К вопросу о национальном характере науки

В период становления классической науки (XVII в.) вопрос о ее национальном характере явным образом практически не поднимался. Это было обусловлено рядом причин культурологического, экономического и политического характера. Наука, по словам Ф. Бэкона, есть не что иное, как отображение природы, а качественное отображение не должно содержать и следа социально-культурных особенностей. Возможно, препятствия к развитию науки виделись Бекону в рамках национальных особенностей, в которые погружен исследователь. Ведь именно культурные и политические традиции, вкусы, ценности - корень многочисленных предрассудков, подавляющих критические способности отдельных людей. Подчиняя свое сознание традиции, мнению большинства или ограничивая свой кругозор интересами какой- либо социальной группы, люди волей-неволей впадают в зависимость от этих «ложных богов» (идолов), чья многочисленность и своенравие уже сами по себе служат преградой на пути к «единому богу» (единой истине).

Однако, стоит напомнить, что Бэкону принадлежит и идея, в которой можно проследить предчувствие будущей конкуренции национальных научных сообществ, суть которой заключается в том, что богатство и благополучие государства зависят от того, насколько эффективно организована в нем деятельность ученых [1J.

Тем не менее, в эпоху Нового времени в период рождения классической науки культурные границы между образованными, а тем более учеными людьми были отнюдь не жесткими. Общая для всех латынь и нередкое по тем временам знание нескольких языков, позволяли без труда обмениваться идеями, а при необходимости и перемещаться из одной страны в другую.

В условиях неограниченной конкуренции технологические достижения, сделанные на базе открытий классической науки, не только довольно быстро распространялись и заимствовались, но и дополнительно убедительным образом подкрепляли идеологию универсальной мощи и единства науки.

В эпоху Просвещения сам термин «национальная наука», пожалуй, показался бы воплощением абсурда. Просветители полагали, что

' Научный руководитель: Гревцева Анна Анатольевна - к.ф.н., доцент кафедры логики, философии и методологии науки ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет им. И. С. Тургенева».

разум как суверенную сущность человека отличают универсализм, независимость от национальных, сословных и вероисповедных различий. Поэтому истина открывается всем людям в одном и том же обличье, т.е. она принципиально лишена какой бы то ни было национальной специфики. Такое интернациональное видение научной деятельности, сформированное в эпоху Нового времени, сохранялось больше века пока войны и революции XVIII-XIX вв., в которых сформировалось самосознание ведущих европейских наций, не актуализировали проблематику национальной науки.

Многие вопросы, возможно впервые возникшие два столетия назад, актуальны и по сей день. Может ли наука быть национальной в принципе? Должна ли она преодолевать национальные и культурные различия или должна работать в интересах отдельно взятой страны? Как культурная специфика того или иного общества может повлиять на судьбу науки в соответствующей стране? Какие изменения происходят в той или иной культуре под влиянием науки? В настоящее время усиливается внимание к подобным вопросам под влиянием современного политического контекста, все более и более чувствительного к проблемам национальных отношений.

Вопросы, затрагивающие проблему национальной науки актуальны в наше время, но все же не отличаются новизной. Так многочисленные исследования по вопросам и проблемам национальных наук собраны и проработаны в книжной серии Boston studies in the philosophy of science (Бостонские исследования по философии науки).

С одной стороны, отрицать национальный характер науки сложно, когда разнообразие её целей и установок диктуется практикой и военно-промышленным комплексом того или иного государства. Когда деятельность научного сообщества через планирование и финансирование жестко администрируется в узконаправленном русле [4, с. 30]. Все это, в свою очередь, сказывается на характере, исследований, которые направлены не на построение фундаментальных объясняющих теорий и картин мира, но на получение знаний технологического, рецептурного характера, на изготовление артефактов, будь то вакцины, вирусы, полимерные материалы или новые виды оружия. Но исследования подобного рода не должны становится самоцелью для науки.

Конечно, исследования в прикладной области необходимы для развития технологий. Такие исследования и проекты, безусловно, должны выполняться на национальном уровне, укрепляя потенциал и увеличивая политический вес того или иного государства. Но наука фундаментальная национальной в наши дни уже быть не может.

Современная наука интернациональна. Ее развитие во многих областях может быть обеспечено только при активном международном сотрудничестве. Очевидным примером, подтверждающим данную мысль, может служить строительство и усовершенствование большого адронного коллайдера, а также исследования, осуществляемые в рамках его работы. Еще 30 лет назад страны сами строили ускорители и большие установки, независимо друг от друга выполняя исследования. В наше время картина сильно изменилось. Общая тенденция такова: ученые со всех стран собираются вокруг научных центров, функционирующих по всему миру, предлагая и реализуя свои идеи. Реализацию подобной организации представляет собой Европейский Центр ядер- ных исследований (ЦЕРН) в Швейцарии.

Россия в лице физического института академии наук (ФИАН) с самого начала активно участвовала и продолжает участвовать в работе научно-исследовательских групп, ведущих исследования на Большом адронном коллайдере, в частности, на детекторах ATLAS и CMS, в разработке и поддержке их функционирования, в анализе и интерпретации полученных данных, что привело к обнаружению бозона Хиггса в 2013 г.

Национальность науки это всего лишь одна из граней сложной и целостной структуры. Эта грань напрямую зависит от уровня развития научного сообщества, локально представляющего то или иное государство и являющегося частью всемирного сообщества исследователей и ученых.

Национальность науки начинается с системы образования, об уровне которой должно заботиться как государство в целом, так и заинтересованные в прогрессивном развитии своей страны граждане.

Без достойной системы образования, без непрерывных действий, направленных на её качественное развитие, нарушается воспитание новых ученых и исследователей, которые способны укрепить и усилить научное сообщество прежде в своей стране, а после и мировое научно-исследовательское сообщество в целом. В конце концов, неспособность системы образования обеспечить непрерывный и качественный приток свежих умов в науку того или иного государства подрывает его (государства) потенциал.

Другими словами, сложно говорить о какой-либо науке государства N, если в этом государстве отсутствует соответствующая система образования. На практике нам известны методы выстраивания мощной науки в пределах одной страны, но, тем не менее, эти методы никоим образом не делают выстроенную науку национальной. Здесь уместно вспомнить высказывание американского ученого, специалиста в области теоретической физики Митио Каку: «США имеет худшую систему образования из всех, что мне известны. Знания наших выпускников ниже, чем в странах третьего мира. Каким же образом научная элита США еще не потерпела коллапс? У Америки есть секретное оружие, которое называется «Виза для иностранных ученых Н-1В». Забудьте о Google, забудьте о «Силиконовой долине» - это все сделали не американцы, не американская наука, а эмигранты. США высасывают лучшие мозги со всего мира - Индия, Китай, Россия» [5J.

Тем не менее, несмотря на то, что система образования государства N и его национальная наука являются одним из основополагающих «кирпичиков» в фундаменте здания современной науки, они лишь часть той сложной структуры, которую она собой представляет.

Сама сущность современной науки непрерывно стремиться за границы национального. Здесь следует отметить, что рост научных знаний в современных исследованиях все сложнее обеспечить без междисциплинарных и интернациональных коммуникации ученых- исследователей.

Граница национального стирается уже самой нормативной структурой науки. Так, согласно высказыванию М. Вебера, «общая цель и судьба ученых быть - превзойденными в научном отношении» [2, с. 712J. В этом утверждении можно увидеть указание на то, что наука существует в социальном контексте, ею не занимаются в одиночку, а в наше время ей не занимаются на уровне отдельной страны. Значение веберовского высказывания состоит в первую очередь в том, что оно раскрывает ситуацию современной науки, а точнее, современного научного работника, показывая, что его бытие ученым определяется в первую очередь ориентацией на некоторую надындивидуальную реальность.

Безусловно, наука не бывает английской, американской или русской. Однако для полноценного развития мировой науки нужно множество национальных (региональных) научных школ.

История науки изобилует именами представителей разных наций, так что любой подготовленный специалист в любой научной области уже располагает подтверждением факта равенства разных рас и народов и возможности их мирного сотрудничества. Ученые всего мира должны понять, что проблема сохранения национальных научных школ, так или иначе, коснется каждого из них. И, вероятно, сохранять эти школы поможет именно международная солидарность ученых.

Различия в методологическом подходе, способствующие многостороннему исследованию и неординарному решению выявляющихся современной наукой проблем, хранятся в традициях национальных школ: редукционизм западных цивилизаций, холизм восточных. Таким образом, актуальнее встает вопрос стимулирования развития национальной науки и сохранения культурного различия и традиций.

Необходимость сохранения национальной науки также диктуется одной из тех функций, которую она выполняет. А именно хранение и распространение накопленного знания. Грубо говоря, чем больше у человечества хранилищ этого знания в виде национальных научных школ, тем меньше вероятность его утраты. Даже если какие-то катастрофы (войны, экономические кризисы), поразят полмира, вся совокупность утраченных знаний будет воссоздана в любой стране и, таким образом, может быть гарантировано поступательное развитие цивилизации. Наличие в мире единственной научной школы, науки одной нации и страны, само по себе резко затормозит развитие мировой науки, но и приведет к тому, что она (наука) станет невероятно уязвимой и хрупкой - любые события, подобные сожжению Александрийской библиотеки, могут легко и полностью положить конец ее существованию.

Сами исследования, процессы открытия и познания созревает в национальных лабораториях. Обращаясь к истории науки, мы можем отчетливо сказать, что именно внесли греки в географию, историю, политику, этику, логику и метафизику; глубоко национален вклад англичан в индуктивную логику, в естествознание. Кто вздумает отрицать французскую историческую школу, французскую математику и химию, французскую невропатологию? Кому не ясно глубокое своеобразие германского гения в философии или юриспруденции? [3]

Но не стоит забывать о том, что непрерывное движение науки вперед подчинено основной силе, источником которой служит стремление ученого, исследователя к истине. А научная истина во все времена одна для всех. Ученому следует желать и свойственно добиваться знания именно этой сверхнациональной истины. Нелепа и противоестественна идея «классовой» или «национальной» истины.

Все то, что открывается и познается, принадлежит всему человечеству и в действительности, рано или поздно, становится достоянием сверхнациональным.

Литература

  • 1. Бэкон Ф. Новая Атлантида // Бэкон Ф. Соч. в 2 т. Т. 2. М., 1972.
  • 2. Вебер М. Наука как призвание и профессия // Вебер М. Избранные произведения. М, 1990. С. 707-735.
  • 3. Ильин И. Идея национальной науки. URL: http: // www. gumer. Info / bogoslov_Buks / Philos/ Ilin / idnac. php (дата обращения: 31.03.2017).
  • 4. Касавин И.Т., Сокулер З.А. Рациональность в познании и практике. М., 1989. 192 с.
  • 5. Митио К. Почему в США так много гениальных ученых? URL: http://vse-krugom.ru/pochemu-v-ssha-tak-mnogo-genialnyx-uchenyx/ (дата обращения: 04.04.2017).

Желтикова И.В.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >