ОБСЕ и Россия: взаимодействие в условиях санкционного режима, возможности нормализации двустороннего диалога

В рамках настоящего параграфа представляется необходимым рассмотреть эволюцию взаимоотношений СССР и России с одной стороны, и СБСЕ/ОБСЕ - с другой. Следует отметить, что история этих связей знает как периоды тесного сотрудничества, так и тупиковых попыток диалога.

Как было показано в первой главе, в период Перестройки СССР выступал не только за реформирование мировой системы безопасности, но в Европе - за лишение такие институтов, как НАТО и ОВД, военной составляющей, создание на их основе структур политического характера. Новая стратегия была также нацелена на невмешательство во внутренние дела стран социалистического содружества и стремление к мирному урегулированию региональных конфликтов. Идея «общеевропейского дома» в то время приобретала реальные очертания. В этом контексте роль СБСЕ в системе европейской безопасности стала ощутимо расти. Благодаря политическим реформам в СССР, коренному пересмотру его внешней политики, во взаимоотношениях Советского Союза и Запада открылись перспективы для поистине революционных изменений. Быстро наращивался потенциал новых соглашений в сфере безопасности.

В 1990-е годы российское руководство пыталось продолжить развитие некоторых идей, заложенных во внешней политике СССР. На европейском континенте Москва стремилась усовершенствовать модель безопасности Европы, ключевым элементом которой должно был о стать СБСЕ. Имея в виду планы НАТО на расширение альянса, которые, с точки зрения российского руководства, были чреваты новым разделом Европы, Москва вынесла на обсуждение предложение об увеличении перечня полномочий СБСЕ, особенно в отношении вопросов военной безопасности и политической стабильности в Европе[1].

Выступая на саммите СБСЕ в Будапеште в 1994 году, Б.Н. Ельцин сделал акцент на необходимости формирования общеевропейской организации с надёжной правовой базой. Тогда же Москва выразила готовность обсудить со странами-участницами вопросы предоставления взаимных перекрестных гарантий безопасности отдельным государствам или группам государств в двустороннем или многостороннем порядке. В Будапеште были представлены наиболее радикальные идеи преобразования европейской системы безопасности - создание «евро- ООН» и «евро-Совет безопасности»[2].

Рассматривая Россию в треугольнике США-ЕС-Россия, А. Громыко отмечает, что процесс создание панъевропейской архитектуры безопасности осложняется тем, что Европейский континент всегда делился на несколько зон безопасности в силу различных подходов отдельных групп государств к обеспечению безопасности. Например, ЕС уже не одно десятилетие придерживается идеи «мягкой силы», «пула суверенитетов» и размывания государственных границ в отличие от США, которые делают акцент на неприкосновенности своих границ и незыблемости суверенитета, а также на возможность применения военной силы, в том числе превентивно. Россия занимает срединное положение между двух позиций[3].

Таким образом, 1990-е годы можно назвать периодом энтузиазма и завышенных ожиданий от ОБСЕ как со стороны России, так и со стороны других стран-участниц. Неслучайно пять из семи саммитов, прошедших за более чем полувековую историю ОБСЕ, проводились именно в 1990-е годы. Думается, что в этом была и заслуга России.

Тем не менее, на рубеже веков в российской политической элите стали превалировать настроения в пользу не только восстановления международно-политического влияния России, но и в значительной степени реставрации элементов «сверхдержавного» статуса страны. Активизировались поиски и «особого пути» её развития. В начале

2000-х России удалось оправиться от экономического кризиса, более того, за счёт роста цен на энергоресурсы улучшить свои финансовые возможности. Одновременно Россия стремилась не допустить распространения военно-политического влияния стран-членов НАТО на пространство бывшего СССР и всячески старалась укрепить своё положение в странах СНГ. Она претендовала на роль государства, обладающего эксклюзивными возможностями для решения конфликтных ситуаций на территории стран Содружества. В итоге как на международной арене, так и в рамках ОБСЕ Москве удалось создать альтернативный запад- ному «полюсу стабильности» сегмент международнополитической системы, который В.Г. Барановский определил как «Россия плюс»[4].

С этим напрямую связано обострение отношений с ОБСЕ, которая также, в соответствии со своими полномочиями стремилась принять участие в конфликтном урегулировании на пространстве СНГ. В июле 2004 года в Москве было принято заявление государств- участников СНГ относительно положения дел в ОБСЕ.

В заявлении утверждалось, что в ОБСЕ существует «выборочное повышенное внимание к одним странам при игнорировании проблем в других государствах- участниках», что свидетельствует о наличии в рамках ОБСЕ «практики двойных стандартов и селективных подходов»[5]. Высокой точки накал кризиса достиг в 2006 году, когда на заседании совета министров иностранных дел ОБСЕ Сергей Лавров поставил вопрос о возможном выходе России из ОБСЕ. Недовольство Москвы в первую очередь было вызвано деятельностью ОБСЕ исключительно в рамках человеческого измерения вместо так называемого комплексного подхода[6] к вопросам безопасности[7].

Со стороны ОБСЕ в адрес России звучали обвинения в систематическом нарушении прав человека и фундаментальных свобод, в непрозрачности российской избирательной системы, в использовании Москвой экономических рычагов давления на соседние страны и в нежелании России выводить свои войска из Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии. С последней проблемой страны НАТО и ЕС на заедании ОБСЕ увязывали вопрос принятия адаптированной версии ДОВСЕ. В 2007 году Россия вместе с такими странами, как Армения, Белоруссия, Казах- стан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан внесли на рассмотрение ОБСЕ проект документа о «Базовых принципах организации наблюдения за общенациональными выборами по линии БДИПЧ ОБСЕ»[8] [9]. Предполагалась реформа данного органа: установить новый порядок формирования и работы мониторинговых миссий. Данная резолюция принята не была. В том же году на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности В.В. Путин подверг резкой критике деятельность ОБСЕ, назвав институт «вульгарным инструментом обеспечения внешнеполитических интересов одной или группы стран в

отношении других стран», а работу ОБСЕ в гуманитарной сфере по-

- 100 пыткой вмешательства во внутренние дела государств .

Пожалуй, окончательное крушение надежд России в отношении способности ОБСЕ стать организацией по обеспечению равной безопасности от «Ванкувера до Владивостока» произошло в 2008 году, когда Д.А. Медведевым был предложен проект Договора о европейской безопасности (ДЕБ). Россия отказывалась от ОБСЕ как от единственной площадки по решению вопросов, относящихся к сфере «жёсткой» безопасности. В рамках обсуждения данного проекта ОБСЕ уже рассматривалась как одна из возможных площадок для реализации Договора в силу атрофии этой организации, но не как ключевая. ДЕБ фактически стал прототипом ранних проектов Москвы, поскольку его главная цель заключалась в создании сетевой структуры безопасности, способной координировать действия таких организаций, как НАТО, ЕС, ОДКБ, ОБСЕ[10].

Наконец, наибольшую актуальность в текущей ситуации приобрело взаимодействие ОБСЕ и России по вопросам разрешения конфликта на Юго-востоке Украины, где, наметились определенные позитивные сдвиги. Несмотря на то, что как украинские, так и многие зарубежные аналитики и СМИ упрекают Россию в определенном давлении на миссию ОБСЕ на Донбассе, обвинения в зависимости Организации от российских властей абсолютно безосновательны.

Тем не менее, нельзя не отметить, что в вопросе реализации Минских соглашений Россия и ОБСЕ относительно успешно смогли преодолеть имеющиеся разногласия. Безусловно, риторика многих документов ОБСЕ относительно украинского кризиса, часто была отнюдь не пророссийской, однако это уже не вызывало, как прежде, резкой критики со стороны Москвы. Такую ситуацию можно расценивать как сохранение латентных разногласий в отношениях России и ОБСЕ. Однако совпадение генеральных интересов не позволяет этим разногласиям выйти на поверхность, и это уже можно считать определенным достижением.

Одна из основных системных проблем сотрудничества России и ОБСЕ кроется даже не в непосредственном взаимодействии указанных субъектов международных отношений, а в определенном кризисе ОБСЕ как организации. Начиная с 90-х годов достаточно часто предпринимались попытки реформирования этого института с целью исключе- ния «дублирующих полномочий» . Определенные трансформации должны быть произведены также и по причине того, что ОБСЕ изначально создавалась как инструмент координации европейских стран в сфере безопасности в условиях биполярного мира, когда Европа, по сути, была расколота на два крупных военно-политических блока. Как и многие другие международные организации, созданные в эпоху Холодной войны (включая, например, НАТО), ОБСЕ требует реформирования, адаптирующего ее цели, функции и принципы деятельности к новым условиям глобального мира. В этом смысле Россия, как весьма значимый член Организации, может сыграть позитивную роль в данных эволюционных процессах, что, может способствовать не только повышению эффективности деятельности самой ОБСЕ по вопросам европейской безопасности, но и улучшению отношений по линии «Россия-ОБСЕ».

Кроме того, важно понимать, что еще одной причиной системного кризиса в отношениях «Россия-ОБСЕ» является тот факт, что большинство стран-участниц данной организации в силу участия в других международных организациях и объединениях (в первую очередь, речь идет о Европейском Союзе и НАТО) обладают определенными обязательствами в отношении этих организаций. В условиях, когда в адрес

102 A secure Europe in a better world. European security strategy // Council of European Union: official site. URL: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cmsUpload/78367.pdf

России постоянно звучат упреки и обвинения со стороны ЕС и НАТО, весьма маловероятно, что ОБСЕ сможет предложить альтернативный подход к взаимодействию с Россией.

Что же касается отдельных аспектов взаимодействия, по которым Россия и представители ОБСЕ не всегда могут прийти к компромиссу, то здесь разумно предложить два варианта развития ситуации: сохранение текущих полномочий и сферы мандата ОБСЕ при повышении уровня договороспособности государств-членов, либо ослабление зависимости ОБСЕ от уровня договороспособности ее государств- участников за счет наделения ее исполнительных органов функциями независимых структур, способных предпринимать соответствующие оперативные действия в рамках четко очерченного мандата. Представляется, что оба пути имеют примерно одинаковые шансы реализоваться в среднесрочной перспективе, необходимым условием здесь должна являться исключительно добрая воля всех заинтересованных сторон.

  • [1] Журкин В.В. Европейская безопасность // Россия в полицентричном мире. Под. ред. Дын-кина А.А., Ивановой Н.И.. М.: Весь Мир, 2011.
  • [2] Саммит СБСЕ в Будапеште. В “холодном мире” не обойтись без новой стены. Газета“Коммерсант” № 231 от 06-12-94В: http://www.kommersant.ru/doc/97034
  • [3] Безопасность Европы. // Под ред. Журкина В.В. М: Весь мир, 2011
  • [4] Барановский В.Г. Европейское измерение современных международных отношений. //Современные международные отношения и мировая политика. Учебник. Отв. ред. ТоркуновА.В. М.: Просвещение., 2004 С. 505
  • [5] Заявление государств-участников СНГ относительно положения дел в ОБСЕ. Москва.03.07.2004. http://www.lawmix.ru/abrolaw/5799/
  • [6] Сидорова Е.В. Формирование комплексных правовых образований в системе права: даньмоде или необходимость? // Журнал российского права. 2016. № 5. С. 28-34; Сидорова Е.В.Теоретико-правовые основания обособления комплексных правовых образований в системеправа // Право. Адвокатура. Нотариат. Сборник материалов Международных научных чтений. 2017. 161-168; Сидорова Е.В. Комплексные правовые образования в российской правовой системе как системе национального права и в системе международного права // Черныедыры в российском законодательстве. 2011. № 1. С. 32-35.
  • [7] 9* Выступление Министра иностранных дел России С.В. Лаврова на пленарном заседанииСМИД. 6 декабря 2006 года, http://www.osce.org/mc/59582
  • [8] Комментарий официального представителя МИД России М.Л. Камынина по поводу неучастия БДИПЧ ОБСЕ в наблюдении за парламентскими выборами в России. 16 ноября 2007года
  • [9] Путин о требованиях БДИПЧ: это их хотелки, пусть свою жену учат щи варить. 14 февраля 2008 года http://www.interfax.rU/mssia/l 179
  • [10] Данилов Д.А. Договор о европейской безопасности в контексте треугольника ЕС - США -НАТО. // Индекс безопасности. №3 (94), Том 16, 2011. С. 68
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >