О всеобщности диалектического закона отрицания отрицания

В начале 80-х годов XX века в советской философии почему-то произошла дискуссия о диалектическом законе отрицания отрицания, точнее, о его статусе всеобщности. Одна группа участников диспута (В.К. Бакшутов1, Б.М. Кедров[1] [2], В.В. Орлов[3], В.И. Свидерский[4] и др.) отстаивала тезис классического марксизма о всеобщности закона отрицания отрицания. Другая, значительно меньшая по числу участников, группа этого диспута (Г.И. Бондарев[5], Л.Е. Даниленко и Ф.Н. Рекунов[6]) не считала закон отрицания отрицания всеобщим, т.к., с их точки зрения, этот диалектический закон распространяется лишь на прогрессивное развитие, оставляя в стороне регресс, хотя понятие развития включает в себя в качестве форм проявления и прогресс и регресс.

Следует отметить, что и классики диалектического материализма дали повод к некоторым разногласиям в связи со статусом всеобщности закона отрицания отрицания. Так Ф. Энгельс, характеризуя закон отрицания отрицания, не говорит напрямую о его всеобщности: «Весьма общий и именно потому весьма широко действующий и важный закон развития природы, истории и мышления; закон, который, как мы видели, проявляется в животном и растительном царствах, в геологии, математике, истории, философии...»1. «Весьма общий» и «весьма широко действующий», пусть при этом и «важный», но всё же не всеобщий. В «Диалектике природы» Ф. Энгельс разъясняет своё понимание всеобщности на примере закона сохранения и превращения энергии. Утверждение, что трение производит теплоту, есть суждение единичное. Особенным суждением будет утверждение, согласно которому механическая (особенная) форма движения может переходить при особых обстоятельствах в другую особую форму движения (в теплоту). И, наконец, всеобщим суждением будет утверждение о том, что любая форма движения может превращаться в любую другую форму движения. Ф. Энгельс так говорит об этом: «Дойдя до этой формы, закон достиг своего последнего выражения. Посредством новых открытий мы можем доставить ему новые подтверждения, дать ему новое, более богатое содержание. Но к самому закону, как он здесь выражен, мы не можем прибавить больше ничего. В своей всеобщности, в которой и форма и содержание одинаково всеобщи, он не способен ни к какому дальнейшему расширению: он есть абсолютный закон природы»[7] [8].

Похоже, что у Ф. Энгельса всё же были сомнения по вопросу о всеобщности закона отрицания отрицания: либо у него были примеры, выходящие за наличную формулировку закона, либо форма и содержание закона были не в полной мере всеобщими (что, собственно, и давало шанс для «неудобных» фактов). Хотя Б.М. Кедров и не согласен с якобы имевшим место сомнением автора «Диалектики природы» и «Анти-Дюринга» в отношении всеобщности закона отрицания отрицания, т.к., по его утверждению, сам Энгельс «на этой же странице» признаёт, что диалектика и есть наука о всеобщих законах. По мнению Т.И. Ойзермана, противоречия во взглядах Ф. Энгельса на развитие всё же имеют место и объясняются они исходными теоретическими и идеологическими установками. «Энгельс, - утверждает своё мнение Т.И. Ойзерман, - по-видимому, полагал, что в процессе взаимодействия прогрессивных и регрессивных тенденций первая из них оказывается более мощной, преобладающей, так что в конечном счёте именно она, во всяком случае в общественном развитии, определяет его направление и результаты»1. Признавая, как и положено марксисту, наличие прогресса в истории, Т.И. Ойзерман вместе с тем диалектически утверждает, что этот закон «вовсе не носит всеобщего характера, в особенности потому, что не только процесс развития, но и его результат заключают в себе как прогрессивные, так и регрессивные тенденции»[9] [10]. Хороший поворот мысли. Дескать, прогресс в истории имеет место, но этот же прогресс, точнее его результат, заключает в себе и регрессивные тенденции. Но в истории, несмотря на эти «регрессивные тенденции», мы и далее будем наблюдать прогресс, который будет включать в себя «регрессивные тенденции». И так до бесконечности. Почему же тогда прогрессивное развитие не является всеобщим законом?! Кое-что в «сомнениях» Ф. Энгельса косвенно проясняет и С.Г. Шляхтенко, замечая: «Уже при беглом обзоре историко- философского материала по данной проблеме выявляется интересное обстоятельство. Ни одно сколько-нибудь значительное направление материализма, включая античный материализм, не выдвигает и не защищает идею поступательного развития как всеобщего закона»[11]. Интересно обстоятельство. Полагаю, что Ф. Энгельс не мог этого не знать. Преимущественное направление в развитии, если оно есть не самом деле, а не является выдумкой идеологов революции, должно иметь свои «законные» причины, которых не наблюдается среди движущихся атомов.

Но кроме схоластической традиции в поиске и преодолении сомнений были (и есть) и другие поводы и причины усомниться во всеобщности закона отрицания отрицания.

Так, по мнению Г.И. Бондарева, если принять официальную (согласно «каноническому» тексту «Философской энциклопедии») формулировку этого закона, в которой утверждается, что направление развития носит поступательный, прогрессивный характер, то вместе с всеобщностью закона придётся признать и всеобщность прогресса, а это не так. Г.И. Бондарев в этой связи отмечает: «Авторы, постулирующие всеобщность закона отрицания отрицания, постулируют и всеобщность прогресса. Между тем если безусловно можно утверждать, что общество в целом развивается прогрессивно, то о живой, а тем более о неживой природе этого сказать нельзя. И это признаётся сейчас всё большим числом авторов»1. Более того, если признать прогрессивное развитие для мира в целом, тогда, с точки зрения Г.И. Бондарева, необходимо будет признать и начало мира во времени, а, следовательно, и его сотворимость. И хотя «железный» аргумент о начале, связанном, якобы сугубо с «сотворением» в стане воинствующих атеистов и мог иметь некую силу убеждения, но за пределами этого партийного сообщества вполне допускается, что начало может вполне обходиться и без «сотворения». В этой связи нет смысла в контексте нашего исследования брать во внимание такую «железную» аргументацию.

Совсем иначе выглядит аргумент об отсутствии прогресса в неживой природе. Сам Г.И. Бондарев, хотя и не приводит примеров регресса в неживой природе, вместе с тем утверждает: «Прогрессивные процессы развития в природе не являются преобладающими даже количественно, развитие там носит многонаправленный характер. Если в живой природе прогресс является по крайней мере базовым направлением развития, то в неживой природе и об этом говорить не приходит- 2

ся» .

За четверть века до Г.И. Бондарева на проблему прогресса в развитии неорганической материи обратил внимание С.Т. Мелюхин. Свою позицию по этому вопросу он высказал следующим образом: «Прежде всего, понятие прогресса, столь очевидное в обществе и даже в живой природе, здесь становится весьма неопределённым. Наблюдая различные превращения материи - переход диффузного вещества в звёзды и обратно, превращения одних элементарных частиц в другие и т.д., - трудно сказать, какая из рассматриваемых форм является более прогрессивной. К подавляющему большинству превращений в неоргани- ческой природе понятие прогресса вообще неприменимо» . Следует отметить, что и Г.И. Бондарев, и С.Т. Мелюхин, и другие философы, полагающие, что в неорганическом мире понятие прогресса является «весьма неопределённым», делают свои утверждения не на пустом месте. В астрономии, физике и химии известно довольно много явлений, которые, если даже и «укладываются» в формулу двойного отрицания, то к прогрессу не имеют никакого отношения.

Можно ли, к примеру, назвать прогрессом, явление отрицания днём ночи, или наоборот - ночью дня? Является ли зима прогрессив- [12] [13] [14]

ной по отношению к лету, а лето к зиме? Но, ведь, и они отрицают друг друга. В химии давно уже известны реакции агрегации и дезагрегации частиц. Но можно ли образовавшееся соединение (агрегат) считать прогрессивным по отношению к составившим его элементам? Если с этим согласиться, тогда придётся распад (дезагрегацию) соединения считать регрессом. Однако, приняв за прогресс агрегацию, а за регресс дезагрегацию, мы рискуем не увидеть всеобщности прогресса, который предполагается законом отрицания отрицания в неорганической природе, т.к. в химических системах энтропийному фактору, ведущему к дезагрегации частиц и рассеянию вещества, противостоит энтальпийный фактор, ведущий частицы к агрегации за счёт межмолекулярного взаимодействия и «сброса» запасов энергии системы до минимума. При этом далеко не факт, что энтальпийный фактор преобладает над энтропийным. Большинство физиков уверено в обратном.

С.Г. Шляхтенко вообще считает, что понятия «прогресс» и «регресс» не могут применяться к описанию биологических или неорганических объектов, т.к. исторически они возникли для квалификации общественной жизни и включают в себя моральную и эстетическую оценку явлений. Если же по каким-то причинам эти понятия всё же используются для характеристики тех или иных биологических или неорганических процессов, тогда, по мнению С.Г. Шляхтенко, «содержание их будет существенно иным, нежели в общественных науках»1.

Но Б.М. Кедрову нет дела до таких мелочей. В результате он решительно всё ставит по своим местам. Для начала академик приводит ещё одну цитату из текста Ф. Энгельса, в которой речь идёт о всеобщем статусе всех законов диалектики: «Но диалектика и есть не более как наука о всеобщих законах движения и развития природы, человеческого общества и мышления»[11] [16]. Не ограничиваясь ссылкой на авторитет, Б.М. Кедров обращает внимание на так называемые круговые процессы, которые якобы происходят в неорганической природе. Дескать, нет никакого развития при кругообороте воды в природе, или превращении жёсткого гамма-фотона в электрон и позитрон, а затем при их слиянии (аннигиляции) назад в гамма-фотон. Б.М. Кедров решительно отвергает эти примеры в качестве доказательства «топтания на месте» неорганической природы, т.к., с его точки зрения, «здесь вырывается лишь одно звено из всей цепи развития, исключается возможность перехода к следующему звену»1.

Всё, по мнению Б.М. Кедрова, происходит в полном согласии с законом диалектики, надо лишь расширить границы наблюдения. В эволюционирующем небесном теле, начиная с его раскалённого состояния, «рано или поздно газы начинают сгущаться в жидкость, и хотя эта жидкость (например, вода) будет частично испаряться (круговорот воды в природе), но здесь не может быть и речи о полном возврате к исходному пункту: всё это происходит на фоне общей эволюции данного небесного тела в сторону постепенного охлаждения»[17] [18]. Замечательный пример развития! Замечательный пример эволюции! Тепловая смерть «небесного тела» - итог его прогресса. Об этом нам говорит диалектический закон отрицания отрицания?

В каноническом тексте речь, всё же, идёт о развитии, т.к. закон отрицания отрицания характеризует «направление процесса развития, единство поступательности и преемственности в развитии, возникновения нового и относительной повторяемости некоторых моментов старого»[19] [20]. При этом развитие, хотя и допускает «тупиковые» регрессивные линии, связанные с кратковременной деградацией, понижением уровня организации и пр., всё же в рамках более общей системы идёт по пути прогресса.

Но этот путь прогресса беспрекословно признавался советскими философами лишь для развития общества. В природе закон отрицания отрицания, с его устремлённостью к прогрессу, давал, по мнению некоторых философов-марксистов, «сбои», ведущие не только к регрессу, но даже и к тепловой смерти Вселенной. И.С. Кон, раскрывая суть прогресса в «Философском энциклопедическом словаре», отмечает: «Возникнув на почве социальной истории, понятие прогресса было в 19 в. перенесено и в естественные науки. Здесь, как и в общественной жизни, оно имеет не абсолютное, а относительное значение. Понятие прогресса неприменимо ко Вселенной в целом, т.к. здесь отсутствуют однозначно определённое направление развития, и ко многим процессам неорганической природы, имеющим циклический характер. Проблема

..4

критериев прогресса в живои природе вызывает споры среди ученых» .

Складывается впечатление, что И.С. Кон, как и некоторые его коллеги, отошёл от идеалов оптимизма и всеобщего прогресса, принятых в марксизме.

Присоединяются к критике статуса всеобщности закона отрицания отрицания Л.Е. Даниленко и Ф.Н. Рекунов, по утверждению которых не только Вселенная в целом идёт в направлении деградации, но и звёзды и даже планеты. Вот их мнение в отношении эволюции планет: «Не является прогресс единственным и обязательным путём развития и для планет. Планетологи считают, что Земля - определённо нетипичный образец среди всех планет»1.

Не может не вызывать удивление «пораженческая» позиция некоторых советских философов, отказавшихся признать статус всеобщности в отношении диалектического закона отрицания отрицания, ссылаясь, как на аргумент, на «данные науки» и «споры среди учёных», ведь марксизм-ленинизм всегда был против позитивизма, который, «отняв» у философии право на самостоятельное существование, уходил от решения коренных философских проблем, отдавая приоритет частным научным исследованиям. Тем более непонятным является отношение некоторых советских философов к «космологическим» идеям, которые, по утверждению И. Канта , собственно и являются прерогативой диалектики. Такой взгляд некоторых советских философов- марксистов на статус закона отрицания отрицания аналогичен ереси в христианстве. В диалектике, созданной Г.В.Ф. Гегелем, в самих её основаниях заложена «непогрешимость». Её положения в принципе не могут быть не всеобщими. На меньшее, уже изначально, она и не претендовала. Диалектика имеет силу во всём - и в образованиях природного и духовного мира. Г.В.Ф. Гегель недвусмысленно охарактеризовал претензию диалектики: «Мы говорим, что все вещи (т.е. всё конечное как таковое) предстают перед её судом, и мы, следовательно, видим в диалектике всеобщую непреодолимую власть, перед которой ничто не может устоять, сколь бы обеспеченным и прочным оно себя ни мнило»[21] [22] [23].

В этой связи определённый интерес представляет точка зрения В.Л. Обухова[24] на статус закона отрицания отрицания. С одной стороны, он «как бы» возвращается к истоку закона отрицания отрицания, который, по его мнению, связан с триадической формулой Гегеля. И, казалось-бы, следуя логике объективного идеализма, мы вполне должны ожидать признания всеобщности закона отрицания отрицания. Но, отказавшись от «объективности» идеи, «объективности» мысли, В.Л. Обухов даёт собственную «материалистическую» характеристику этому закону диалектики, из которой следует, что в марксизме действие двойного отрицания должно рассматриваться сугубо на материале мышления. При этом на поверку оказалось, что В.Л. Обухов в своём ограничении статуса закона отрицания отрицания перешёл не на позиции материалистической диалектики, а на позиции субъективного идеализма.

В.В. Орлов1 в вопросе о всеобщем характере закона отрицания отрицания отстаивает диалектику, заодно демонстрируя беспроигрышную эффективность того метода, с помощью которого в ней конструируются понятия. Опираясь на «диалектический синтез», В.В. Орлов утверждает: «Развитие есть поэтому интегральный прогресс, т.е. движение от низшего к высшему, включающее в себя подчинённые ему регресс, круговороты, «одноплоскостное изменение». Развитие - это прогресс, опосредованный регрессом»[25] [26]. И всё! А если в «наблюдаемой нами Вселенной» условия радикально изменятся, тогда из «синтеза определений» доминирующим станет другая тенденция, и это не будет противоречить диалектике.

Не менее диалектично поступил и В.Д. Морозов[27], отстаивая всеобщность закона отрицания отрицания. Вероятно, понимая, что развитие «по Б.М. Кедрову» не может в своём итоге рассматриваться как прогрессивное, а ведёт лишь к тепловой смерти Вселенной, он, в традициях, идущих ещё от античной софистики, утверждает, что далеко не все отрицания могут быть признаны диалектическими, а лишь те из них, которые соответствуют закону двойного отрицания и ведут спиралеобразно к прогрессу. Вступая в дискуссию, В.Д. Морозов заявляет: «Мы не согласны с мнением некоторых авторов, которые пытаются представить любое отрицание как диалектическое на том основании, что в объективном мире все процессы диалектичны. Имеется ряд простых внешних отрицаний, которые не могут считаться необходимыми моментами развития какого-то конкретного системного объекта»1. В этом контексте превращения агрегатных состояний вещества, хотя и являются диалектическими, т.к. взимопереходы «противоположностей» происходят сообразно с законом перехода количественных изменений в качественные и обратно, вместе с тем не могут рассматриваться сообразно закону отрицания отрицания. Для того чтобы отрицание было признано диалектическим, с точки зрения В.Д. Морозова, «необходимо ещё самоотрицание как результат внутренних противоречий, а также переход на более высокую ступень, создающий возможность для нового этапа развития»". Тонко сработано. Закон отрицания отрицания является всеобщим, но эта всеобщность ограничена лишь теми процессами, которые могут быть описаны с помощью этого «всеобщего закона». По аналогии можно утверждать, что этот камень самый большой, но (при обнаружении, что это не соответствует действительности) лишь из тех камней, которые мы считаем меньшими по отношению к определённому нами в качестве «самого большого». И всё!

В некотором смысле позицию В.Д. Морозова об избирательной всеобщности закона отрицания отрицания поддерживает из 1958 года С.Т. Мелюхин, который, как выше уже отмечалось, признаёт, что к «подавляющему большинству превращений в неорганической природе понятие прогресса вообще неприменимо» , при этом, вопреки «подавляющему большинству», прогрессивное развитие почему-то оказывается неизбежным. С.Т. Мелюхин резюмирует: «Что же касается самого факта развития неорганической материи, то он не подлежит сомнению»[28] [29] [30] [31]. Почему? Почему к подавляющему большинству превращений в неорганической природе понятие прогресса вообще неприменимо, а неорганическая материя, тем не менее, развивается? Всё дело в диалектике?

На этом дискуссию о всеобщем статусе закона отрицания отрицания можно было бы и закончить, утвердив в качестве верной, точку зрения В.Д. Морозова. Диалектический метод, как известно, и разрабатывался Гегелем на основе позиций софистики и скептицизма. В результате, впитав в себя вместе с методологией и непобедимость этих философских доктрин, диалектика, как это некогда прокомментировал

К.Р. Поппер, превратилась в «непроницаемый догматизм, не воспринимающий никакой критики»1. Но своей «диалектикой» В.Д. Морозов подставил под критику диалектику материалистическую, согласно которой противоречия не являются сугубо результатом нашего мышления, противоречия «пронизывают» органическую и неорганическую природу, из них «соткана» вся природная реальность.

По сути, В.Д. Морозов встал на позиции Г.В.Ф. Гегеля, для которого всё действительное — разумно, а разумное — действительно. Ведь действительность, согласно точке зрения объективного идеализма, «так мало противостоит разуму, что она, наоборот, насквозь разумна, и то, что неразумно, именно поэтому не должно рассматриваться как действительное» . Очевидно, что и В.Д. Морозов, в своём отстаивании всеобщности закона отрицания отрицания, придерживается именно этой доктрины, ведь в диалектике материалистической, понятие действительности, как подлинной реальности, совпадает с понятием материи. Однако, если всё же последовательно стоять на позициях диалектики, ядром которой является закон единства и борьбы противоположностей, тогда мы не столкнёмся с интеллектуальным дискомфортом и при обнаружении противоречий не только между различными понятиями (и категориями) диалектики, а также и внутри каждого из понятий, но даже и между «всеобщими» законами самой диалектики. Надо лишь признать тотальность противоречий, их единство и борьбу. И уже далее, вслед за Ф. Энгельсом, можно утверждать, «что каждый прогресс в органическом развитии является вместе с тем и регрессом, ибо он закрепляет одностороннее развитие и исключает возможность развития во многих других направлениях»[32] [33] [34]. Разве не гениально? И неважно, что вначале прогресс и регресс понимаются в одном смысле, а в конце в ином, главное - диалектическая мысль неопровержима.

В аналогичной методологической канве отстаивает всеобщность закона отрицания отрицания и В.К. Бакшутов[35]. Признавая обратимость и необратимость качественными, но «относительными» изменениями материальных объектов, В.К. Бакшутов приходит к заключению: «Выход за пределы замкнутой системы двух противоположностей - обратимости и необратимости - имеет своим следствием абсолютный характер развития любой открытой системы»1. Но необратимость, в видении В.К. Бакшутова, почему-то в результате берёт верх над обратимостью. При этом речь идёт о необратимости прогрессивного развития. Ссылаясь на данные «современной науки», В.К. Бакшутов признаёт, что во вселенной наблюдаются два направления развития: прогрессивное и регрессивное. И в видимой нами вселенной прогресс, в силу закона отрицания отрицания, преобладает над регрессом. В.К. Бакшутов отмечает: «Если бы оба эти направления абсолютно уравновешивали друг друга, то никакого развития не было бы. Наш мир в таком случае оказался бы в положении буриданова осла, вечно выбирающего между прогрессом и регрессом и вечно остающегося в состоянии мёртвого оцепенения»[36] [37]. Весомый аргумент. Мы, согласно В.К. Бакшутову, не можем признать равноправия прогресса и регресса в связи с тем, что в случае уравновешивания наша вселенная оказалась бы «в состоянии мёртвого оцепенения». Складывается впечатление, что В.К. Бакшутов как-то специфически трактует диалектические предписания и не допускает возможности разделения в пространстве и во времени прогрессивных и регрессивных процессов, как будто вселенная не может в какой-то промежуток времени двигаться в направлении прогресса, а затем наоборот, и так вплоть до тепловой смерти и/или следующего рождения-взрыва. Во вселенной Гегеля вполне «уживались» прогресс с регрессом, эволюция с эманацией. Вот что Гегель в этой связи утверждал: «Каждая из этих форм, взятая для себя, является односторонней, они существуют одновременно; вечный божественный процесс есть поток, текущий в двух направлениях, которые, однако, встречаются в одной точке и взаимно проникают друг друга»[38]. Впрочем, то же самое говорит и марксист С.Г. Шляхтенко, когда приходит к выводу, что в развитии материи отсутствует генеральное направление, а сама идея поступательного развития по отношению к материи как таковой и лишена смысла, и логически «эквивалентна противоположной ей идее всеобщего регрессивного развития»[39].

В результате диспут советских философов не послужил началом для преодоления разногласий в споре о всеобщем статусе закона отрицания отрицания. Думаю, что консенсус и не мог быть достигнут, ведь участники дискуссии в отстаивании своих позиций стояли на различных методологических платформах. Одни в своём видении проблемы оставались приверженцами методологии диалектики и исходили и в понимании отрицания, и в понимании снятия из синтетических определений; мышление в этой методологической установке - спекулятивное мышление, «презирающее» требования формальной логики, которое если и останавливается на ограниченных определениях, то лишь для того, чтобы снять этот недостаток. Другие, хотя и причисляли себя к марксистам, вместе с тем смотрели на проблему с позиций рассудочного мышления и его конечных определений, подчиняющихся законам формальной логики, что и выводило их за пределы диалектики, т.к., согласно Гегелю, истинное «есть в себе бесконечное, которое не может быть выражено и осознано посредством конечного»[40].

Заметить в диалектическом законе отрицания отрицания отсутствие признаков всеобщности возможно лишь в том случае, если на этот закон посмотреть исходя из представлений о научном законе, в содержание которого и его формулировку заложена возможность фальсификации. Но законы диалектики, прежде всего, являются диалектическими законами, а, следовательно, они исключают возможность фальсификации, т.к. будучи дизъюнкцией утверждения и отрицания они говорят истину и только истину при любых обстоятельствах.

  • [1] Бакшутов В.К. Методологическое значение закона отрицания отрицания / Диалектика отрицания отрицания. - М.: Политиздат, 1983. С. 72 - 89.
  • [2] Кедров Б.М. Отрицание отрицания как один из основных законов материалистической диалектики / Диалектика отрицания отрицания. - М.: Политиздат, 1983.С. 9-27.
  • [3] Орлов В.В. О всеобщем характере закона отрицания отрицания / Диалектика отрицания отрицания. - М.: Политиздат, 1983. С. 99 - 112.
  • [4] Свидерский В.И. О современном понимании закона отрицания отрицания / Диалектика отрицания отрицания. - М.: Политиздат, 1983. С. 59-71.
  • [5] Бондарев Г.И. Всеобщ ли закон отрицания отрицания? / Диалектика отрицанияотрицания. - М.: Политиздат, 1983. С. 113 - 120.
  • [6] Даниленко Л.Е., Рекунов Ф.Н. О месте закона отрицания отрицания в системезаконов диалектики / Диалектика отрицания отрицания. - М.: Политиздат, 1983.С. 28-38.
  • [7] Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведённый господином Евгением Дюрингом. - М., 1988. С. 140.
  • [8] Энгельс Ф. Диалектика природы. - М., 1982. С. 193.
  • [9] Ойзерман Т.И. Опыт критического осмысления диалектического материализма /Вопросы философии. - 2000. - №2. С. 22.
  • [10] Там же. - С. 22.
  • [11] Шляхтенко С.Г. Категории качества и количества. - Л., 1968. С. 92.
  • [12] Бондарев Г.И. Всеобщ ли закон отрицания отрицания? / Г.И. Бондарев // Диалектика отрицания отрицания. - М., 1983. С. 118.
  • [13] Там же. - С. 118.
  • [14] Мелюхин С.Т. Проблема конечного и бесконечного (философский очерк). - М.:Госполитиздат, 1958. С. 202.
  • [15] Шляхтенко С.Г. Категории качества и количества. - Л., 1968. С. 92.
  • [16] Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведённый господином Евгением Дюрингом. - М., 1988. С. 141.
  • [17] Кедров Б.М. Отрицание отрицания как один из основных законов материалистической диалектики / Диалектика отрицания отрицания. - М., 1983. С. 24.
  • [18] Там же. - С. 24.
  • [19] Отрицания отрицания закон. Философский энциклопедический словарь. - М.,1983. С. 471.
  • [20] Кон И.С. Прогресс / Философский энциклопедический словарь. - М., 1983. С. 535.
  • [21] Даниленко Л.Е., Рекунов Ф.Н. О месте закона отрицания отрицания в системезаконов диалектики / Диалектика отрицания отрицания. - М., 1983. С. 33.
  • [22] Кант И. Критика чистого разума. - М.: Эксмо, 2011. - 736 с.
  • [23] Гегель, Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. Наука логики. - М., 1974. С. 208.
  • [24] Обухов В.Л. Сущность триадической формы закона отрицания отрицания / Диалектика отрицания отрицания. - М.: Политиздат, 1983. С. 44 - 58.
  • [25] Орлов В.В. О всеобщем характере закона отрицания отрицания / Диалектика отрицания отрицания. - М., 1983. С. 99 - 112.
  • [26] Там же. - С. 103.
  • [27] Морозов В.Д. О диалектическом отрицании и отрицании отрицания / Диалектикаотрицания отрицания. - М., 1983. С. 121 - 134.
  • [28] Морозов В.Д. О диалектическом отрицании и отрицании отрицания / Диалектикаотрицания отрицания. - М., 1983. С. 122.
  • [29] Там же. - С. 124.
  • [30] Мелюхин С.Т. Проблема конечного и бесконечного (философский очерк). - М.,1958. С. 202.
  • [31] Там же. - С. 202.
  • [32] Поппер К.Р. Открытое общество и его враги. Т.2. - М., 1992. С. 50.
  • [33] Гегель, Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. Наука логики. - М., 1974.С. 314.
  • [34] Энгельс Ф. Диалектика природы. - М., 1982. С. 270.
  • [35] Бакшутов В.К. Методологическое значение закона отрицания отрицания / Диалектика отрицания отрицания. - М., 1983. С. 72 - 89.
  • [36] Там же. - С. 86.
  • [37] Там же. - С. 80.
  • [38] Гегель, Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.2. Философия природы. - М.:Мысль, 1975. С. 41.
  • [39] Шляхтенко С.Г. Категории качества и количества. - Л., 1968. С. 98.
  • [40] Гегель, Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. Наука логики. - М., 1974. С. 135.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >