Проблемы реализации решений европейского суда по правам человека

Аннотация: В данной статье предпринята попытка рассмотреть проблемы реализации решений ЕСПЧ в системе правосудия Российской Федерации. Проанализированы причины трудностей, которые возникают при применении актов Европейского суда, а также сделан вывод об их положительном влиянии на российскую правовую систему. В статье проведен сравнительный анализ применения положений Конвенции, Конституции РФ, решений Конституционного Суда и ЕСПЧ.

Ключевые слова: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Европейский Суд по правам человека.

Вся совокупность решений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) является ориентиром для законотворческой и правоприменительной деятельности членов Совета Европы независимо от того, какие государства были ответчиками в рассмотренных ЕСПЧ делах. В настоящее время его решения имеют важное значение в регулировании уголовнопроцессуальных отношений в нашей стране [1, с. 67-68; 2, C.53-54J.

Незнание решений ЕСПЧ, обращение лишь к конвенциальным положениям при оценке соответствия национального законодательства Конвенции в России, например, неоднократно приводили юристов к ошибочным выводам, в частности, к выводу о недопустимости допроса свидетеля в отсутствие подсудимого, поскольку это, якобы, противоречит ст. 6 Конвенции. Однако ЕСПЧ признано, что, хотя свидетели «в принципе» должны допрашиваться в присутствии подсудимого, последний может быть удален на время их допросов, если он угрожал свидетелям или может угрожать им-. Иллюстрацией необходимости знания прецедентов ЕСПЧ может служить и длившаяся в России десятилетие полемика о возможности участия граждан в уголовном процессе под псевдонимом [3, с. 124].

Дискуссия сошла на нет лишь с принятием в 2001 г. УПК РФ, в котором, исходя из позиции ЕСПЧ, законодатель предусмотрел использование псевдонимов. В ряде стран возможны споры, например, вокруг ограничения права защитника на свидания с подзащитным при его содержании под стражей - с целью исключить канал связи (через защитника) между подзащитным, являющимся инициатором посткриминального воздействия, и готовыми участвовать в этом воздействии лицами, находящимися на свободе. Ненужной дискуссии можно избежать, если обратиться к решениям ЕСПЧ, и в них данное ограничение, при соблюдении определенных процессуальных условий, признано допустимым:

В различных национальных исследованиях отмечается, что фундаментальное знание Конвенции к настоящему моменту, по крайней мере, в профессиональной юридической среде сформировалось. Однако с функциональным знанием, т.е. способностью применять нормы Конвенции на практике, налицо немало проблем. В частности, в большинстве государств Совета Европы судьи национальных судов сомневаются в необходимости ссылок в своих решениях на Конвенцию и вердикты Европейского Суда. При этом нежелание ссылаться на стандарты Конвенции и Европейского Суда чаще всего связано с недостаточным знанием и пониманием национальными судьями этих стандартов.

ЕСПЧ и Комитета Министров СЕ отмечается, что процессу имплементации положений ЕКПЧ в национальное право мешает отсутствие эффективных средств правовой защиты на национальном уровне, как того требует статья 13 Конвенции.

Суд и Комитет Министров определяли такие средства как «доступные и способные предоставить адекватное возмещение любого нарушения, которое уже произошло либо может произойти». Введение таких средств национальной правовой защиты преимущественно является обязанностью законодательного органа [4].

В разных государствах существует разнообразие методов, которые могут использоваться для выполнения обязательств по Конвенции. Среди них «совмещение выплаты компенсации и пересмотра дела заявителя», усиление гарантий права на своевременный и справедливый суд путем предоставления права обращаться в национальный суд за выплатой компенсации и за ускорением процесса рассмотрения дела, и т.д.

В российских судах присутствует полное единообразие в вопросах применения законоположений Конвенции, Конституции РФ, решений Конституционного Суда и ЕСПЧ.

«Рассмотрим пример, Москва, Мещанский районный суд. Свидетель-полицейский красочно рассказывает о «плановом склонении» в ходе оперативно-розыскных мероприятий одного из обвиняемых к даче взятки другому лицу. Защита напоминает о правовых позициях ЕСПЧ по делам о провокациях. Судья заявляет, что европейское правосудие - правосудие враждебное и российским судом не применяется, поэтому практика этого суда в расчет не берется. Этот же судья на стадии судебного следствия задолго до постановления приговора говорил о виновности одного из подсудимых».

Защита заявляет сначала возражения, а потом и отвод, исходя из правовых позиций ЕСПЧ и Конституционного Суда.

Судья же сам себя отводить не стал. Он признал незаконным ходатайство защиты об изготовлении протокола судебного разбирательства частями, несмотря на решение Конституционного Суда, согласно которому суд обязан создать условия для изготовления и ознакомления сторон с частями протокола. Суд фактически признал незаконным еще одно решение Конституционного Суда, согласно которому уравнены права защиты и обвинения в получении от суда постановления об истребовании информации с технических каналов связи. Тем самым защита лишена возможности доказать суду, что доказательства обвинения подложные.

Нежелание судейского корпуса применять Конвенцию и решения ЕСПЧ, а также решения Конституционного Суда делает невозможным процесс фактической имплементации положений ЕСПЧ в российском национальном праве.

В российских судах работает система, которая не позволяет представлять неоспоримые доказательства нарушений статей 6 и 13 Конвенции, гарантирующих справедливое судебное разбирательство и наличие внутри страны средств эффективной правовой защиты (фальсификация протоколов судебных заседаний). Суды материалы как доказательства защиты на стадии апелляции не принимают и к делу не приобщают.

Решения ЕСПЧ имеются в правовых базах, установленных в каждом суде. На сайтах госзакупок можно узнать перечень и стоимость ежегодно закупаемой для судейского корпуса литературы, среди которой все существующие в юридическом сообществе журналы и издания, включая практику ЕСПЧ.

В целом влияние решений ЕСПЧ на уголовное судопроизводство РФ можно оценить как положительное, способствующее повышению гарантий защиты прав человека при производстве по уголовным делам.

Однако поспешность, с которой российские власти пошли на реорганизацию пересмотра судебных решений по уголовным делам, не обеспечив глубокой научной основы и концептуальной проработки предложенных новелл, проигнорировав перспективу возникновения серьезных проблем организационного и правоприменительного характера, объясняется, видимо, излишне трепетным и болезненным отношением к постановлениям ЕСПЧ, стремлением избежать дальнейших упреков в нарушении прав человека, закрепленных в Конвенции.

Подобная боязнь быть обвиненными в нарушении положений Конвенции проявляется в правотворческой и правоприменительной деятельности и других государств, в частности, Норвегии [5]. В тоже время приходится констатировать, что «новая» модель российской апелляции далека от совершенства и имеет существенные недостатки и даже нестыковки с основополагающими началами (принципами) уголовного судопроизводства, по поводу чего до настоящего времени подвергается критическому анализу [6]. Несмотря на предпринятые российским законодателем шаги по устранению изъянов первоначальной редакции закона ФЗ №433-Ф3, полностью не устранено несоответствие апелляционных процедур международно-правовому принципу справедливого судебного разбирательства, вытекающему из положений ст.6 Конвенции, поскольку в пересмотре судебных решений не обеспечена в полной мере состязательность сторон и усилены ревизионные начала [7, с. 773-778J.

Между тем, оценка фактической обоснованности решения без непосредственного исследования доказательств и собственного установления фактов не является полноценным и эффективным пересмотром дела. Именно этот изъян кассационного способа проверки обжалованных решений в суде второй инстанции был причиной его критики со стороны Европейского Суда по правам человека.

Представляется, что реформированный апелляционный порядок пересмотра судебных решений по уголовным делам, по сути, мало чем отличается от своего предшественника - «советской кассации», и значит (можно прогнозировать) неоднократно подвергнется испытанию на прочность в Европейском Суде, от оценок которого во многом будет зависеть дальнейшее развитие и совершенствование апелляционного производства в российском уголовном процессе.

Стандарты и требования Конвенции, как и правовые позиции ЕСПЧ, мало чем отличаются от законоположений Конституции Российской Федерации и решений Конституционного Суда. Именно поэтому они столь одинаково неприменяемы судами при рассмотрении дел. Это доказывает изначальную гармонизацию российской правовой системы (в том виде, в котором она должна быть согласно закону) с общеевропейским правовым пространством.

Библиографический список

  • 1. Уголовно-процессуальное право. Актуальные проблемы теории и практики: учебник для магистров / под ред. В.А. Лазаревой, А.А. Тарасова. - М.: Издательство Юрайт, 2012. - 476.
  • 2. Уголовный процесс: учебник / коллектив авторов; под ред.

B. А. Лазаревой. - М.: Юстиция, 2017. - 654с.

3. Лаусон Р.А., Шермерс Х.Г. Обзор основных положений Европейской конвенции о защите прав и основных свобод (из книги «Избранные дела Европейского Суда по правам человека») // Правоохранительная деятельность и соблюдение прав человека. Бюллетень №2.- СПб., 2001.

C. 124-126.

  • 4. Зорькин В. (председатель Конституционного Суда России) Российская газета- Федеральный выпуск №6809, 2015 // https://rg.ru/2015 /10/21 /zorkin.html
  • 5. Rui J.P. Decisions from the European Court of Human Rights: influence on Norwegian Criminal Law and Criminal Procedural Law // Правовые проблемы Норвегии и России: северное измерение: в 2 ч.: материалы 1-й международной научно-практической конференции «Правовые системы Баренцева Евро-Арктического региона» (Архангельск, 27-29 апреля 2010 г.). - Ч. 2 / сост.е.Ю. Шинкарева; под общ. ред. Е.Ю. Шинкаревой, Э. Равна; Сев. (Арктич.) федер. ун-т им. М.В. Ломоносова. - Архангельск: ИПЦ САФУ, 2011.-430 с.
  • 6. Бобракова И.С., Ковтун Н.Н., Апелляция в уголовном процессе: осознанная необходимость или взлелеянный миф? URL: http://www.iuaj.net /node/532 (дата обращения 26.10.2016).
  • 7. Бурмагин С.В. О соответствии новых правил апелляционного производства по уголовным делам принципу справедливого судебного разбирательства // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 13: в 2 т. Т.2. - М.: ООО «Издательство «Юрист», 2013.- С. 773-778.

Lesnykh E.S.,

undergraduate first year students, Samara University Problems of implementation of echr judgments

Annotation: This article attempts to examine the problems of implementation of ECHR judgments in the justice system of the Russian Federation. The paper analyzes the reasons for the difficulties that arise when applying the acts of the European Court of Justice, and there is a conclusion about their positive impact on the Russian legal system. The article compares the application of the realization of the Convention, the Constitution of the Russian Federation, the decisions of the Constitutional Court and the ECHR.

Keywords: The European Court of human rights, Convention for the protection of human rights and fundamental freedoms, the Criminal procedure code of the Russian Federation.

УДК 343.13

Логинов Максим Витальевич,

магистрант второго года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >