Апелляционное производство в российской федерации: теоретическая модель и практическая реализация

Аннотация: Автор анализирует практику применения уголовнопроцессуальных норм, посвящённых апелляционному производству. Приводятся различные точки зрения по отношению к проведённой в 2010 году реформы УПК РФ. Детально анализируются вопросы, касающиеся участия адвокатов-защитников в апелляционном пересмотре и выясняются причины их пассивного участия в апелляции.

Ключевые слова: уголовный процесс; апелляционное производство; участие адвоката в апелляционном производстве.

Прошло больше трёх лет с момента внесения изменений в УПК РФ в части производства в суде апелляционной инстанции и уже можно подвести некоторые итоги. Тема проведённой апелляционной реформы не утихает в научных кругах до сих пор. Так, В.Н. Курченко считает, что «в уголовном процессе России стал в полной мере действовать правовой институт апелляционного производства» [1, с. 60]. В.И. Александриди полагает, что «в новых условиях введения процедуры пересмотра в апелляционном порядке всех судебных решений по уголовным делам показали эффективность работы новых норм уголовно-процессуального закона, направленных на защиту прав участников уголовного судопроизводства, соблюдение требований закона о разумном сроке уголовного судопроизводства» [2, с. 50-54]. Противоположной является позиция М. Г. Янина, который обращает внимание на то, что «новелла апелляционного производства таит в себе опасность существования на «полулегальном», скрытом положении «старой» кассации с её отменами судебных решений нижестоящих судов и возвращением им дел на новое рассмотрение [3, с. 20-27]. «Новая» апелляция полностью вобрала в себя и положения ранее существовавшего кассационного производства». Также автор говорит, что это может привести к параличу института апелляционного производства в уголовном судопроизводстве России. Негативно высказывается по поводу новой апелляции и Н. Н. Ковтун, который пишет, что «казалось бы, за время функционирования апелляции, призванной проверять исключительно акты мирового судьи, можно было наработать алгоритм необходимых решений и действий по эффективной реализации основных элементов данной формы защиты, подготовить необходимые рекомендации или методики. Тем не менее, практическая сторона «тотальной» апелляции, как уже отмечалось, демонстрирует примеры явного непонимания необходимой системы действий и решений суда первой и апелляционной инстанций. Реальная воля законодателя к сути и назначению апелляции... как нельзя лучше указывает на весьма известное русское правило, суть которого, если немного перефразировать: «хотели, вроде бы, апелляцию, а получилась все та же кассация» [4, С. 41].

Изученные мною результаты практического применения Федерального закона №433-Ф3, возродившего тотальную апелляцию в РФ, позволяет сделать вывод о том, что апелляционная реформа не удалась: при апелляционном пересмотре не исследуются доказательства, не оспариваются факты, а происходит лишь обмен доводами, характерный для кассационного производства. Это также подтверждается результатами анкетирования: 50% опрошенных адвокатов указали на то, что апелляционная реформа не удалась, изменилось только название, а порядок остался кассационным.

Статья 389.13 УПК РФ предоставляет сторонам возможность заявлять ходатайства об исследовании доказательств, в том числе ходатайства об исследовании доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции [5, с. 515-516]. По результатам проведенного мною исследования можно сделать вывод о том, что ни в одном из уголовных дел такие ходатайства заявлены не были. В первую очередь, это связано с тем, что больше половины изученных дел были рассмотрены судом первой инстанции в особом порядке (30 из 45). Ещё в силу положений статьи 317 УПК РФ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, не может быть предметом апелляционного обжалования. Вместе с оспариванием приговора, постановленного в особом порядке, это не исключает право защитника приносить доказательства, характеризующие личность осужденного, например, справки и характеристики с места работы или учебы, сведения об иждивенцах и т. п. для того, чтобы суд апелляционной инстанции мог изменить вид или размер наказания.

Указывая в просительной части жалобы на изменение размера наказания, защитники ни в одном случае не заявляли ходатайств о приобщении тех или иных сведений к материалам дела, а просто упоминали в своей жалобе, что необходимо учесть какие-либо факты. Так, например, 21.09.2015 г. в жалобе адвоката в защиту прав и законных интересов осужденной В., он просил учесть факт того, что осужденная положительно характеризуется с места жительства и места работы, но никаких ходатайств об исследовании доказательств не было. Изучив протокол судебного разбирательства, можно сделать вывод, что в судебном заседании такое ходатайство заявлено также не было. Это свидетельствует о том, что адвокаты в своей работе допускают нарушения, которые негативно сказываются на их доверителях. А это, в свою очередь, говорит о незаинтересованности адвокатов качественно выполнять свои обязанности, что подрывает авторитет адвокатуры как института оказания квалифицированной юридической помощи.

В остальных 15 случаях, где дела были рассмотрены в общем порядке, доказательства, касающиеся фактических обстоятельств дела, не оспаривались, адвокаты не заявляли ходатайств об исследовании новых доказательств, несмотря на то, что в своих жалобах адвокаты просили изменить приговор в части назначенного наказания или считали, что суд неправильно установил фактические обстоятельства. Тогда как все это требует обоснования. Например, в деле К.А.А. [6] адвокат в жалобе просил переквалифицировать состав на более мягкий, но не заявил ни одного ходатайства об исследовании каких-либо доказательств.

Я думаю, что, заявляя подобные просьбы, адвокаты просто обязаны предоставлять доказательства, иначе их жалоба просто несостоятельна. Следствием этого является факт того, что ни одна жалоба не была удовлетворена. Действительно, суд не может удовлетворить жалобу, которая ничем не подтверждена. Детального обоснования требует, и просьба в апелляционной жалобе снизить размер назначенного наказания, необходимо указывать на положения ст.61, 62 УК РФ, что, по моему мнению, без тщательно исследования доказательств невозможно.

Я думаю, что предусмотренное законодателем право предоставлять новые доказательства, является скорее исключительным случаем, т. к. стороны являясь активными участниками процесса, предоставляли все доказательства по уголовному делу. Но возможно это связно с процессуальной сложностью доказывания невозможности предоставления таких доказательств в суд первой инстанции. Но тогда и не следует удивляться тому, что приговоры изменяют, а уж тем более отменяют крайне редко. Действительно, для изменения или отмены требуются веские доказательства, которые должна предоставлять сторона, заявившая жалобу. А на практике получается, что адвокаты не готовы проводить работу по сбору и анализу доказательств, которые могут повлиять на исход дела. Это характеризует защитников не с лучшей стороны, ведь фактически они не совершают никаких действий кроме подачи жалобы с указанием того, что приговор незаконный и несправедливый, а доводов, реально подтверждающих это, нет.

Полученная мною информация в ходе изучения уголовных дел указывает на то, что никто из участников стороны защиты в апелляционной инстанции не используют возможность предоставлять новые, ранее не исследованные доказательства. Ни в одном из 45 случаев защитники не заявили ходатайства об исследовании доказательств, являвшихся предметом оценки суда первой инстанции, ни в одном случае они не принесли новых доказательств, всегда соглашаясь на пересмотр в отсутствие непосредственного исследования доказательств. Несмотря на то, что в 93% изученных дел предметом оспаривания была необоснованность приговора, доводов, способных убедить в этой необоснованности жалобы не содержали.

Из анализа правоприменительной практики, я увидела, что значительное количество приговоров (67%) постанавливается в особом порядке, поэтому в работе были затронуты особенности апелляционного обжалования таких приговоров. Такой приговор не может быть обжалован по мотиву его необоснованности, но подавая апелляционную жалобу для проверки решения на законность и справедливость, защитник должен обосновывать свои требования доказательствами. Например, во всех изученных жалобах и адвокаты, и осуждённые просили суд о смягчении наказания, но ни одна из жалоб не содержала мотивированного обоснования, хотя ч.5 ст. 316 УПК РФ прямо предусматривает возможность исследования доказательств, характеризующих личность, а также обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание. Я считаю, что если адвокат не будет ходатайствовать об изучении таких доказательств, он не сможет улучшить положение доверителя. Именно с недостаточно качественным составлением апелляционных жалоб защитниками, я связываю тот факт, что ни одна из них не была удовлетворена при апелляционном пересмотре.

Обобщая изложенное можно сказать, что закрепленная в гл. 45.1 УПК РФ возможность апелляционного обжалования всех приговоров является действенной гарантией прав граждан, вовлечённых в сферу уголовного судопроизводства. Практика несколько извратила положения закона, но не вся ответственность должна ложиться на судей, применяющий уголовно-процессуальный закон, для того, чтобы он заработал в полную силу, необходима и процессуальная активность сторон, являющихся движущей силой процесса. На настоящий момент адвокатское сообщество вместо активных действий предпочитает критику закона и судебного сообщества, этот путь я считаю деструктивным, конструктивным же на мой взгляд является заявление адвокатами требований об исследования доказательств, т.е. обоснование доказательствами своей позиции таким образом, чтобы судебная коллегия просто не могла не услышать доводов защиты.

Библиографический список

  • 1. Курченко В.Н. Важнейшие тенденции текущей судебной практики // Уголовный процесс.- 2014. - №1. - С. 60-65.
  • 2. Александриди В.И. Эффективность института апелляции // Законность. - 2015. - №8. - С. 50-54.
  • 3. Янин М.Г. Кассационный уклон «новой» апелляции // Уголовный процесс. - 2014. - №6. - С. 20-27.
  • 4. Ковтун Н.Н. Апелляция год спустя: реалии и прогнозы // Уголовный процесс. - 2014. - №2. - С. 38-45.
  • 5. Уголовный процесс: учебник / коллектив авторов; под ред. В.А. Лазаревой. М.: Юстиция, 2015. - 656 с.
  • 6. Архив Куйбышевского районного суда г. Самары за 2014 г. Уголовное дело №94554/2014

Zotova D.A.,

undergraduate first year students, Samara University

Appeal proceeding in russian federation: the theoretical model and practical immplementation

Annotation: The author analyzes the practice of application criminal procedural rules relating to appellate proceeding. Various points of view regarding the reform of the Criminal Procedure Code of Russian Federation in 2010 are given. Questions concerning the participation of defence lawyers in the appeal and the reasons for their passive participation in the appeal are analyzed in more details.

Keywords: criminal process; appeal proceeding; lawyer's participation in the appeal proceeding.

УДК 343.148

Иванова Галина Романовна,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса

и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >