Совершенствование подходов России и Белоруссии к реализации положений технического регламента Таможенного союза «О безопасности маломерных судов»

Важным условием повышения интенсивности интеграционных процессов России и Белоруссии, как в рамках Союзного государства, так и обусловленных их совместным вхождением в состав Таможенного союза, является достижение долговременных договоренностей на уровне соответствующих властных структур относительно единой стратегии проводимых преобразований в различных сферах экономики, сбалансированности отдельных этапов их реализации, универсальных критериев оценки эффективности функционирования управленческих механизмов, административных процедур, способов и приемов нормативно-правового, технического регулирования и т.д. [1. - С. 248J.

Вполне очевидно, что недостаточный учет этих требований приводит лишь к искусственной рассогласованности во времени, неоправданной многовекторности, и своеобразной «распыленности» интеграционных процессов. Это в полной мере касается не только транспортной деятельности в целом, но, в частности, и эксплуатации маломерных судов, используемых физическими и юридическими лицами, в основном, для занятия спортом и активного отдыха.

Нормативно-правовой основой сотрудничества России и Белоруссии по реализации интеграционных процессов в данной сфере служит Технический регламент Таможенного союза ТР ТС 026/2012 «О безопасности маломерных судов», принятый Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 15 июня 2012 г. №33 (далее по тексту -Технический регламент, Регламент).

Область распространения положений Регламента ограничена как верхним пределом - судно, длиной не более 20 метров, и допустимым количеством людей на борту не более 12 человек, так и нижним: судно массой свыше 100 кг (п. «3» ст. 5 Регламента).

Полномасштабная реализация закрепленного Техническом регламенте обширного перечня достаточно конкретных, и зачастую весьма жестких, требований к конструкции, оснащению и экипажу маломерного судна предполагает обоюдные перманентные усилия сторон по гармонизации принципов и подходов национальных правовых систем России и Белоруссии к регламентации разнообразных аспектов обеспечения эксплуатационной безопасности указанных средств водного транспорта. Поэтому степень согласованности либо разобщенности существующих в настоящее время правовых и нормативнотехнических решений относительно содержания правовой категории «маломерное судно» в законодательстве стран-участниц Союза имеет важнейшее значение [2. - С. 172].

На первый взгляд, исходные правовые конструкции, определяющие правовые рамки содержания категории маломерных судов и их имущественно-правовой статус в России и Белоруссии, несмотря на некоторые терминологические отличия, по существу полностью тождественны. Согласно ч. 2 пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации (ч. 2 пункта 1 статьи 130 Гражданского кодекса Республики Беларусь) морские суда и суда внутреннего плавания, в том числе маломерные, которые подлежат государственной регистрации, являются разновидностью категории недвижимых вещей, условно именуемой «транспортной недвижимостью».

Законодательство обеих стран закрепляет сходные и совпадающие с положениями Регламента формулировки понятия, предельные размерения корпуса и пассажировместимости судна, необходимые и достаточные для его отнесения к категории маломерного.

Согласно п.1 ст.1, п.1 ст.З Федерального закона Российской Федерации от 23 апреля 2012г. № 36-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части определения понятия маломерного судна», п.2 Указа Президента Республики Беларусь 25 июля 2013 г. № 332 «Об отдельных вопросах функционирования Государственной инспекции по маломерным судам и внесении дополнений и изменений в некоторые указы Президента Республики Беларусь» под маломерными судами понимаются суда длиной не более 20 метров с допустимым количеством людей на борту не более 12 человек.

Однако на этом единообразие и совместимость с положениями Регламента правовых моделей категории «маломерное судно» в законодательстве России и Белоруссии практически полностью исчерпывается.

Прежде всего, особенности методов правового регулирования данной сферы транспортной деятельности в обоих случаях касаются различий юридической силы нормативных правовых актов, определяющих правовой режим эксплуатации маломерных судов, объясняемых спецификой государственного устройства стран-участниц Союза [8. - С. 27J.

Так, в Российской Федерации базовые положения регламентации государственных регистрационных процедур в отношении маломерных судов закреплены в федеральном законодательстве. При этом Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» детализирующий предписания статьи 131 ГК РФ, исключил морские суда и суда внутреннего плавания, включая маломерные, из круга имущественных объектов, подлежащих обязательной государственной регистрации на общих основаниях, предусмотрев необходимость принятия специального федерального закона ( ч. 2 п. 1 ст. 33 Федерального закона № 122-ФЗ в ред. от 29.12.2015 г.), который до сих пор не издан.

Действующий в настоящее время порядок государственной регистрации маломерных судов носит дифференцированный характер, поскольку предполагает использование соответствующих правовых норм Кодекса торгового мореплавания (КТМ РФ), Кодекса внутреннего водного транспорта (КВВТ РФ) и целого ряда нормативных правовых актов Государственной инспекции по маломерным судам МЧС России. Что касается Республики Беларусь как унитарного государства, то законодателю удалось избежать указанной «многослойное™» нормативно-правовой базы путем перевода процесса регламентации системы государственной регистрации маломерных судов на подзаконный уровень и издания единого «Положения о порядке государственной регистрации и классификации маломерных судов, за исключением гребных лодок, байдарок и надувных судов грузоподъемностью менее 225 килограммов», утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь 28.12.2013 № 1149, содержащего требования как нормативного, так и процедурного характера. Различие подходов обеих стран к построению системы государственной регистрации маломерных судов касаются также критериев нуждаемости в регистрации, определяющих «пороговые» значения содержания данной правовой категории.

В России признаки, при наличии которых судно не подлежит государственной регистрации закреплены непосредственно Федеральным законом Российской Федерации от 23 апреля 2012 г. № 36-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части определения понятия маломерного судна» Согласно введенным данным законом правилам требование обязательности прохождения государственной регистрации распространяется на суда массой свыше 200 килограмм и мощностью двигателей (в случае установки) более 8 кВт (Юл. с.), а также спортивные парусные суда, длина которых превышает 9 метров, которые имеют двигатели (независимо от мощности) и на которых оборудованы места для отдыха. В Белоруссии же освобождены от прохождения государственной регистрации лишь гребные лодки, байдарки и надувные суда грузоподъемностью менее 225 килограммов (п.1. Положения о порядке государственной регистрации и классификации маломерных судов, за исключением гребных лодок, байдарок и надувных судов грузоподъемностью менее 225 килограммов», утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь 28.12.2013 № 1149). Кроме того, в основу систем государственной регистрации обеих стран положены разные параметры маломерных судов: масса (водоизмещение) либо грузоподъемность, наличие или отсутствие двигателя и его мощность и др., различаются также количественные показатели указанных параметров.

Как видим, отличительные признаки рассмотренных видов маломерных судов не обладают единообразными свойствами, что явно препятствует выстраиванию их общего понятийного ряда, четкой классификации и формированию единого алгоритма унифицированной правовой конструкции системы государственной регистрации маломерных судов России и Белоруссии, пригодного для встраивания в интеграционные процессы реализации положений Технического регламента [4. - С. 47J.

Существующие расхождения свидетельствуют о том , что просто отдать предпочтение в неизменном виде какой-либо одной из двух национальных систем государственной регистрации маломерных судов в рассматриваемом контексте не представляется возможным [5. - С. 22J. Следует лишь учесть, что грузоподъемность является более традиционным и константным параметром судна по сравнению с его массой (водоизмещением), поддающимся определенной корректировке в процессе эксплуатации судна. Вполне очевидно, что Федеральный закон от 23 апреля 2012г. № 36-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части определения понятия маломерного судна» направлен на фрагментарное решение проблемы совершенствования правового режима маломерных судов и может служить лишь основой формирования полноценной системы их государственной регистрации.

В целом ряде случаев при категоризации судна Федеральный законом Российской Федерации от 23 апреля 2012 г. № 36-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части определения понятия маломерного судна» придает определяющее значение таким особенностям конструкции и оборудования судна, которые имеют неустойчивый, ситуативный характер. Так, например, признаки наличия, как впрочем и отсутствия, подвесного лодочного мотора на судне (особенно спортивном парусном), а также показатели его мощности достаточно просто поддаются корректировке, влияющей на изменение категории судна. Конструкции многих современных сборно-разборных и иных судов позволяют при необходимости без переоборудования судна в целом устанавливать вспомогательное парусное снаряжение, быстросъемные укрытия для отдыха и т.п. Указанные особенности зачастую носят оценочный характер, далеко не всегда внятно и четко формулируются изготовителем судна в прилагаемых к изделиям товарно-сопроводительных документах (технических паспортах, инструкциях по использованию изделий и т. д.) и приводят к тому, что некоторые виды судов вообще выпадают из системы категоризации, в частности, сборно-разборные конструкции надувных судов с парусным оснащением [6. - С. 46J.

По нашему мнению в ходе интеграционных процессов России и Белоруссии по обеспечению перехода к реализации положений Технического регламента должно быть найдено взаимоприемлемое, компромиссное решение, основанное на формировании модернизированной правовой модели системы государственной регистрации морских судов и судов внутреннего плавания, предусматривающей значительно более узкий круг маломерных судов, включаемых в категорию недвижимого имущества.

Непреложным остается положение отечественной цивилистики о том, что критерии отнесения тех или иных видов имущества к категории недвижимости не могут избираться произвольно. Нельзя не согласиться с мнением В.П. Мозолина о наличии связи с землей как имманентном качестве не только традиционных, но и мобильных объектов недвижимости, в том числе средств водного транспорта, которая проявляется в том, что для их эксплуатации необходимо наличие специально оборудованных земельных участков с находящимися на них постройками и оборудованием (порты, причалы и т.п.) [7. - С. 93].

Вместе с тем очевидно, что значительные резервы для решения задач по реализации интеграционных процессов в данной сфере содержатся в расширении возможностей дальнейшей диверсификации как самой категории «транспортной недвижимости», так и соответствующих регистрационных процедур, имеющих различную целевую направленность [4. - С. 61]. Полноценное решение этой проблемы возможно путем соответствующего изменения редакции статьи 130 ГК

Российской Федерации и статьи 130 ГК Республики Беларусь и принятия странами-участницами Таможенного Союза консолидированного нормативного правового акта закрепляющего экономически обоснованные, единые и четкие критерии отнесения маломерных судов к объектам недвижимости, доступные для восприятия не только специалистами, но и непрофессиональными участниками процесса эксплуатации средств водного транспорта.

Список использованных источников

  • 1. Гвоздева Е.И., Алексахина В.Г. Интеграционные процессы между Россией, Белоруссией и Казахстаном - основной механизм сотрудничества в рамках Таможенного Союза // Перспективы, организационные формы и эффективность развития сотрудничества ВУЗов стран Таможенного Союза и СНГ / сборник научных трудов Международной научно-практической конференции. Технологический университет , Королев,2013.
  • 2. Зудинова К. Ю., Балабина Л.А. Возможности расширения международного сотрудничества в секторе маломерного судостроения путем разрешения проблем реализации технического регламента // Новое слово в науке: перспективы развития Издательство: "Интерактив плюс" (Чебоксары), 2014.
  • 3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Научно- практический комментарий / отв. ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин. - М. : БЕК, 2009.
  • 4. Кузьминых В.Е. Опыт и перспективы развития таможенного союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном //Запад-Россия-Восток - Тольятти, ТГСУ, 2012.
  • 5. Левитин В. Б. «Транспортная недвижимость»: правовой режим и коррупционные риски // Правовые средства противодействия коррупции в Российской Федерации : материалы Всероссийской научно-практической интернет- конференции. - М.: РЭУ им. Г.В. Плеханова, 2013.
  • 6. Левитин В. Б. О соотношении частно-правовых и публично-правовых аспектов государственной регистрации маломерных судов // Вестник Российского государственного торгово-экономического университета. - 2012. - № 7.
  • 7. Левитин В. Б., Кузьмина И.Д. Маломерные суда бытового назначения как вид «транспортной» недвижимости // Вестник Московского университета МВД России. -2012. -№ 7.
  • 8. Пастухова Н.Б. О формировании правовой системы Союзного государства, образованного Россией и Белоруссией // Право и образование М. СГУ - 2002.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >