Налоговая политика и инструменты ее реализации в контексте новых подходов к управлению российской экономикой

Спрос на кредитные ресурсы и инвестиции, как показано выше, в значительной мере связан с уровнем процентов по кредитам и другим формам заимствования. Отнесение процентов на расходы для целей налогообложения имеет свою эволюцию и цели. С 1 января 2015 г. в России введены в действие уточнения к установленным правилам признания процентов, направленные на поддержку мер современной денежнокредитной политики (Таблица 3 Приложение В). По общему правилу проценты по долговым обязательствам, возникшим по сделкам, не признаваемым в соответствии с НК РФ контролируемыми, с этого времени учитываются в доходах (расходах) налогоплательщика исходя из фактической ставки. Проценты по долговым обязательствам, возникшим по контролируемым сделкам, учитываются в доходах (расходах) исходя из фактической ставки с учетом положений раздела V. 1 Кодекса.

Если долговое обязательство возникло в результате сделки, признаваемой в соответствии с НК РФ контролируемой, одной из сторон которой является банк, проценты учитываются в доходах (расходах) исходя из фактической ставки с учетом положений раздела V.1 Кодекса, если размер фактической ставки не попадает в интервал предельных значений процентных ставок по долговым обязательствам, предусмотренный п. 1.2 ст. 269 Кодекса.

Если фактические ставки процента по долговым обязательствам, возникшим в результате контролируемых сделок, одной из сторон которых является банк, попадают в интервалы предельных значений процентных ставок, предусмотренные пунктом 1.2 статьи 269 НК РФ (в редакции от 28.12.2013 № 420-ФЗ), то проценты могут учитываться по установленному алгоритму по интервалу предельных значений процентных ставок.

Все это позитивно сказалось на денежно-кредитном рынке. Остается нерешенной проблема соответствия (а точнее несоответствия) ставки рефинансирования Банка России для целей налогообложения требованиям индикатора рыночного уровня процентов по оформленным в рублях долговым обязательствам. Следовало бы развести фундаментальное предназначение ставки рефинансирования Центрального банка как инструмента денежно-кредитной политики и процентных расходов для целей налогообложения. Логичнее было бы использовать средневзвешенную ставку, рассчитываемую на основе ставок размещения рублевых кредитов (депозитов), объявляемых рядом ведущих российских банков - операторов межбанковского рынка, механизм расчета которой идентичен алгоритму исчисления ставки LIBOR. Такой подход способствовал бы и решению вопросов более активного привлечения кредитных ресурсов для инвестиционных проектов.

Учитывая роль обращения ценных бумаг в денежно-кредитной политике государства, для привлечения финансовых ресурсов в условиях жестких ограничений международного кредитования представляется учесть также следующие предложения.

Конвертация ADR, GDR и РДР в акции и обратно не должна приводить к налоговым последствиям в России. Для этого целесообразно дополнить гл. 23 и 25 НК РФ положениями, позволяющими определить конечного собственника доходов по ADR и GDR, а также закрепить порядок налогообложения таких доходов (с учетом концепции бенефициарного собственника.) Это позволит эмитентам применять у источника ставку налога, предусмотренную соглашением об избежании двойного налогообложения (а не базовые ставки 15% и 9%), а инвесторам не требовать возврата излишне удержанного налога.

Для упрощения прямого доступа российских эмитентов еврооблигаций на мировой рынок и устранения преимущества выпуска еврооблигаций через иностранные SPV (например, в Люксембурге или в Ирландии) целесообразно освободить проценты по российским еврооблигациям от налога у источника в России.

Действующая система налогообложения в определенной мере стимулирует вывод на зарубежные биржи торговли ценными бумагами российских эмитентов (финансовыми инструментами, производными акций). Сейчас при торговле ценными бумагами на зарубежных биржах не возникает обязанности уплаты налога на доходы в России, но при торговле аналогичными ценными бумагами на российской бирже доход облагается налогом у источника выплаты в РФ. Вариантом решения было бы освобождение от налога у источника доходов акций, допущенных к обращению на российских биржах; для остальных акций установить порядок расчета доли недвижимого имущества в активах компании.

Существующее налоговое законодательство не содержит четких правил для налогообложения сложных комбинированных инструментов, а также деривативов, встроенных в другие финансовые инструменты, что повышает налоговые риски на рынке ФИСС. Целесообразно разработать и включить в НК РФ отдельную главу по указанному вопросу.

Налоговое законодательство не должно стоять в стороне от появления новых продуктов, использующихся и при безналичных расчетах, и при новых формах торговли в условиях глобализации. Приветствуя в целом усилия российских законодателей и налоговых органов, представляется важным обратить усиленное внимание на нормативное обеспечение случаев применения «тонкой капитализации» для минимизации налоговых платежей, а также операций с нематериальными активами и использование цифровых технологий при торговле, в т.ч. при определении понятия постоянное представительство для целей налогообложения. Прежде всего, в налоговое законодательство рекомендуется ввести новый термин - «цифровые продукты» («цифровая поставка», «международные цифровые поставки»), что позволит по иному определить место реализации в случае цифровой торговли. Особенно это важно для целей косвенного налогообложения, которое достаточно успешно решает задачу наполнения бюджета.

Кроме этого важно расширить понятие постоянного представительства (учреждения) и распространить его на осуществление нерезидентами на территории государства регулярной предпринимательской деятельности - цифровых поставок цифровых продуктов резидентам.

На период кризисных явлений в экономике целесообразно обратиться к оптимизации расходов, которые учитываются при формировании налоговой базы по налогу на прибыль организаций. По данным ФНС России лишь около 6-10% совокупного дохода прибыльных организаций облагается налогом, т.е. получаемый доход для целей налогообложения уменьшается за счет всех видов расходов на 90- 94%.

Так, к внереализационным расходам приравниваются убытки прошлых налоговых периодов, выявленных в текущем отчетном (налоговом периоде), которые уменьшают налоговую базу без каких-либо ограничений в течение 10 лет. Имея такие послабления, налогоплательщики не стремятся к снижению предпринимательских рисков, в т.ч. по инвестициям в ценные бумаги. В этой связи считаем необходимым вернуться к ранее действовавшему положению, когда налоговым законодательством было разрешено переносить убыток в размере, не превышающем 30 % налоговой базы, исчисленной в соответствии с НК РФ.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >