Использование проверочной закупки в доказывании по уголовным делам о совершении преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ

Аннотация: В данной статье рассматривается проблема использования в качестве доказательств результатов розыскного мероприятия «проверочная закупка», с учетом законодательного регулирования по делам в сфере незаконного оборота наркотических средств. Рассмотрены особенности защиты обвиняемых на стадиях предварительного расследования и судебного разбирательства.

Ключевые слова: оперативно-розыскные мероприятия, наркотические средства, проверочная закупка, защита обвиняемого, допустимость доказательств, оценка доказательств.

При раскрытии и расследовании преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков существенное значение имеет не только квалификация преступления, но и способы получения доказательств. Законность, как один из принципов конституционного функционирования государства, в уголовном процессе предусматривает, в том числе, недопустимость использования доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Поэтому любое отступление от процессуальной формы влечет сомнения в полученном результате, соответственно в доказанности обстоятельств уголовного дела, оснований уголовной ответственности [1, с. 69]. В соответствии с ч. 3 ст. 49 Конституции РФ данные сомнения толкуются в пользу обвиняемого, а в ч. 2 ст. 50 указано, что полученные с нарушением требований закона доказательства не могут быть использованы при осуществлении правосудия.

В современном уголовном судопроизводстве достаточно часто используются в доказывании результаты оперативно-розыскной деятельности, которые вполне естественно становятся предметом тщательного исследования со стороны защиты и суда. Это обстоятельство обуславливает повышенные требования к законности и обоснованности, проводимых оперативно-розыскных мероприятий, а также соблюдению при этом прав личности [2, с. 54]. Принцип свободной оценки доказательств обеспечивает установление относимости, допустимости, достоверности и достаточности полученных материалов и возможность их использования в процессе доказывания. Оценку доказательств осуществляют помимо перечисленных в ст. 17 УПК субъектов могут и другие участники процесса, в частности защитник.

Действующий Уголовно-процессуальный кодекс РФ укрепил гарантии права на защиту на этапе предварительного расследования. Стороне защиты предоставлены новые возможности по отстаиванию своих интересов, судебное обжалование незаконных действий и решений органов предварительного расследования [3, с. 3]. Формирование состязательного уголовного судопроизводства делает необходимым существование сильной профессиональной защиты, способной обосновать незаконность проводимых оперативно-розыскных мероприятий, что является основанием для прекращения уголовного дела. Для целей розыска и доказывания, в качестве оперативно-розыскного мероприятия, достаточно часто используется проверочная закупка, результаты которой, как доказательства, вызывают в ряде случаев сомнения, что может быть использовано адвокатом при защите обвиняемых по делам в сфере незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ.

Результаты проверочной закупки могут служить поводом и основанием для принятия процессуальных решений (возбуждение уголовного дела) и (или) проведения следственных действий (обыск, выемка, осмотр места происшествия). В ст. 89 УПК указано, что «в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом». Доказательство по уголовному делу всегда имеет не только фактическое содержание, но и процессуальную форму получения, сохранения и воспроизведения информации. Таким образом, доказательство по уголовному делу выступает в единстве своего содержания (фактические данные или сведения) и процессуальной формы (источник получения фактических данных). Источники фактических данных могут иметь доказательственное значение лишь при условии, если они отвечают требованиям допустимости [4, с. 98].

В ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» закреплен перечень оснований для проведения оперативнорозыскных мероприятий, одним из которых являются «сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела». При этом процессуальная форма получения сведений не регламентирована, хотя под формулировкой «ставшими известными» следует понимать сведения, поступившие в правоохранительные органы от официальных источников и заинтересованных лиц, а так же полученные в результате инициативной поисковой работы оперативных аппаратов, которые облечены в документальную форму и зарегистрированы в установленном порядке.

В состав сведений о признаках противоправной деятельности помимо данных, полученных гласным путем, также входит информация из конфиденциальных источников. При этом федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» не содержит в себе каких- либо требований относительно объема и необходимости проверки первичной оперативной информации перед инициированием проверочной закупки [5, с. 84].

В соответствии со ст. 8 Федерального закона «Об оперативнорозыскной деятельности» условием для проведения оперативнорозыскного мероприятия «проверочная закупка» веществ и продукции, свободная реализация которых запрещена, проводятся на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. При предоставлении результатов оперативно-розыскных мероприятий, полученных при проверочной закупки и оперативного эксперимента, в соответствии с инструкцией «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд», к ним прилагается постановление о проведении данного оперативнорозыскного мероприятии, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Данная информация должна быть в установленном порядке рассекречена и приобщена к материалам уголовного дела в следующем порядке: перед представлением материалов эти сведения либо подлежат рассекречиванию на основании мотивированного постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскные действия, либо представляются в соответствии со ст. 16 Закона Российской Федерации «О государственной тайне». Постановление о рассекречивании утверждается руководителем, имеющим соответствующие полномочия.

Соответственно если нет ни заявления о преступлении, ни рапорта, ни иного документа, в том числе рассекреченного, из числа предусмотренных ст. 7 федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», возникает вполне логичный вопрос, что явилось основанием для проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» и позволяет оспорить законность его проведения в суде.

Сформировавшаяся в настоящее время практика проведения, фиксации и уголовно-процессуальной реализации результатов проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ характеризуется рядом нарушений действующего законодательства, в том числе отсутствием в постановлении о проведении оперативнорозыскного мероприятия достаточных оснований для его проведения и оформлением результатов проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ в виде нескольких документов, не соответствующих требованиям закона.

Согласно ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности»: «Должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация)».

В соответствии с практикой Европейского суда по правам человека, проведение проверочной закупки должно быть обосновано, т.е. в постановлении должны быть указаны источники и способы получения оперативной информации о причастности лица к незаконному обороту наркотических средств. В дальнейшем суду должны быть представлены доказательства, подтверждающие обоснованность проведения проверочной закупки. Отсутствие подобных доказательств, рассматривается Европейским судом по правам человека как провокация преступления и нарушение п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод [6, с. 2]. Более половины всех судебных решений, принятых Европейским Судом, относятся к Статье 6 - праву на беспристрастный суд. На сегодняшний момент существует достаточно решений ЕСПЧ по провокации полиции, после которого произошло изменение Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» с добавлением запрета провокации. При этом каких-либо изменений в основания и условия проведения проверочной закупки в закон внесено не было и при наличии первичной оперативной информации о противоправной деятельности оперативные сотрудники имеют право провести проверочную закупку в отношении предполагаемого сбытчика. При этом ЕСПЧ уточняет, что суды обязаны рассматривать любое спорное заявление о провокации способом, совместимым с правом на справедливое судебное разбирательство. Соответствующая процедура должна быть состязательной, тщательной, всесторонней и влекущей формулирование вывода по вопросу о провокации. При этом бремя доказывания возлагается на сторону обвинения, которая должна доказать, что провокация отсутствовала. В ходе судебного рассмотрения должны быть исследованы основания, по которым было назначено оперативное мероприятие, степень участия полиции в совершении преступления и характер давления, которому подвергся обвиняемый.

Проведение проверочной закупки наркотических средств или психотропных веществ осуществляется оперативными сотрудниками с целью получения доказательств факта сбыта, при этом предоставляемые материалы лишь косвенно подтверждают вину сбытчика. Прямым доказательством факта сбыта в данной ситуации могут выступать только показания закупщика об обстоятельствах получения им наркотических средств или психотропных веществ. При отрицании сбытчиком своей вины о факте сбыта наркотиков и заявления о том, что закупщик спровоцировал его сбыть ему часть наркотических средств, которые он хранил для себя, следствие получает два равнозначных доказательства, являющихся взаимоисключающими. На основании этого суд вынужден будет признать факт провокации сбыта наркотиков оперативными сотрудниками.

Отсутствие у закупщика наркотических средств на момент начала проверочной закупки и последующее обнаружение у сбытчика меченых денежных купюр не доказывает факта сбыта. Личный досмотр закупщика гарантирует отсутствие у него наркотических средств, но не исключает возможности их появления после его окончания из какого- либо источника, одним из которых может быть сбытчик. Обнаружение у сбытчика меченых денежных купюр доказывает не факт сбыта наркотических средств, а факт передачи денег закупщиком сбытчику. Оба эти доказательства косвенно подтверждают показания закупщика, но не могут опровергнуть заявление сбытчика о его невиновности.

В практике работы оперативных служб нередки ситуации, когда, используется «взаимопомощь товарищей», оперативные сотрудники соответствующих служб принуждают лиц, задержанных за незаконное приобретение, хранение наркотических средств, добиться от своего товарища, чтобы тот приобрел наркотик и передал его в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». В качестве средств принуждения не всегда прибегают к угрозам или физической силе, часто задержанному обещают льготы при назначении уголовного наказания либо, не оформляя процессуально задержание, незаконно длительное время удерживают где-нибудь в подвальном помещении организации. Часто возникают ситуации, когда задержанный, испытывая давление со стороны сотрудников оперативных подразделений, созванивается со своим товарищем, имеющем возможность приобрести наркотическое средство и под действием уговоров соглашается приобрести и передать наркотическое средство. Впоследствии провокатор выступает в роли закупщика при проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» и приобретает на меченые деньги наркотическое средство у своего товарища, которого тут же задерживают. В таких случаях квалификация содеянного как покушение на сбыт наркотического средства представляется неверной, а действия закупщика провоцируют совершение.

Вместе с тем, нельзя признать правильной практику проведения серии проверочных закупок (часто на протяжении длительного периода через большие промежутки времени) у одного лица, не являющегося членом устойчивой группы, когда уже после первой проверочной закупки доказательства сбыта, получены, должным образом оформлены. Делается это лишь для того, чтобы вместо одного преступления у такого лица образовалась совокупность преступлений и, тем самым, оно надежно получило бы суровое наказание. Кроме того, так искусственно повышалась бы и раскрываемость наркопреступлений, т.е. в зависимости от количества закупок один сбытчик обеспечил бы статистику раскрытий по двум-трем или большему числу преступлений.

Таким образом, следует отметить, что правовая база для получения санкции на проверочные закупки и контроль за ними, является недостаточной, что так же отмечено ЕСПЧ. Данные требования должны найти свое отражение в законодательстве, регулирующим оперативнорозыскную деятельность. В первую очередь должна быть четкая регламентация оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий. Нормы должны коснуться требований о достоверности имеющейся информации, необходимости проверки первичной информации и достаточных оснований для ее проведения. Необходима разработка процедуры судебной оценки оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий на стадии рассмотрения уголовного дела, возбужденного по результатам проведенного оперативнорозыскного мероприятия и о допустимости полученных доказательств.

Библиографический список

  • 1. Уголовный процесс: учебник / коллектив авторов ; под. ред. В.А. Лазаревой. - М.: Юстиция, 2017. - 656 с.
  • 2. Гармидов, Ю.А. Некоторые особенности и проблемы использования результатов оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» в уголовном процессе / Ю.А. Гармидов // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России, 2011.— №4. - С. 54-58.
  • 3. Савельев К.А. Обеспечение права обвиняемого на защиту при окончании предварительного расследования : автореферат дне. ... кандидата юридических наук : 12.00.09 / Сам. гос. ун-т. - Самара, 2003. - 20 с.
  • 4. Кипнис, Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. / Отв. ред. П.А. Лупинская. - М.: Юристъ, 1995. - 128 с.
  • 5. Семенчук, В.В. К вопросу об основаниях проведения ОРМ «проверочная закупка» и их судебная оценка / В.В. Семенчук // Вестник Тюменского института повышения квалификации сотрудников МВД, 2015. - №1,-С. 82-86.
  • 6. Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание, 2006. - №7.

Kudasheva N.A.,

undergraduate second year students, Samara University

The USE of test purchases in proving on criminal cases about the crime in the sphere of illicit trafficking in narcotic drugs and psychotropic substances

Abstract: This article considers the problem of using as evidence the results of search actions «verifying purchase», subject to legislative regulation in the sphere of illicit trafficking in narcotic drugs. The features of the protection of the accused at the stage of preliminary investigation and trial.

Keywords: operational-investigative activities, drug test purchase, protection of the accused, the admissibility of evidence, evaluation of evidence

УДК 343.1

Лесных Екатерина Сергеевна,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >