Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политика arrow Международно-правовые аспекты деятельности ОБСЕ по предотвращению конфликтов и урегулированию кризисных ситуаций
Посмотреть оригинал

Меры укрепления доверия в рамках ОБСЕ

В рамках рассмотрения мер укрепления доверия в рамках ОБСЕ, прежде всего, стоит определиться, о чем идет речь. Как международноправовой инструмент меры доверия впервые появились в Соглашении между СССР и США о Mejoax по уменьшению опасности возникновения ядерной войны 1971 г. [1] [2]. В последующем эта форма межгосударственного сотрудничества была закреплена в Соглашении о предотвра- щении ядерной войны 1973 г. ‘ Реально работающим механизмом меры доверия стали после подписания Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г.[3] и включения его в практику работы СБСЕ, а затем и ОБСЕ.

Так, Хельсинкский акт предусматривал, в частности, предварительное уведомление о крупных военных учениях, обмен наблюдателями на военных учениях и предварительное уведомление о крупных передвижениях войск. Меры доверия, зафиксированные в Заключительном акте, были усовершенствованы документом Стокгольмской конференции 1986 г. по мерам укрепления доверия и безопасности и разоружению в Европе . Этот документ с однозначностью показал, что страны - участницы конференции видят меры доверия и безопасности не только как конкретные действия, но к относят их не иначе как к военной сфере.

Таким образом, стоит разграничивать меры доверия, которые относятся, в основном, к сфере культуры, гуманитарному измерению, и меры доверия и безопасности - именно в такой формулировке - которые относятся к военной сфере и направлены на снижение уровня военного противостояния государств. Именно в дополнении мер доверия и безопасности мерами доверия можно найти комплексное решения проблемы поддержания мира и безопасности.

Согласно положениям итогового Документа Стокгольмской конференции, первостепенную важность имеет соблюдение десяти обозначенных в Хельсинкском Заключительном акте принципов, которыми государства-участники будут руководствоваться во взаимных отношениях. Такой подход мог бы послужить хорошей базой для международной конвенции по обеспечению международной информационной безопасности, особенно если дополнить указанные принципы правилами поведения в информационной сфере.

Отмеченный подход также распространяется на сферу международной информационной безопасности. В частности, в представленной на Встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности в Екатеринбурге в 2011 г., концепции Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности прямо указано на то, что каждое государство-участник должно стремиться к укреплению мер доверия и безопасности в области военного использования информационного пространства, к которым относятся:

  • 1) обмен национальными концепциями обеспечения безопасности в информационном пространстве;
  • 2) оперативный обмен информацией о кризисных событиях и угрозах в информационном пространстве и принимаемых мерах в отношении их урегулирования и нейтрализации;
  • 3) консультации по вопросам деятельности в информационном пространстве, которая может вызывать озабоченность государств- участников, и сотрудничество в отношении урегулирования конфликт- ных ситуаций военного характера .

Однако такой принципиальный подход не означает, что каждая страна должна в любых ситуациях соглашаться на принятие на себя обязательств по любым мерам доверия безотносительно их соответствия национальным интересам и интересам безопасности, в том числе с учетом внешнеполитических обязательств и интересов внешних партнеров. Подобный подход нашел свое закрепление в США. Анализ до-

Конвенция об обеспечении международной информационной безопасности (концепция), http://www.scrf.gov.rU/documents/6/l 12.html (дата обращения: 03.05.2017) кументов и выступлений американских экспертов показывает, что в США выделяются три группы мероприятий, которые могли бы быть отнесены к мерам доверия:

  • • меры транспарентности, которые позволяют сделать взаимодействие более предсказуемым;
  • • межгосударственные консультации, которые направлены на совместное обсуждение угроз и выработку рекомендаций по борьбе с ними;
  • • меры добровольного ограничения деятельности, то есть добровольное принятие странами на себя конкретных обязательств относительно отказа от тех или иных действий, которые могут рассматриваться как недружественные или даже опасные.

Вместе с тем, существует и другой подход к принятию мер доверия и безопасности как формы международных отношений государств в сфере безопасности. Многие эксперты считают, что принятие подобных мер эффективно, только когда такое решение принимается на уровне ООН и распространяется на все страны. В противном случае вступает в дело юридический принцип всеобщности, делающий соглашение, реализующие эти меры, недействительным в отношениях с третьими странами, а следовательно, сохраняющий для заключивших соглашение стран угрозы, против которых направлены принятые меры, а значит, и уровень их обороноспособности, что, в свою очередь, требует наращивания военного потенциала. Кроме того, установление доверительных отношений между потенциальными противниками невозможно в принципе, а обязательные при заключении соответствующего соглашения даже незначительные уступки могут повлечь за собой в дальнейшем отход от принципиальных позиций.

Меры доверия и безопасности, в том числе и в информационной сфере, по своей природе затрагивают весьма чувствительные вопросы, требующие всестороннего рассмотрения в контексте государственной и общественной безопасности. Формально существующие международные документы не ограничивают список вооружений, к действиям с применением которых могут быть отнесены меры доверия и безопасности. Поэтому появление в начале нынешнего десятилетия в ОБСЕ идеи распространить этот механизм на информационное оружие, в качестве которого могут рассматриваться информационно-коммуникационные технологии, нельзя считать неестественным шагом.

Обсуждение в ОБСЕ мер доверия и безопасности в киберпространстве началось с создания при организации в 2009 г. по решению №1039 профильной Неформальной рабочей группы открытого характера. Эта группа была, как считается, создана по инициативе представителя США при ОБСЕ посла Иэна Келли, и он возглавляет ее до сих пор. Выработка новых мер доверия идет как раз в рамках, а точнее, под эгидой этой неофициальной группы, поскольку фактически работа на каждый момент ведется не более чем в пяти-шести столицах. И хотя решения этой группы не являются обязывающими, их реализацию нельзя не учитывать при оценке уровня информационной безопасности государств - членов Организации.

Все, что происходит в рамках ОБСЕ в вопросах международной информационной безопасности, относится к сфере мер доверия и безопасности, т.е. все это по определению следует относить к военной сфере. Из сказанного следует фактическое признание государствами ОБСЕ наличия в современных международных отношениях войн в информационном пространстве (с использованием информационных средств воздействия) и желания вести их как бы более гуманно, доверяя друг другу.

В упомянутом выше документе Стокгольмской конференции для реализации мер доверия и безопасности в качестве обязательного предусмотрен механизм верификации. Это означает, что он должен быть прописан и в соответствующем соглашении, распространяющем меры доверия и безопасности на другие, не предусмотренные Итоговым документом, сферы.

Если обратиться к мерам доверия, пакет которых был принят Постоянным советом ОБСЕ в 2013 г. , то в Решении №1106 таковых нет. Можно сослаться на то, что во введенном решением перечне неоднократно подчеркивается добровольный характер принятых мер. Однако следует внимательнее рассмотреть следующий за перечнем мер раздел Решения №1106 Постоянного совета (PC. БЕС/1106 3 декабря 2013 г.) ОБСЕ под названием Практические соображения.

В соответствии с ним «государству-участнику, желающему получить разъяснения по поводу того или иного индивидуального сообщения, предлагается делать это на заседаниях Комитета по безопасности и его неофициальной рабочей группы, учрежденной Решением т PC. DEC/1106. Решение № 1106. Первоначальный перечень мер укрепления доверия в рамках ОБСЕ с целью сокращения рисков возникновения конфликтов в результате использования информационных и коммуникационных технологий. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Постоянный совет, 975-е пленарное заседание. 3 декабря 2013 г. PC Journal No.975, пункт 1 повестки дня, http://www.osce.org/ru/pc/1096487downloacMrue (дата обращения: 03.05.2017)

№1039 Постоянного совета[4], либо путем вступления в прямой диалог с представившим его государством с использованием устоявшихся механизмов для контактов, включая список адресов электронной почты и дискуссионный форум POLIS».

По сути это основа механизма контроля исполнения означенных в Перечне мер, то есть механизма верификации. Поэтому вся дискуссия, в основном, проходит не вокруг того, что включать в меры доверия, нужны они или не нужны, а вокруг того, как реализовывать эти меры и где заканчивается доверие и начинается верификация.

Последний пакет мер укрепления доверия в сфере ИКТ, одобренный в феврале 2016 года в рамках ОБСЕ[5], затрагивает, вероятно, самый скользкий момент - критическую инфраструктуру. Обмен информацией об инцидентах на объектах критической инфраструктуры - это предоставление сведений о средствах, которыми была осуществлена акция, о мерах, которые были приняты для защиты объекта, о результате применения средств защиты на объекте, о последствиях атаки для функционирования объекта. Однако как ответы на эти вопросы, крайне чувствительные для национальной безопасности, соотносятся с интересами безопасности государств, на территории которых находятся или которым принадлежат упомянутые инфраструктуры? Потенциальные противники, спецслужбы и военные структуры были бы готовы дорого заплатить за такую информацию. Гораздо больше она заинтересовала бы террористические организации, поскольку в результате раскрытия информации о рассматриваемых объектах, террористы получили бы доступ к информации о том, как защищены критические инфраструктуры и какие средства нападения наиболее успешны.

Аналогичные предложения (создать единый или распределенный банк данных, систему свободного обмена информацией и т. и.) не раз звучали и на других переговорных площадках в рамках нераспростра- ненческой и антитеррористической тематик. Однако они практически никогда не находили поддержки экспертов. Им, в отличие от политиков, изначально было понятно, что решение вопросов ограничения доступа к подобным сведениям и предотвращения их нецелевого использования будет куда сложнее, чем поддержание традиционных форм сотрудничества. Вопрос о включении пункта о критических инфраструктурах в пакеты мер доверия - один из самых сложных вопросов, и подходить к нему нужно осмотрительно, разобравшись, в первую очередь, с проблемами национальной безопасности.

Подводя итог, хочется еще раз обратить внимание на то, что меры доверия и безопасности в любой области предотвращения конфликтов и обеспечения мирного сосуществования государств не могут быть мерами принуждения и должны основываться на учете национальных интересов, суверенитета и равноправия всех государств.

  • [1] Соглашение о мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки. Вашингтон, 30 сентября 1971 г., http://old.nasledie.rU/politvne/l 8_9/article.php?art=26 (дата обращения:03.05.2017)
  • [2] Соглашение между Союзом Советских Социалистических Республик и СоединеннымиШтатами Америки о предотвращении ядерной войны. Вашингтон, 22 июня 1973 г.,http://old.nasledie.ru/ politvne/18_24/18_24_l/article.php?art=8 (дата обращения: 03.05.2017)
  • [3] Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе. Заключительный акт. Хельсинки, 1августа 1975 г., https://www.osce.org/ru/mc/395057downloadHrue (дата обращения: 03.05.2017) 8 Документ Стокгольмской конференции по мерам укрепления доверия и безопасности иразо- ружению в Европе, созванной согласно соответствующим положениям Итогового документа Мадридской встречи Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Стокгольм, 1986 г., http://www.osce.org/ru/fsc/412427downloadHrue (дата обращения: 03.05.2017)
  • [4] PC. DEC/1039. Решение № 1039. Разработка мер укрепления доверия с целью сокращениярисков возникновения конфликтов в результате использования информационных и коммуникацией- ных технологий. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Постоянный совет, 909-е пленарное заседание. 26 апреля 2012 г. PC Journal No.909, пункт 2 повесткидня, http://www. osce.org/ru/pc/90634?download=true (дата обращения: 03.05.2017)
  • [5] PC. DEC/1202. Решение № 1202. Меры укрепления доверия в рамках ОБСЕ с целью сокращения рисков возникновения конфликтов в результате использования информационных икоммуникационных технологий. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе,Постоянный совет, 1092-е пленарное заседание. 10 марта 2016 г. PC Journal No. 1092, пункт 1повестки дня, http://www. osce.org/ru/pc/228521 ?download=true (дата обращения: 03.05.2017)
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы