Процессуальное положение лица, заявившего о совершении преступления, и его представителя

Аннотация: В данной работе рассмотрены проблемы, возникающие у лица, заявившего о совершении преступления, и его представителя на стадии возбуждения уголовного дела. Описываются особенности проведения следственных действий до возбуждения уголовного дела. Приведены примеры нарушения органами предварительного расследования прав заявителя и положительная практика обжалования таких действий.

Ключевые слова: заявитель, возбуждение уголовного дела, следственные действия, экспертиза, опрос очевидцев, представитель заявителя, пострадавший.

В соответствии с ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, условием чего является доступ к правосудию. Право на судебную защиту и доступ к правосудию в уголовном процессе обеспечивается, в том числе, возможностью влиять на ход предварительного расследования и даже на само возбуждение уголовного дела - необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела препятствует доступу к правосудию [1, с. 114; 2, с.77].

На стадии возбуждения уголовного дела у лица, пострадавшего от преступления, круг полномочий значительно уже, чем после официального признания его потерпевшим. При этом лица, рассматривающие сообщение о преступлении, вправе проводить ряд следственных и иных процессуальных действий, а полученные в их ходе результаты в дальнейшем могут приобрести статус доказательств.

Согласно ст. 144 УПК РФ, при проверке сообщения о преступлении дознаватель, орган дознания, следователь, руководитель следственного органа вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в порядке, установленном Кодексом, назначать судебную экспертизу, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок, производить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Вопрос возможности проведения следственных действий на стадии возбуждения уголовного дела является дискуссионным, но больше всего разногласий возникает по поводу назначения экспертизы. Связано это с невозможностью соблюдения прав лиц, участвующих в проверочной деятельности, поскольку они не имеют процессуального статуса.

Согласно ст. 198 УПК РФ, при назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, представитель вправе:

  • 1) знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы;
  • 2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении;
  • 3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной экспертизы в конкретном экспертном учреждении;
  • 4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной экспертизы дополнительных вопросов эксперту;
  • 5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной экспертизы, давать объяснения эксперту;
  • 6) знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта.

Заявитель не обладает возможностью реализовать указанные права, т.к. на этом этапе уголовного судопроизводства не предусмотрено вынесения постановления о признании его потерпевшим. Между тем, ему может быть известно, например, о наличии личной заинтересованности эксперта, его служебной зависимости от лица, совершившего преступление, а также обстоятельства, которые должны лечь в основу вопросов, поставленных перед экспертом. При этом заключение эксперта, полученное без участия заявителя, может стать основанием для отказа в возбуждении уголовного дела, преградив тем самым пострадавшему доступ к правосудию и возможность реализовать свое право на судебную защиту.

Конституционный Суд РФ в своем Определении от 05.02.2015 №257-0 «По жалобе гражданина Шилова Сергея Яковлевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 195 и 198 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» указывает, что по смыслу названных законоположений, подозреваемый, обвиняемый и их защитник не могут не быть ознакомлены с постановлением о назначении судебной экспертизы и с соответствующим заключением эксперта - за исключением случаев, когда для этого нет объективной возможности, а именно когда подозреваемый, обвиняемый не установлены. Если же органам предварительного расследования конкретное лицо, причастное к преступлению, известно, этому лицу должна быть во всяком случае предоставлена возможность реализовать весь комплекс прав, в том числе при производстве судебных экспертиз [3J. Иными словами, ознакомление с постановлением о назначении экспертизы не зависит от наличия у лица, совершившего преступление, если оно известно, статуса подозреваемого или обвиняемого.

Сказанное в полной мере относится к потерпевшему. Лицо, которому преступлением причинён вред, должно быть ознакомлено с постановлением о назначении экспертизы до начала ее производства, вне зависимости от того, кто сообщил органам дознания, следствия о преступлении.

При принятии УПК РФ в 2001 году предполагалось, что на стадии возбуждения уголовного дела нет возможности проведения следственных действий, в том числе и назначения экспертизы, поэтому при необходимости в специальных познаниях орган расследования получал акт исследования или заключение специалиста, тем более, что в 2003 году ст.ст. 74, 80 УПК РФ были дополнены соответствующим понятием. Однако, подмена экспертизы справкой или заключением специалиста рождала, как отмечает В.А. Лазарева сразу два порочных доказательства, поскольку после возбуждения уголовного дела эксперт фактически уже не проводит исследований, как требует закон (ч.1. ст. 80 УПК), а «оформляет» результаты предварительного исследования. Отражающая же предварительное исследование справка специалиста не обладает гарантиями достоверности, так как составлена лицом, не несущим уголовную ответственность за дачу заведомо ложного заключения [4, с. 298].

С признанием заключений специалиста, тем более, полученным до возбуждения уголовного дела, допустимым доказательством связана еще одна проблема. В ходе проверки сообщения о преступлении опрашиваются многие очевидцы, которые могут обладать специальными знаниями. Существуют случаи, когда на пояснения таких лиц ссылаются, как на консультацию специалиста.

Так, например, гражданин М. обратился в Следственный комитет с заявлением по факту некачественной медицинской помощи, оказанной его супруге врачом станции скорой медицинской помощи. В Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела следователь ссылается на пояснения очевидца А., состоящего в должности заведующего отделением реаниматологии, где в последствии скончалась пациентка, высказывающего предположение о наиболее вероятном диагнозе на момент осмотра погибшей врачом станции скорой медицинской помощи [5].

Считаем, что указанная информация не может иметь доказательственного значения. Данный гражданин опрашивался не в качестве специалиста, не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, да и возможности предупреждения об уголовной ответственности до возбуждения уголовного дела законом не предусмотрено. Кроме того, этот «очевидец» является заинтересованным в исходе дела лицом, поскольку врач, допустивший ошибку, приведшую к смерти пациентки, работает в его отделении.

В связи с этим указанное постановление было обоснованно отменено прокурором.

Направление заявителем, его представителем жалобы в прокуратуру и (или) в суд является иногда единственной возможностью участия в рассмотрении сообщения о преступлении.

Согласно п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 №1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», закон гарантирует участникам уголовного судопроизводства и иным лицам, в отношении которых допущены нарушения их прав и свобод, возможность обжалования в суд решений и действий (бездействия) должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование, и определяет, чьи решения и действия (бездействие) могут быть обжалованы в соответствии с частью 1 статьи 125 УПК РФ. Исходя из того, что рассматривают сообщения о преступлении, принимают решения об отказе в приеме сообщения о преступлении, о возбуждении и об отказе в возбуждении уголовного дела также другие должностные лица и органы, в частности начальник органа дознания (статья 40.2 УПК РФ), начальник подразделения дознания (часть 2 статьи 40.1 УПК РФ) и органы дознания (часть 1 статьи 144, часть 1 статьи 145, часть 1 статьи 146, часть 1 статьи 148 УПК РФ), заявитель вправе обжаловать и их действия.

Однако, указанное положение все же не гарантирует соблюдение прав лиц, потерпевших от преступлений, т.к. не только признание постановления незаконным, но даже его отмена (прокурором) влечет лишь возврат материала проверки сообщения о преступлении на новую проверку, по результатам которой может быть вновь отказано в возбуждении уголовного дела.

Существуют различные мнения по поводу решения указанных проблем.

В.С. Шадрин, в частности, предлагает полностью отказаться от стадии возбуждения уголовного дела. В таком случае потерпевшими будут считаться все лица, обратившиеся с заявлением о совершении преступления [6, с. 159].

Другие авторы считают, что необходимо разграничить понятие заявителя, чьи права преступным посягательством нарушены не были, и заявителя, которому преступлением причинен вред, при этом последнего называть «пострадавшим» [7, с. 64-67]. Если его наделить полномочиями потерпевшего, то это, по нашему мнению, позволит пресечь нарушение прав пострадавшего от совершения преступления.

Также может быть целесообразным законодательное расширение полномочий заявителя и его представителя, в частности, путем внесения изменений в ст. 198 УПК. Пункт первый указанной нормы можно, например, изложить в следующей редакции: «При назначении и производстве судебной экспертизы подозреваемый, обвиняемый, его защитник, потерпевший, лицо, заявившее о совершении преступления, представитель вправе...».

Библиографический список

  • 1. Лазарева В.А. Право на судебную защиту и проблемы его реализации в досудебном производстве по уголовному делу.- М.: Юрлитин- форм, 2010,- 168 с.
  • 2. Лазарева В.А., Иванов В.В., Утарбасв А.К. Защита прав личности в уголовном процессе России. Учебное пособие для бакалавриата и магистратуры. 2-е изд. - М. : Юрайт, 2015. - 322с.
  • 3. Определение Конституционного Суда РФ от 05.02.2015 №257-0 «По жалобе гражданина Шилова Сергея Яковлевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 195 и 198 Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации». // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс». - (дата обращения: 5.03.2017).
  • 4. Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе. Учебник. Академический курс. 5-е изд. - М.: Юрайт. - 2014. - 368с.
  • 5. Архив следственного отдела по Промышленному району города Самары следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Самарской области. 2016. Материал проверки №216.
  • 6. Шадрин В.С. Обеспечение прав личности при расследовании преступлений: монография. - Волгоград: Волгогр. юрид. инст. МВД России. 1997. - 220с.
  • 7. Абабков А.В. Процессуальное положение потерпевшего в уголовном процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. - М., 1998. - 191.

Ryzhkova E.A.,

a fourth year student, Samara University

Procedural capacity of a person, who informed on a crime, and his/her representative

Annotation: This paper deals with problems, which a person who informed on a crime or his/her representative may have at the stage of initiation of a criminal case. The specifics of conducting investigative actions before the initiation of a criminal case are described. Examples of violations of the applicant’s rights by preliminary investigation bodies and positive practices of appealing against such actions are given.

Keywords: applicant, initiation of a criminal case, investigative actions, expert examination, questioning of witnesses, applicant’s representative, injured.

УДК 343.9; 347.9

Сазонов Гпеб Геннадьевич,

магистрант первого курса, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >