Обоснованность обвинения и гарантии прав обвиняемого при рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства

Аннотация: В статье исследуются вопросы возможности судьи реально проверить обоснованность обвинения, на чём данное убеждение основывается, соблюдение при этом прав подсудимого, критически осмысливаются нормы действующего уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие особый порядок принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением.

Ключевые слова: особый порядок судебного разбирательства, обоснованность обвинения, оценка доказательств

Вопросы обоснованности обвинения при рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства в настоящее время возникают всё чаще, поскольку число дел, рассматриваемых в ускоренном порядке, увеличивается с каждым годом. Согласно данным статистики Управления судебного департамента при Верховном суде РФ в 2016 году в особом порядке судебного разбирательства было рассмотрено 65,8% уголовных дел, в 2015 году их количество составляло 65,1%.

Возникновение института, предусмотренного гл. 40 УПК РФ, обосновано, поскольку он предоставляет возможности смягчить ответственность раскаявшихся обвиняемых, осуществлять экономию процессуальных средств и материальных ресурсов, способствовать эффективному раскрытию и расследованию организованных преступлений. Однако действующий Особый порядок уголовного судопроизводства не содержит достаточных гарантий от возможных негативных последствий при его применении.

Согласно ст. 315 УПК РФ при рассмотрении дела в особом порядке суд должен проверить, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. Относительно данного положения высказываются мнения о том, что «не стоит испытывать иллюзий относительно данной гарантии, не потому что суд такой плохой, а хотя бы потому, что без разбирательства дела зачастую невозможно определить обосновано обвинение или нет» [1].

Это связано с тем, что судья не имеет возможности лично и из первоисточника исследовать доказательства по делу, дать оценку достоверности всех представленных доказательств: вынося итоговое решение, он основывается на предположении о том, что обвиняемый добровольно и осознанно признается в содеянном, все стороны действуют добросовестно, профессионально, ответственно, все установленные сторонами обстоятельства отражены в материалах дела. То есть, суд, не имея реальной возможности проверить всё вышеуказанное без проведения судебного следствия, принимает решение, доверяясь сторонам обвинения и защиты, которые определяют круг и содержание всех доказательств, имеющихся в деле. По мнению Шигурова А.В. такая модель исключает какую-либо ответственность суда за обоснованность содержащихся в приговоре выводов о виновности подсудимого в совершении конкретного преступления [2, с. 242].

Представляется очевидным, что своё мнение по данному вопросу судья может сформировать лишь после тщательного изучения всех доказательств стороны обвинения и защиты, которые имеются в уголовном деле. Анализ должен проводиться судьей единолично, то есть без участия сторон и вне судебного заседания. Однако, это усеченная форма непосредственного исследования судьей доказательств: судья не имеет возможности лично выслушать подсудимого, потерпевшего и свидетелей, на его обозрение представлены показания данных лиц, зафиксированные протоколами следственных действий.

Тем не менее, судья первой инстанции обязан проверить обоснованность выдвинутого обвинения, тщательно оценить все доказательства, используя возможности, предоставленные ему в рамках особой формы судопроизводства; любые сомнения в виновности подсудимого он должен рассматривать как основание для проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Обоснованность обвинения выражается в подтверждении его совокупностью доказательств, на которые имеются ссылки в обвинительном заключении/акте. Назначение судебного разбирательства в особом порядке производится не по формальным моментам, а по содержательным, а именно при подтверждении факта обоснованности обвинения [3,с.466].

Положения гл. 40 УПК не позволяют однозначно ответить на вопрос о том, в какой момент производства по делу суд должен прийти к выводу об обоснованности и доказанности обвинения (при назначении дела к рассмотрению в особом порядке, в ходе судебного разбирательства или же в совещательной комнате при постановлении приговора).

По мнению О.В. Качаловой, судья, ещё готовясь рассмотреть уголовное дело в сокращенном порядке, должен убедиться в достаточности доказательств, подтверждающих виновность обвиняемого, необоснованность обвинения исключает возможность рассмотрения дела в особом порядке. Изучив материалы уголовного дела, судья должен убедиться в виновности лица, совершившего преступление, оценить собранные по делу доказательства, определить их содержание, проверить подтверждённость обвинения собранными по делу доброкачественными доказательствами, не содержащими процессуальных изъянов, прийти к выводу о том, что совокупность собранных по делу доказательств является достаточной для вынесения обвинительного приговора. Невыполнение этих обязанностей приводит к нарушению права подсудимого на справедливое судебное разбирательство и тем самым предопределяет невозможность вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора [4, с. 159-160].

С другой стороны, убежденность судьи в виновности подсудимого до начала судебного заседания недопустима, поскольку ведет к необъективности и противоречит беспристрастности при постановлении приговора.

В связи с этим, можно предположить, что формирование внутреннего убеждения судей в обоснованности выдвинутого обвинения в особом порядке проходит в два этапа. Первоначально, при получении уголовного дела с ходатайством о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, судья обязан тщательно изучить поступившие материалы и оценить относимость, допустимость, достоверность и достаточную совокупность доказательств для вынесения решения. Судья должен быть убежден в возможности вынесения обвинительного приговора. Данный этап осуществляется вне рамок судебного разбирательства, но в пределах процессуальной формы подготовки к судебному заседанию.

Следующий этап формирования внутреннего убеждения судей в обоснованности выдвинутого обвинения в особом порядке приходится на судебное разбирательство. После подтверждения подсудимым своего ходатайства на постановление приговора без судебного разбирательства, выяснения согласия сторон, в совещательной комнате судья повторно исследует доказательства, собранные на предварительном расследовании, и сведения о личности, представленные сторонами в суде, помня, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК РФ). В случае, если при удалении в совещательную комнату, судья придет к выводу о том, что отсутствуют основания в обоснованности выдвинутого подсудимому обвинения, то он выносит постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке. Единственное, что при этом недоступно судье - работа с достоверностью, поскольку её возможно проверить лишь в рамках непосредственного исследования.

При этом оценка доказательств без их исследования в судебном разбирательстве представляется многим ученым настолько невозможной, что И.А. Пикалов утверждает, что особый порядок противоречит принципам уголовного судопроизводства, Конституции РФ и предлагает исключить главу 40 из УПК РФ [5, с. 300-301J.

По-иному проблему видит Н.В. Редькин. Он полагает, что особый порядок имеет существенные отличия от аналогичной деятельности при обычной процедуре судебного рассмотрения и разрешения уголовного дела. Накопление знаний судьи об обстоятельствах произошедшего преступления посредством исследования доказательств заменяется при особом порядке презумпциями: предположение о добросовестном выполнении собственных процессуальных функций государственным обвинителем и защитником, предположение о законности собранных в уголовном деле доказательств, презумпция истинности обвинения, предъявленного обвиняемому; презумпция законности, обоснованности и справедливости приговора, постановленного с соблюдением требований главы 40 УПК РФ [6, с. 7].

Данная точка зрения представляется автору данной статьи обоснованной, поскольку, не имея возможности проверить указанные в деле обстоятельства лично, суд вынужден доверять им. Однако сомнительно называть данные предположения судьи презумпциями, в связи с тем, что в этом случае в совокупности они образуют презумпцию обоснованности обвинения, что в корне неверно: законодатель ясно в п. 7 ст. 316 УПК РФ оставляет за судьёй право при малейшем сомнении прекратить рассмотрение дела в особом порядке. То есть данные положения не являются для судьи обязательными, и применяются лишь при твёрдом внутреннем убеждении, что преступление имело место быть именно в том виде, которое представлено в обвинении.

Рассуждая о проблемах обоснованности обвинения, Антонова

Э.Ю. считает необходимым приводить в описательно-мотивировочной части приговора, вынесенного в соответствии с главой 40 УПК РФ, анализ доказательств, на основании которых судья выносит судебное решение, а также установить возможность обжалования приговора в апелляционной инстанции по всем основаниям, указанным в ст. 389.15, путем внесения необходимых поправок в ст. 316 и ст. 317 УПК РФ соответственно [7, с. 33].

Петуховский А.А. идет ещё дальше и предлагает законодателю конкретные действия. Он считает необходимым «из ч. 1 ст. 240 УПК РФ исключить указание о том, что в случаях, предусмотренных разделом X УПК РФ, доказательства непосредственно не исследуются. Предусмотреть в ч. 1 ст. 316 УПК производство судебного следствия (гл. 37 УПК РФ) с учетом требований настоящей статьи. Часть 5 ст. 316 УПК РФ изложить в следующей редакции: «На судебном следствии производится допрос обвиняемого относительно обстоятельств совершения преступления, допрос потерпевшего, исследование доказательств об обстоятельствах, характеризующих личность подсудимого, смягчающих и отягчающих наказание. По инициативе судьи или по ходатайствам сторон могут исследоваться иные доказательства». Исключить из ч. 8 ст. 316 УПК РФ фразу: «Анализ доказательств и их оценка в приговоре не отражаются» [8, с. 2002].

Предложенный вариант кажется нам чрезмерным, поскольку при таких условиях особый порядок судебного разбирательства немногим станет отличаться от общего, кроме того не будет экономии процессуального времени. В связи с этим, считаем возможным согласиться лишь с тем, что необходимо производить допрос подсудимого, чтобы лично убедиться, что он осознает, в чем именно обвиняется; в обстоятельствах совершения им преступления.

В обоснование данного довода приведём пример: в Ленинском районном суде г. Магнитогорска Челябинской области в ходе судебного следствия подсудимый Н., обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, подтвердил своё ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке. Когда же судья начал выяснять его мнение относительно заявленных исковых требования, Н. пояснил, что исковые требование признаёт и в течение двух лет с момента совершения преступления ущерб не возместил, поскольку автомобиль потерпевшего, являющийся предметом мошенничества, своим посчитал ошибочно: у них были автомобили одного цвета, одной марки. И лишь, когда потерпевший освободился из мест лишения свободы и подал в суд заявление, Н. стало известно, что автомобиль принадлежит не ему. Таким образом, стало очевидным, что фактически подсудимый вину не признаёт, в связи с чем судья вынес постановление о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке. Но данное обстоятельство непризнания вины выяснилось случайно. Если же допрос подсудимого был бы закреплен законодательно, в ходе него эти сведения суд установил бы непременно.

Кроме того, поскольку достоверность показаний обвиняемого в связи с его согласием с предъявленным обвинением не выясняется, нельзя исключить давления на обвиняемого со стороны дознавателя, следователя в целях получения такого согласия по уголовным делам, по которым имеются возможность самооговора, сомнения в виновности обвиняемых. Не является достаточной гарантией добровольности согласия обвиняемого и участие защитника.

Кроме того, гл. 40 УПК РФ говорит о согласии обвиняемого с предъявленным обвинением, что даёт возможность ряду авторов считать, что при особом порядке судебного разбирательства признания вины не требуется. Так, например, Л.А. Воскобитова пишет, что согласие с предъявленным обвинением не связано с позицией обвиняемого относительно фактических обстоятельств дела, он вообще может не давать показания, но при этом не спорить с обвинением [9, с. 761]. Но молчание подсудимого не должно быть принимаемо за признание им своей вины, поэтому мнение Воскобитовой, на наш взгляд, не обосновано.

Так, в вышеупомянутом суде слушалось дело по ч. 2 ст. 228 УК РФ в отношении Г. и Ш. Г. при допросе в качестве подозреваемого пояснил, что наркотическое средство не приобретал, ему его дал Ш., о том, что это наркотическое средство он не знал. При допросе в качестве обвиняемого Г. вину признал полностью, подтвердил показания, данные при допросе в качестве подозреваемого. В последствие, Ш. и Г. заявили ходатайство о рассмотрении дела в порядке особого судебного разбирательства. В данном случае судья также обоснованно принял решение о переходе к общему порядку судебного разбирательства.

Кроме того, соблюдение прав обвиняемого возлагается также и на государственного обвинителя. В информационном письме от 29 апреля 2015 года «О рассмотрении уголовных дел в особом порядке», направленном руководством прокуратуры Российской Федерации нижестоящим прокурорам, отмечено, что государственным обвинителям следует возражать против постановления приговора без проведения судебного разбирательства в тех случаях, когда подсудимые, отказавшиеся на стадии предварительного следствия (дознания) от дачи показаний, впоследствии заявили ходатайства о рассмотрении дела в порядке главы 40 УПК РФ, формально согласившись с предъявленным обвинением. Это продиктовано необходимостью соблюдения прав и законных интересов участников процесса, в том числе самих обвиняемых [10,с. 74].

Таким образом, судебное следствие может производиться ограниченно, однако обязательным условием для этого должно быть признание обвиняемым своей вины и сообщение им сведений о совершенных преступлениях.

Много вопросов вызывает и проблема соблюдения прав подсудимого при рассмотрении дела в особом порядке судебного разбирательства. Выгод у подсудимого при заявлении соответствующего ходатайства немного: это быстрота рассмотрения дела, обязательное участие защитника, оплата которого с подсудимого не взыскивается, и назначение наказания не более 2/3 от максимально возможного. Последнее преимущество кажется довольно сомнительным, ибо практика показывает, что судьи, как правило, и так не назначают большего наказания. Между тем, говорить о том, что презумпция невиновности в равной степени распространяется и на ускоренные, и на обычные формы производства по уголовным делам, весьма затруднительно. В соответствии со ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ лицо считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в установленном законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Ускоренное производство, при котором происходит отказ от полноценного доказывания, существенно сокращает и упрощает условия, при которых лицо может быть признано виновным в совершении преступления. Помимо этого, подсудимый лишается возможности обжалования приговора по таким основаниям, как несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела (ст. 317 УПК РФ). Законодательный запрет обжалования приговоров, постановленных в особом порядке, по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 389.15 УПК РФ, обусловлен тем, что в судебном разбирательстве по таким уголовным делам исследование и оценка доказательств не проводится (ч. 5 ст. 316, ч. 4 ст. 317.7 УПК РФ).

Подводя итог, мы видим, что, несмотря на многочисленные преимущества рассмотрения дел в особом порядке принятия судебного решения при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, выяснение обоснованности обвинения оказывается затруднительным, а порой и невозможным. Судья опирается лишь на изложенные следователем в обвинительном заключении выводы, которые должны подтверждаться совокупностью доказательств, исключающей любые разумные сомнения в том, что все было именно так, как описал следователь.

Библиографический список

  • 1. Личный взгляд на особый порядок рассмотрения уголовного дела при согласии с предъявленным обвинением: [Электронный ресурс] // Сайт Новосибирского адвоката Спиридонова М.В. Тел. 8-923-249-26-92. URL: ЬПр://адвокат-спиридонов.рф/особый-порядок-рассмотрения-дела (Дата обращения: 01.03.2017).
  • 2. Шигуров А.В. Ответственность судьи за обоснованность судебного решения, выносимого в особом порядке (гл. 40 УПК РФ) // Наука и современность. 2014. №31 С.241-246.
  • 3. Судебное производство в уголовном процессе Российской Федерации: Научно-практическое пособие по применению Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации / Под общей ред.

B. М. Лебедева. 2-е изд., перераб. и доп. М: Юрайт, 2011. - 999 с.

  • 4. Качалова О.В. Ускоренное производство в российском уголовном процессе: Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2016. - С. 482.
  • 5. Пикалов И.А. Особый порядок судебного разбирательства // Актуальные проблемы права России и стран СНГ: Материалы IX Международной научно-практической конференции. Челябинск, 2007. - С. 439.
  • 6. Редькин Н.В. Особый порядок судебного разбирательства в системе уголовного процесса РФ: Авторсф. дис. ... канд. юрид. наук. Краснодар, 2007. - С. 34.
  • 7. Антонова Э.Ю. Особенности оценки доказательств по внутреннему убеждению при рассмотрении судами уголовных дел в особом порядке принятия судебного решения // Российский судья. - 2015.- №6.-

C. 31-33.

  • 8. Петуховский А.А. Предусмотреть непосредственное исследование судом доказательств при осуществлении особого порядка судебного разбирательства // Актуальные проблемы российского права. - 2014. - №9. С.1998-2003.
  • 9. Уголовно-процессуальное право России: Учеб, для вузов / Под ред. П.А. Лупинской. М., 2009. - С. 1079
  • 10. Беллевич А.Ю., Буракова Н.И. Право обвинения возражать против особого порядка гарантировано законом // Прокурор. - 2016. - №1. - С. 73-75.

Flyantikova E.V.,

undergraduate first year students, Samara University

Validity of prosecution and guaranteeing the defendant’s right when investigating a case using a special judicial procedure

Annotation: The article studies the aspects related to the judge’s actual ability to review the validity of prosecution. It examines the facts used as the grounds for such prosecution and whether the defendant’s rights are observed at the same time. The article critically conceptualizes the statutes of the applicable criminal procedure legislation regulating the specicd procedure for passing a judgment when the defendant agrees with the presented accusation.

Keywords: special judicial procedure, validity of prosecution, evaluation of the evidence.

УДК 343.1

Фрыгин Дмитрий Валерьевич,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П.Королева,

e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >