Социальная система с ее элементами (подсистемами) может эффективно функционировать в режиме социальной безопасности. Данная категория выступает центральной по отношению демографической и национальной безопасности, ее составляющими элементами, а потому рассматривается учеными как способ функционирования социальной системы, который позволяет ей сохранять целостность, устойчивость и жизнеспособность во взаимодействии всех составляющих ее структурных элементов между собой, а также с окружающей средой в

процессе функционирования общества на всех его исторических эта-

з

пах .

Безопасность общества, в каком бы контексте она не изучалась, обязательно содержит в себе исследовательский контекст, связанный с анализом рисков и угроз, что предполагает включение в методологическое пространство исследования демографической безопасности теории риска. Исходя из специфики развития российского общества на современном этапе, нам представляется наиболее перспективным использование теории общества риска О.Н. Яницкого, который в ее рамках обосновывает турбулентный характер функционирования современного мирового сообщества и российского общества в том числе. Современная мир-система, по мнению Яницкого находится с состоянии всеобщего риска, а человечество живет в рискогенной среде, в которой страх и алчность сосуществуют с угрозой всеобщего уничтожения по причине острого дефицита невозобновляемых ресурсов, постоянно возникающих малых и больших войн, а также целенаправленного насилия и терроризма как порождения современного неблагополучного общества[23] [24].

Время относительного спокойствия, согласно мнению Яницкого, закончилось, и современная мир-система входит в состояние турбулентности, о чем говорят многочисленные межэтнические конфликты, наплыв мигрантов в Европу - носителей иных культуру и образа жизни, и в итоге наступили «турбулентные времена» как крайняя степень социальной, политической и экономической нестабильности мир- системы, которая в режиме войн и немотивированного насилия будет активно разрушаться, что мы и наблюдаем сегодня. Риски становятся тотальными, всепроникающими и определяющими деятельность отдельных индивидов, социальных групп и государств. Жизнь в обществе риска формирует потребность в использовании риск-технологий и адаптационных стратегий, позволяющих минимизировать воздействие рисков, что, если говорить о демографической сфере России, выражается в изменении стратегий демографического поведения, включающих поведение в области брачности, рождаемости, территориальных перемещений, выбора стиля жизни и т.д., в российской реальности трансформирующихся в демографический кризис.

Таким образом, с позиций рискологического и системного подходов, демографическая безопасность в нашем исследовании рассматривается как способность социальной системы (общества) противостоять рискам депопуляции и снижения качества человеческого потенциала на основе непрерывного возобновления численности и структуры населения через смену поколений и механизмы социокультурной преемственности.

3

  • [1] Верещагина А.В., Самыгин С.И. Основные критерии национальной безопасностиРоссии // Условия и перспективы национальной безопасности современной России:Сборник материалов Всероссийского научно-теоретического круглого стола.29 аир. 2011 г. (Краснодар). М: Социально-гуманитарные знания. 2011. С. 141.
  • [2] «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года //http://www.mchs.gov.ru/docurnent/236189
  • [3] Там же.
  • [4] Верещагина А.В., Самыгин С.И. Военно-политическая безопасность в системесоциальной безопасности России: социологический ракурс теоретическойрефлексии // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки.2015. № 4 // http://online-science.rU/m/products/social_sciense/gid2636/pgO/
  • [5] См.: Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М.: Прогресс-Традиция.2000.
  • [6] Радаев Н.Н. Социальная организация общества и место в ней культурыбезопасности // Актуальные проблемы формирования культуры безопасностижизнедеятельности населения. Материалы XIII Международной научно-практической конференции по проблемам защиты населения и территорий отчрезвычайных ситуаций. 14-15 мая 2008 г., Москва, Россия; МЧС России. - М.:ИПП «КУНА», 2008. С. 23.
  • [7] См.: Верещагина А.В., Самыгин С.И. Духовная безопасность России как основароссийской государственности // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2011. № 1 (2); Стерледева Т.Д., Стерледев Р.К. Духовность ибездуховность как вызов и риски для России // Власть. 2013. № 8; Чернова И.Б.О сущности духовной безопасности // Власть. 2013. № 9.
  • [8] Халий И.А. Власть и общество: в поисках взаимодействия // Власть. 2012. № 9. С. 20.
  • [9] Горшков М.К. Фобии, угрозы, страхи: социально-психологическое состояниероссийского общества // Социологические исследования. 2009. № 7. С. 29.
  • [10] Бандурин А.П., Верещагина А.В., Самыгин С.И. Семья и ее социализационныйпотенциал в контексте обеспечении экологической безопасности России //Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2015. № 9;Верещагина А.В., Гафиатулина Н.Х., Самыгин С.И. Духовные аспектыформирования национальной идентичности: социологический анализ угрозсоциальному здоровью и духовной безопасности России // Инженерный вестникДона, №3 (2015). URL: http://ivdon.ru/ru/magazine/archive/n3y2015/3195; Перов Г.О.,Самыгин С.И., Тумайкин И.В. Молодежная безработица в науке, как факторнакопления рисков социальной безопасности России / Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2015. № 3-1; Самыгин С.И., Степанов О.В.Социальная безопасность в системе социально-гуманитарного знания обезопасности // Социально-гуманитарные знания. 2014. № 11; Самыгин С.И.,Верещагина А.В., Белов М.Т. Угрозы национальной идентичности винформационном пространстве современного социума и риски информационнойбезопасности // Экономические и гуманитарные исследования регионов. 2015. № 4;Самыгин С.И., Верещагина А.В. Духовная безопасность России как основароссийской государственности // Гуманитарные, социально-экономические иобщественные науки. 2011. № 1 (2); Самыгин С.И., Верещагина А.В. Демографическая безопасность российского общества: критерии и оценка //Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2013. № 2;Самыгин С.И., Верещагина А.В. Информационные аспекты обеспечениянациональной безопасности России // Гуманитарные, социально-экономические иобщественные науки. 2014. № 4; Volkov Y.G. Sagalaeva E.S., Samygin S.I.,Lyausheva S.A., Frolova A.S. Cultural and Historical Development of Everyday Life asa National Security Guarantee- Mediterranean Journal of Social Sciences. Vol 6. No 5;Социология управления: Учебное пособие / А.В. Верещагина [и др.]; отв. Ред.С.И. Самыгин. Ростов н/Д: Феникс, 2014; Vereshchagina, A., Samygin, S. & Stanislavsky, Р. (2015). Family in the context of ensuring demographic security of Russiansociety: methodological research directions. European Journal of Science and Theology,August 2015, Vol. 11, No.4, pp. 53-63. Retrieved from http://www.ejst.tuiasi.ro/Files/53/Contents%2011 4 2015.pdf
  • [11] Верещагина А.В., Самыгин С.И. Основные критерии национальной безопасностиРоссии // Условия и перспективы национальной безопасности современной России:Сборник материалов Всероссийского научно-теоретического круглого стола. 29апр. 2011 г. (Краснодар). М: Социально-гуманитарные знания. 2011. С. 142.
  • [12] Самыгин С.И., Верещагина А.В. Демографическая безопасность российскогообщества: критерии и оценка // Гуманитарные, социально-экономические иобщественные науки. 2013. № 2. С. 39.
  • [13] Переведенцев В.И. Демографические перспективы России // Социологическиеисследования. 2007. № 12. С. 58.
  • [14] Архангельский В.Н. Репродуктивное и брачное поведение // Социологическиеисследования. 2013. № 2. С. 129.
  • [15] Гусев Я.В. Демографическая ситуация в России - угроза экономической безопасности страны // http://www.uecs.ru/demografiya/item/803-2011-11-23-06-54-46
  • [16] Цитируется по: Марченко С.А. Россия - страна самоубийц, высокой смертности иэмигрантов // http://www.samoupravlenie.ru/43-07.php
  • [17] Марченко С.А. Россия - страна самоубийц, высокой смертности и эмигрантов //http://www.samoupravlenie.ru/43-07.php
  • [18] Самыгин С.И., Верещагина А.В. Демографическая безопасность российскогообщества: критерии и оценка // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2013. № 2. С. 42-43.
  • [19] Шкаратан О.И. Общество как социальная система // Социологический журнал.2011. №4. С. 117.
  • [20] Дюркгейм Э. Метод социологии // Дюркгейм Э. О разделении общественноготруда. Метод социологии / Под общ. ред. А.Б. Гофмана. М.: Наука, 1991. С. 493.
  • [21] Парсонс Т. Система современных обществ / Пер, с англ. Л.А. Седова иА.Д. Ковалева; Под ред. М.С. Ковалевой. М.: АСПЕКТ ПРЕСС, 1998; Шилз Э.Общество и общества: макросоциологический подход // Американская социология.Перспективы. Проблемы. Методы / Под ред. Г.В. Осипова. М.: Прогресс, 1972.
  • [22] Самыгин С. И., Верещагина А. В. Семья и социальная безопасность России //Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 2.С. 116.
  • [23] Яницкий О.Н. «Турбулентные времена» как проблема общества риска //Общественные науки и современность. 2011. № 6. С. 155-156.
  • [24] Там же. С. 159.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >