К вопросу о роли прокурора в уголовном судопроизводстве

Аннотация: Статья посвящена обзору исторических этапов становления прокуратуры России, а также дискуссионным вопросам о процессуальной функции прокурора в уголовном судопроизводстве. Автор рассматривает соотношение в деятельности прокурора уголовного преследования и надзора за законностью предварительного расследования уголовных дел, раскрывает роль прокурора при поддержании государственного обвинения в суде.

Ключевые слова: прокурор, обвинение, процессуальная функция, уголовное преследование, надзор.

Определение роли прокурора в обеспечении законности при расследовании преступлений и поддержании государственного обвинения в суде остается одной из наиболее важных задач в теории уголовного процесса и правоприменительной практике. Анализ законодательства и изучение научных трудов показывает, что вопрос о функциях прокуратуры оставался одним из наиболее сложных на протяжении всей истории ее существования в России [1, с.5].

Учреждение института прокуратуры в России неразрывно связано с потребностями великой страны в эпоху грандиозных реформ. Идея создания этого органа изначально состояла не в карательном его предназначении, а в обеспечении справедливости и законности. За время существования прокуратуры функция и объем полномочий прокурора в уголовном судопроизводстве не оставались неизменными. Изменение роли прокурора в уголовном процессе связано с историческим развитием самого института прокуратуры.

27 апреля 1722 года Петром 1 был подписан Указ, учредивший должность Генерал-прокурора и остававшийся основным законодательным актом о прокуратуре на протяжении всего 18 века. Слова великого реформатора: «Сей чин - яко око наше и стряпчий в делах государственных», - как нельзя лучше характеризуют предназначение прокуратуры. Прокуроры должны выполнять роль «взыскателей наказания» и одновременно «защитников невиновности» [2, с. 522].

В отличие от других государств, где прокуратура создавалась как орган уголовного преследования, российская прокуратура, изначально предназначалась для надзора за производством дел в Сенате, в местах, т.е. учреждениях, губернских и уездных. При отсутствии четкого разделения судебных и правительственных органов прокурорский надзор распространялся на все присутственные места как административные, так и судебные. Согласно ст. 2474 Свода законов Российской империи (разд. «Общие губернские учреждения», 1857 г.) к обязанностям прокурора, в частности, относились надзор за сохранением в судебных решениях точной силы закона, соблюдение установленной формы судопроизводства, контроль за тем, чтобы судьи не присваивали не принадлежащей им власти, предотвращение проволочек, самоуправства, стеснения прав и пр. Прокуроры и стряпчие могли также присутствовать при проведении формального следствия по делам о преступлениях, наблюдая за его ходом и за соблюдением прав обвиняемого, и предлагать суду свои заключения. Прокуроры и стряпчие «по самому званию их с одной стороны должны обнаруживать известные им преступления, а с другой должны печься в особенности о том, чтобы обвиняемый воспользовался всеми способами, предоставляемыми законами к его защите» [3, с. 123].

Об уголовном преследовании как особом направлении деятельности государственной власти и функции прокуратуры стало возможно говорить после принятия в 1864 г. Судебных уставов, которые провозгласили самостоятельность судебной власти, обособив ее органы от административных учреждений, ввели в России состязательный порядок уголовного судопроизводства, реформировали органы предварительного расследования и прокуратуры.

Задача прокурорской власти, по мнению И. Я. Фойницкого, состоит в том, чтобы «обеспечить государственные интересы уголовного преследования перед судом. Природа этой власти требовала ближайшего подчинения ей... полицейской деятельности, как по розыску преступных обстоятельств, так и по преследованию виновных» [2, с. 539].

Согласно Уставу уголовного судопроизводства прокурор руководил дознанием, наблюдал за предварительным следствием, формулировал обвинение путем составления обвинительного акта и поддерживал обвинение по делам, рассматриваемым в публичном порядке. Прокурор имел право давать заключения в кассационной инстанции по существу дела (ст. 920 У У С), а при рассмотрении дела в первой инстанции - по всем возникающим при рассмотрении дела вопросам - о подсудности, отводах и пр. В мировом съезде, рассматривающем дела в качестве апелляционной инстанции, он давал разъяснения о представленных суду доказательствах и заключения по поводу подлежащего применению закона (ст. 169 УУС). Кроме того, должностные лица прокуратуры имели право присутствовать при рассмотрении вопросов управления судебной деятельностью, сообщать председателю суда о замеченных ими упущениях со стороны суда (ст. 141 УУС).

Таким образом, несмотря на отделение обвинительной власти от судебной и ограничение деятельности прокурора сферой уголовного преследования, некоторая двойственность процессуального положения прокурора, проистекающая из представлений о прокуратуре как органе надзора за законностью, сохранялась.

Следует отметить, что деятельность прокурора до суда некоторые ученые не считали обвинительной, полагая, что прокурор здесь является органом надзора, а функции обвинения и защиты возложены на следователя в силу его обязанности обнаружить как уличающие, так и оправдывающие лицо обстоятельства [2, с. 536-537].

Представляется, что предоставленные прокурору полномочия знакомиться с материалами расследования, лично присутствовать при производстве следственных действий, высказывать предложения о ходе расследования и приносить жалобы на действия следователя в суд, возбуждать вопрос о его дисциплинарной или судебной ответственности являлись средствами выполнения его задачи как обвинителя. Они позволяли прокурору обеспечить качество материалов дела, на основании которых ему предстояло составить обвинительный акт, передать дело на рассмотрение суда и поддерживать в суде обвинение.

Советская прокуратура, созданная в 1922 г. по образу и подобию петровской, имела широкие судебные полномочия и фактически являлась органом тотального надзора за законностью [4, с. 18]. Следует отметить, что прокурорский надзор за расследованием преступлений, за содержанием заключенных под стражей и поддержание государственного обвинения в суде оставались важными направлениями деятельности прокуратуры в течение всего советского периода ее существования.

В тоже время среди отраслей прокурорского надзора законодательство советского периода (Положение о прокурорском надзоре в РСФСР, утвержденное постановлением ВЦИК от 28 мая 1922 г.; Положение о прокуратуре СССР, утвержденное постановлением ЦИК и СНК СССР от 17 декабря 1933 г.; Положение о прокурорском надзоре в СССР от 24 мая 1955 г.; Закон СССР от 30 ноября 1979 г. №1162-Х «О Прокуратуре СССР») называло надзор за исполнением законов при рассмотрении уголовных дел в судах или за законностью судебных решений.

Вопрос о полномочиях прокурора в уголовном судопроизводстве в уголовно-процессуальном законе решался неодинаково.

Анализ УПК РСФСР 1923 г., позволяет говорить, что прокурор являлся не только органом надзора за расследованием и судом, но и субъектом уголовного преследования. Определяя процессуальную функцию прокурора в этот период, М.А. Чельцов писал, что и на стадии предварительного расследования, и в суде прокурор выполняет функцию обвинения, но при этом не перестает быть представителем органа охраны законности. В связи с этим он не только должен отказаться от обвинения, прекратить уголовное преследование, если «собранные им и выдвинутые обвиняемым доказательства опровергают обвинение» [5, с. 95-96], но и следить «за тем, чтобы в ходе судебного разбирательства не было допущено ни с чьей стороны нарушения закона и чтобы были соблюдены охраняемые законом права всех участников процесса» [5, с. 99]. Отрицая за прокурором положение стороны в предварительном расследовании, М.А. Чельцов, тем не менее, утверждал, что выполняемая им и следователем, которого он рассматривал как помощника прокурора, функция есть обвинение [5, с. 96].

В соответствии с УПК РСФСР 1960 г. прокурор осуществлял надзор за производством следствия и дознания и поддерживал государственное обвинение на стадии судебного разбирательства. Значительные по своему объему полномочия прокурора в досудебном производстве позволяли ему оказывать активное влияние на ход и направление расследования, фактически руководить им. В.М. Савицкий отмечал невозможность разделения и противопоставления задач по изобличению преступников и надзора за законностью [6, с. 78].

В советский период истории отечественной прокуратуры в науке фактически отождествлялась государственно-правовая функция прокуратуры и процессуальная функция прокурора в уголовном судопроизводстве, а все виды уголовно-процессуальной деятельности прокурора (участие в расследовании, процессуальное руководство следствием и дознанием, поддержание обвинения) рассматривались как методы надзора за законностью. «Советский прокурор- не носитель обвинительной власти: он является представителем органа, осуществляющего высший надзор за соблюдением законности в уголовном судопроизводстве» [7, с. 26].

Становление независимой судебной власти и утверждение принципа состязательности как основы построения судебного разбирательства потребовали пересмотра сложившихся взглядов на функцию прокурора в уголовном процессе. Идея возложения на прокуратуру функции уголовного преследования и признания прокурора, в том числе и на досудебных стадиях процесса, органом обвинительной власти нашла отражение в Концепции судебной реформы в РФ [8, с. 91].

Согласно ст. 15 УПК РФ функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Значит, каждый субъект выполняет одну функцию, ту, которая соответствует его роли в уголовном процессе и определяет формы взаимодействия с другими субъектами.

Действующий уголовно-процессуальный закон возлагает обязанность осуществления уголовного преследования по делам публичного и частно-публичного обвинения, прежде всего, на прокурора (ст.21 УПК РФ). Прокурор назван первым среди участников судопроизводства со стороны обвинения (гл.6 УПК РФ). При этом под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (п. 55 ст. 5 УПК РФ). Эти положения уголовно-процессуального закона не оставляют никаких сомнений в характере функции и содержании деятельности прокурора в сфере уголовного судопроизводства. Прокурор выполняет в уголовном процессе функцию обвинения или уголовного преследования.

Согласно ст.37 УПК РФ прокурор определяется как должностное лицо, уполномоченное осуществлять от имени государства уголовное преследование, а также надзор за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания. Закономерно встает вопрос о соотношении понятий уголовное преследование и надзор применительно к деятельности прокурора.

Анализ законодательства и точек зрения ученых позволяет сделать вывод, что надзор прокурора за соблюдением законов в ходе предварительного расследования не является его функцией, поскольку такой процессуальной функции УПК РФ не предусматривает. Следовательно, прокурорский надзор в уголовном процессе следует рассматривать через призму названных в УПК процессуальных функций.

Прокурор выступает в качестве связующего звена между следствием и судом, поддерживая государственное обвинение и обеспечивая его законность и обоснованность (ч. 4 ст. 37 УПК РФ), прокурор представляет и исследует доказательства, полученные, главным образом, в ходе предварительного расследования. Лежащая на прокуроре обязанность доказать в суде виновность обвиняемого, т.е. законность и обоснованность предъявленного лицу обвинения, обуславливает необходимость осуществления им надзора за процессуальной деятельностью органов следствия и дознания. Однако в связи с тем, что законность расследования и обоснованность обвинения являются условиями качественной обвинительной деятельности в суде, прокурорский надзор за расследованием правомерно рассматривать как особую форму уголовного преследования [1, с.24; 4, с.45].

Другой формой осуществления прокурором его процессуальной функции является поддержание государственного обвинения в суде.

При этом возвращение прокурору его статуса как представителя обвинительной власти не умаляет роли прокуратуры в обеспечении законности. Осуществляя уголовное преследование лиц, совершивших преступления, гарантируя потерпевшим защиту их прав, прокурор обеспечивает достижение целей судопроизводства, способствует эффективности правоохранительной деятельности.

Библиографический список

  • 1. Цапаева Т.Ю. Участие прокурора в доказывании на предварительном следствии. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2004. - 139 с.
  • 2. Фойницкий И. Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. 1. - 552 с.
  • 3. Баршсв Я. И. Основания уголовного судопроизводства с применением к российскому уголовному судопроизводству. М.: ЛексЭст, 2001.-209 с.
  • 4. Лазарева В.А. Прокурор в уголовном процессе: учеб, пособие для магистров / В.А. Лазарева. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство Юрайт, 2012. -296 с.
  • 5. Чельцов М. А. Советский уголовный процесс. М.: Госюриздат, 1951.-511 с.
  • 6. Савицкий В. М. Прокурорский надзор за дознанием и предварительным следствием. М.: Госюриздат, 1959. - 262 с.
  • 7. Басков В. И. Прокурорский надзор при рассмотрении судами уголовных дел. М.: Юрид. лит., 1986. - 288 с.
  • 8. Уголовный процесс: учебник / коллектив авторов; под ред. В.А. Лазаревой. - М: ЮСТИЦИЯ, 2015. - 656 с.

Bykova А.А.,

undergraduate first year students, Samara University

Some problems of ensuring the rights of the victim during intrrogation

Annotation. The article is devoted to a review of the historical stages of the formation of the Russian Prosecutor's Office, as well as to the discussion of procedural functions of the prosecutor in criminal proceedings. The author considers the correlation in the activity of the prosecutor of criminal prosecution and supervision over the legality of the preliminary> investigation of criminal cases, reveals the role of the prosecutor in maintaining public prosecution in court.

Keywords: prosecutor, prosecution, procedural function, criminal prosecution, supervision.

УДК 343.1

Василевский Сергей Васильевич,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >