Взгляды политиков и ученых на новый мир и новые международные отношения

Наряду с учеными внешнеполитической деятельности России постоянное пристальное внимание уделяют и руководители нашей страны. Речь идет, прежде всего, о президенте РФ В.В. Путине. Сошлюсь лишь на некоторые факты и источники последних месяцев. В статье «АТЭСж открытому равноправному сотрудничеству в интересах развития», опубликованной в «Российской газете» 17 ноября 2015 года, накануне встречи лидеров стран участниц форума АТЭС, Владимир Путин упоминает самые различные аспекты сотрудничества России со странами АТР.

Европейское и другие направления внешней политики России нашли освещение в различных интервью Путина отечественным и зарубежным журналистам. В этой связи хочу упомянуть лишь два его интервью, имеющих принципиально важное значение, особенно с точки зрения понимания взглядов на мир нашего президента.

Первое пространное интервью прозвучало в фильме телеведущего Владимира Соловьева «Миропорядок», который был показан на телеканале «Россия-1» 20 декабря 2015 года. Речь в нем идет об отношениях России с Западом, о принципах геополитической борьбы и новом балансе сил в мире.

Главная проблема Европы, по убеждению российского президента, состоит в том, что она «не проводит самостоятельной внешней политики», передав часть своего суверенитета по сути лидеру НАТО - США. «Мы не ждем от наших партнёров в Европе, что они откажутся от своей евроатлантической ориентации», - считает Путин. Интересы европейских стран в том, чтобы объединять усилия и в экономике, и в политике, и в борьбе с террором, и в борьбеза решение экологических проблем, с организованной преступностью. ... Мы открыты, не собираемся губы надувать из-за этих санкций. Мы ждем всех», - говорил Путин.

Геополитическая борьба должна идти по цивилизованным правилам, убежден российский президент. Нельзя свои собственные схемы и представления о добре и зле, о демократии перекладывать автоматически, просто механически на другие страны и народы, с другой культурой, с другой религией, с другими традициями. «Чтобы продлить свое лидерство как можно дольше, нельзя никого унижать, а очень многие элементы внешней политики наших друзей из-за океана как раз связаны с продавливанием своей позиции с помощью силы. Вот это, конечно, плохо», - считает Путин.

После краха биполярной системы западные страны продолжали действовать и думать по старинке, по клише «холодной войны. Но надо учитывать, что расклад сил в мире изменился. [1]

Темы этого интервью были вновь подняты в начале января 2016 г. в Сочи во время беседы Путина с журналистами немецкого издания Bild. Вместе с тем прозвучали и совершенно новые заявления. В частности, было сказано, что Россия не претендует на роль супердержавы. «Это очень дорого и ни к чему. Мы занимаем пятое-шестое место в мире по объему экономики. Сейчас может быть, чуть поменьше, имея ввиду те экономические сложности, про которые я сказал, но мы точно знаем, что у нас очень хорошие перспективы развития и потенциал», - отметил Путин. Ответы Путина касались и участия России в G8 и сотрудничества в рамках Совета Россия - НАТО, и отношений с Турцией, и о борьбе с ИГИЛ в Сирии, и о развитии демократии в нашей стране. [2]

Внешнеполитические позиции России нашли объяснение и в традиционной пресс-конференции по итогам прошедшего года Министра иностранных дел Сергея Лаврова, состоявшейся 26 января 2016 г. [3]

Современному состоянию и перспективам международных отношений уделяется все больше внимания уделяется учеными. Этому вопросу посвящено уже немало статей и в периодической печати, и в солидных научных журналах.

Не вдаваясь глубоко в последние годы, сошлюсь лишь на некоторые статьи как российских, так и западных авторов, опубликованные в последние месяцы 2015 года. Все они в принципе сходятся на том, что мир быстро меняется, что требует новых подходов и к трактовке и оценке международных отношений, перспективам их развития.

Вот что, например, пишет Александр Рар, известный аналитик мировой политики, член правления российско-германского форума

«Петербургский диалог»: «Мир становится другим. Отношения России с Западом выходят на совершенно новый уровень». «Сирийская проблема - это один из кирпичей для построения нового глобального мирового порядка, который будет уже не однополярным, а многополярным. Никто не знает, как этот многополярный порядок в конце концов будет выглядеть, но в Сирии он уже начинает формироваться.» ... «построению общего мирового порядка мешают геополитические разногласия, которые имели место в прошлом.» [4] «США, - отмечает далее Рар, - традиционно хотят выстроить новый порядок на Ближнем Востоке таким образом, чтобы главную роль отдать Саудовской Аравии, с которой у Америки развиты близкие отношения. Россия, наоборот, хочет, чтобы в этой «большой игре» в первых рядах участвовал Иран, который исторически с Россией был связан больше чем с Западом. Как все эти разные геополитические разногласия совместить - вопрос к дипломатам» [4]

В цитируемой статье Papa справедливо говорится и о другом важном обстоятельстве современной мировой политики - о том, что «американцам и НАТО» все труднее вести войны на двух фронтах». «Америка, - пишет он, - как мы знаем, участвует в бомбежках ИГИЛ в Сирии. Но сейчас образовался новый пожар в Афганистане. И 15 лет миротворчества НАТО в этой стране подвергается большому сомнению. Запад не может принять это вызов и выйти из Афганистана побежденным, как Советский Союз в 1989 году. Для Запада это будет огромным шоком. Поэтому есть предположение, что НАТО и Америка активизируют миротворческие усилия и военные действия в Афганистане». [4]

И еще одна цитата из статьи Papa. «В Сирии Россия стремится стать ведущей силой антитеррористического альянса, то есть сыграть ту роль, которую взяли на себя США в Афганистане. И Москва считает себя вправе делать это, поскольку выступает на стороне легитимного президента Башара Асада. А американцы непонятно с кем сотрудничают. Конечно, другая цель России - не допустить продолжения оранжевых революций или так называемой арабской весны и предотвратить попытки проводить перевороты, которые поддерживаются Западом ради построения демократии, которая нигде не установилась. Защита Асада - это барьер против продолжения революций, о которых многие на Западе мечтают, не понимая, что это им не удалось». [4]

На высокую динамику развития международной ситуации указывают и многие российские аналитики. Сошлемся на суждения и выводы лишь некоторых из них. Подводя внешнеполитические итоги

2015 года, председатель Комитета Госдумы по международным делам Алексей Пушков обратил особое внимание на то, как изменилась расстановка сил в мире, к чему стремится НАТО и кому выгодно сохранение напряженности на Украине. Отвечая на вопрос: «Как изменилась наша международная позиция и вообще расстановка сил в мире после начала российских авиаударов по позициям экстремистов в Сирии?» Пушков сказал: « Наши действия стали откровением и для США, и для ЕС. На Западе долго убеждали себя в том, что Россия - это лишь большой осколок Советского Союза. Но это не так. Не будем сравнивать себя с СССР, которой был признанной сверхдержавой. Но при этом наша страна, безусловно, входит в число ведущих мировых держав по совокупности факторов силы. А по способности к самостоятельным действиям она входит в тройку ведущих мировых держав. На Генеральной ассамблее ООН эта тройка обозначилась со всей ясностью: США. Россия и Китай. Это три мировых центра принятия самостоятельных решений. ... Таким образом, операция в Сирии лишь подтвердила эту новую многополярность. Сейчас принято говорить, что в мире возникают всё новые «полюса»: не только США и ЕС, но и Китай, Россия, Индия, Бразилия. Иран.... Да, это во многом так, но когда мы смотрим на горную цепь, то обращаешь внимание, что 2-3 вершины выше остальных. То же самое и в мировой политике». [5]

«Современная международная ситуация очень динамична, - продолжает Пушков, - ни одна проблема не остается долго в фокусе внимания, поскольку появляются новые темы, новые вызовы, причем очень серьезные». [5]

На частые изменения международной ситуации указывает и Игорь Иванов, президент Российского совета по международным делам (РСМД), министр иностранных дел России (1998-2004 гг.). В статье «Россия и Европа: к новым правилам» он пишет: «Сегодня можно уверенно констатировать, что историческая эпоха, начавшаяся во времена советской перестройки и продолжавшаяся без малого три десяти- з

летая, завершилась».

Рассуждая далее о «некоторых параметрах новой реальности», Иванов отмечает: «Прежде всего следует признать, что отношения между Россией и Европой придется строить на фоне устойчивого и глубокого взаимного недоверия - недоверия государственных лидеров, политических элит и обществ в целом». По мнению Иванова, «теперь [1]

недоверие становится долгосрочным параметром новой реальности». Причины такого недоверия, как считает Иванов, «связаны с принципиальными расхождениями во взглядах на современный мир, на доминирующие тенденции в мировой политике, на желательные и необходимые параметры будущего мирового порядка».

Иванов также считает, что «в новых условиях строить отношения между Россией и Европой на базе общих ценностей было бы малопродуктивным», потому что «ценности - слишком общее и слишком противоречивое понятие, чтобы использовать его в качестве фундамента внешнеполитической стратегии». Наиболее «практичным и продуктивным в данный момент», по мнению Иванова, является «выстраивание сотрудничества вокруг конкретных проблем, где наши интересы объективно совпадают».

Областей совпадающих интересов Иванов видит три: 1- Многочисленные проблемы, связанные с безопасностью. «Сегодня Россия и Запад практически вступили в новую гонку вооружений, причем главным плацдармом этой гонки становится именно Европа... Поэтому первоочередной задачей является предотвращение эскалации военной напряженности, восстановление диалога по вопросам безопасности, расширение контактов между военными, обмен информации о планах в сфере обороны, сравнение военных доктрин и так далее». 2 - Вопросы развития, не только экономического, но и социального, культурного и гуманитарного.3 - проблемы глобального управления, охватывающие такие сферы, как: дестабилизация мировой политики, усиление тенденции к хаосу и анархии в международной системе, управление миграционными потоками и решение проблемы беженцев, решение экологических проблем региона, согласование позиций по вопросам изменения климата, диалог по целому ряду вопросов современного между- народного права .

Для более полного представления о современной картине международных отношений сошлюсь также на статью Константина Косачева, председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, озаглавленную «2015: в стране и в мире.» Отмечая, в частности, что «возможно, в какой-то мере мы оказались не совсем готовы к тому, что в международных отношениях будут столь явно доминировать политические и идеалистические, а не экономические и прагматические мотивы», Косачев далее перечисляет наиболее важные, с его точки зрения, события 2015 года. Речь в том числе идет о завершении перего- [2]

воров по договору о создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства(ТТ1Р), который ЕС и США собираются подписать в ближайшее время.

Этот проект дополнен другим параллельным проектом о создании Транстихоокеанского партнерства. Десятилетние переговоры по нему завершились 5 октября 2015 года. В него объединилисьстраны, представляющие треть мирового ВВП. Наметившаяся таким образом кардинальная перестройка глобальной экономики, последствия которой скажутся на большинстве государств мира упомянутыми выше партнёрствами не ограничивается. 1 января 2015 года начал функционировать Евразийский экономический союз в составе России, Белоруссии и Казахстана(ЕАЭС), на следующий день к нему подключилась Армения, а 9 мая того же года-Киргизия. В этом же мае лидеры России и Китая- В.В. Путин и Си Цзиньпин подписали совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства ЕАЭС и экономического пояса Шелкового пути.

Говоря о важнейших событиях 2015 года, Косачев упоминает и отом, что в июле этого же года в Вене Иран и шестерка международных посредников достигли всеобъемлющих договоренностей по ядер- ной программе[3].

Теме современных международных отношений и внешней политики России большое внимание уделяет и Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ. В статье «Праздновать еще рано» он, обобщая итоги 2015 года, отмечает, что «российская политика во внешнем мире была успешной на большинстве направлений. При всех маневрах она была стратегичной и последовательной. Ей удалось перевести соревнование за международные позиции в те сферы, где Россия сильнее - военно-политическую, борьбу мозгов и воли... Но праздновать еще рано. В конечном итоге почти всегда, но особенно в современном мире возможности и влияние страны определяются экономической мощью, технологическим уровнем, качеством человеческого капитала»[4].

Среди наиболее важных направлений внешнеполитической деятельности России особое место принадлежит Китаю и Индии. Отношения с КНР давно уже стали одними из самых приоритетных для современной России. Еще в 1996 году был создан механизм регулярных встреч глав правительств Китая и России, которые проводятся раз в год. В декабре 2015 года состоялась 20-я такая встреча.

Сотрудничество России и Китая охватывает самые разные сферы: новые и высокие технологии, космонавтику, авиацию, ядерную энергетику и новые источники энергии и другие. Речь идет также о сопряжении строительства Экономического пояса Шелкового пути и Евразийского экономического союза, углублении сотрудничества в рамках механизмов ШОС и БРИКС[5]

Индия также одна из тех стран Азии, которая имеет приоритетное значение во внешней политики России. Это еще раз было подтверждено во время визита в Москву в декабре 2015 года премьер- министра этой страны Нарендра Моди. «Отношения между Россией и Индией охватывают все области, - сказал он в своем интервью перед поездкой, - Мы успешно сотрудничаем и на суше, и в воде, и в небе. Так же тесно мы сотрудничаем на международной арене: во времена кризиса или когда просто нужно присутствие друга, Россия всегда была рядом».[6]

И Китай и Индия, а также ряд других азиатских стран (в частности Япония, Индонезия, Южная Корея) становятся все более важными партнерами России.[7]

  • [1] И.С. Иванов «Россия и Европа: к новым правилам.» Российская газета, 2015. 11декабря
  • [2] Более подробно см. там же
  • [3] '^Подробнее об итогах 2015 года см «2015: в стране и в мире» Российская Газета2015 .28 декабря
  • [4] С. Караганов «Праздновать еще рано» Российская газета 2016. 12 января
  • [5] Подробнее о российско-китайском сотрудничестве см. «Москва и Пекин относятся друг к другу как к равным». Интервью Чрезвычайного и Полномочного послаКНР в России Ян Хуэйа. Российская газета 2015. 9 декабря.
  • [6] Подробнее о российско-индийском сотрудничестве см. «Плечо друга» Российскаягазета 2015, 23 декабря
  • [7] Более подробно об азиатском направлении внешней политики современной России см Валерий Выжутович «Восток - дело емкое» Российская газета 2015,1 декабря
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >