Категория «противоположности» в немецкой диалектике XIX века

Традиционно немецкий идеализм рассматривается в философии и её истории в одном разделе, где основными «ступеньками» к системе Гегеля служат «половинчатые», «непоследовательные» и «эклектичные» воззрения Канта, Фихте и Шеллинга. С моей точки зрения, «увидеть» Канта ниже себя мог лишь Гегель с его имперскими амбициями и его последователи, принимавшие за истину видимость. Ни Кант, ни Фихте, ни даже Шеллинг не могут считаться предтечами Гегеля. И. Канта вообще проблематично причислить к идеалистам, а И. Фихте, как известно, был его последователем. По-разному относились эти выдающиеся представители «немецкой классической философии» к противоположностям и противоречиям. На это, в частности, обращает внимание и П.П. Гайденко: «Хотя в немецком идеализме - у Канта, Фихте и особенно Шеллинга противоречия (антиномии) используются как эвристический принцип, однако ни Кант, ни Фихте не признают противоречия как основного закона мышления. Кант, как известно, объясняет антиномии разума стремлением его выйти за пределы своих возможностей и разрешает эти антиномии, показывая, что противоречие здесь является мнимым. У Фихте противоречие как двигатель исторического процесса в конце концов тоже оказывается снятым. Именно за это того и другого критикует Гегель: они не дерзнули превратить противоречие в главный закон мысли и тем самым сделать отрицание фундаментальным принципом системы»[1]. Но помимо истории философии, написанной (и схематизированной) Г.В.Ф. Гегелем, есть в книжном мире и другие источники, в которых не всё сведено через призму «презентизма»1 к истории диалектики и диалектического материализма.

Иоганн Фихте, будучи последователем (по его собственному признанию) И. Канта, без оглядки на диалектику утверждает, что «всякая противоположность происходит непосредственно и исключительно из мышления и им вызывается»[2] [3]. И это не есть сугубо позиция субъективного идеализма, т.к. И. Фихте признаёт субстанцию, «которая, если хорошенько разобраться, всегда предполагается материальной»[4]. С точки зрения Г.В.Ф. Гегеля, такая позиция Фихте обременена противоположностью, т.к. не допустимо ограничивать свободу мыслящего Я мыслью о внешней действительности. Отбрасывая всю эту «шелуху» внешне-материального, Г.В.Ф. Гегель берёт главное из философии Фихте для своего объективного идеализма - принцип монизма Я, абсолютного Я, принцип, согласно которому «философия должна быть наукой, исходящей из одного высшего основоположения, из которого необходимо выводятся все определения»[5]. Но эффективность диалектики быстро бы иссякла, если бы она не пользовалась двусмысленностью. В полной мере пользуется этим «лингвистическим» приёмом и Гегель, разворачивая Фихте в нужном для себя направлении. И в такой диалектической реконструкции, произведённой Гегелем, утверждение И. Фихте о том, что «всякая противоположность происходит непосредственно и исключительно из мышления и им вызывается» уже наполняется совершенно иным смыслом. Теперь, в новом прочтении, «непосредственные» и «исключительные» противоположности мышления, являясь единственной онтологией бытия, заполняют собой всё.

Складывается впечатление, что Ф.В.И. Шеллинг, разрабатывая натурфилософию, был знаком с содержанием «Математических начал натуральной философии» И. Ньютона, и в своих рассуждениях о противоположностях он с большой вероятностью исходил из так называемого третьего закона динамики, согласного которому (в популярном изложении) «каждому действию есть равное по величине противодействие». При этом, однако, в какой-то момент Ф.В.И. Шеллинг игнорирует принцип инерции, на котором была построена вся современная ему физика и совершенно в духе физики Аристотеля утверждает: «В природе всё непрерывно стремится вперёд; основание этому надо искать в начале, которое, будучи неисчерпаемым источником положительной силы, вновь и вновь возбуждает движение и непрерывно поддерживает его. Это положительное начало есть первая сила природы»1. Не первый толчок и последующая инерция, а некое «положительное начало» входит составной частью во всю материю и «заставляет» её бесконечно и безгранично двигаться во все стороны. Вот что говорит Ф.В.И. Шеллинг в отношении положительной материи света: «Положительная материя света есть по отношению к свету последнее основание его расширяемости, и поэтому она абсолютно эластична, хотя мыслить её как материю мы можем, только рассматривая и её эластичность также как конечную, т.е. рассматривая саму материю как слож- ную» . И уже дальше, совершив подмену концептуальных основ физики, Ф.В.И. Шеллингу совершенно обоснованно требуется некая отрицательная величина, чтобы сдерживать бесконечное увеличение скорости движения. И Шеллинг в полном соответствии с диалектикой утверждает: «Однако некая невидимая власть заставляет все явления мира совершать вечный круговорот. Последнее основание этого следует искать в отрицательной силе, которая, непрерывно ограничивая воздействие положительного начала, возвращает движение к его источнику. Это отрицательное начало есть вторая сила природы»[6] [7] [8]. Здесь следует подчеркнуть, что отрицательное начало не движет миром, оно необходимо миру и Шеллингу лишь для торможения, сдерживания движущего положительного начала.

Наделив природу двумя началами, Ф.В.И. Шеллинг довольно просто, почти мимоходом, и главное задолго до работ А. Эйнштейна, А. Фридмана и Э Хаббла, нашёл решение фотометрического парадокса. Свет, согласно Ф.В.И. Шеллингу, будучи, как и любая материя, одновременно и «эластичным» (расширяющая положительная сила) и инертным (отрицательная сила, сдерживающая безграничное расширение) должен рано или поздно достигнуть своего постоянного состояния, характеризуемого минимальной скоростью, что, собственно, и объясняет большие тёмные участки на ночном небе. Ф.В.И. Шеллинг так говорит об этом: «Следовательно, то, что свет лучами распространяется во все стороны, должно быть объяснено тем, что он находится в постоянном развитии и изначальном распространении. Что и свет достигает относительного состояния покоя, можно вывести уже из того, что свет бесконечного числа звёзд не доходит до нас в своём движении».1 И всё. Без всякого расширения Вселенной и красного смещения. Достаточно мыслить диалектически, чтобы причудливо соединив физику движения Аристотеля и некоторые искажённые положения физики Ньютона легко разрешить в XVIII веке парадокс, который «метафизически мыслящие» физики смогли с большими усилиями преодолеть лишь в XX веке (см., например, И.А. Климишин[9] [10], И. Николсон[11]). И так во всём. Основанная на синтезе противоположностей эффективность диалектики безгранична, т.к. именно с помощью плохой логики, как известно, возможно получить многообразные и очень интересные следствия. Но чтобы придать этой алогичности статус объективности, Ф.В.И. Шеллинг прибегает к авторитету природы и естествознания. Если у И. Фихте всякая противоположность происходит непосредственно и исключительно из мышления и им вызывается, то у Ф.В.И. Шеллинга из противоположностей «соткана» сама природа. Аргумент Ф.В.И. Шеллинга довольно простой и, с точки зрения диалектики, весомый: «Подобный дуализм необходимо принять, поскольку без противоположных друг другу сил невозможно живое движение»[12].

Зная об инерции, о её роли в новой физике, Ф.В.И. Шеллинг, тем не менее, идёт своим путём и утверждает: «Положительная причина всякого движения есть сила, наполняющая пространство»[13]. Движение, согласно диалектике Ф.В.И. Шеллинга, не может происходить без воздействия, оно, как и в физике Аристотеля, должно возбуждаться и поддерживаться. Не напоминая читателям о флогистоне и теплороде, Ф.В.И. Шеллинг вполне уверенно сообщает об источнике всеобщего движения, коим, по его мнению, является свет. «Первый феномен всеобщей силы природы, посредством которой возбуждается и поддерживается движение, - сообщает Ф.В.Й. Шеллинг, - есть свет»[14]. Свет возбуждает и поддерживает движение мира.

Противоположности, согласно диалектике Ф.В.И. Шеллинга, не распределены между различными участками пространства или между фрагментами материи. Противоположности внутри каждого фрагмента бытия. Ф.В.Й. Шеллинг поясняет: «Но реальное противоположение мыслимо только там, где противоположные стороны положены в одном и том же субъекте. Изначальные силы (к которым в конце концов возвращаются все объяснения) не были бы противоположны друг другу, если бы они не были изначально деятельностью одной и той же природы, только направленной в противоположные стороны. Именно поэтому всякую материю необходимо мыслить как однородную по своей субстанции; ибо только потому, что она сама с собой однородна, она способна к раздвоению, т.е. к реальному противоположению. Каждая действительность уже предполагает раздвоение»1. Положительное начало не только возбуждает и поддерживает движение каждого фрагмента мира, но и «пробуждает» отрицательную силу, которая в «борьбе» сдерживает безграничное действие своей причины.

Подводя итог своей диалектике противоположностей, Ф.В.Й. Шеллинг предлагает считать доказанным, что именно свет является первой и положительной причиной всеобщей полярности; кроме того, что начало не может возбудить полярность, если оно само изначально не обладает двойственностью; а также, что реальное противоположение возможно лишь между вещами общего происхождения и одного рода.

Советская марксистская философия вслед за своими основоположниками высоко оценивала учение Ф.В.Й. Шеллинга о полярности, соглашаясь, что всякий природный продукт представляет собой результат противоположностей, однако при этом и фиксировала историческую ограниченность этого учения. Так, М.Г. Макаров дал следующую оценку учению Ф.В.Й. Шеллинга о полярности: «Полярность - неразвитая форма закона единства противоположностей, отвечающая или одному из его уровней, или особенному случаю проявления. Она фиксирует дуализм противоположных сил и свойств. Это ещё не вся диалектика единства противоположностей, отражён лишь момент раздвоенности и взаимодополнительности. Полярность у Шеллинга абстрагирована от причин раздвоения, от изменения полюсов, которые описываются как константы бытия и познания» .

Следует отметить, что, несмотря на определённые разногласия с учением Ф.В.Й. Шеллинга, марксистская философия впитала в себя всю диалектику противоположностей, разработанную в рамках натурфилософии. Вот что в этой связи говорит П.П. Гайденко: «Основопо- [15] [16]

ложники марксизма ценили у Шеллинга прежде всего диалектику его натурфилософии и его учение о развитии, т.е. те моменты, которые оказали наибольшее влияние на формирование философии Гегеля»1. Появился Г.В.Ф. Гегель! Вся предшествующая философия долго к этому шла, карабкалась. И в результате - пик Гегеля! А.Г. Спиркин, выражая «официальную» точку зрения советских философов, так и говорил в 1983 году: «Вершина немецкого классического идеализма - диалектика Гегеля, ядро которой составляет учение о противоречии и развитии»[17] [18] [19]. И с этой точкой зрения трудно спорить.

Г.В.Ф. Гегель убедителен. И даже более. Его спекуляция грандиозна и божественно тотальна. Абсолютный дух не только вездесущ, но и всесилен. Природа в этой спекуляции есть не что иное, как идея в форме инобытия. Г.В.Ф. Гегель высоко ценит полярность, о которой в XVIII веке говорил не только Шеллинг, но и физики. «Это понятие, - по мнению Гегеля, - есть великий шаг вперёд физики в её метафизике, ибо мысль о полярности является не чем иным, как определением соотношения необходимости между двумя различными, которые являются единым, поскольку с полаганием одного непременно оказывается положенным также и другое. Эта полярность ограничивается лишь противоположностью, но посредством противоположности полагается как единство также и возвращение из противоположности, и это есть третье. В этом состоит тот плюс, который заключает в себе необходи- мость понятия по сравнению с полярностью» .

Преодолевая диалектическую ограниченность понятия «полярность», Гегель, тем не менее, именно вслед за Шеллингом выбирает свет в качестве исходной движущей силы материи. «Материя, как мы её познали выше, - высказывает свою точку зрения Гегель, - т. е. материя как вихревое беспокойство соотносящегося с собой движения и возвращения к в-себе-и-для-себя существованию и как это в-самом- себе-бытие, которое существует наряду с наличным бытием, - эта материя и есть свет. Последний есть замкнутая в самой себе тотальность материи, которая существует лишь как чистая сила, сохраняющая себя в самой себе интенсивная жизнь, сконцентрировавшаяся в самой себе небесная сфера, вихрь которой именно и есть это непосредственное противоположение направлений соотносящегося с собой движения, в котором погашается всякое различие между приливом и отливом. Свет как налично существующее тождество есть чистая линия, соотносящаяся лишь с самой собой. Свет есть налично сущая чистая сила наполнения пространства, и его бытие является абсолютной скоростью, наличной чистой материальностью, сущим в себе действительным наличным бытием, или действительностью как прозрачной возможностью»1.

У Гегеля противоположение есть различие сущности, «согласно которому различное имеет перед собой не вообще другое, а своё другое, т.е. каждое из различённых имеет своё определение только в своём отношении с другим, рефлектировано в самое себя лишь постольку, поскольку оно рефлектировано в другое»[20] [21] [22]. Поясняя свою мысль, Ге- гель говорит: «Каждое есть, таким образом, другое своего другого» . Эту мысль Гегеля важно понять, так как именно эта трактовка противоположности лежит в основе диалектического закона противоречия. В «Философии природы» Гегель приводит пример: «Темнота, представляющая собой прежде всего отрицание света, есть противоположность его абстрактно-тождественной идеальности, противоположность в ней самой»[23].

Не вообще другое, а своё другое. Попробуем понять, о чём идёт речь. Начнём с простых примеров. Противоположностью верха является не зелёное или тяжёлое, а низ. Противоположностью тяжёлого является лёгкое, а не холодное или доброе. Противоположностью тёплого, в рамках этого подхода, выступает холодное, а не деревянное или мокрое. Кометы противоположны планетам.

В этой связи возникает вопрос: «Является ли тяжёлое различием по сущности лёгкому, или горячее различием по сущности холодному?». У Гегеля, как известно, «сущность светится в самой себе видимостью»[24], т.е. она есть лишь отношение с собой. При этом, - поясняет Гегель, - это отношение с собой не является непосредственным отношением, а выступает как отношение рефлектированное, и, соответственно, «она есть тождество с собой»1. И далее, уже пренебрегая доводами Аристотеля, Гегель говорит, что это тождество с собой есть лишь формальное или рассудочное тождество, абстрагированное от различия. «Или, скорее, - уточняет свою мысль Гегель, - абстракция и есть полагание этого формального тождества, превращение в себе конкретного в эту форму простоты, безразлично, происходит ли это превращение так, что часть наличного в конкретном многообразии опускается (посредством так называемого анализирования) и выделяется лишь одна его часть, или так, что, опуская различия многообразных определённостей, их сливают в одну определённость»[25] [26]. Ничто, как известно, одновременно и противоположно, и тождественно бытию, именно в силу общей для них абстракции.

Чтобы быть убедительным в своей критике абстрактного рассудка школьного опыта Гегель умышленно отрезает часть формулировки закона тождества, ранее данную Аристотелем, и получает: «Л не может в одно и то же время быть А и не-А»[27]. Смею предположить, Аристотель хорошо понимал, что одна и та же женщина в одно и то же время может и быть матерью и не быть матерью. Но такое оказывается возможным лишь в различных отношениях (смыслах), например, по отношению к разным людям.

Космос, согласно Гегелю, одухотворён. Гегелевские противоположности, как и у Гераклита, не только враждуют друг с другом, но и любят друг друга. Кометы, будучи противоположностью Земле, не могут упасть на Землю, т.к. сама Земля защищается от этой противоположности, отталкивая её. Н Гегель уверен, что именно закон диалектики спасает Землю от столкновения с кометами, а не большие пространства и малая вероятность. «Так, можно признать, - говорит Гегель, - что другие тела системы защищают себя от них, оказывают им противодействие, т. е. ведут себя как необходимые органические моменты и не могут поэтому погибнуть»[28]. Это вражда противоположностей, но есть и любовь, например, между Землёй и Луной: «Луна представляет собой безводный кристалл, который как бы стремится восполнить себя нашим морем, утолить жажду своей затверделости, и благодаря этому получаются приливы и отливы. Море поднимается, готово полететь к Луне, а Луна как бы намерена перетянуть его к себе»1. И хотя Луна не противоположна Земле, но любовь между ними всё же есть. Интересно, а если бы на Луне была вода, тогда, с точки зрения Гегеля, она бы уже не притягивала воды морей и океанов Земли?! Солнечная система с Землёй, Луной, кометами, планетами и Солнцем всего лишь легитимация силлогизма. Вот как Гегель поясняет логическую суть строения солнечной системы: «Кометы имеют свой центр в Солнце. Луна как затверделое тело более родственна планетам, ибо она как самостоятельное воплощение ядра Земли обладает в себе началом абстрактной индивидуальности. Таким образом, комета и Луна повторяют в абстрактном виде Солнце и планету. Планеты суть средний член системы, Солнце - один крайний член, а несамостоятельные небесные тела в качестве противоположности, члены которой ещё находятся друг вне друга, - другой крайний член (В - Е - О). Это - непосредственный, лишь формальный силлогизм; Но этот силлогизм не является единственным»[29] [30]. И всё! Иначе и быть не может. Диалектика самостоятельно и тотально решает все задачи астрономии, а астрономам остаётся лишь отыскивать факты, подтверждающие абсолютную спекулятивную истину.

Диалектика, поставленная на ноги, уже без всякой иронии и сарказма включила в себя всё. Любое изменение, происходящее с чем- либо и как-либо, могло произойти сугубо под воздействием единства и борьбы противоположностей. Противоположности, понимаемые вслед за Ф.В.И. Шеллингом и Г.В.Ф. Гегелем, стали двигателем мира. При этом диалектику, т.е. противоположности, следовало искать везде. Без противоположностей не стоило говорить о движении и развитии.

В официальной версии советского марксизма противоположность определили вполне доходчиво, как «один из двух "борющихся" моментов конкретного единства, которые являются сторонами противоречия»[31]. При этом диалектическое противоречие, в этом же источнике, было предложено понимать как «взаимодействие противоположных, взаимоисключающих сторон и тенденций предметов и явлений, которые вместе с тем находятся во внутреннем единстве и взаимопроникновении, выступая источником самодвижения и развития объективного мира и познания»1. Совершенно в духе диалектики: противоположность определили через противоречие, а противоречие - через противоположность. Ещё бы дали пояснение, что значит «взаимоисключающие», которые вместе с тем находятся во внутреннем единстве и взаимопроникновении. Думаю, что определения через круг являются одним из приёмов диалектики, в том числе обеспечивающих её беспроигрышную эффективность.

  • [1] Гайденко П.П. Николай Кузанский и принцип совпадения противоположностей /Вопросы философии. - 2002. - №7. С. 141.
  • [2] Чайковский Ю.В. История и прогноз / Вопросы философии. - 2011. - №5. С. 75 - 90.
  • [3] Фихте И. Факты сознания. Назначение человека. Наукоучение. - Мн.: Харвест,М.: АСТ, 2000. С. 398.
  • [4] Фихте И. Там же. С. 401.
  • [5] Гегель Г.В.Ф. Лекции по истории философии. Кн.З. - СПб., 2006. С. 519.
  • [6] Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения в 2-х т. Т.1. - М.: Мысль, 1987. С. 93.
  • [7] Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения в 2-х т. Т.1. - М., 1987. С. 97.
  • [8] Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения в 2-х т. Т.1. - М., 1987. С. 93.
  • [9] Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения в 2-х т. Т.1. - М., 1987. С. 95.
  • [10] Климишин И.А. Релятивистская астрономия. - М.: Наука, 1983. - 208 с.
  • [11] Николсон И. Тяготение, чёрные дыры и Вселенная. - М.: Мир, 1983. - 240 с.
  • [12] Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения в 2-х т. Т. 1. - М., 1987. С. 100.
  • [13] Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения в 2-х т. Т. 1. - М., 1987. С. 104.
  • [14] Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения в 2-х т. Т.1. - М., 1987. С. 105.
  • [15] Шеллинг Ф.В.Й. Сочинения в 2-х т. Т. 1. - М., 1987. С. 101.
  • [16] Макаров М.Г. Развитие понятий и предмета философии в истории её учений. - Л.,1982. С. 155.
  • [17] Гайденко П.П. Шеллинг / Философский энциклопедический словарь. - М.: Сов.энциклопедия, 1983. С. 780.
  • [18] Спиркин А.Г. Философия / Философский энциклопедический словарь. - М., 1983.С. 728.
  • [19] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 2. Философия природы. - М.:Мысль, 1975. С. 32.
  • [20] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 2. Философия природы. - М.:Мысль, 1975. С. 121.
  • [21] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. Наука логики. - М.: Мысль, 1974. С. 276.
  • [22] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. Наука логики. - М., 1974.С. 276.
  • [23] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 2. Философия природы. - М., 1975. С. 137.
  • [24] ? Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. - М., 1974.С. 269.
  • [25] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. Наука логики. - М., 1974.С. 269.
  • [26] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т.1. Наука логики. - М., 1974.С. 270.
  • [27] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука логики. - М., 1974.С. 270.
  • [28] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 2. Философия природы. - М.,1975. С. 138.
  • [29] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 2. Философия природы. - М.,1975. С. 140.
  • [30] Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. Т. 2. Философия природы. - М.,1975. С. 141.
  • [31] Противоположность/ Философский энциклопедический словарь. - М., 1983.С. 543.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >