Адвокат-защитник как субъект доказывания

Аннотация: В статье раскрывается, можно ли рассматривать адвоката-защитника как отдельного субъекта доказывания, а также его права и обязанности.

Ключевые слова: адвокат-защитник, субъект доказывания, права, обязанности, ответственность.

Конституция Российской Федерации предоставляет право каждому гражданину на получение квалифицированной юридической помощи, в уголовном процессе это право гарантируется возможностью назначения обвиняемым, защитника, являющимся профессиональным юристом-адвокатом. Адвокат приобретает процессуальный статус защитника с момента его допуска к участию в деле, что подтверждается предъявлением удостоверения и ордера. Выполнение функции защиты конкретного лица становится обязанностью адвоката, от которой в дальнейшем он не может самостоятельно отказаться.

Важнейшей составной частью уголовно-процессуальной деятельности является доказывание. Для осуществления успешной борьбы с преступностью, а также защиты прав и законных интересов граждан необходимо, чтобы по каждому уголовному делу были установлены в точном соответствии с действительностью обстоятельства происшедшего. Лишь при этом условии представляется возможным правильно разрешить вопросы о событии, составе преступления, о виновности конкретного лица и применения к нему справедливого наказания.

Под участием защитника в процессе доказывания следует понимать совокупность средств, предоставленных защитнику уголовнопроцессуальным законом в виде полномочий по получению и представлению доказательственной информации, направленной на установление смягчающих и оправдывающих обстоятельств, а также совокупность правил и приемов, применяемых в целях эффективного влияния с помощью этой информации на принятие решения следователем и судом.

Впервые в истории российского уголовно-процессуального законодательства с момента допуска к участию в уголовном деле защитник получил право собирать доказательства, необходимые для оказания юридической помощи. В порядке, установленном ч. 3 ст. 86 УПК РФ, защитник вправе собирать доказательства путем:

  • 1) получения предметов, документов и иных сведений;
  • 2) опроса лиц с их согласия;
  • 3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии.

Дополнительным средством участия адвоката-защитника в доказывании является право на привлечение к участию в деле специалиста (и. 3 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 80 УПК РФ).

Доказывание представляет собой предусмотренную уголовнопроцессуальным законом деятельность органов дознания, предварительного следствия, прокурора и суда при участии других субъектов уголовного судопроизводства по собиранию, проверке и оценке фактических данных об обстоятельствах, установить которые необходимо для правильного разрешения уголовного дела.

В настоящий момент, в современной юридической литературе уже давно не отрицается тот факт, что адвокат-защитник является субъектом (участником) доказывания, так как он наделен широкими правами по участию в этом процессе. На наш взгляд, следует согласиться с мнением Л.Д. Кокорева, о том, что адвокатов, выполняющих в процессе обязанности защитника следует выделить в особую группу субъектов доказывания, ибо на них возлагаются особые обязанности по участию в доказывании, невыполнение которых может повлечь определенные меры воздействия.

Особая роль в доказывании адвоката-защитника обусловлена прежде всего тем, что он является профессиональным участником процесса, обладающим специальными юридическими знаниями. Его статус и деятельность прежде всего регулируются специальным законом - Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Кодексом профессиональной этики адвоката, положениями УПК РФ и другими нормативно-правовыми актами.

В деятельности адвоката-защитника по участию в доказывании есть определенные особенности.

Из принципа презумпции невиновности следует, что подозреваемый и обвиняемый не обязаны доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 14 УПК), впрочем, как и любые другие обстоятельства, в силу того, что бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Прежде всего хотелось бы обратить внимание на тот факт, что в ранее действовавшем уголовно-процессуальном законодательстве (УПК РСФСР I960 г.) на защитника возлагалась обязанность использовать все допустимые средства и способы защиты с тем, чтобы выяснить обстоятельства, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность. Действующий уголовно-процессуальный кодекс РФ, как верно замечает З.В. Макарова, почти не использует термин «обязан», «обязанности», а употребляет термин «полномочия», «уполномочен» в отношении участников уголовного судопроизводства - государственных органов и должностных лиц, а также защитника и термин «право» - в отношении всех других участников уголовного судопроизводства. В этой связи она делает следующий вывод: поскольку в отношении защитника законодатель пользуется термином «полномочия», постольку и полномочия защитника, как и полномочия должностных лиц и органов, одновременно являются и его обязанностями. С этим утверждением можно согласиться, так как он находится в контексте с ч. 1 ст. 7 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре». Адвокат обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя, в том числе и обвиняемого по уголовным делам, всеми незапрещенными законодательством средствами и способами. Следовательно, адвокат-защитник обязан защищать права и законные интересы доверителя, в том числе и участвуя в доказывании по уголовному делу [5, с. 202-203J.

Как справедливо отмечает В.Д. Бойков отсутствие в законе термина «обязанность» применительно к защитнику не отменяет нравственного требования активности адвоката, вытекающего из содержания его профессионального долга. Адвокат остается субъектом обязанности доказывания выдвигаемого защитительного (опровергающего обвинение) тезиса, что составляет основу принципа состязательности как в гражданском, так и в уголовном, и в других видах судопроизводства [1, с. 45].

Но данный вопрос нельзя рассматривать в отрыве от содержательной трактовки самого понятия уголовно-процессуальной обязанности доказывания. Представляется, что бремя доказывания - как общее понятие по отношению к бремени доказывания обвинения - т.е. обязанности доказывания обвинения со всеми вытекающими последствиями в случае ее неисполнения. В соответствии с Уголовнопроцессуальным кодексом РФ на защитника не возложено бремя доказывания защиты. Обязанность доказывания для защитника не выступает обязанностью доказывания истины, а является в свою очередь условием, содержанием состязательного процесса, состоящим в противостоянии сторон. Защитник защищать, а средством реализации этой обязанности будет участие в доказывании.

Вряд ли можно отрицать тот факт, что пассивность защитника в процессе доказывания может повлечь неблагоприятные для подзащитного (подозреваемого, обвиняемого) последствия. Как верно отмечает

З.В. Макарова, если адвокат ведет себя пассивно в уголовном процессе, не использует все незапрещенные законом средства и способы защиты, не собирает и не представляет сведения в пользу своего подзащитного, не опровергает доводы стороны обвинения, он тем самым способствует наступлению неблагоприятных последствий для обвиняемого, тем более в условиях, когда роль суда по Уголовно-процессуальному кодексу РФ не является столь активной [5, с. 202-203]. Реформирование российского уголовного судопроизводства и переход от розыскного к состязательному процессу снизили активность суда и повысили роль сторон в участии в доказывании. Поэтому мнение о том, что защитник лишь вправе участвовать в доказывании, представляется ошибочным: это его обязанность.

В силу действия принципа презумпции невиновности перед защитником не стоит задача установить подлинные обстоятельства дела, его цель может заключаться не в опровержении аргументов обвинения, а в том, чтобы посеять сомнения в их достаточности для выводов о виновности его подзащитного [6, с. 33-38]. Если защитник положительно не доказал невиновность своего подзащитного, то это вовсе не означает, что доказана его виновность. При недостаточности доказательств, обосновывающих версию обвинения, тезис «не виновен» доказывается путем указания на необоснованность тезиса «виновен», выдвинутого обвинением, поскольку все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 14 УПК).

Деятельность адвоката односторонняя. Он в отличие от органов предварительного расследования вправе собирать только ту информацию, имеющую доказательственное значение, которая необходима ему для отстаивания позиции защиты, а не подтверждает всю совокупность необходимых для установления обстоятельств по уголовному делу. Мы считаем, что А.Д. Бойков прав, когда утверждает, что защитник не должен выявлять данные, изобличающие подзащитного, оценивать же он вынужден все имеющие значение для дела доказательства, иначе защита будет предвзятой, неполноценной, а значит неэффективной [2, с. 51]. Деятельность защитника в процессе доказывания определена указанной в законе целью - защита прав и интересов подозреваемых и обвиняемых, оказание им юридической помощи (ч. 1 ст. 49 УПК). Установление объективной картины расследуемого деяния - дело обвинения. Если защитник, как и обвинитель, будет стремиться к установлению истины, то в процессе появится второй обвинитель, а институт защиты будет разрушен.

Вся деятельность защитника по участию в доказывании должна быть подчинина той позиции защиты, которая согласована с подзащитным поскольку адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя (п. 3 ч. 4 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре»).

Защитник сам решает, когда предъявлять следователю (дознавателю) или суду те или иные полученные им предметы и документы, заявлять ходатайства, руководствуясь при этом собственными тактическими соображениями, обусловленными согласованной с подзащитным позицией защиты. Спорным видится мнение профессора В.М. Быкова, который считает, что непредставление стороной защиты собранных материалов дознавателю или следователю нарушает принцип равенства сторон в уголовном судопроизводстве, так как дознаватель и следователь знакомят обвиняемого и его защитника со всеми собранными по уголовному делу доказательствами, а защитник, имея в своем распоряжении новые сведения, документы и предметы, их дознавателю не предоставляет, тем самым лишает их возможности своевременно еще до суда исследовать, проверить и оценить их доказательственную ценность [3, с. 62-64J

В одной из своих статей М.М. Шейфер, «Является ли защитник полноправным субъектом доказывания в уголовном процессе?» говорит о том, что: «Безусловно, защитник в уголовном процессе России является субъектом доказывания, однако при действующей структуре процесса его роль в процессе доказывания остается весьма ограниченной [8].

Нельзя согласиться с исследователями, которые полагают, что защитника следует уравнять со следователем и дознавателем в праве собирать доказательства. Закрепленный в УПК РФ принцип состязательности нельзя в полной мере распространять на досудебные стадии, на которых лишь отдельные элементы состязательности.

В целях более последовательного обеспечения права обвиняемого на защиту, необходимо расширить состязательные начала в уголовном процессе, и, в частности повысить активность защитника в доказывании. Для этого было бы целесообразно наделить его правом участвовать в следственных действиях, проводимых не только с участием его подзащитного, но и с участием свидетелей и потерпевшего. Цель такого участия - приблизить сторону защиты к процессу формирования доказательств. Другой стимулирующей мерой могло бы стать предложенное рядом ученых закрепление в законе обязанности органов расследования удовлетворять ходатайства защиты о назначении экспертизы и других следственных действий, не ставя это решение в зависимости от усмотрения следователя, как это предусмотрено ч. 2 ст. 159 УПК РФ.» [7, с. 48]

В статье Масловой М.В. «Особенности правового статуса защитника на этапе судебного следствия» говорится что: Правовой статус защитника как субъекта доказывания на этапе судебного следствия включает в себя совокупность его прав, обязанностей и ответственности. В целях реализации данных прав и обязанностей по защите подсудимого защитник выполняет соответствующие действия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством [6, с. 33-38].

Односторонний подход к участию в доказывании, к деятельности защитника проявляется и на судебной стадии. На этапе судебного следствия можно выделить следующие группы прав защитника:

  • 1) общие, предусмотренные статьей 53 УПК РФ: по согласованию позиций с подсудимым (клиентом); по заявлению ходатайств; по ознакомлению с любыми материалами уголовного дела; по оказанию подзащитному юридической помощи по ходу проведения судебного расследования; по представлению любых доказательств, необходимых для оказания юридической помощи подзащитному;
  • 2) специальные, детализированные в главе 37 УПК РФ, заключающиеся в участии защитника в любых следственных действиях: в допросах подсудимого (статья 275); в оглашении показаний подсудимого (статья 276); в допросах потерпевшего (статья 277); в допросах свидетелей, в том числе с использованием систем видеоконференцсвязи (статьи 278 и 278.1); в оглашении показаний потерпевшего и свидетелей (статья 281); в допросах эксперта (статья 282); в осмотрах вещественных доказательств (статья 284); в оглашении протоколов следственных действий и иных документов (статья 285); в осмотрах местности и помещений (статья 287); в следственных экспериментах (статья 288); в предъявлениях для опознания (статья 289); в освидетельствованиях (статья 290).

В качестве основных обязанностей защитника на этапе судебного следствия можно выделить следующие их группы:

  • 1) по неразглашению данных, известных в ходе предварительного расследования, если защитник был предупрежден о неразглашении данных сведений;
  • 2) по осуществлению защиты подсудимого в обязательном порядке.

Также наряду с правами у защитника есть и ответственность за свою деятельность, которая делится в зависимости от тяжести совершенного правонарушения и характера нарушенных правовых норм на уголовную, административную, дисциплинарную, имущественную.

Так, В.Л. Кудрявцев говорит о юридической ответственности ад- воката-защитника за неисполнение либо ненадлежащее исполнение конституционной обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Адвокат может быть привлечен к уголовной статье по некоторым составам главы 31 «Преступления против правосудия» УК РФ. Так, согласно статье 310 УК РФ адвокат может быть привлечен к уголовной ответственности, если установлено, что им было осуществлено разглашение данных предварительного расследования лицом, если он был предупрежден в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, если оно совершено без согласия следователя или лица, производящего дознание.

Профессиональный защитник может привлекаться и к административной ответственности, например, по составам, предусмотренным главой 17 «Административные правонарушения, посягающие на институты государственной власти» КоАП РФ. Так, согласно статье 17.3 КоАП РФ влечет наложение штрафа либо административного ареста неисполнение законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, а также неисполнение законного распоряжения судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила.

Учитывая, что деятельность защитника, в том числе и по участию в доказывании является важной гарантией реализации базовых конституционных принципов процесса, таких как: состязательность, обеспечение обвиняемого права на защиту, презумпцию невиновности и др. На мой взгляд было бы целесообразно рассмотреть вопрос об уголовно-процессуальной ответственности адвоката-защитника как участника уголовного судопроизводства. Однако данный вопрос на столько широк и не может объективно быть рассмотрен в процессе написания данной статьи.

В завершении сказанного, можно сделать вывод, что адвокат- защитник является отдельным субъектом доказывания, это закреплено в УПК РФ, где у него появились права на собирания доказательств, он может строить свою тактику доказывания, использовать все незапрещенные методы доказывания, прежде согласовав со своим подзащитным. Наряду с правами у адвоката-защитника также есть и ответственность, за неисполнение либо ненадлежащее исполнение конституционной обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи.

Библиографический список

  • 1. Бойков А.Д. Основы профессиональной этики адвоката // Этика адвоката. М., 2007. - С. 45-46.
  • 2. Бойков А.Д. Этика профессиональной защиты по уголовным делам. М., 1978.
  • 3. Быков В.М. Проблемы участия защитника в собирании доказательств // Российская юстиция. - 2007. - №9. - С. 62-64.
  • 4. Кудрявцев В.Л. Юридическая ответственность адвоката (защитника) за неисполнение либо ненадлежащее исполнение конституционной обязанности по оказанию квалифицированной юридической помощи // Адвокат. - 2008. - №2. - С. 15.
  • 5. Макарова З.В. Профессиональная защита подозреваемых, обвиняемых. СПб., 2008. - С. 202-203.
  • 6. Маслова М.В. Особенности правового статуса защитника на этапе судебного следствия // Московский адвокат. - №1. - 2016. - С. 33-38.
  • 7. Михайловская Н.Б. Настольная книга судьи по доказыванию в уголовном процессе. М., 2006. - 192 с.
  • 8. Шейфер М.М. Является ли защитник полноправным субъектом доказывания в уголовном процессе? // Уголовная юстиция: связь времен / МАСП: http://www.iuaj.net/

Fisenko А.,

undergraduate first year students, Samara University

The attorney as a subject of proof

Annotation: The article reveals whether a defense attorney is a separate subject of proof, and it also describes his rights and obligations.

Keywords: the defense attorney, the subject of proof, the rights, duties, responsibility.

УДК 343.1

Флянтикова Екатерина Владимировна,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >