Естественное движение и воспроизводство населения как важнейшая демографическая угроза

Жизнь каждого конкретного человека носит конечный характер. Поэтому с точки зрения общества большое практическое значение имеет процесс рождаемости, позволяющий восполнять естественные потери населения. Если бы на свет постоянно не появлялись новые граждане России, то рано или поздно она вполне могла бы прекратить свое существование как самостоятельное государство. Следовательно, деторождение изначально следует рассматривать как важнейшую компоненту сохранения человеческой популяции и обеспечения национальной безопасности.

Рождаемость, как массовый демографический процесс, имеет целый ряд параметров, которые вызывают прямой и непосредственный интерес, когда речь идет о региональных и геополитических интересах той или иной страны. Среди них первостепенная роль, несомненно, принадлежит абсолютной численности родившихся, как фактическому контингенту замещения населения и потенциальному контингенту восполнения убыли трудовых ресурсов, занятых в экономике, военнослужащих, призывного и мобилизационного резерва и т.д. (табл. 1.7).

Абсолютные масштабы естественного пополнения российского общества в двадцать первом веке, в общем, явно имели позитивную динамику, но трижды в 2005, в 2013 и в 2015 гг. (пусть и более или менее заметно) соответственно на 3%, 0,3% и 0,2% но уменьшались. В целом же за период времени с 2000 по 2015 гг. численность родившихся в нашей стране существенно увеличилась — на 677336 чел. или на 53,5%. После «неплодородных» в детородном отношении 90-х годов прошлого века такие изменения (результативный рост более чем в полтора раза!), безусловно, можно признать обнадеживающими, особенно в свете перелома тенденции общей численности населения России. Правда, если обратить внимание на динамику абсолютного прироста и темпа прироста числа родившихся, то необходимо заметить, что отечественной популяции пока все же не удается добиться стабильно устойчивого пополнения новорожденными. Ведь даже рассматриваемые положительные показатели испытывают порядковые колебания (от 135485 чел. или 8,8% в 2008 г. до 7681 чел. или 0,4% в 2011 г.).

Таблица 1.7

Характеристики динамики численности родившихся в Российской Федерации

Годы

Численность родившихся, чел.

Абсолютный прирост, чел.

Темп прироста, %

2000

1266800

52111,0

4,3

2001

1311604

44804,0

3,5

2002

1396967

85363,0

6,5

2003

1477301

80334,0

5,7

2004

1502477

25176

1,7

2005

1457376

-45101

-3

2006

1479637

22261

1,5

2007

1610122

130485

8,8

2008

1713947

103825

6,4

2009

1761687

47740

2,8

2010

1788948

27261

1,5

2011

1796629

7681

0,4

2012

1902084

105455

5,9

2013

1895822

-6262

-0,3

2014

1947301

51479

2,7

2015

1944136

-3165

-0,2

Оценивая трансформацию параметров рождаемости населения Российской Федерации с позиций имеющихся демографических угроз национальной безопасности обязательно требуется отметить, что наряду с расширением абсолютных размеров естественного пополнения общества за счет родившихся наблюдалось и повышение интенсивности данного процесса (рис. 1.5).

Число родившихся на 1000 жителей в нашей стране с начала текущего века, несмотря на некоторые колебания и небольшие отклонения от позитивного тренда (в 2005, 2013 и 2015 гг.), постепенно увеличивалось. В итоге за 2000—2015 гг. общий коэффициент рождаемости в Российской Федерации повысился на 4,6 или на 52,8%. Подобный рост (более чем в полтора раза) дает определенный повод для текущего оптимизма, однако его истинная цена, как в чисто демографическом аспекте, так и с позиций национальной безопасности, естественно, познается в сравнении. Конечно, если за точку отсчета брать конец 20-го или начало 21-го столетия, то отечественная популяция сделала шаг вперед и несколько отодвинулась от края демографической «пропасти», на которой стояла совсем недавно.

Общий коэффициент рождаемости населения России, %о

Рис. 1.5. Общий коэффициент рождаемости населения России, %о

С другой стороны, ни в коей мере не стоит забывать, что в настоящее время общая интенсивность рождаемости в России в соответствие с общепринятой шкалой как находилась, так и продолжает находиться на низком уровне (до 16%о). А поэтому нет оснований вести предметный разговор о качественном изменении положения дел в области деторождения. Кроме того, можно привести и другой весьма показательный аргумент. Общий коэффициент рождаемости в последние пару-тройку лет колеблется: в Германии и Японии — около 8 во Франции, в Великобритании и Китае — около 12 в США и Австралии — около 13%. Правда, ни в одной из этих стран не было такой масштабной депопуляции, как в РФ, и ни одна из этих стран в двадцать первом веке не утратила свои рубежи на демографической карте мира.

В этом контексте самое время обратить взор на обобщающие, более информативные и более содержательные индикаторы рождаемости населения, представленные в табл. 1.8.

За 2000—2015 гг. суммарный коэффициент рождаемости в нашей стране увеличился на 48,1%. При этом наблюдался рост среднего числа детей, рожденных женщинами к 30-ти годам (на 20%) и к 40-ка годам (на 46,1%). Одновременно произошел прирост показателя соотношения с уровнем простого воспроизводства (на 26,7 процентных пункта) и степени реализации детородного потенциала (на 4,6 процентных пункта).

Таблица 1.8

Интегральные характеристики рождаемости населения в Российской Федерации

Показатели

2000 г.

2015 г.

Суммарный коэффициент рождаемости, чел.

U9

1,77

Кумулятивный коэффициент рождаемости к 30-ти годам, чел.

0,94

1,13

Кумулятивный коэффициент рождаемости к 40-ка годам, чел.

1,18

1,72

Соотношение с уровнем суммарного коэффициента рождаемости для простого воспроизводства, %

55,6

82,3

Степень реализации детородного потенциала,%

9,6

14,2

Вместе с тем нельзя пройти мимо того обстоятельства, что сам уровень двух последних индикаторов оставался на том уровне, который вряд ли позволяет говорить о полном отсутствии демографических угроз национальной безопасности, связанных с фактически достигнутой интенсивностью деторождения. Совершенно очевидно, что если сложившийся уровень рождаемости не гарантирует даже простого замещения фактически живущих поколений, то существует определенная зависимость от результатов миграции (они могут восполнить имеющийся пробел) и обоснованная обеспокоенность за перспективы государства.

Не менее интересным представляется тот факт, что внутри репродуктивного контингента женщин (15—49 лет) с 2000 по 2015 гг. в нашей стране произошло незначительное снижение рождаемости в возрастах 15—19 лет — на 2,9% и 20—24 лет — на 4%, а во всех остальных возрастах наблюдался существенный рост: в возрастах 25—29 лет — на 59,9%; 30—34 лет — в 2,2 раза; 35—39 лет — в 3,1 раза; 40—44 лет — в 3,1 раза и 45—49 лет — в 3 раза. В результате за рассматриваемый период времени специальный коэффициент рождаемости увеличился на 64,8%.

Таблица 1.9

Характеристики искусственного прерывания беременности в Российской Федерации

Показатели

2000 г.

2015 г.

Темп убыли, %

Число абортов, тыс.

2138,8

930

-56,5

Число абортов на 1000 родов,

1687,0

481,0

-71,5

Число абортов на 1000 женщин репродуктивного возраста,

54,2

25,9

-52,2

Число абортов на 1000 родившихся,

1688,3

478,4

-71,7

С нашей точки зрения, результаты процесса деторождения в России могли бы быть еще более впечатляющими, если бы не аборты (искусственное прерывание беременности), масштабы распространения которых продолжают вызывать серьезную озабоченность общества (табл. 1.9).

Абсолютные и относительные масштабы абортов, представляющих не только потенциальную, но и серьезную фактическую угрозу национальной безопасности (особенно в российских условиях только наметившегося демографического роста), если судить по темпам убыли (табл. 1.9) претерпели заметные позитивные изменения. Однако, по нашему мнению, процесс искусственного прерывания беременности в России продолжает представлять существенную опасность для развития страны. Ведь если бы их не было, то численность родившихся в нашей стране в 2013 г. могла бы быть больше чем на половину достигнутой величины, что, скорее всего, позволило выйти на границы расширенного воспроизводства населения.

Также особо важно подчеркнуть, что наряду с количественными масштабами не меньшее значение играет качественный состав появившихся на свет будущих работников и защитников Родины. В этом аспекте, к сожалению, имеется четко выраженная угроза национальной безопасности. Она сводится к заметному ухудшению качества родившихся в нашей стране (табл. 1.10).

Таблица 1.10

Отдельные характеристики новорожденных в Российской Федерации

Показатели

2000 г.

2015 г.

Темп прироста (убыли), %

Родилось детей больными или заболели (массой тела 1000 г и более), тыс. чел.

474,1

630,8

33,1

Удельный вес детей, родившихся больными или заболевших (массой тела 1000 г и более), в общей численности родившихся, %

37,4

33,0

-11,8

Из общего числа детей (родившихся живыми) — недоношенные, тыс. чел.

74,1

111,1

49,9

Удельный вес детей, родившихся недоношенными, в общей численности родившихся, %

5,9

5,8

-1,7

Численность детей-инвалидов в возрасте до 18 лет, получающих социальные пенсии, на 10000 детей (на конец года)

201,7

201,6

5,0

Таким образом, за последние пятнадцать лет в России наблюдалось снижение качества новорожденных при повышении их количества. Число детей, появившихся на свет больными или заболевшими, возросло почти на треть, а число детей, родившихся недоношенными, вообще почти наполовину. Это закономерно привело к увеличению численности детей- инвалидов, получающих социальные пенсии (дополнительная нагрузка на государственный бюджет). Причем даже некоторое снижение удельных весов детей, родившихся больными или заболевшими и недоношенными, не снижает всей остроты той демографической угрозы, которая сильно и достаточно прицельно «бьет» по национальной безопасности нашей страны, явно ухудшая генофонд популяции.

В составе естественного движения населения присутствует еще один процесс, который в отличие от рождаемости не в перспективе, а уже сегодня несет прямую угрозу социально-экономическому развитию. Смертность в отличие от рождаемости не в перспективе, а уже сегодня несет прямую угрозу социально-экономическому развитию. Им является смертность, которая в текущем формате формирует демографические потери на уровне семьи, экономики и государства, тем самым прямо или косвенно ослабляя последнее (табл. 1.11).

Таблица 1.11

Характеристики динамики численности умерших в Российской Федерации1

Годы

Численность умерших, чел.

Абсолютный прирост, чел.

Темп прироста (убыли), %

2000

2225332

81016

3,8

2001

2254856

29524

1,3

2002

2332272

77416

3,4

2003

2365826

33554

1,4

2004

2295402

-70424

-3

2005

2303935

8533

0,4

2006

2166703

-137232

-6

2007

2080445

-86258

-4

2008

2075954

-4491

-0,2

2009

2020543

-55411

-2,7

2010

2028516

7973

0,4

2011

1925720

-102796

-5,1

2012

1906335

-19385

-1

2013

1871809

-34526

-1,8

2014

1913613

41804

2,2

2015

1911413

-2200

-0,1

1 Рассчитано по данным электронного ресурса: http://gks.ru 24

Динамика абсолютных масштабов смертности населения в нашей стране за 2000—2015 гг. с позиций национальной безопасности носила запутанный и противоречивый характер. С одной стороны, за указанный период времени численность умерших в России снизилась на 313919 чел. или на 14,1%. Подобное уменьшение смертности следует признать позитивным и внушительным, тем более что был пройден столь тревожный психологический рубеж в 2 млн. умерших. С другой стороны, в текущем столетии число умерших россиян шесть раз увеличивало свое значение, а относительные размеры сокращения этого показателя (в частности в 2012 и 2013 гг.) оставляли желать лучшего. При этом величина, достигнутая в 2015 г., все равно продолжает вызывать озабоченность общества, поскольку в период с 2013 по 2015 гг. наметились негативные тенденции к увеличению смертности населения. Прирост умерших в 2014 г. в пять раз превзошел прирост 2010 года. Имевшее место сужение абсолютных размеров естественной убыли российского населения проявилось и в снижении интенсивности рассматриваемого процесса (рис. 1.6).

Число умерших в расчете на 1000 жителей в нашей стране с 2000 по 2015 гг. сократилось на 2,2%с или на 14,4%. Такой результат с точки зрения уменьшения демографических потерь общества, видимо, можно признать, если и не существенным, то заметным. Тем более что в качественном отношении в соответствие со специальной шкалой удалось добиться понижения общего коэффициента смертности населения с высокого (более 15%с) до среднего уровня (менее 15%с).[1] Однако нельзя не сказать, что с 2000 по 2003 гг. общая интенсивность смертности жителей России вообще росла. Затем после некоторых колебаний с 2005 г. пошло пусть и медленное, но непрерывное (кроме 2010 г.) падение численности умерших на 1000 человек населения вплоть до 2013 г. Значение столь позитивных изменений вряд ли можно недооценивать, однако не может не настораживать тот факт, что в 2014 и 2015 гг. коэффициент смертности составлял уже не 13%©, как в 2013 г., а 13,1 %о.

Общий коэффициент смертности населения России, %с

Рис. 1.6. Общий коэффициент смертности населения России, х

Нельзя забывать, что в последние два-три года общий коэффициент смертности располагался: в Австралии и в Китае — около 7%о; во Франции, в Великобритании, в США и в Австралии — около 9 в Японии — около 10%с; в Германии — около И [2] [2]. То есть в большей части ведущих мировых держав уровень общей смертности населения находится на низком уровне (до 10%с) или очень близко к нему. На этом фоне положительные сдвиги, достигнутые в последние годы в Российской Федерации, смотрятся несколько иначе, так как фактически достигнутый рубеж общей смертности с учетом повышения интенсивности деторождения уже не несет серьезную угрозу, но содержит еще большие потенции для укрепления национальной безопасности.

Занимаясь характеристикой уровня и динамики смертности, по исторически сложившейся традиции важно остановиться на коэффициенте младенческой смертности, который отражает естественную убыль населения на первом году жизни. Этот индикатор в русле обеспечения национальной безопасности России интересен тем, что дает количественную оценку демографических потерь новорожденных, то есть того контингента общества, который в перспективе призван решать задачи экономического развития и повышения обороноспособности страны (рис. 1.7).

В соответствие со специальной демографической шкалой1 на протяжении всего периода времени с 2000 по 2015 гг. интенсивность младенческой смертности находилась на низком уровне. При этом за пятнадцать лет она сократилась на 7,1%о или на 46,4%. Подобное падение (больше, чем наполовину) смертности детей на первом году жизни является серьезным достижением. Но под углом зрения демографических угроз национальной безопасности вызывают тревогу три момента. Во- первых, после 2011 г., несмотря на колебания, коэффициент младенческой смертности в России стал больше и превзошел уровень 8%о.

Коэффициент младенческой смертности (число умерших в возрасте до 1 года на 1000 родившихся живыми) в России, %с

Рис. 1.7. Коэффициент младенческой смертности (число умерших в возрасте до 1 года на 1000 родившихся живыми) в России, 2

Во-вторых, наша страна продолжает заметно отставать от экономически развитых государств мира, где смертность детей на первом году жизни в настоящее время находится на уровне: в Японии — 2%о; в Германии, в Австралии и во Франции — 3%с; в Великобритании — 4%с; в США — 6%о. Это заметно ниже, чем в Российской Федерации. В-третьих, самое главное, что не глядя на достигнутый прогресс еще остаются существенные резервы для достижения позиций выше перечислен- [4] [2]

ных держав, реализация которых позволит российскому обществу сохранить большую численность новорожденных для перспективного пополнения трудовых ресурсов и воинских контингентов.

В формировании общей смертности принимают участие жители различных возрастов. В этой связи необходимо разобраться с динамикой возрастной смертности населения, которая позволяет конкретизировать фактические демографические потери.

Таблица 1.12

Возрастные коэффициенты смертности населения Российской Федерации, %о[6]

Возраст, лет

2000 г.

2015 г.

Темп прироста (убыли), %

0

15,3

7,4

-51,63

1-4

1

0,4

-60,00

5-9

0,5

0,2

-60,00

10-14

0,4

0,3

-25,00

15-19

1,5

0,8

-46,67

20-24

3,1

1,4

-54,84

25-29

3,7

2,3

-37,84

30-34

4,4

3,7

-15,91

35-39

5,7

5

-12,28

40-44

7,9

5,7

-27,85

45-49

П,1

7,3

-34,23

50-54

15,4

9,8

-36,36

55-59

21,1

13,9

-34,12

60-64

27,9

19,8

-29,03

65-69

39

26,2

-32,82

70-74

54,6

39,1

-28,39

75-79

76

58,2

-23,42

80-84

120,1

96,7

-19,48

85 и старше

206,9

171,5

-17,11

За 2000—2015 гг. в нашей стране во всех без исключения возрастных группах жителей наблюдалось снижение интенсивности смертности, которое в контексте обеспечения национальной безопасности, безусловно, носит благоприятный характер. Вместе с тем сложно не подметить одно обстоятельство, вызывающее тревогу, а именно, что самые низкие темпы убыли коэффициентов смертности были зафиксированы в возрастах 30—34 и 35—39 лет, где как раз в силу молодости и резервов организма отечественное здравоохранение явно способно добиваться гораздо больших успехов.

Таблица 1.13

Возрастные коэффициенты смертности населения Российской Федерации по полу, 1

Возраст, лет

2000 г.

2015 г.

S

  • 1 §
  • 1,1
  • 1*

в

S

т

к

>>

?

J9

В

В

  • 3
  • 1

?Л ГО

о. я 6 &

S

  • 1 §
  • 1,1
  • 1*

в

в

т

  • ?
  • ?

J9

В

в

  • 3
  • 1

в _

& в

о а

0

15,3

17,3

13,2

1,31

7,4

7,2

6,6

1,23

1 - 4

1,0

1,1

0,9

1,22

0,4

0,4

0,4

1,25

5-9

0,5

0,6

0,4

1,50

0,2

0,2

0,2

1,50

10 - 14

0,4

0,6

0,3

2,00

0,3

0,2

0,2

2,00

15 - 19

1,5

2,2

0,8

2,75

0,8

0,4

0,5

2,20

20 - 24

3,1

5,0

1,2

4,17

1,4

0,6

0,6

3,67

25 - 29

3,7

6,0

1,4

4,29

2,3

1,1

1,1

3,18

30 - 34

4,4

7,0

1,8

3,89

3,7

1,8

1,8

3,17

35 - 39

5,7

9,1

2,4

3,79

5

2,3

2,4

3,25

40 - 44

7,9

12,6

3,4

3,71

5,7

2,9

2,9

3,00

45 - 49

11,1

17,7

5,1

3,47

7,3

3,7

3,8

2,95

50 - 54

15,4

24,4

7,6

3,21

9,8

5,1

5,1

3,00

55 - 59

21,1

33,7

11,5

2,93

13,9

7,7

7,6

2,89

60 - 64

27,9

45,0

15,9

2,83

19,8

11,4

11,2

2,86

65 - 69

39,0

60,4

25,7

2,35

26,2

16,6

16,6

2,49

70 - 74

54,6

81,5

41,0

1,99

39,1

29,2

28,4

2,13

75 - 79

76,0

103,4

66,9

1,55

58,2

47,4

47,3

1,77

80 - 84

120,1

145,8

112,7

1,29

96,7

89,8

87,9

1,38

85 и старше

206,9

200,4

207,9

0,96

171,5

170,6

169,9

1,04

Средний геометрический отрыв, разы

-

-

-

2,61

-

-

-

2,31

  • 1 Электронный ресурс: http://gks.ru
  • 2 Превосходство мужчин над женщинами

Оценивая роль смертности, сложно пройти мимо такой специфической демографической угрозы, свойственной нашей стране, как мужская «сверхсмертность». В количественном выражении в двадцать первом веке она выражалась следующим образом (табл. 1.13).

Анализ данных, представленных в табл. 1.13, дает веские основания усомниться о том, что сильным полом в России являются мужчины. Практически во всех возрастах (за исключением возрастной группы 85 лет и старше в 2000 г.) возрастная интенсивность смертности у них была выше, чем у женщин. Также следует заметить, что превосходство смертности мужского населения над женским населением носит существенный характер, так как в большей части возрастов составляет два и более раза. А самым сильным, к сожалению, отрыв является в репродуктивном и трудоспособном возрастах. В плане изменений, произошедших за 2000—2015 гг., важно выделить, что сохранение или снижение отрыва наблюдалось в возрастах до 60 лет, а после произошло нарастание превосходства возрастной смертности мужчин по сравнению с женщинами. Правда, в двадцать первом веке имело место определенное сокращение среднего геометрического коэффициента превосходства возрастной смертности мужского населения. Но его размер был настолько маленьким для того, чтобы утверждать о начале ликвидации проблемы мужской «сверхсмертности» в нашей стране, которая, несомненно, наносит ущерб национальной безопасности вследствие более высокой экономической активности мужчин и их доминирующей роли в военной сфере.

Еще одними компонентами естественного движения, которые, правда, не приводят к прямым изменениям численности и состава населения, являются брачность и разводимость. В свою очередь, они отличаются тем, что формируют семейные ценности и ориентиры, а поэтому также могут быть рассмотрены с позиций надежности устоев государства.

В нашей стране за 2000—2015 гг. число зарегистрированных браков увеличилось с 897327 до 1225501 ед. (на 36,6%), а число зарегистрированных разводов соответственно с 627703 до 667971 ед. (на 6,4%). За этот же период времени коэффициент брачности населения возрос с 6,6%о до 8,5%с (на 28,8%), а коэффициент разводимости — с 4,3 до 4,7 (9,3%)1. Если сравнить российские коэффициенты брачности и разводимости с показателями экономически развитых государств планеты, то можно отметить, что в последние годы они были примерно в 1,5—2 раза выше, чем в Германии, Великобритании, Франции, Японии или США[2] [8] [2]. В этой связи некоторую тревогу вызывают уровень и динамика общей интенсивности разводимости населения, а также распространение нетрадиционных сексуальных отношений, которые нивелируют ценность института семьи, как ячейки общества.

Таблица 1.14

Интегральные характеристики воспроизводства населения России3

Показатели

2000 г.

2015 г.

Темп

прироста, %

Нетто-коэффициент воспроизводства всего населения, чел.

0,561

0,832

48,3

Нетто-коэффициент воспроизводства городского населения, чел.

0,512

0,756

47,7

Нетто-коэффициент воспроизводства сельского населения, чел.

0,727

1,100

51,3

С начала двадцать первого века российская популяция заметно увеличила уровень чистого коэффициента замещения поколений, который и в городе и в селе возрос почти в полтора раза. Однако если так можно выразиться, «старт» был взят с такой низкой базы, что даже достигнутые высокие результаты не позволяют констатировать абсолютное изменение ситуации. В качественном отношении только сельские жители в 2015 г. по сравнению с 2000 г. смогли выйти на расширенное воспроизводство населения (нетто-коэффициент больше 1). Но они составляют всего лишь около четверти российского общества, а городские жители (которых почти три четверти) как находились, так и продолжают находиться в пределах суженного замещения поколений (нетто-коэффициент меньше 1). В совокупности, для всего населения Российской Федерации до сих пор присуще суженное воспроизводство, означающее, что новые и более молодые поколения не компенсируют убыль старых поколений и происходит естественное вымирание популяции. Такой сценарий демографического развития, видоизменяемый на поверхности за счет положительного сальдо международной миграции, составляет реальную угрозу национальной безопасности. Ведь если популяции не способна себя воспроизводить, она или вымирает или постепенно замещает себя некоренными жителями, которые могут иметь собственное представление о перспективах, направлениях, ценностях и т.д. развития страны.

В заключение, необходимо отметить, что выявленные демографические угрозы, связанные с естественным движением и воспроизводством жителей нашей страны, носят первостепенный характер, потому что взаимодействие рождаемости и смертности формирует режим замещения поколений, а также серьезно сказывается на динамике численности, размещения и состава населения. Данные компоненты могут несколько сглаживаться за счет других факторов, например миграционных процессов, но именно они, в конечном счете, определяют место на «демографической карте» мира и дают веские основания задумываться о реальном состоянии национальной безопасности.

  • [1] См. Демографическая статистика. Под общим руководством Карманова М.В.М.: КНОРУС, 2010.
  • [2] Электронный ресурс: http://gks.ru
  • [3] Электронный ресурс: http://gks.ru
  • [4] См. Демографическая статистика. Под общим руководством Карманова М.В.М.: КНОРУС, 2010.
  • [5] Электронный ресурс: http://gks.ru
  • [6] Электронный ресурс: http://gks.ru28
  • [7] Электронный ресурс: http://gks.ru
  • [8] Там же.
  • [9] Электронный ресурс: http://gks.ru
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >