Эволюция общественного и государственного строя Древнего Рима. Реформы Сервия Туллия

Основные социально-политические институты римского общества сложились именно в царский (архаический) период, и в более или менее модифицированной форме продолжали существовать на протяжении всей римской истории.

Коренное население, составлявшее первоначальную римскую общину, носило название патрициев и представляло собой категорию полноправных римских граждан, причастных к управлению общественными делами. Общее число патрицианских родов составляло 300.

Каждые десять родов объединялись в курию, каждые десять курий — в трибу. Троичная схема римского общества в полном ее объеме — три трибы, 30 курий и 300 родов — сложилась довольно поздно, вероятно, в конце царской эпохи. По мнению В.В. Кучмы, стройность организации римского общества, имеющая явный отпечаток искусственной упорядоченности, преследовала военные цели1. Приписываемая Ромулу военная реформа заключалась в том, что войско строилось по принципу кратности трем. Поскольку оно набиралось от триб и связанных с родовой организацией курий, Ромул, создавая воинские единицы, должен был учитывать количественный состав социальных единиц, соблюдать их определенное соответствие, их кратность. Древнейшая римская дружина, состоявшая из 3000 пехотинцев и 300 всадников, набиралась по 100 человек пехоты и десять всадников от каждой курии.

Основной общественной единицей в этот период был экзогамный отцовский род, имевший общие земельные владения. Между родами существовали различия: наиболее могущественные роды считались «старшими». Члены рода считали себя происходящими от одного предка; главой рода являлся наиболее авторитетный, уважаемый представитель знатного семейства, избираемый общим родовым собранием. Каждый член рода являлся совладельцем земельного фонда, мог претендовать на свою долю при разделе родового имущества, пользоваться защитой и помощью со стороны сородичей, участвовать в решении общих дел и отправлении общего культа.

Во времена Ромула каждый член общины получил по 2 югера[1] [2] [3], вероятно, приусадебной земли в наследственное владение, но значительная часть земель находилась в коллективном пользовании патрициев и носила название agerpublicusd.

Плебеи не имели доступа к ager publicus, а владели своими участками как частнособственническими. Частная собственность у плебеев, таким образом, появилась раньше, чем у патрициев. По мнению С.Л. Утченко, патрицианской общине в целом принадлежала основная масса ager publicus', патриции имели право занимать ее часть, плебеи же владели на правах частной собственности маленькими наделами[4].

В царский период упорядочивается и укрепляется система родов и курий; однако наряду с ними складываются уже и коллективы иного характера, состоящие не только из родственников и учитывающие не только родственные связи, но и соседские. Римское население оказывается подразделенным по двум разным принципам: родства и соседства, т.е. территории, при этом родовое и территориальное деление совпадают далеко не полностью. В Риме в этот период сосуществуют общины родовые и соседские (территориальные), а коллективная собственность на землю представлена собственностью родовой, общинной и общеримской (собственностью римского народа).

О какой-либо четкой сословно-классовой структуре римского общества в этот период говорить не приходится — знать и простой народ входили в они и те же общины и различались по социальному статусу, по месту в руководстве общиной в мирное и военное время, а не по своим владельческим правам.

Органы управления Рима в царский (архаический) период характеризуются наличием трех основных элементов, обычно свойственных так называемому периоду военной демократии. Верховную власть в римской общине олицетворял царь — реке. Эта должность замещалась путем выборов, в которых участвовали полноправные граждане, собранные по куриям.

Специфика царской власти в архаический период заключалась в том, что повеления рекса, обязательные для исполнения всеми членами общины, действовали только в течение жизни данного правителя; с его смертью указанные повеления переставали быть обязательными. Для более эффективного осуществления своих полномочий реке мог назначать себе помощников (в первую очередь по военным делам). При царе имелась военная дружина, включавшая в себя пешие и конные подразделения; наиболее привилегированным являлось подразделение вооруженных телохранителей, составлявших собственную «лейб-гвардию» рекса. Эти «зачатки аппарата принуждения» свидетельствовали о принудительной власти, но не о государстве. Власть рекса была пожизненной, но не наследственной. Согласно историческим свидетельствам, всего в Риме поочередно правили семь рексов. Римские цари не обожествлялись, как цари у многих стадиально близких народов Азии и Африки, но власть их санкционировалась богами через авгуров и носила сакральный характер.

В качестве совещательного органа при рексе выступал сенат, первоначально включавший в свой состав всех родовых старейшин. По мере ослабления роли родовых традиций сенат стал назначаться рексом из представителей патрицианского сословия без учета их конкретной родовой принадлежности, вследствие чего сенаторы, по словам Т. Моммзена, превратились в «коллегию должностных лиц» при царе.

Право созыва сената и председательствования на его заседаниях принадлежало рексу. Постановления сената, касавшиеся наиболее важных вопросов общественного управления (объявление войны и заключение мира, предоставление гражданства, отправление религиозного культа), обычно должны были приниматься рексом во внимание, но не имели для него императивного характера. Роль сената заметно возрастала в условиях войны или серьезных внутренних потрясений; своего максимального объема власть сената достигала в случае смерти рекса, когда возникал период междуцарствия — тогда сенат избирал из своей среды десять человек, которые по очереди, в течение пяти дней каждый, управляли государством, пока не определялась кандидатура нового рекса[5]. Намеченная кандидатура предварительно обсуждалась в сенате, а затем представлялась народному собранию. Решение народного собрания об избрании нового царя также подлежало утверждению в сенате. Естественно, что сенат был заинтересован в продлении срока междуцарствия, поскольку в этот период вся реальная власть находилась в его руках.

Народные собрания в Риме имели общее название комиций и являлись формой участия взрослых (способных носить оружие) полноправных граждан в решении дел общественной важности; древнейшими видами народных собраний были собрания по куриям, или куриатные комиции. В качестве их основных функций И.Л. Маяк называет регистрацию рождения, смерти, браков и принятие в родовую организацию чужаков [6].

Созыв народного собрания осуществлялся по инициативе рекса, который и вносил туда свои предложения; помимо воли рекса народное собрание состояться не могло. Предложения рекса обсуждению в народных собраниях не подлежали — они либо принимались, либо отвергались путем открытой и устной подачи голосов. Решение народного собрания имело силу закона, действие которого не было ограничено временем — оно могло быть отменено лишь другим законом, принятым по той же процедуре.

Таким образом, в сфере управления общиной в начале царской эпохи присутствовали все элементы военной демократии, однако баланс их уже несколько нарушен в пользу царя, т.е. Рим архаического периода был обществом, не порвавшим еще с родовым строем, но уже сделавшим первый шаг в сторону от него. Организация римской патрицианской общины в царский период носила строгий военизированный характер. Ограниченность исходного земельного фонда, других материальных ресурсов вынуждала патрициат замкнуть общину под своим главенством, решительно препятствовать расширению ее социальных рамок.

На другом полюсе родовой организации формировалась категория зависимых людей — клиентов Считается, что это обедневшие члены «младших» родов, а также завоеванные или пришлые жители, включенные в римскую общину, иностранцы, вольноотпущенники и незаконнорожденные дети. Лишенные политических и гражданских прав, хотя и лично свободные, они могли существовать лишь благодаря покровительству коренных римских граждан {патронов), которые защищали клиентов перед третьими лицами. Клиент:

  • ? получал от патрона землю и скот;
  • ? входил в семью патрона на правах младшего члена;
  • ? участвовал в родовом культе и в собраниях по куриям, будучи обязанным поддерживать своего патрона;
  • ? обязан был следовать за патроном на войну;
  • ? должен был оказывать патрону материальную поддержку.

Вся остальная масса населения Рима, оставленная за пределами родовой организации, получила наименования плебеев. Эта категория складывалась из двух основных источников: одна часть — это добровольные пришельцы, привлеченные торгово-предпринимательскими интересами, вторая часть была переселена насильственным путем в результате войн Рима против соседних народов. В дальнейшем другим важным источником пополнения плебейского сословия стали выходцы из первоначальной римской общины, порвавшие с ней связь вследствие разорения. В семейных отношениях плебеев длительное время сохранялись пережитки материнского права, при котором мать считалась главой семьи и хозяйкой имущества, поэтому вплоть до 445 г. до н.э. браки между патрициями и плебеями законными не признавались. [7]

Плебеи были лично свободными, обладали собственностью, имущественными правами, занимались ремеслами и торговлей, привлекались к военной службе (правда, во вспомогательных войсках), могли самостоятельно подавать судебные иски и нести юридическую ответственность. Таким образом, в области частных гражданских отношений плебеи были равноправны с патрициями, в сфере же политических отношений статус указанных сословий был диаметрально противоположным: плебеи не обладали никакими политическими правами, и потому были полностью лишены возможности участвовать в решении общинных дел. Экономический статус плебейского сословия входил в явное противоречие с их гражданским и политическим бесправием. Однако плебеи не были экономически эксплуатируемым классом, следовательно, социальная борьба патрициев и плебеев не была классовой.

Выше отмечалось, что система управления архаического римского общества базировалась на принципах родовой организации и была рассчитана только на коренных членов римской общины — патрициев, а позднейшие переселенцы — плебеи, не входившие в систему патрицианских родовых связей, тем самым были полностью исключены из общественно-политической жизни. Не принимая участия в решении общественных дел, они не несли в полном объеме и общегражданских обязанностей, прежде всего военной и податной. Такое положение могло быть терпимым до тех пор, пока преобладающим большинством оставались патриции, а удельный вес плебейского элемента в общей массе населения и в сфере экономических отношений был невелик. Однако по мере того как плебеи стали играть все большую роль в повседневной жизни древнеримского общества, их изолированное положение за рамками римской общины превращалось во все большую общественно-политическую аномалию. Борьба плебеев с патрициями стала главным содержанием общественно-политической жизни, а потому — главной пружиной ранней римской истории. Эта борьба, растянувшаяся на несколько столетий, принимала временами очень острые формы, неоднократно ставя страну на грань гражданской войны. В этой борьбе можно выделить два основных этапа. В V веке до н.э. плебеи добились успеха в стремлении ограничить произвол должностных лиц, которые по сохранившейся традиции были патрициями, в этих целях в 494 г. до н.э. была учреждена должность плебейского трибуна. Плебейские трибуны, избиравшиеся плебеями в количестве до десяти человек, не имели управленческой власти, но обладали правом veto, т.е. правом запрещать исполнение распоряжения любого должностного лица и даже постановления сената. Второе важное достижение плебеев — издание в 451—450 гг. до н.э. Законов XII таблиц, которые ограничили возможности патрицианских магистратов произвольно толковать нормы обычного права. Эти законы свидетельствуют о почти полном уравнении плебеев с патрициями в гражданских правах — само слово «плебей», судя по дошедшему до нас изложению текста законов, упоминается в них только один раз в связи с сохранением запрета на браки между плебеями и патрициями. Однако и этот запрет вскоре в 445 г. до н.э. был отменен по Закону Канулея. Второй этап относится к IV в. до н.э., когда плебеи добились права на занятие государственных должностей. В 367 году до н.э. Законом Лициния и Секстия было установлено, что один из двух консулов должен избираться из плебеев, а рядом законов 364—337 гг. до н.э. им было предоставлено право на занятие и остальных государственных должностей.

Таким образом, борьба закончилась победой плебеев: патрицианская родовая община была насильственно разрушена, а на ее обломках образовалось государство, в котором со временем окончательно растворились и патрициат, и плебс.

Мировая история знает и другой путь формирования государственности. Можно предположить, что постепенно сословия патрициев и плебеев могли бы превратиться в классы-сословия крупных и мелких землевладельцев, лишенных владельческих прав на свои участки, оставленные им в аренду или прекарное пользование за ренту и трудовую повинность, и попали бы индивидуально или целыми общинами в зависимость от собственников земли. Тогда последние создали бы государство, монархическое или олигархическое, развив в государственный аппарат прежние органы принуждения. Однако Рим, как и наиболее развитые полисы Древней Греции, пошел по иному пути.

Реформа, приведшая к образованию Римского государства, связывается с именем предпоследнего (шестого) рекса Сервия Туллия и условно датируется VI в. до н.э.

Структурным изменениям в римском обществе, приведшим к образованию древнеримской государственности, всегда уделялось большое внимание. Как время проведения этой реформы, так и ее авторство вызывают у многих исследователей серьезные сомнения. Вполне правдоподобной представляется гипотеза о том, что реформа не явилась результатом одномоментного государственно-правового мероприятия, но представляет собой результат целого комплекса разновременно произошедших изменений.

По реформе, приписываемой Сервию Туллию, вместо старого принципа родовой принадлежности в основу общественного устройства Рима были положены два новых принципа — имущественный и территориальный. Все население — как патриции, так и плебеи — было поделено на пять разрядов (классов); в основу деления был положен критерий имущественной состоятельности. К первому разряду были отнесены те граждане, которые владели имуществом в 100 тыс. ассов или земельным участком площадью свыше 20 югеров. Имущество граждан второго разряда было оценено в 75 тыс. ассов (15— 20 югеров земли), третьего — в 50 тыс. ассов (10—15 югеров), четвертого — 25 тыс. ассов (5—10 югеров земли), пятого — И тыс. ассов1 (менее 5 югеров земли).

Каждый имущественный разряд обязан был выставлять определенное количество военных подразделений — центурий; центурия, следовательно, была в первую очередь военной, но одновременно политической и податной единицей. Первый разряд выставлял 80 центурий[8] [9], второй, третий и четвертый — по 20, пятый — 30; таким образом, всего насчитывалось 170 центурий от разрядов. Центурии каждого из пяти разрядов делились на две части:

  • ? старшая, куда входили римляне в возрасте от 45 до 60 лет, предназначалась для гарнизонной службы;
  • ? младшая, в которую входили воины в возрасте от 17 до 45 лет, предназначалась для участия в боевых походах.

Кроме того, из первого разряда была выделена особая группа граждан — всадники, а безземельные — пролетарии обособлялись в отдельный, шестой разряд.

Всадники составляли центурии конницы, 1—3-й разряды — тяжеловооруженной пехоты, 4—5-й разряды — легковооруженной пехоты. Пролетарии выставляли одну невооруженную центурию. С учетом внеразрядных центурий (центурии всадников, ремесленников, музыкантов и пролетариев) их количество составляло 193. Во вновь возникших народных собраниях по центуриям, или центуриатных коми- циях, каждая центурия имела один голос, благодаря чему большинство было заранее обеспечено за наиболее состоятельными гражданами: всадники и граждане первого класса составляли в сумме 98 центурий, т.е. уже больше половины от 193. При их единодушии мнение граждан остальных разрядов не имело практического значения, и поэтому их голоса даже не всегда подсчитывались.

Другое важнейшее положение реформы Сервия Туллия нашло свое выражение в делении всего населения (без учета патрицианского или плебейского происхождения) на территориальные округа — трибы, в соответствии с которым было учреждено четыре городских и 17 сельских триб. Во главе трибы стоял выборный староста; его главная обязанность заключалась в сборе податей и налогов. В народных собраниях, которые стали созываться по трибам (трибутные ко- миции), каждая триба также имела один голос.

Историческое значение реформы Сервия Туллия заключается в том, что она вывела плебеев из состояния общественной изоляции и включила их в состав римского народа, решив тем самым задачу консолидации всего свободного населения Рима в единый господствующий класс, противостоящий классу рабов. Однако рабство в этот период носило патриархальную форму и еще не сложилось в особый способ производства, а было скорее рассчитано лишь на удовлетворение потребностей патриархального семейства, поэтому рабы не представляли самостоятельной социальной силы. Положение же плебеев изменилось самым радикальным образом: включившись в несение воинских повинностей, они стали полноправными участниками центу- риатных народных собраний.

Реформы VI в. до н.э. способствовали кардинальному изменению внешнеполитического положения Рима: создав армию, значительно превышающую военный потенциал соседних народов, Рим открыл эпоху широкой внешнеполитической экспансии, обеспечившей ему через несколько веков полное господство в Средиземноморье. Увеличение подвластных Риму территорий в свою очередь также способствовало окончательному утверждению государственных форм жизни. В результате реформ Сервия Туллия военная демократия, каковой являлась по существу эпоха царей, сменилась подлинной государственной организацией.

Верховное командование в армии осуществлял орган патрицианской знати — сенат, игравший огромную роль в объявлении войны и всех делах, связанных с ее ведением: он распределял командование между магистратами, награждал полководцев, определял необходимый военный контингент, выделял средства на ведение войны и т.д.

Магистраты получали верховное командование от центуриат- ных комиций (преторы, консулы) либо от сената (диктаторы). Они воплощали институт верховного командования. Все главные римские магистраты согласно реформе Сервия Туллия были связаны с военным ведомством: квесторы ведали военными расходами; цензоры, проводя ценз, определяли воинскую и налоговую повинность граждан.

Офицеры делились на высших и низших. Низшие офицеры были по указанию Сервия Туллия командирами центурий. Они выдвигались на эту должность из простых легионеров и, как правило, не достигали более высоких постов. Высшее офицерство составляли военные трибуны, легаты, квесторы и начальники конницы.

Военные трибуны принадлежали к сенатскому или всадническому сословию и обычно начинали этой службой свою политическую карьеру. В каждом легионе было по шесть трибунов. Легаты, непосредственные помощники главнокомандующего, назначались сенатом и сами были сенаторами; они командовали легионами или их соединениями.

Военнообязанными считались граждане в возрасте от 17 до 60 лет, удовлетворяющие требованиям имущественного ценза. Освобождались от воинской повинности пехотинцы, прослужившие не менее 16—20 лет (участники 16—20 походов), и всадники, прослужившие не менее десяти лет. Воины учитывались и набирались по территориальным трибам; списки составлялись с указанием имущественного состояния свободных граждан. Лица, владевшие землей, но непригодные к воинской службе, вместо воинской повинности платили деньги на содержание всаднических лошадей. Специальным эдиктом консул назначал день явки подлежащих призыву на Капитолий, где из каждой трибы поровну набиралось нужное количество воинов, которые распределялись по легионам. Набор осуществлялся для каждой военной кампании.

В период реформ Сервия Туллия в условиях еще пока примитивного государственного аппарата армия брала на себя выполнение целого ряда важнейших функций, как внутренних, так и внешних, в том числе экономических: например, снабжение римского хозяйства рабами и материальными ценностями. Кроме того, армия активно влияла на процесс оформления республиканского аппарата.

Реформы Сервия Туллия подвели итог важнейшему этапу процесса образования государства, но не завершили его. Они допустили плебеев к участию в народных собраниях, но не устранили полностью их политических и социальных ограничений. Поэтому последующие два века в истории Рима характеризуются продолжением борьбы плебеев за уравнение в правах с патрициями.

В этом же веке были изданы также законы, способствовавшие консолидации плебеев и патрициев. Упомянутый Закон Лициния и Сек- стия ограничил размер земельного владения, которым могли владеть патриции из общественного земельного фонда, что расширило доступ плебеев к этому фонду. Законом Петелия 326 г. до н.э. была отменена сохраненная Законами XII таблиц долговая кабала, от которой страдали главным образом плебеи. Завершением борьбы плебеев за равноправие было принятие в 287 г. до н.э. Закона Гортензия, по которому решения плебейских собраний по трибам стали распространяться не только на плебеев, но и на патрициев и, следовательно, получили такую же силу закона, как и решения центуриатных комиций.

  • [1] Кучма В.В. Государство и право Древнего мира : курс лекций. Волгоград, 1998.С.139.
  • [2] Югер (лат. lugerum) — римская мера площади, 240 футов в длину, 120 футов в ширину, 28 800 кв. футов, равная приблизительно одной четверти десятины. Это название, по мнению некоторых, происходит от iugum, потому что такое пространство моглобыть вспахано в один день парою быков (iugum). Югер распадался на 288 скрупулов.Два iugera составляли heredium, 100 heredia — одну centuria, 4 centuriae — один saltus.По преданию, два югера первоначально доставались каждому гражданину как наследственная собственность, если он мог прокормить свое семейство.
  • [3] Земли ager publicus составляли большую часть римской государственной и народной собственности. Они доставались государству путем завоевания по тому правилу,что все завоеванные земли переходят в собственность победившего государства, изредкапутем добровольной передачи. Эта часть могла продаваться римским гражданам; такиеучастки назывались agri quaestorii, их продажей заведовали квесторы. Другие его участки предназначались для удовлетворения потребностей культа и передавались храмамили жреческим коллегиям то в полную собственность, то лишь в пользование и назывались agri consecrati.
  • [4] Утченко С.Л. Древнейший период истории Рима // Всемирная история. Т. II. М.,1956. С. 113-114.
  • [5] 2 Нечай Ф.М. Образование Римского государства. Минск, 1972. С. 86—88.
  • [6] Маяк И.Л. Рим первых царей (Генезис римского полиса). М., 1983. С. 235.
  • [7] От лат. clitnis — послушный.
  • [8] Один асе, или сестерций, представлял собой медную монету весом 327,5 г. См.:Кучма В.В. Государство и право Древнего мира: курс лекций. Волгоград, 1998. С. 144.
  • [9] Римские центурии являлись военными отрядами приблизительно одинаковойчисленности. Тот факт, что наибольшее количество центурий выставлялось гражданамиодного только первого разряда, делает неизбежным вывод о том, что в рассматриваемыйпериод большинство населения Рима владело земельными участками, превышающими20 югеров. Каждые пять лет производилась новая оценка имущества граждан и осуществлялось их перераспределение по разрядам и центуриям.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >