Разграничение понятий установления фактов самоубийств и разоблачения инсценировок

Аннотация: В данной статье проанализированы особенности разоблачения инсценировок. Делается вывод, о необходимости применения метода следования от обратного, при установлении фактов самоубийств.

В рамках статьи рассматриваются основные виды инсценируемых самоубийств. Данные вопросы рассмотрены с криминалистической позиции.

Ключевые слова: самоубийство, суицид, инсценировка, самопове- шение, самоутопление, отравление.

Первоначально наше исследование было посвящено приемам и методам установления фактов самоубийств. Однако, в ходе исследования мы столкнулись с острой проблемой нехватки освещенности этого вопроса в юридической литературе, так как вся информация, касающаяся суицида содержится в научных статьях психологов.

Также имеет место проблема инсценировки самоубийств. Под инсценировкой понимается создание на месте происшествия заинтересованным лицом (лицами) обстановки, не соответствующей фактически происшедшему на этом месте.

Независимо от способа лишения жизни общими признаками инсценировки самоубийства являются: во-первых, наличие нескольких телесных повреждений, каждое из которых способно привести к немедленной смерти, и, во-вторых, отсутствие у погибшего причины, повода для самоубийства, его мотивации, что устанавливается обычно в ходе расследования [1, с. 32].

При исследовании орудия совершения деяния учитываются особенности выбора орудия и способа самоубийства, состояние, в котором находится орудие и средство самоубийства, одежда, белье жертвы. Важно выяснить, соответствует ли выбор орудия и средства возрасту, полу, темпераменту самоубийцы. Последний, как правило, выбирает известные ему по профессиональной деятельности или отвечающие его характеру орудия и средства. Аптекари, врачи, фотографы чаще прибегают к способу отравления. Военнослужащие, работники правоохранительных органов, лесники предпочитают воспользоваться огнестрельным оружием. При явно болезненном способе смерти есть вероятность, что произошло самоубийство душевнобольного, имеет место несчастный случай или совершено убийство.

В криминальной литературе указывается, что в случае совершения самоубийства двумя лицами одинаковый способ смерти служит признаком достоверности совершения самоубийства, при различных способах есть основание для других выводов. Если самоубийство совершено в необычной, не свойственной лицу одежде или в своеобразных обстоятельствах, самоубийца может оказаться лицом с сексуальными отклонениями, душевнобольным или же это имитация действительно происшедшего.

Немаловажен для расследования вопрос: находился ли погибший один при наступлении смерти? Факт нахождения возле умирающего человека третьего лица, при отсутствии чьего-либо сообщения об этом - одно из косвенных подтверждений версии об инсценировке самоубийства. Другое косвенное подтверждение - возможность запирания двери или окна на внутренний запор снаружи помещения, в котором обнаружен труп, например, путем:

  • а) свободного падения крючка на двери в петлю или доски деревянного бруска в запорное приспособление от сотрясения двери при ее захлопывании снаружи;
  • б) поворачивания щипцами кончика ключа внутреннего замка, вставленного в замочную скважину изнутри помещения;
  • в) приведения в запертое положение щеколды или задвижки при помощи проволоки, продетой через отверстие в двери или возле нее 14, с. 117].

Факт имеющейся возможности запирания помещения снаружи устанавливается: криминалистической экспертизой (например, при обнаружении на кончике ключа внутреннего замка следов щипцов); следственным экспериментом; допросами свидетелей об имевшихся ранее случаях закрывания членами семьи потерпевшего дверей или окон снаружи на внутренние запоры.

Признаками пребывания с потерпевшим перед его гибелью третьего лица могут быть: наличие на месте происшествия предметов или следов, не принадлежащих ни потерпевшему, ни проживающим с ним лицам; обнаружение там же нескольких комплектов невымытой посуды, окурков от различных табачных изделий или их разных марок либо со следами неодинаковых привычек курильщиков; нахождение дополнительной (временной) постели; следы борьбы в виде порванной одежды, поврежденной, опрокинутой мебели, а также ссадин, царапин, кровоподтеков, крови преступника на теле или одежде его жертвы, волос в сжатой руке погибшего.

Изучение практики показывает, что криминалистическая характеристика убийств, совершенных с применением огнестрельного оружия и инсценированных как самоубийство, имеет ряд общих специфических черт. Важнейшими условиями, при которых возможна такая инсценировка является, во-первых, наличие у погибшего огнестрельного оружия на момент происшествия, во-вторых, следующие характерные обстоятельства: нахождение на месте происшествия оружия, из которого произведен выстрел, за исключением случаев, когда оружие изымается посторонними лицами, первыми обнаружившими место происшествия; расположение оружия, как правило, недалеко от жертвы или же обнаружение приспособления для стрельбы с расстояния; при сквозном ранении обязательно наличие самого снаряда или его следов на преградах в закрытом помещении; наличие гильз, если оружие самозарядное; дополнительные факторы выстрела вокруг повреждения или в самом повреждении; ранение жизненно важных органов, их стереотипная локализация (выстрел в висок, в рот, в сердце).

При использовании охотничьего оружия наблюдаются следующие дополнительные особенности: одно обширное повреждение при ранении дробовым зарядом; нахождение гильзы в патроннике ружья; действие пыжа на поврежденную поверхность; повреждения в области головы, что обусловлено длиной ствола; обнаженные пальцы ноги погибшего, что в ряде случаев делается для удобства нажима на спусковой крючок. [5, с. 51-52J.

Отсутствие хотя бы одного из перечисленных признаков приводит к нарушению целостности структуры создаваемой преступником обстановки события и может служить основанием вывода о преступлении. Практически случаи идеальной инсценировки почти исключены. Недостаточное знание преступником механизмов действия огнестрельного оружия, закономерностей следообразования при выстрелах, отсутствие опыта приводит к возникновению негативных обстоятельств, которые и являются основными отправными моментами для распознавания инсценировки.

Например, установлено, что вопреки существующему мнению, оружие в руке трупа при самоубийстве обычно не остается, так как при отдаче оно чаще всего выпадает из руки [6, с. 74].

Вместе с тем, каждое негативное обстоятельство также следует подвергать тщательному анализу. Представляется в этом плане спорным утверждение, что «если выстрел был произведен с места, до которого умерший не мог дотянуться рукой - это достоверное доказательство того, что потерпевший погиб от руки другого человека»[3, с. 343]. Очень важно учитывать, что после огнестрельного ранения (даже жизненно важных органов) потерпевший иногда может двигаться. Только после выстрела в голову и в сердце смерть наступает почти моментально и лишь в редких случаях раненый может сохранять способность к движению. Поскольку в указанные органы чаще всего стреляли именно самоубийцы, наличие следов передвижения раненного может свидетельствовать об инсценировке.

Следователя не может не насторожить отсутствие на трупе (возле входного отверстия или в раневом канале) признаков близкого выстрела (порохового окапчивания, опаления, внедрившихся несгоревших порошинок), поскольку именно они характерны для самоубийства. Не надо забывать о принципиальной возможности установления судебно- медицинским экспертом того факта, что потерпевший не мог сам себе причинить огнестрельные повреждения в те части тела, где их обнаружили, из того оружия, которое оказалось на месте происшествия.

Если эксперт установит факт относимости стреляной пули и гильзы не к одному, а к разным патронам или придет к выводу, что пуля, поразившая потерпевшего, выстрелена не из того экземпляра оружия, которое находилось на месте происшествия, а из другого, той же системы и модели, версия об инсценировке самоубийства получит солидное подтверждение. Косвенное подтверждение она получит также при установлении экспертом неоднородности частей патрона с места происшествия и патронов, обнаруженных в «хозяйстве» погибше- го[4, с. 117-118].

Образно выражаясь, стара как мир инсценировка самоповеше- ния. И характеризующие ее признаки известны тоже очень давно. Их перечень можно начать с наличия на шее трупа следов:

  • а) задушения руками (ссадины линейной или полулунной формы, округлые кровоподтеки от пальцев душителя; выявляемые при вскрытии трупа переломы рожков подъязычной кости, хрящей гортани, кровоизлияния в мягких тканях шеи);
  • б) закрытия дыхательных отверстий (ссадины и кровоподтеки вокруг рта и носа);
  • в) удавление петлей (замкнутость и горизонтальное расположение странсгуляционной борозды, чаще ниже щитовидного хряща) [4, с. 118].

На практике известен не один случай, когда версия о ложном са- моповешении возникала ввиду отсутствия подставки под висящим на значительной высоте трупом, делающего самоповешение физически невозможным. Разумеется, при этом принимались меры к проверке, не была ли подставка кем-либо убрана после действительного самоубийства.

В действительности же поза трупа при самоповешении может быть самой разнообразной: он может стоять, касаясь концами ступней или полностью ступнями земли, стоять на коленях, сидеть, находиться в полулежащем или даже лежащем положении. При этом, чем необычнее и вычурнее поза трупа, тем больше оснований полагать, что в данном случае могло иметь место самоубийство.

Разнообразие и необычность поз при самоповешении объясняется тем, что после того, как петля затянулась, сбросить ее повесившийся уже не может. Одно время это явление судебная медицина объясняла мгновенной потерей сознания, наступающей при сдавливании поверхностно расположенных вен на шее. Сейчас установлено, что причиной этого является мгновенная потеря способности человека координировать свои движения вследствие расстройства кровообращения в головном мозге, в силу чего повесившийся не может уже освободиться от петли. Сознание же теряется им несколько позже [2, с. 120].

Большое значение для распознания симуляции самоповешения имеет также расположение трупных пятен. В частности, когда тело висело в петле в вертикальном положении, трупные пятна должны быть особенно выражены на его конечностях. Если же окажется, что трупные пятна имеются на спине трупа и по своему характеру свидетельствуют о том, что они образовались ранее трупных пятен на конечностях, это доказывает, что повешение было произведено после смерти потерпевшего. Об этом же свидетельствуют и согнутые конечности трупа подвешенного после его окоченения. Однако окончательное установление посмертного характера повешения может иметь место только в результате судебно-медицинского вскрытия и исследования трупа.

В противоположность повешению удавлению петлей чаще всего бывает при убийстве. Самоубийство таким путем встречается крайне редко, так как в этом случае человек, теряя сознание, не может до конца затянуть руками петлю на своей шее [6, с. 89-90].

Следователи сталкивались и с такими признаками данной инсценировки, как отсутствие следов давления от подставки, стоящей на мягком грунте; чистые босые ноги висящего в петле трупа (либо обуви, носков, чулков) при явной, обильной загрязненности места под ним; наличие на веревке с петлей, в которой висел труп, профессионального узла, который, судя по имеющимся данным, погибший завязать не мог из-за отсутствия соответствующих навыков.

В благоприятных случаях распознать инсценировку позволяет установление факта подвешивания трупа с предварительным подтягиванием за конец веревки, перекинутой через опору (перекладину). Замечено, что если поверхность опоры шероховата, ее волокна бывают направлены в сторону движения веревки, а волокна последней на этом участке - в противоположную сторону [4, с. 118].

Иногда преступники, маскируя убийство, прибегают к инсценировке самоутопления. Косвенно на такую инсценировку может указать наличие на берегу водоема следов волочения, предположительно образованных в результате подтаскивания к воде находящегося в бессознательном состоянии, но еще живого потерпевшего или его трупа.

Свою специфику имеют признаки, позволяющие распознать инсценировку самоубийства, совершенного якобы посредством холодного оружия. К их числу относится ряд негативных признаков, например, отсутствие на месте происшествия орудия лишения жизни, которое, по имеющимся данным, не могло быть унесено кем-либо из непричастных к расследуемому событию или отсутствие даже малейших пятен крови на руках потерпевшего. Характерен такой позитивный признак, как наличие на ладонях погибшего повреждений, в частности, резаных ран, типичных для самообороны.

Решающую роль в разоблачении рассматриваемой инсценировки может сыграть судебно-медицинская экспертиза, устанавливающая, например, что повреждения на трупе причинены не тем холодным оружием, которое оказалось на месте происшествия, а каким-либо другим, или что смертельное повреждение располагается на части тела, где оно не могло быть причинено самим погибшим.

В процессе выявления признаков, характерных для инсценировок самоубийства, их приходится соотносить с признаками, позволяющими предполагать подлинное самоубийство. В числе последних следует, прежде всего, назвать наличие на руке погибшего следов применения им оружия, причинившего смерть, в частности, копоти выстрела, брызг крови, мелких частиц мышечной ткани и костей, ссадин на тыльной стороне кисти, между большим и указательными пальцами. При самоубийстве посредством холодного оружия возле резаных ран могут оказаться «пробные» надрезы. Для не вполне волевых и решительных самоубийц характерно причинение смерти несколькими различными способами, например, ранение колющим или режущим, колюще-режущим орудием, а затем отравление или удавление петлей [4, с. 119].

Следственная практика показывает, что, как правило, раны холодным оружием самоубийцы наносят на обнаженное тело. Расстегивание ворота при резаных ранах шеи и обнажении груди при колотых ранах характерны для самоубийства. Причинение колотых ран в области сердца собственной рукой даже через тонкую одежду, как правило, не встречается.

Скорее в пользу самоубийства, чем его инсценировки говорит наличие на месте происшествия орудия лишения жизни, принадлежащего погибшему, либо нахождения данного орудия не на видном месте (под столом, иным предметом мебели, куда оно могло быть бессознательно отброшено погибшим).

Правильное исследование орудия совершения деяния, личности так называемого самоубийцы, детальный осмотр места происшествия способствует правильной квалификации деяния или даже разоблачению преступного замысла лица, выдающего умышленное убийство за суицид. На этот счет хотелось бы привести пример. Эверт, курсант одного из военных училищ, проживал со своими родителями и одиннадцатилетней сестрой в частном доме на окраине города. Однажды, выйдя погулять недалеко от дома, несовершеннолетняя дочь внезапно исчезла. Поиски исчезнувшей девочки не принесли результатов. Через полтора месяца после случившегося Эверт сообщил ночью в милицию города, что его родители покончили жизнь самоубийством, использовав для этого принадлежащее отцу охотничье ружье. Следователь прокуратуры, производящий осмотр места происшествия, обнаружил следующую картину: в спальне на втором этаже дома на отдельных кроватях лежало два трупа - женщины с проникающей огнестрельной раной грудной полости и мужчины с раздробленной черепной коробкой, что могло быть следствием выстрела в голову. Между кроватями на полу лежало охотничье ружье, из которого, судя по всему, были произведены выстрелы. После опроса сына было установлено, что ночью он услышал выстрелы на втором этаже дома, в спальне родителей. Полагая, что в дом проникли преступники, он выждал некоторое время, затем, не слыша никаких признаков действий преступников, побежал в комнату родителей и увидел ту картину, которая и предстала перед следователем. Не предпринимая никаких действий, он по телефону заявил в милицию о происшедшем. Анализируя результаты осмотра места происшествия, следователь, судебный баллист и судебно-медицинский эксперт сделали предварительные выводы о том, что события, вероятно, развивались таким образом: отец из охотничьего ружья сначала убил мать, а затем покончил с собой. Однако логику общего предположения нарушало одно обстоятельство, вызвавшее сомнение в правильности построенной мыслительной схемы. Положение трупа отца на кровати не соответствовало характеру брызг крови, которые могли располагаться подобным образом, по утверждению судебно- медицинского эксперта, только в том случае, если выстрел был произведен в стоявшего человека, и если тот после выстрела упал, то все равно не мог лежать в таком положении на кровати. Другим аргументом, вызвавшим сомнение в правильности первоначально выдвинутой версии стало утверждение судебного баллиста в том, что при выстреле в голову рука отца не могла дотянуться до спускового курка ружья (об этом свидетельствовали измерения, предпринятые экспертом), а следовательно, отец сам не мог нанести себе огнестрельное ранение. Выводы экспертов и анализ доказательств, обнаруженных на месте происшествия, привели следователя к мысли о том, что имеет место убийство отца и матери их сыном. Предъявленные доказательства, в том числе и расчеты, проведенные экспертом, способствовали признанию Эверта в убийстве своих родителей. В процессе расследования были установлены и другие обстоятельства, в частности то, что ранее Эвертом была убита и захоронена в подвале дома несовершеннолетняя сестра. Для того чтобы сделать захоронение, Эверт в подвале вырыл нишу, делая это тайно, в отсутствии родителей. После убийства (а для этого он позвал сестру в подвал, чтобы показать новую куклу) Эверт замуровал труп в нишу, положив туда и куклу. Мотивом убийства было получение значительной суммы денег после продажи дома, что могло обеспечить молодому человеку безбедное существование. Так, анализ места происшествия с привлечением экспертов помог следователю раскрыть тяжкое преступление.

Подводя итог всего вышесказанного, можно сделать вывод, что наиболее эффективным способом установления фактов самоубийств является метод следования от обратного (от инсценировки). Мы допускаем, что возможна ситуация, когда органы предварительного расследования пребывая на место происшествия и видя «труп в петле», способны на скоропостижные выводы о суициде, не удостоверившись у близких родственников о мотиве и поводах лица для лишения себя жизни.

Таким образом, во избежание следственной ошибки при установлении фактов самоубийства необходимо отрабатывать все версии от доведения до самоубийства до умышленного убийства, выдаваемого за суицид.

Библиографический список

  • 1. Бадь Л.И. Методика раскрытия и расследования убийств в Югославии // Расследование убийств в зарубежных странах. Сборник статей / Под ред. Бурыкина Б.М., Дашкова Г.В. - М., 1991. - 68 с.
  • 2. Сапожников Ю.С. Первичный осмотр трупа на месте его обнаружения. - Киев, 1987. - 200 с.
  • 3. Свисон А., Всндель О. Раскрытие преступлений. - М., 1957. - 523 ч.
  • 4. Селиванов Н.А., Соя-Серко Л.А. Расследование убийств. - М., 1994,- 181 с.
  • 5. Хасан Б.И. Особенности сокрытия преступной деятельности по уголовным делам, связанным с применением огнестрельного оружия // Криминалистические характеристики в методике расследования преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Выпуск 69. - Свердловск, 1978.-50-55.
  • 6. Яковлев Я.М. Расследование убийств. - Сталинабад, 1960. - 168 с.

Borisova МЛ.,

law student, Samara University

The distinction between the concepts of fact-finding of suicide and exposure dramatizations

Abstract: This article analyzes the features of the exposing case.

The conclusion on necessity of application of the method follow from the contrary, when establishing the facts of suicide. The article examines the main types of dramatized suicide. These issues are examined with forensic positions.

Key words: suicide, suicide, dramatization, strangulation, smartplanet poisoning.

УДК 343.143

Бредихин Максим Евгеньевич,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет имени академика С.П. Королева, e-mail: Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >