Глобальный англо-саксонский политический проект экономической экспансии беднейших стран

Классическая экономическая политика Laissez-faire как базис западной политической экономии и философии неолиберализма в период XVII - 70-е г. XX вв.

Развитие доктрины свободного рынка началось в XVII в. в Британии, которая к тому времени стала наиболее развитым государством в Европе[1], с высоким уровнем налогообложения и эффективным руководством, организовавшим фискальную и военную деятельность. Государством, которое стало «крупнейшим и единственным игроком в экономике» в ее глобальной экспансии, - как выразился британский историк Джон Бруэр[2]. По своему содержанию доктрина базировалась на либерально-монетарном направлении классической экономической теории, пропагандирующем абсолютизацию рынка, частной собственности, передвижения капиталов, услуг и т.д., то есть известной политике Laissez faire[3]. Либерализм[4] полностью отрицает государственное регулирование экономики, рассматривает свободный рынок и неограниченную конкуренцию как основные средства обеспечения прогресса и достижения социальной справедливости на основе экономического роста, который измеряется валовым внутренним продуктом (ВВП)[5].

Основным аргументом сторонников данного принципа является утверждение о том, что экономика - саморегулирующаяся система, которая сама приходит к эффективному равновесию. Рыночное хозяйство в силу внутренних тенденций стремится к стабильности и самона- лаживанию. Если имеют место диспропорции, нарушения, то это происходит, прежде всего, в результате внешнего вмешательства. Вмешательство государства искажает получаемые экономическими агентами сигналы, вследствие чего эффективное равновесие оказывается недостижимым[6]. Монетаристы оставляют государству функцию установления правил взаимодействия экономических агентов на рынке и наблюдение за их исполнением, но не роль самостоятельного субъекта рынка. Число государственных регуляторов сокращается до минимума. Исключается или снижается роль налогового и бюджетного регулирования. Государственное регулирование должно ограничиваться контролем над денежным обращением[7]. Современная наука считает принцип Laissez faire идеальной мысленной конструкцией, которая не встречается в реальном мире, но которая является базисом, на котором строится неолиберальная экономическая теория.

Процесс первоначального накопления капитала в Англии начался в XV и закончился во второй половине XVIII в. В этот период происходил процесс концентрации крупных денежных средств. Одними из главных способов накопления капитала стало участие Англии в работорговле, пиратстве и опиумной торговле в Китае, которые поддерживались британской короной. Кроме этого, накоплению способствовала и система государственного займа, обусловленная частыми займами английских королей у ростовщиков и купцов, а также так называемая политика способствования развитию британской промышленности, запрещающая экспорт сырья и продуктов питания и ограничивающая большими налогами ввоз готовых изделий[8].

Один из основоположников экономической теории А.Смит указывал на то, что «главными архитекторами» политики в Англии того времени являлись «купцы и мануфактурщики», использующие государственную политическую власть ради обслуживания собственных эгоистических интересов, какое бы «прискорбное» воздействие это ни производило на остальных, в том числе и на народ Англии. Смит исследовал «богатство народов», но считал, что «национальный интерес» - это в значительной степени иллюзия: в рамках нации наблюдается острый конфликт между интересами, и для понимания политики и ее воздействия на экономику следует спрашивать, где находится власть и как она реализуется[9].

Взгляды родоначальника буржуазной классической политической экономии У.Петти[10] по вопросам экономической политики отражали тенденцию подчинения развития экономики страны интересам промышленного капитала, хотя он и считал закономерным государственное регулирование народного хозяйства[11].

Англия, технологически отстававшая до XVI в. от континентальных городов Голландии и Фландрии, превзошла их благодаря государственной политике, направленной на создание и поддержку английской промышленности. К 1820г. средняя (стоимостная) ставка тарифа на импорт готовой продукции составляла 45-55%[12]. Англия либерализовала торговлю только к середине XIX в., когда ее технологическое первенство стало неоспоримым. В дальнейшем, потеряв лидерство, она вернулась к политике протекционизма[13] в первой трети XX в.[14].

Британия обратилась к либеральному «интернационализму» в 1846г., после того, как 160 лет политики протекционизма и государственного контроля поставили ее вне конкуренции. Однако обращение к политике Laissez faire было сделано с существенными оговорками. 40% британского текстиля продолжало поступать в колонизованную Индию. Это же касалось британского экспорта в целом[15]. Но колонии были доступными и оставались таковыми, пока ценовая политика импортеров британской стали ограничила сферу ее распространения. В конце XVIII в. Индия производила столько же стали, сколько вся Европа, а британские инженеры в 1820г. изучали более передовые методы индийских сталелитейных заводов, стараясь преодолеть «технологический разрыв». С появлением железных дорог, Бомбей производил паровозы на конкурентоспособном уровне. Но реально существовавшая британская доктрина свободного рынка разрушила эти сектора промышленности так же, как ранее она разрушила текстильную промышленность, судостроение и прочие виды индийской индустрии, считавшиеся тогда передовыми. США и Япония избежали европейского контроля и сумели заимствовать британскую модель политического вмешательства государства в экономические отношения. Когда Япония стала реальным конкурентом, Британская империя ограничила японский экспорт, что стало частью фона Второй мировой войны. В то же время индийские мануфактурщики просили защиты, но от Англии, а не от Японии. При существовавшей тогда рыночной доктрине такой защиты они не получили.

Насаждение политики Laissez faire Англией началось в начале XIX в., когда британские колонизаторы в Индии установили «постоянный сеттльмент». Результаты были проверены через сорок лет официальной комиссией, заключившей, что «сеттльмент, устроенный с большой заботой и продуманностью, к сожалению, обрек низшие классы на в высшей степени прискорбное угнетение, вызвав нищету, каковая вряд ли найдет параллель в истории коммерции», поскольку «кости ткачей хлопка отбеливают равнины Индии». Этот эксперимент не был сочтен неудачным. Британский генерал-губернатор отметил, что «хотя постоянный сеттльмент потерпел неудачу во многих отношениях и в большинстве важных начинаний, его большим преимуществом стало, по меньшей мере то, что он создал обширное количество богатых землевладельцев, глубоко заинтересованных в продолжение существования этого британского доминиона и полностью распоряжавшихся массами народа». Другое преимущество заключалось в том, что британские инвесторы обрели значительные богатства. Индия финансировала 40% торгового дефицита Британии, обеспечивая защищенный рынок для экспорта ее мануфактуры, поставляя для британских владений контрактных рабочих, которые заменили прежний рабский контингент; выращивала опиум, являвшийся основным товаром британского экспорта в Китай. Опиумная торговля была навязана Китаю силой, а не функционированием «свободного рынка», так же, как игнорировались

«священные принципы» свободного рынка, когда опиуму ограничивали доступ в Англию.

Первый великий эксперимент в свете насаждения «свободного рынка» оказался «плохой идеей» для тех, кто ему подвергся, но не для тех, кто его планировал и сотрудничавших местных элит. Эта модель продолжает действовать и сегодня: прибыль выше социальных потребностей людей. Постоянство результатов наглядно так же, как и риторика, приветствующая новейшую витрину демократии и капитализма как «экономической панацеи», как и то, что эта риторика скрывает.

Отказавшись от ограниченного варианта Laissez-faire в 30-е г. XX в., британское правительство обратилось к более прямому вмешательству и в собственную экономику. В результате, за несколько лет станкоинструментальное производство возросло в пять раз - вместе с подъемом химической, сталелитейной, авиационной и многими другими отраслями промышленности. Экономический аналитик Вилл Саттон называл это «невоспетой новой волной» промышленной революции. Промышленность, контролируемая государством, позволила Британии опередить Германию в годы войны и сократить разрыв с США, которые тогда претерпевали собственную экономической экспансию (экономика военного времени фактически стала подконтрольной ТНК, а не государству).

Через сто лет после того, как Англия обратилась к одной из форм либерального «интернационализма», по тому же пути последовали США. Теоретической основой политики Laissez faire, принятой США в XX в., стала доктрина «открытых дверей», выдвинутая в 1899г. госсекретарем Д.Хеем[16] в «нотах открытых дверей». Фактически она заменила в американской внешней политике доктрину Монро там, где последнюю нельзя было применить[17]. Суть политики «открытых дверей» сводилась к комплексу внешнеполитических и военных мероприятий, направленных на «открытие» финансово-экономических и политических систем других стран для соответствующего американского проникновения. Передвигая рубежи американского влияния за пределы страны, доктрина предполагала осуществление США мероприятий, обеспечивающих американским компаниям возможность беспрепятственной торговли и гарантированный доступ к ресурсам иностранных государств. За требованием соблюдения принципа «открытых дверей» стояла возрастающая экономическая мощь США, завоевавших к концу XIX в. мировое промышленное лидерство[18]. Политика осуществлялась политическими, военными, экономическими, идеологическими и прочими методами.

США догнали Англию по уровню ВВП на душу населения на переломе XIX и XX вв. За полтора века протекционизма (в том числе и силового) США стали одним из мировых лидеров[19]. Согласно П.Бэйроху, с XIX в. по 20-х г. XX в. США были наиболее протекционистской и, в то же время, наиболее быстро развивавшейся экономикой в мире.

Следующие девять лет развития экономики США, характеризуемые невмешательством государства в деятельность финансовых и промышленных олигархических групп, закончились началом Великой депрессии[20], повлекшей рецессию[21] в наиболее развитых странах Запада, включая Канаду, Великобританию, Германию и Францию.

Осенью 1932г. на президентских выборах победил Ф.Рузвельт. Одновременно демократы получили большинство в Конгрессе. С целью выхода из кризиса в 1933г. начал осуществляться «Новый курс Рузвельта» - меры, направленные на усиление государственного регулирования экономики.

03.1933г. началась третья волна банковской паники, на которую новый президент отреагировал закрытием банков на одну неделю и подготовкой за это время программы гарантирования вкладов[22].

Первые сто дней президентства Рузвельта были отмечены интенсивной законотворческой деятельностью: на основании Закона о восстановлении национальной экономики от 16.07.1933г. была создана Федеральная корпорация страхования вкладов и Федеральная администрация чрезвычайной помощи (ФАЧП). В задачи ФАЧП входило: а) строительство, ремонт и улучшение шоссе и магистралей, общественных зданий и других государственных предприятий и коммунальных служб; б) сохранение естественных богатств и развитие их добычи, включая контроль, использование и очищение вод, предотвращение почвенной и береговой эрозии, развитие водной энергетики, строительство портовых сооружений, линий передач электрической энергии, предотвращение наводнений и т.д.

Безработные активно привлекались к общественным работам. В общей сложности в 1933-1939 гг. на общественных работах под эгидой

Администрации общественных работ (PWA) и Администрации гражданских работ (СВА) (строительство каналов, дорог, мостов и т.д.) численность занятых достигала четырёх млн. чел.

Через Конгресс были проведены законопроекты, регулирующие финансовую сферу: чрезвычайный банковской закон (Гласа-Стигала, 1933г.) о разграничении инвестиционных и коммерческих банков, закон о кредитовании сельского хозяйства, закон о комиссии ценных бумаг и т.д.

В сфере сельского хозяйства, принятый 12.05.1933г. закон о кредитовании, позволил реструктурировать двенадцатимиллиардный фермерский долг, сократить проценты по ипотечной задолженности и удлинить срок погашения всех долгов. Правительство получило возможность предоставить фермерам заем, и в течение последующих четырёх лет аграрные банки выдали полумиллиону земельным владельцам ссуды на общую сумму 2,2 млрд. долл, на льготных условиях. Для поднятия цен на сельхозпродукцию фермерам рекомендовалось уменьшить производство, урезать посевные площади, снизить поголовье. Для компенсации убытков был создан специальный фонд[23].

За год президентства Рузвельта падение ВВП замедлилось и составило в 1933г. 2,1%. Было составлено 557 основных и 189 дополнительных «кодексов честной конкуренции», гарантирующих минимальную заработную плату рабочим. Государство активно вмешалось в сферы образования и здравоохранения, гарантировало прожиточный минимум, взяло на себя обязательства по обеспечению престарелых, инвалидов, неимущих. Расходы федерального правительства в 1932- 1940 гг. выросли более чем вдвое. Однако Рузвельт опасался несбалансированного бюджета и расходы на 1937г., когда экономика набрала уже достаточные обороты, были сокращены. Это вновь погрузило страну в рецессию 1937-1938 гг. Индекс промышленного производства составил в 1939г. только 90% от уровня 1932г. В 1939г. безработица оставалась на уровне 17%. Причиной окончания Великой депрессии стала Вторая мировая война, вызвавшая в 1939-1941 гг. массовые закупки государством вооружения[24].

Программа Рузвельта по выводу страны из депрессии опиралась на идеи Дж.Кейнса[25], возникновение которых относят к 1920г. Опубликованные в 1936г. идеи окончательно оформились в макроэкономическое научное течение, получившее название Кейнсианство[26].

Политика Laissez faire, навязываемая США другим странам и Кейнсианство, позволившее Америке преодолеть Великую депрессию прямо противоположны по основополагающему вопросу - роли государства (политической сферы) в экономике[27]. В дальнейшем, оставаясь актуальными в периоды кризисов, идеи Кейнса получили развитие в работах представителей посткейнсианства: «ортодоксальных» кейнсианцев (Д.Хикса, Э.Хансена, А.Лейонхуфвуда и др.) и левых кейнсианцев (Дж.Робинсона, П.Сраффы и др.). Глава американских последователей Кейнса Э.Хансен положил кейнсианский коэффициент мультипликатора в основу теории экономического цикла. Он сделал вывод: увеличивая расходы в периоды кризисного спада производства и уменьшая их в периоды «перегрева» экономики, государство способно сглаживать циклические колебания производства и занятости. Кейнсианство ввело в научный оборот макроэкономические агрегатные (совокупные) величины, их количественные взаимосвязи. Тем самым оно дало импульс развитию новых разделов экономической науки, в частности эконометрики[28].

Резкое снижение тарифов (возврат к политике Laissez faire) произошло после Второй Мировой войны, когда США утвердились в качестве технологического лидера. В 1950г. средняя тарифная ставка составляла только 14%[29].

Но США использовали «оговорки», содержание которых сводилось к тому, что, так же как ранее Англия, санкционировалось применение силового воздействия для подавления самостоятельного развития других стран. В соответствии с планом Маршалла помощь США странам Латинской Америки была увязана с покупкой американских сельскохозяйственных продуктов. Это послужило одной из причин того, что доля США в мировой торговле зерновыми увеличилась с менее чем 10% перед войной до 50% к 1950г., тогда как экспорт зерна из Аргентины сократился на две трети. Помощь «Хлеб для мира» использовалась для субсидирования агробизнеса и стимулирования экспорта зерна в самих США. Фактическое разрушение такими средствами зернового хозяйства в Колумбии стало одним из факторов роста ее наркоиндустрии. В дальнейшем, неолиберальная политика значительно ускорила этот рост во всем регионе Анд. В 1994г. администрация Клинтона навязала Кении квоту, преградившую путь развития, пройденный каждой индустриальной страной и вызвавшую крах текстильной промышленности в этой стране. «Африканских реформаторов» предупредили, что им следует улучшать условия деятельности иностранного бизнеса в торговле и инвестициях в соответствии с требованиями западных инвесторов.

Наиболее значительные отклонения от доктрины свободного рынка во внутриэкономической политике самих США заключаются в нарушении одного из основополагающих постулатов теории, который не допускает государственное субсидирование. Однако после Второй мировой войны лидеры американского бизнеса утверждали, что государственное вмешательство - единственный способ спасти экономику от депрессии. Они настаивали на том, что высокоразвитая промышленность «не может удовлетворительно существовать в конкурентоспособной, несубсидируемой экономике, основанной только на свободном предпринимательстве» и что «правительство - единственно возможный ее спаситель». Признавалось, что система военных расходов - лучший способ переложить расходы на общество. Социальные расходы могли бы играть ту же стимулирующую роль, но это не прямая субсидия для корпоративного сектора, так как она связана с демократизацией и является перераспределительной.

Секретарь президента Трумэна по военно-воздушным силам выразил эту мысль следующим образом: «нам не следует пользоваться словом субсидия, - сказал он - мы должны употреблять слово безопасность». «Военный бюджет способен - по его выражению - удовлетворить потребности авиационной промышленности»[30]. Одним из последствий этого стало то, что гражданские воздушные суда теперь представляют собой ведущий предмет экспорта, а основанная на производстве самолетов индустрия путешествий и туризма служит источником важнейших доходов США.

Корпорация Боинг была избрана в качестве «образца для компаний по всей Америке», когда президент Клинтон на Азиатско- тихоокеанском саммите в 1993 г. высказывал собственное «новое видение будущего, связанного со свободным рынком». Производство гражданских воздушных судов сегодня находится в руках преимущественно двух фирм, «Боинг-Макдональд» и «Эйрбас», каждая из которых обязана своим существованием и успехом широкомасштабной государственной поддержке[31]. Эта же модель преобладает в электронике, автоматике, биотехнологии, средствах коммуникации, а фактически - почти в каждом динамично развивающемся американском секторе экономики. Журнал «Форин афферз» комментировал период нахождения Рейгана у власти следующим образом: «он дал больше субсидий американской индустрии, чем любой из его предшественников более чем за 50 лет» и «руководил крупнейшим сдвигом в сторону протекционизма после 30-х г. XX в.». Без мер государственного политического вмешательства в рыночные экономические отношения сталелитейная, автомобильная, станкоинструментальная, полупроводниковая промышленности США были бы неконкурентоспособны по отношению к промышленности Японии. США и Япония открыто объявляют о новых программах инвестиций в передовые технологии в авиационной и полупроводниковой отраслях промышленности с целью поддержания частного индустриального сектора государственными субсидиями[32].

В своем исследовании транснациональных корпораций Уинфрид Рейгрок и Роб ван Тульдер обнаружили, что «все крупнейшие фирмы мира испытали определяющее воздействие со стороны правительственной политики и торговых барьеров, касающихся их стратегии и конкурентоспособности», и «по меньшей мере, двадцать в списке из ста наиболее успешных компаний из журнала «Форчун» за 1993г. не выжили бы в качестве независимых компаний, если бы их не спасли правительства их стран» или социализацией убытков, или гарантиями крупных правительственных займов, или просто передачей контроля государству, когда они испытывали проблемы. В том же исследовании подчеркивается, что правительственное вмешательство, которое «было скорее правилом, чем исключением в течение двух прошедших столетий... сыграло ключевую роль в развитии и распространении множества новинок в продуктах и процессах производства - особенно в авиакосмической и электронной промышленности, в современном сельском хозяйстве, технологиях производства материалов, энергетике и транспортной технологии», а также в телекоммуникационной и информационной технологиях (наиболее впечатляющие примеры - Интернет и World Wide Web), а ранее - в текстильной и сталелитейной промышленностях и энергетике. Правительственная политика «была и остается подавляющей силой в формировании стратегий и конкурентоспособности крупнейших фирм мира»[30]. Другие технические исследования подтверждают эти выводы.

Стандартная экономическая история признает, что вмешательство государства всегда играло центральную роль в экономическом развитии. Но его воздействие недооценивается из-за слишком узкого фокуса. За некоторыми исключениями, фундаментом промышленных революций был дешевый хлопок, преимущественно из США. Там он сохранялся дешёвым и доступным не из-за действия рыночных механизмов, а в силу его недоступности туземному населению и рабства. Были и другие производители хлопка. Среди них выделялась Индия. Но ее ресурсы перетекали в Англию, а собственная передовая текстильная промышленность была разрушена британским протекционизмом и британскими войсками. Другим примером является Египет, принимавший меры к развитию в то же время, что и США, но блокированный британской армией с целью ограничить независимое развитие этого региона. Новая Англия оказалась способной последовать по пути своей метрополии, преградив доступ более дешевому британскому текстилю с помощью высоких тарифов, так же, как Британия поступила с Индией. Историки мировой экономики считают, что без таких мер, нарождавшаяся текстильная промышленность в Новой Англии была бы разрушена, что оказало бы широкомасштабное воздействие на рост индустрии в целом.

Современным аналогом является энергетика, на которой базируется экономика развитых стран. «Золотой век» послевоенного развития Запада основывался на дешевизне и изобилии нефти, причем положение сохранялось в значительной степени с помощью угроз или с применением силы. Голословные оценки эффективности торговли и выводы, касающиеся экономического здоровья и роста, имеют ограниченную значимость, если игнорируется множество скрытых стоимостей.

Группа японских экономистов опубликовала обзор японских программ экономического развития начиная со Второй мировой войны. В нем указывается, что Япония отклонила неолиберальные доктрины своих американских советников, избрав вместо этого форму индустриальной политики, отводившую преобладающую роль государству. Рыночные механизмы вводились государственной бюрократией и про- мышлено-финансовыми конгломератами постепенно, по мере роста перспектив коммерческого успеха. Упомянутые экономисты делают вывод, что одним из условий для «японского чуда» стал отказ от ортодоксальных экономических наставлений. Не обладая ресурсами, к 90-м гг. XX в. Япония развила крупнейшую в мире производящую экономику, стала ведущим в мире источником зарубежных инвестиций, обладала половиной чистых сбережений всего мира и частично финансировала дефициты США.

В отношении бывших японских колоний, крупнейшее научное исследование Миссии американской помощи на Тайване обнаружило, что американские советники и китайские планировщики пренебрегли декларируемыми принципами «англо-американской свободной экономики» и разрабатывали «государственно-ориентированную стратегию», опираясь на «активное участие правительства в экономической деятельности на острове, посредством обдуманных планов и правительственного контроля их выполнения». В то же время американская официальная пресса «рекламировала Тайвань как историю успеха частного предпринимательства».

В Южной Корее «предпринимательское государство» функционирует иным путем, но так же играет роль направляющей руки. Вступление Южной Кореи в Организацию по экономическому сотрудничеству и развитию (ОЭСР) было отложено из-за ее нежелания полагаться на рыночно ориентированную политику. Например, на разрешение передачи власти иностранным компаниям и на свободное движение капитала, - что напоминает практику Японии, не разрешавшей экспорт капитала до тех пор, пока ее экономика не стала конкурентоспособной.

Сравнивая Восточную Азию с Латинской Америкой, следует отметить, что в Латинской Америке наихудшие в мире результаты по имущественной дифференциации общества, в Восточной Азии - лучшие. То же касается образования, здравоохранения и общих показателей социального благополучия. Импорт в Латинскую Америку перекошен в сторону потребления слоев общества с высоким уровнем дохода, а в Восточной Азии - в сторону производственных инвестиций. Утечка капиталов из Латинской Америки приближается по уровню к ее внешним долгам; в Восточной Азии она подвергалось жесткому контролю. В Латинской Америке состоятельные имеют преференции, в том числе и в сфере налогообложения[34]. В Восточной Азии ситуация противоположна.

Такое положение вещей стало возможным вследствие того, что экономика латиноамериканских стран была более открытой для иностранных инвестиций, чем экономика Восточной Азии. По данным аналитиков Комитета ООН по торговле и развитию (УНКТАД), начиная с 1950г., зарубежные мультинациональные корпорации в Латинской Америке «контролировали большие доли промышленного производства», чем в успешно развивавшихся странах Восточной Азии. Даже Всемирный Банк (ВБ) допускает, что приветствуемые им иностранные инвестиции и приватизация в Латинской Америке «имели тенденцию заменить прочие потоки капитала», передавая контроль зарубежным странам и отправляя прибыли за границу. Банк признает, что цены в Японии, Корее и на Тайване отклонялись от рыночных больше, чем в Индии, Бразилии, Мексике, Венесуэле и в так называемых интервенционистских странах. В мире наиболее интервенционистское и искажающее цены китайское правительство, является быстрее всех растущим кредитором этого Банка. Однако исследования ВБ скрывают тот факт, что в Чили национализированная меднодобывающая промышленность служит основным источником экспортных доходов - и это лишь один из множества примеров.

Одно из следствий открытости экономики Латинской Америки является ее неспособность контролировать капитал. Неолиберальные доктрины активно поддерживаются иностранными инвесторами и национальной олигархией.

Историк экономики Пол Вейроч в своем исследовании подчеркивал, что «нет сомнений, что экономический либерализм, навязанный третьему миру в XIX в., является важнейшим элементом в объяснении задержки его индустриализации», и в показательном случае с Индией объясняет «процесс деиндустриализации», превративший мировую промышленную мастерскую и центр мировой торговли в аграрное общество, страдающее от резкого падения реальной зарплаты, недопотребления продовольствия и недоступности прочих простейших товаров потребления. «Индия оказалась только первой жертвой в очень длинном списке», замечает Бейроч, включающем «даже политически независимые страны третьего мира, которых заставили открыть свои рынки для западных продуктов». Тем временем Западные страны предохраняли себя от свободных рыночных порядков и развивались.

Историк дипломатии и ЦРУ Джеральд Хейнс отмечал, что «после Второй мировой войны США ради собственной выгоды взяли на себя ответственность за благополучие мировой капиталистической системы». Хейнс имел в виду то, что он называет «американизацией Бразилии34», но лишь как частный случай. Экономика США стала ведущей [35]

в мире задолго до Второй мировой войны, а в годы войны она развивалась, тогда как ее основные конкуренты оказались резко ослабленными. Скоординированная государством экономика военного времени, в конечном счете, проявила способность преодолеть Великую Депрессию. К концу войны США обладали половиной мировых богатств и положением державы, не имеющим исторических прецедентов. Естественно, что «главные архитекторы» этой политики намеревались воспользоваться этим преимуществом, чтобы создать глобальную систему ради удовлетворения собственных интересов.

Документы, составленные в американской администрации, в качестве первостепенной угрозы этим интересам рассматривают «радикальные» и «националистические режимы» (особенно в Латинской Америке), которые «несут ответственность за навязывание народу политики, направленной на немедленное повышение низкого жизненного уровня масс» и на «поощрение экономического развития, нацеленного на удовлетворение внутренних потребностей страны». Эти тенденции вступают в конфликт с потребностью в «политическом и экономическом климате, благоприятствующем частным инвестициям», гарантирующем вывоз прибылей и «защиту нашего сырья». Под «нашим» США подразумевают всякое сырье, даже добываемое в других странах[36]. По этим причинам один из разработчиков этих планов Джордж Кеннан посоветовал «прекратить разговоры о смутных и нереальных целях вроде прав человека, повышения жизненного уровня и демократизации» и «действовать с помощью непосредственных силовых концепций, не стесняя себя идеалистическими лозунгами» об «альтруизме и облагодетельствовании мира», хотя такие лозунги хороши и даже обязательны в публичных речах[37].

Когда в 1954г. Вашингтон готовился к свержению первого демократического правительства Гватемалы[38], Госдепартамент официально предупреждал, что Гватемала «превратилась в растущую угрозу для стабильности Гондураса и Сальвадора. Ее аграрная реформа является мощным пропагандистским оружием, ее обширная социальная программа помощи трудящимся в борьбе против господствующих олигархических классов и крупных иностранных предприятий чрезвычайно привлекательна для населения Центральноамериканских соседей, у которых преобладают те же условия». «Стабильность» - в интерпретации США - означает безопасность для «господствующих классов и крупных иностранных предприятий», чье благополучие надо сохранить. С победой США в инцидентах в Гренаде[39] и Гватемале традиционные американские экономические модели в этих странах были восстановлены.

Такие угрозы «благополучию мировой капиталистической экономической системы» оправдывают террор и подрывную деятельность ради восстановления «стабильности». В 1948г. одной из важнейших задач ЦРУ было участие в широкомасштабных усилиях по подрыву демократии в Италии, где опасались «неправильного» исхода выборов. Если бы подрывная деятельность провалилась, планировалась прямая военная интервенция. Это описывалось как усилия «по экономической стабилизации Италии». Ради достижения «стабильности» можно «заниматься дестабилизацией». Так, редактор полуофициального журнала «Форин афферз» поясняет, что Вашингтону пришлось «дестабилизировать свободно избранное марксистское правительство в Чили», поскольку «мы полны решимости искать стабильность»[40].

Националистические режимы, которые угрожают «стабильности», зачастую называли «гнилыми яблоками», которые могут «испортить весь урожай», или «вирусами», которые могут заразить другие государства. Италия в 1948г. - только один из примеров. Двадцать пять лет спустя Генри Киссинджер описывал Чили как «вирус», способный распространить неправильные послания о возможностях социальных изменений, заражая других, вплоть до самой Италии, все еще «нестабильной», несмотря на осуществление многолетних крупных программ ЦРУ, направленных на подрыв итальянской демократии. Вирусы надо уничтожать, защищая другие государства от инфекции: самым действенным средством решения обеих задач зачастую служит насилие, оставляющее за собой отвратительный след массовых убийств, террора, пыток и разорения.

В секретном послевоенном планировании США отводили каждой части света особую роль. Так, «основной функцией» Юго- Восточной Азии была поставка сырья для индустриальных держав,

Африку должна была «эксплуатировать» Европа ради собственного восстановления и т.д.

В Латинской Америке Вашингтон ожидал, что окажется способным провести в жизнь доктрину Монро, но в специфическом смысле. Президент Вильсон соглашался с тем, что «в своем отстаивании доктрины Монро США учитывают собственные интересы». Интересы же Латинской Америки «попросту несущественны, это не забота США». Он признавал, что «может показаться, будто это основано на одном лишь эгоизме», но считал, что у этой Доктрины «нет более высоких или благородных мотивов». США стремились вытеснить своих традиционных соперников, Англию и Францию, и создать под собственным контролем региональный альянс, которому предстояло выделиться из мировой системы, где подобные соглашения не допускались.

«Функции», отведенные Латинской Америке, стали явными на конференции стран Западного полушария в феврале 1945г., где Вашингтон выдвинул «Экономическую Хартию обеих Америк», которая должна была искоренить экономический национализм «во всех его формах». Вашингтонские разработчики планов понимали, что навязать этот принцип будет нелегко. Документы Госдепартамента предупреждали, что латиноамериканцы предпочитают «политику, направленную на более широкое распределение богатств и подъем уровня жизни масс» и «убеждены, что от развития ресурсов страны больше всего выиграют жители самой страны». Эти идеи были неприемлемы для американцев: от ресурсов этих стран «больше всего должны выигрывать» инвесторы из США, тогда как Латинской Америке надлежит исполнять свои служебные функции без неразумных забот о всеобщем благосостоянии или «чрезмерном индустриальном развитии», которое может посягнуть на интересы США. В последующие годы позиция США восторжествовала, хотя и не без проблем[41].

По мере того, как Европа и Япония восстанавливались после военного опустошения, мировой порядок сдвигался к трехполюсной модели. США сохранили доминирующую роль, хотя и столкнулись с новыми вызовами, в том числе - с европейской и восточно-азиатской конкуренцией в Южной Америке. Наиболее важные изменения произошли тогда, когда администрация Никсона демонтировала послевоенную глобальную экономическую систему, в рамках которой США, по сути, были всемирным банкиром (с такой ролью они уже не справлялись). Этот односторонний акт, осуществленный при содействии других держав, привел к масштабному увеличению неуправляемых потоков капитала. Произошли сдвиги и в их составе. В 1971г. 90% международных финансовых сделок относились к реальному сектору экономики, торговле или долгосрочным инвестициям, а 10% были спекулятивными. К 1990г. процентное соотношение изменилось на противоположное. К 1995г. около 95% сделок были спекулятивными, с краткосрочными[42] потоками, как правило, превосходящими общие резервы международного обмена семи крупнейших индустриальных держав более чем на 1 трлн. долл, в день.

До 70-х г. XX в. политика Laissez-faire имела две альтернативы: социалистическая, централизованно планируемая экономика и закрытая рыночная экономика с сильным интервенционистским государством. Второй вариант, в виде эксперимента был осуществлен в период после Второй мировой войны до первой половины 1970-х г. в некоторых странах Латинской Америки.

К идеологам этого направления можно отнести Рауля Пребиша[43], занимавшего в 1948-1962 гг. пост исполнительного секретаря Экономической комиссии ООН по Латинской Америки (ЭКЛА). Его сторонники (последователи автаркического экономического суверенитета) отвергали тезис о том, что мировая торговля (в которой они видели лишь инструмент усиления гегемонии США) приносит выгоды, и настаивали на закрытии национальных рынков и активном государственном вмешательстве в ключевые отрасли экономики. За основу развития была избрана импортозамещающая индустриализация[44] с одновременным взятием под контроль цен и валютного курса. Закончился эксперимент Мексиканским кризисом 1982г. Все избравшие данный путь развития страны столкнулись с экономическими и социальными кризисами. В качестве причин неудачи называют: неэффективность бюрократического управления экономикой, коррупцию и казнокрадство, низкую конкурентоспособность продукции и т.д.

Выводы.

Политика Laissez-faire была разработана в англо-саксонских странах (Англия, США) в качестве идеологемы, навязываемой прочим странам с целью устранения барьеров, препятствующих использованию их ресурсов. Как во внутри-, так и во внешнеэкономической политике самих США и Великобритании доктрина использовалась лишь в короткие исторические промежутки времени, обусловленные наличием у них безусловных конкурентных преимуществ.

  • [1] Зарождение доктрины относят к временам расцвета итальянских городов-государств, азатем к периоду экономического и политического доминирования в Европе НидерландскихСоединенных Провинций.
  • [2] Хомский Н. Прибыль на людях // Неолиберализм и глобальный порядок. - Ч. 1. — 1996:hUp://w ww.avtonom.org/lib/theory/chomsky/neoliberalism.html
  • [3] Хасбулатов Р.И. Экономическая система общества: принципы оптимальности в формахсобственности, социальные функции государства // Вестник Российской Академии Наук. - Т.77. - №1. - 01.2007. - С. 75-83. Laissez-faire, принцип невмешательства (фр. позвольте-делать)- экономическая доктрина, согласно которой государственное вмешательство в экономикудолжно быть минимальным. Впервые обоснована в работах экономистов классической школы - политэкономии (в частности, в труде А.Смита «Исследование о природе и причинахбогатства народов») (См.: http://ru.wikipedia.org/wiki/Laissez-faire)
  • [4] Развитие социально-политических теоретических предоснов либерализма осуществленытакими мыслителями, как Иоганн Алтузия (1557-1638), и представителя школы естественногоправа Гуго Гроция (Hugo Grotius (лат) или Гуго де Гроот (нидерл. Hugo de Groot или Huig deGroot, Дельфт, 10.04.1583г. - Росток, 28.08.1645г.) - голландский юрист и государственныйдеятель, философ, христианский апологет, драматург и поэт. Заложил основы науки международного права, основываясь на естественном праве). (См.:http://ru.wikipcdia.org/wiki/r роций,_Г у го)
  • [5] http://ru.wikipedia.org/wiki/HeoHH6epanH3M.
  • [6] Данное положение противоположно идеям Кейнса, призыв которого к государственномувмешательству ведет, по мнению монетаристов, к нарушению нормального хода хозяйственного развития.
  • [7] http://ru.wikipedia.org/wiki/MoHeTapH3M.
  • [8] История экономики: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Econom/IstEk/index.php.
  • [9] Впоследствии подобный анализ стали называть классовым. (См: Смит А. Указ, соч.)
  • [10] 24 Петти (Petty) Уильям (26.5.1623, Рамси, Хэмпшир, - 16.12.1687, Лондон) - английскийэкономист. (См.: http://www.smoney.ru/glossary/nerrH+(Petty)+ymnbaM+( 1623-1687))
  • [11] http://dic.academic.rU/dic.nsf7bse/l20204/Петти.
  • [12] Полтерович В.М. О стратегии догоняющего развития для России // Экономическая наукасовременной России. - 2007. - №3 (38). - С. 17-23.
  • [13] Протекционизм (от лат. protectio - прикрытие, покровительство) - политика государства,направленная на защиту внутреннего рынка, с одной стороны, и активное поощрение выходанациональных компаний на внешние рынки - с другой. Возник в эпоху первоначальногонакопления капитала в Европе (XVI-XVIII вв.). Теоретические основы разработаны меркантилистами, связывающими благополучие государства исключительно с активным балансомвнешней торговли. (См.: http://abc.informbureau.com/html/idioaeoeiieci.html)
  • [14] Средняя стоимостная ставка тарифа на ввоз промышленных товаров в Англию составляла в1931г. около 50%. (См.: Chang, 2002, рр. 17-23.)
  • [15] К примеру, Британскую сталь не допускали на рынки США высокие тарифы, позволившиеСША развивать собственную сталелитейную промышленность.
  • [16] Джон Мильтон Хей (англ. John Milton Hay; 8.10.1838, Салем, Индиана - 1.07.1905, Ныобе-ри, Нью-Гемпшир) - государственный деятель США. В течение длительного времени находился на дипломатической службе. С 1898г., в периоды президентства У.Мак-Кинли иТ.Рузвельта, был госсекретарём США. Известен проведением активных дипломатическихакций по защите политических и экономических интересов своей страны. После Испаноамериканской войны 1898г. руководил мирными переговорами с Испанией, в результатекоторых США присоединили к себе Филиппины, Пуэрто-Рико и Гуам, закрепились на Кубе, атакже было признано вхождение с состав США Гавайских островов. В 1899г. Дж.Хей выдвигает доктрину «открытых дверей» в отношении Китая, с целью обеспечения для США возможности преодоления барьеров сфер влияния других держав и закрепления на всём китайском рынке. В 1901г. провёл переговоры с Англией, добившись для США монопольных правна строительство межокеанского канала Центральной Америке, оговорённых в договоре Хея-Паунсфота. В 1903г. заключил договор с правительством Панамы, по которому США получили зону для строительства канала (договор Хея-Бюно-Варильи). (См.:11Цр://ги.?1Ыре(Иа.ог^?11а/Хей,_Джон)
  • [17] Доктрина Монро - идея провзглашения обеих частей американского континента зоной,закрытой для европейской колонизации. Принадлежала Дж.К.Адамсу (госсекретарю администрации Джеймса Монро с 1758 по 1831 гг.). Как политическая доктрина была впервые изложена 07.1823г. в форме предупреждения правительству Испании в выступление Д.Монроперед Конгрессом США 2.12.1823г. (См.: http://ru.wikipedia.org/wiki^oKTpHHa_MoHpo)
  • [18] История внешней политики и дипломатии США. 1867-1918. - М.: Наука, 1997. - С. 194.
  • [19] Американский историк Пол Бэйрох назвал США «родиной и бастионом современногопротекционизма».
  • [20] Великая депрессия (англ. Great Depression) - рецессия мировой экономики, начавшаяся в1929г. Термин обычно употребляется лишь в отношении кризиса в США. (См.:http://ru.wikipcdia.org/wiki/BcjiHKaa_nenpcccna)
  • [21] Полномасштабная рецессия в США началась в августе 1929г., за два месяца до биржевогокраха (объём строительства начал сокращаться ещё в 1926г.). Предшествовали Великой депрессии события Биржевого краха в США 1929г.: обвальное падение цен акций, начавшееся в«Черный четверг» 24.10.1929г., принявшее катастрофические масштабы в «Черный понедельник» (28.10) и «Черный вторник» (29.10.1929г. - день биржевого краха Уолл-Стрит). Вконце 1930г. вкладчики банков начали массовое изъятие вкладов, что привело к волне банкротств банков. В результате началось абсолютное сжатие денежной массы. Вторая банковская паника произошла весной 1931г. ВВП в 1930-1931 гг. упало соответственно на 9,4 и8,5%, а уровень безработицы поднялся с 3,2% на начало 1930-го до 15,9% к концу 1931г. В
  • [22] 1932г. ВВП сократился на 13,4%, а всего с 1929г. - на 31 %. Уровень безработицы в 1932г.увеличился до 23,6%. За три года с начала кризиса лишились работы более 13 млн. чел. Промышленные запасы потеряли 80% их стоимости с 1930г., а сельскохозяйственные цены упалина 53% с 1929г. За три года обанкротились два из каждых пяти банков, их вкладчики потеряли 2 млрд. долл, депозитов. Денежная масса с 1929г. сократилась по номиналу на 31%. Денежная масса сократилась с 26,6 до 19,9 млрд. долл. Банковские банкротства подорвали доверие людей к финансовым институтам, сбережения изымались с депозитов и переводились вналичную форму. Выжившие банки избегали выдачи новых кредитов, предпочитая хранитьденьги в максимально ликвидной форме. Таким образом, банковский мультипликатор снизился и кредитно-депозитная эмиссия банков была парализована. Желание и банков и населения держать деньги в наличном виде усилило рецессию. Естественный прирост населения вСША в период Великой депрессии резко снизился. Уровень промышленного производствабыл отброшен к уровню начала XX в., то есть на 30 лет назад. (См.: Ambrosius, G. and HibbardW. A Social and Economic History of Twentieth-Century Europe (1989); Bernard C. 1996 MassProduction, The Stock Market Crash and the Great Depression: The Macroeconomics of Electrification Greenwood Press, Westport, CT. [Republished 2004 iUniverse, New York, NY. ISBN 0-595-32334-0]; Bernanke, Ben S. «The Macroeconomics of the Great Depression: A Comparative Approach» Journal of Money, Credit & Banking, Vol. 27, 1995.) 41 По прошествие этой недели более 4000 неликвидных американских банков не получилиразрешение государства на осуществление банковской деятельности, вследствие чего былизакрыты. Вкладчики этих банков, без какой-либо компенсации со стороны государства потеряли свои депозитные сбережения.
  • [23] William R. Capitalism in crisis: international responses to the Great Depression (1993); HallThomas E. and ./. David Ferguson. The Great Depression: An International Disaster of PerverseEconomic Policies (1998); Kaiser, David E. Economic diplomacy and the origins of the SecondWorld War: Germany, Britain, France and Eastern Europe, 1930-1939 (1980); Kindleberger,Charles P. The World in Depression, 1929-1939 (1983).
  • [24] Madsen, Jakob B. «Trade Barriers and the Collapse of World Trade during the Great Depression»Southern Economic Journal, Vol. 67, 2000; Mundell R.A. «А Reconsideration of the Twentieth
  • [25] Джон Мейнард Кейнс (John Maynard Keynes) ( 05.06.1883r. - 21.04.1946r.) - английскийэкономист. В течении 1920-х гг. Кейнс занимался исследованием экономических проблем,которые нашли отражение в его трудах Трактат о деньгах (Treatise on Money, 1930) и Общаятеория занятости, процента и денег (The General Theory of Employment, Interest and Money,1936). Кейнс доказывал несостоятельность концепции саморегулирующейся экономики ипредлагал ряд мер по кредитованию, денежному обращению и обеспечению занятости населения. Развивал идею о психологическом стимулировании спроса и рыночных предпочтенийиндивидов как факторе государственного регулирования экономики. (См.:http://www.peoples.ru/science/economy/keynes/)
  • [26] Кейнсианство - макроэкономическое научное течение, сложившееся как реакция экономической теории на Великую депрессию в США. (См.: http://ru.wikipedia.org/wiki/KehHCHaHCTBo)
  • [27] Рыночной экономике не свойственно равновесие, обеспечивающее полную занятость. При чина: склонность сберегать часть доходов, что приводит к тому, что совокупный спросменьше совокупного предложения. Преодолеть склонность к сбережению невозможно. Поэтому государство должно регулировать экономику воздействием на совокупный спрос: увеличением денежной массы, снижением ставок процента (стимуляцией инвестиционной деятельности). Недостаток спроса компенсируется за счёт общественных работ и бюджетногофинансирования. Падение общего покупательского спроса вызывает сокращение производства товаров и услуг. Сокращение производства ведет к разорению товаропроизводителей,увольнениям наемных работников большими предприятиями, и крупномасштабной безработице. Безработица влечет снижение доходов населения, то есть покупателей. Это, в своюочередь, форсирует дальнейшее падение покупательского спроса на товары и услуги. Возникает замкнутый круг, удерживающий экономику в состоянии хронической депрессии. Кейнспредлагал следующий выход: если массовый потребитель не способен оживить совокупныйспрос в масштабах национальной экономики, это должно сделать государство. Если государство предъявит (и оплатит) предприятиям некий крупный заказ, это приведет к дополнительному найму рабочей силы. Получая заработную плату, бывшие безработные увеличат своирасходы на потребительские товары, и, соответственно, повысят совокупный экономическийспрос. Это, в свою очередь, повлечет рост совокупного предложения товаров и услуг, и общее оздоровление экономики. При этом начальный государственный заказ может быть дажемалополезным. (См.: Кейнс Д.М. Общая теория занятости, процента и денег 2002:http://www.i-u.ru/biblio/ archive/keyns_the_common_money_theory/; http://abc.informbureau.com/html/eaeineainoai.html)
  • [28] См.: http://rudiplom.ru/lekcii/economika/econom_history/19.html
  • [29] Полтерович В.М. Указ. соч. - С. 18.
  • [30] Хомский Н. Указ соч.
  • [31] Сегодня гражданские самолеты «Боинг» - самые распространенные в мире.
  • [32] Только в рамках разработки США системы ПРО в период до 2010г. «Боинг» должен получить семь млрд. долл.
  • [33] Хомский Н. Указ соч.
  • [34] х’' По мнению бразильского экономиста Брессера Перейра, главная проблема Латинской Америки состоит не в «популизме», а в «подчинении государства богачам».
  • [35] В истории американизации Бразилии Джеральд Хейнс пишет, что, начиная с 1945г., СШАиспользовали Бразилию в качестве «экспериментальной площадки для современных научныхметодов индустриального развития, целиком основанных на капитализме». Эксперимент былпроведен «с наилучшими намерениями». Наибольшую выгоду получили иностранные инвесторы, но его разработчики «искренне полагали», что народ Бразилии тоже ее получит. Однако, по словам международной деловой прессы, Бразилия превратилась в «латиноамериканского баловня международного делового сообщества» под военным правлением. По сообщениям ВБ, у 2/3 ее населения не хватало пропитания для нормальной физической деятельности. В 1989г. Хейнс описывает «американскую политику в Бразилии» как «колоссальноуспешную», как «настоящую американскую счастливую историю». 1989г. был «золотымгодом», с точки зрения мира бизнеса, с прибылями, утроенными по сравнению с 1988г., тогдакак зарплата в промышленности - и так одна из самых низких в мире - упала еще на 20%. Врезультате «Отчеты ООН по развитию человечества» поставили Бразилию вслед за Албанией. Когда проблемы появились у корпораций, «современные научные методы развития,сплошь основанные на капитализме» (Хейнс) внезапно превратились в доказательства дурнойсущности этатизма и социализма - еще одно стремительное изменение мнения, произошедшее именно тогда, когда это потребовалось. Достижения Бразилии, длительное время признававшейся одной из богатейших стран мира, обладавшей преимуществами, в том числе -полувековым господством и опекой со стороны США, оказались направленными на получе
  • [36] Один из высокопоставленных сотрудников администрации Дж.Буша-младшего в 2007г.заявил: «Россия обладает настолько уникальными богатствами, что не в праве распоряжатьсяими самостоятельно».
  • [37] Приведенные цитаты из секретного отчета, который сегодня доступен, но почти неизвестенни широкой публике, ни интеллектуальному сообществу. (См.: Хомский Н. Указ. соч.).
  • [38] В 1951г. в Гватемале на президентских выборах победил Хакобо Арбенс, являвшийся одним из руководителей восстания 1944г. Настроенный радикально, он стремился вывестиГватемалу из состояния полуфеодальной отсталости, укрепить национальную экономику,обеспечить права трудящихся, проводить независимую внешнюю политику. В 1952г. им быланачата аграрная реформа, в результате которой были национализированы латифундии местных олигархов. Были изъяты 80 тыс. гектар земли, принадлежащих американской «Юнайтедфрут компани». Земли были переданы в 30-е г. «Юнайтед фрут» гватемальским диктатором
  • [39] В октябре 1983г. США совместно с подразделениями ряда государств Карибского бассейнапровели военную операцию «Вспышка ярости». Цель военной интервенции заключалась впереориентации внешнеполитического и внешнеэкономического курсов Гренады и Гватемалы с Кубы на США. Составной частью воздействия на Гренаду стало давление экономическими средствами. Под влиянием администрации Рейгана МФО отказались предоставлятьГренаде финансовую помощь. Экономическая блокада способствовала дестабилизации обстановки на острове. ЦРУ организовало ряд покушений на премьер-министра, активно поддерживало его политических противников и оказывало помощь оппозиции. Была развернутапропагандистская кампания, в которой участвовали президент США. Отмечалась военнаяугроза США со стороны Гренады. Перед вторжением США на Гренаду, американские специалисты распространили дезинформационные материалы. Готовились специальные программы, призванные убедить людей в «справедливом» характере войны со стороны США. Трансляция велась через телевизионную сеть ЮСИА «Евронет», связывающую телеканалы США изападноевропейские страны. Для пропаганды «освободительной» миссии Запада были задействованы мощнейшие радиокомплексы - «Голос Америки» и «Немецкая волна». Методикаоказания влияния на мировую общественность включала в себя прямую дезинформацию,элементы полуправды и не объективную информацию. Пропаганда была направлена на разжигание противоречий между гражданским населением, армией и кубинскими военнослужащими, на создание атмосферы лояльного отношения к американским солдатам и офицерам.Несмотря на это, оборонявшие остров кубинские и гренадские военнослужащие поначалуоказали сильное сопротивление американским войскам. Переломным моментом стало обращение к кубинцам, делавшееся одновременно с движением американских десантников всторону оборонительных позиций. Те, кто отказался сложить оружие, были уничтоженыамериканскими штурмовыми вертолетами и подразделениями рейнджеров. Наряду с психологическим воздействием, применялись материальные стимулы. Так, за денежное вознаграждение было сдано 17 тыс. единиц оружия. В результате проведения этих мероприятий половина личного состава войск Гренады была выдана местным населением. Правительство Гренады было заменено режимом, который до сегодняшнего дня функционирует в полном соответствии со всеми рекомендациями США. (См.: Зарубежное военное обозрение:http://www.psyfactor.by.ru/grenada.htm).
  • [40] Полное описание событий 1973г. в Чили содержится в отдельном докладе комиссии СенатаСША об операциях в Чили. Документ является единственным официальным отчетом о сек
  • [41] Хомский Н. Указ. соч.
  • [42] Около 80% сумм возвращались назад за неделю и менее того.
  • [43] Рауль Пребиш (исп. Raul Prebisch; 17.04.1901, Тукуман - 29.04.1986, Сантьяго, Чили) -аргентинский экономист, один из авторов «тезиса Пребиша-Зингера», исследователь зависимого развития. Получил образование в университете Буэнос-Айреса. В 1925-48 гг. преподавал политическую экономию в этом университете и одновременно занимал ответственныепосты в ряде государственных финансовых и экономических учреждений. В 1948-62 гг. исполнительный секретарь Экономической комиссии ООН по Латинской Америки (ЭКЛА). В1964-69 гг. генеральный секретарь Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). В1962-64 гг. и с 1969г. генеральный директор Латиноамериканского института экономическогои социального планирования. Советник генерального секретаря ООН по проблемам развития.Основные труды по вопросам экономического развития стран Латинской Америки. (См.:http://ru.wikipcdia.org/wiki/npe6iiiii,_Payjib)
  • [44] Для поддержки отечественных производителей была создана обширная система субсидирования.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >