Онтология социального государства в контексте традиционных и новых подходов

Своевременность теоретико-правового анализа социального государства — традиционного объекта для научных разработок в области теоретической юриспруденции — раскрывается в связи с потребностью российской правовой науки в новых доктринальных подходах к анализу, отражающих современный уровень знаний в области правоведения в единстве с достижениями со- циогуманитарной сферы научной рациональности. Переосмысление социального государства и как социально-правового явления, и как общетеоретического понятия в контексте междисциплинарности актуализируется в связи с тем, что социология ( вшироком смысле) продвинулись в этом направлении и имеют результаты, которые могут придать импульс для развития теоретического правоведения. Приведем один, как представляется, показательный пример.

Исследование основных тенденций развития социального государства в России, сложившихся за период времени после принятия действующей Конституции и задающих вектор развития отечественного государства сегодня, реализованное в смежной с юриспруденцией политологической науке, позволило сделать следующий вывод. А именно: в течении двух с лишним десятилетий в России формируется государство, обладающее минимальным набором признаков ( природных характеристик), характерных для социального государства начальной стадии развития[1].

Очевидно, что трансформирующаяся правовая система Российской Федерации под влиянием широких социальных обобщений[2] и концептуального мышления, меняющего и методологию, и онтологию теоретической юриспруденции, как отрасли социального и гуманитарного знания, а также проявлений юридической практики[3] нуждается в переосмыслении основных понятий и категорий общей теории государства и права. К их числу относится и категория «социальное государство». История красноречиво свидетельствует, что заявления о социальной природе государства, не подкрепленные активной правовой политикой в области правотворчества и правоприменения, реализуемой в соответствии с устоявшимися в обществе представлениями о социальной справедливости и основанной на всемирной поддержке социально незащищенных граждан, обеспечивающей условия для обретения ими достойной жизни, так и остаются пустыми декларациями.

Понимание социальной природы и сущности социального государства, утвердившееся в отечественной науке, формировалось исторически благодаря интеллектуальным усилиям исследователей, принадлежащих к различным философско-правовым традициям. Свой вклад в общее дело описания при помощи средств научной рациональности и объяснения феномена социального государства внесли и представители цеха теоретиков права, которые придерживаются позитивистского доктринального мировоззрения.

Исследование социального государства в рамках общей теории государства и права, проведенные относительно недавно, позволяют существенным образом уточнить правовое понимание его природы в контексте теории современного демократического, правового государства, его содержания, форм и методов функционирования. С целью проиллюстрировать сказанное обратимся к исследовательской позиции Е.Г. Нечаевой.

Авторское определение понятия «социальное государство», сконструированное Е. Г. Нечаевой позволяет нюансировать представления о государстве, которое вместе с правом выступает в качестве генеральной функций общества. Так автор исследования на тему «Социальное государство: правовое понимание и практика» утверждает, что «социальное государство» - это « такое государство, в котором принципы социальной справедливости и солидарности законодательно закреплены и последовательно реализуются во всех сферах общественной жизни»[4]. Его внутренние, устойчивые характеристики раскрываются в единстве с правовой природой государства и его демократическим характером и определяется совокупностью системы устойчивых черт. К их числу относятся следующие: основанное на законодательстве перераспределение доходной части государственного бюджета с целью недопущения резкого социального расселения общества и, как следствие, утверждение социального неравенства; реализация социальных программ за счет средств государственного бюджета; универсальная система социальной защиты населения, призванная обеспечить реализацию принципа равноправия при обеспечении доступности граждан к ресурсам общества, его благам в соответствие с современными стандартами жизни; последовательные мероприятия, нацеленные на создание условий для максимальной трудовой занятости население с оной стороны, а, с другой — формировать у представителей некоммерческого сектора и предпринимательских структур ответственное отношение к работникам; создание системы общесоциальных и специально-юридических гарантий реализации и защиты социальных прав граждан, как сегмента системы прав человека (включая судебную защиту).

Едва ли стоит специально доказывать, что все эти положения сохраняют свою актуальность и сегодня. Убедиться в том, что значимость изложенных выше характерных черт социального государства в современно России не уменьшилась, а, напротив, в значительной степени возросла, помогают бесстрастные цифры. Приведем лишь некоторые из них.

В России, как отмечают аналитики, наблюдается один из самых высоких показателей социального расслоения, только в Китае этот уровень выше.

По данным Уполномоченного по правам человека, изложенным в ежегодном Докладе со ссылкой на сведения Министерства труда и социальной защиты населения РФ, сложилась устойчивая тенденция к увеличению разрыва такого разрыва: в 1990 г. - с 4,5 %, а в 2013 - 16,5 %. Уполномоченный по правам человека в РФ отмечает, что при сохранении нынешних тенденций к 2017 году показатель неравенства доходов между 10% наиболее и наименее обеспеченных может вырасти с 16,5 до 20%. По данным 2015 года «самый большой уровень разрыва между богатыми и бедными в России отмечен в Москве (39,3%), Чеченской Республике (40,1%) и Республике Дагестан (38,6%)»*10.

Приведенные количественные показатели социального неравенства, которое приобрело устойчивую тенденцию к росту в целом по стране и особенно в отдельных регионах, не могут не вызывать тревогу на том основании, что установленный социологами предельный показатель неравенства доходов между 10% наиболее и наименее обеспеченных не должен превышать 12 %, поскольку его увеличение чревато угрозой социального взрыва.

Другой пример наглядно демонстрирует отсутствие результативности в деятельности российского государства по созданию универсальной системы социальной защиты населения, призванной обеспечить реализацию принципа равноправия при обеспечении доступности граждан к ресурсам общества, его благам в соответствие с современными стандартами жизни. По данным российского омбудсмена за период 2015г. число россиян с доходами ниже прожиточного минимума увеличилось на 3 миллиона человек и составило в абсолютном выражении 19 миллионов, причем от 60% до 70% лиц, оказавшихся за чертой бедности, — семьи с детьми.

Вынуждает обратить на себя внимание еще одно предупреждение Уполномоченного по правам человека в РФ, которое адресовано, в первую очередь, первым лицам государства, поскольку речь идет о непосредственной связи социального расслоения и криминализации населения. Так в Докладе отмечается, что «Высокий уровень социального расслоения, а главное — обнищание значительной части населения, является одним из ключевых факторов роста преступности. В частности, около половины (45,6%) преступлений по России за 2015 год носит имущественный характер. Среди лиц, совершивших преступление, 65,9% не имели постоянного источника дохода. Все это приводит к повышению градуса социальной нетерпимости, адресованной условным «богатым», а также мигрантам, которые «демпингуют» в [5]

оплате труда при конкуренции за рабочие места»[6].

Примеры, подтверждающие злободневность обстоятельного научного анализа феномена социального государства можно было бы продолжить. Однако, прервемся, и обратим мысленный взор к тем положениям объяснительной концепции социального государства, которую разработала Е.Г. Нечаева, придерживаясь доктринальных традиций позитивизма.

Внимательное знакомство с ее исследовательской позицией приводит к убеждению, что авторская концепция понимания социального государства, несомненно, демонстрирует способность быть средством внутреннего совершенствования, логической гармонизации и роста теоретического знании. Модель социального государства описывается с использованием инструментов общей теории государства и права и («государство», «функции государства», « права человека», «социальные права граждан», «социальная политика», «правовое, демократическое государство» и др.), виртуозно задействуя эвристический потенциал понятий и категорий теоретического правоведения.

Несомненный научный интерес имеют выявленные особенности формирования социального государства в Российской Федерации на современном этапе ее развития. Ценность исследования усиливается тем, что на вполне презентабельном научно-практическом и социологическом материале излагается заслуживающая пристального внимания версия социального государства,детально исследуются политико-правовые и функциональные аспекты формирующегося социального государства в современной России.

Обогащает общую теорию государства и права предложенная дефиниция социальной политики государства как « системы мероприятий, направленных на увеличение возможностей и ресурсов личности и общества для повышения благосостояния, уровня и качества жизни всех его членов»[7].

Убедительна аргументация в той части исследования проблем практической реализации модели социального государства, где содержатся утверждения о том, что одной из основных правовых форм реализации социальной функции государства являются социальные программы[8]. Они, по мнению Е.Г. Нечаевой, характеризуются рядом формальных признаков, позволяющих отличать их от концепций социального развития[9] и социальных проектов[10]. И, не смотря на то, что на уровне РФ социальные программы, финансируемые из средств федерального бюджета, прекратили свое действие[11], сохраняются те из них, которые поддерживаются за счет средств региональных[12] и местных бюджетов. А, следовательно, значимость этого опыта и для науки, и для практики едва ли можно отрицать.

Не утратили своей актуальности, а поэтому заслуживают всяческой поддержки утверждения о необходимости консолидации государственной власти и общества в условиях формирования социального государства в России, подкрепленной соответствующим механизмом реализации, прежде всего, в отношении частного и государственного партнерства[13].

В целом концепция социального государства и теоретико - правовые, и прикладные моменты темы, исследуемой Е.Г. Нечаевой, производят самое положительное впечатление. Привлекательность многих положений исследования на тему «Социальное государство: правовое понимание и практика» очевидна.

Поэтому постановка научной задачи диссертации Е. Г. Нечаевой — провести комплексное, всестороннее теоретикоправовое исследование сущностных черт и признаков социального государства, обобщив опыт его формирования и функционирования в странах континентальной Европы (Германия, Швеция) и США, выработать на данной нормативной и научной основе предложения, способствующие решению разнообразных социальных проблем, возникающих при реализации положений ст. 7 Конституции РФ[14] - несомненно, значима. Практическая полезность, оправдывающая обращение автора к исследованию данной темы, состоит, в частности, в возможности эмпирического применения некоторых положений исследования в деятельности государства, презентующего себя в качестве социального[15].

При внимательном и заинтересованном знакомстве с разработанной Е. Г. Нечаевой концепцией социального государства становится очевидным, что полученные результаты, обусловлены высокой методологической культурой автора: в качестве исследовательской программы избрано единство как известных в настоящее время научному поиску общелогических, эмпирических так и специально-теоретических методов и методик (теоретическое моделирование, формализация, аксиоматический метод организации теоретического знания и построения научных теорий). Их умелое применение к концепциям и идеям отечественных и зарубежных ученых на тему природы социального государства, его развития, практики реализации принципов социального государства в странах Евросоюза и др., значение права в этом процессе, в том числе применительно к Российской Федерации демонстрируют высокую исследовательскую культуру.

Научный анализ темы в заданных методологических координатах позволил автору исследования «Социальное государство: правовое понимание и практика» выявить и раскрыть новые перспективные направления для эффективного решения традиционных теоретических проблем и постановки новых, а так же тех, что находятся на стыках и пересечениях с другими отраслевыми юридическими науками. (Конституционного права России, Конституционное право зарубежных стран).

Разделяя и поддерживая большинство из них, однако, необходимо указать на авторские суждения, которые сохраняют дискуссионный характер, оставляя перспективу дальнейшего исследования.

К их числу относится утверждение о том, что социальное государство является особым типом государства, но при этом не проясняется вопроса, об основаниях данного утверждения и о том, какой критерий или группа факторов тождества избраны для того, чтобы сконструировать модель социального государства[16].

В контексте общей темы настоящего издания, без сомнения, важным является сюжет, посвященный различным моделям социального государства[17]. В этой связи проблематизируется, сохраняя свою значимость для юридической практики в целом и конституционного правопримененияи, в частности, вопрос о том варианте социального государства, который является наиболее предпочтительной для современной России. При этом стоит учитывать влияние не только общих политико-правовых ценностей, сближающих Российское государство со странами континентальной Европы, но и наличие собственных национальных традиций, находящих отражение в глубинах коллективного правосознания, а так же влияний со стороны тех компонентов субъективной реальности личности гражданина, которые остаются вне его индивидуальной рефлексии и воли. Именно сущностные характеристики правосознания детерминируют, казалось бы, ничем больше не объяснимые различия при реализации статусов в разных обществах, в характеристиках общественной и индивидуальной правовой культуры. Едва ли можно не замечать, а тем более игнорировать и специфику деятельности российского государства в условиях отказа от проведения системных реформ, кризиса правовых ценностей, влияния на правопонимание вызовов современного мира со свойственными ему тенденциями к интеграции и глокализации.

Отдельно стоит отметить и еще один момент, посвященный анализу функций социального государства. В теоретико-правовом исследовании такая постановка вопроса вполне оправдана, поскольку позволяет выявить соотношение таких понятий как

«функции государства», которое само по себе есть функция общества, и функции государства, которое стремится утвердить ценности солидарности и социально справедливости во всех сферах общественной жизни, и, как следствие, выявить гарантии качества социального государства.

В связи с изложенным выше оправдано внимание к генезису функций социального государства, которые «вытекают из его назначения и связаны с обеспечением достойной жизни всех граждан»[18]. Центральное место среди всех направлений деятельности социального государства, по мнению разработчика концепции, принадлежит социальной политике, которая реализуется главным образом через управление социальной сферой. Трудно спорить и с тем, что цели социальной политики заключаются в увеличении возможностей и ресурсов личности и общества для воспроизводства и роста жизненных сил, повышении уровня и качества жизни граждан, создании системы защиты человека от возможных социальных рисков, связанных с невозможностью самостоятельно обеспечивать себя, недопущении резкого материального и социального неравенства между всеми социальными группами, стимулированию социальной активности. Имеются весомые основания утверждать, что сформировалась устойчивая тенденция к постоянному увеличению функций государства в социальной сфере в зависимости от изменения представлений о человеческом достоинстве.

Справедливо обращено внимание и на то, что значимость этого вопроса нашла свое отражение в ряде основополагающих международных документов, в частности в Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах 1966г., а также в большинстве действующих конституций. Содействие занятости населения позволяет решить проблему социальной интеграции, минимизировать неравенство социальных возможностей мужчин и женщин, трудоспособного населения и лиц пожилого возраста, людей с ограниченными возможностями в силу состояния здоровья, людей разных национальностей.

Важным результатом анализа функций социального государства, которые Е.Г.Нечаевой обобщаются понятием «социальная политика», является институциализация разрешения разногласий и утверждения системы общечеловеческих ценностей в сфере труда. В частности, обращено внимание на институт социального партнерства, который, является инструментом установления социальной справедливости в отношениях между трудом и капиталом, позволяет государству осуществлять посредническую роль в процессе достижения равновесия интересов работников и работодателей.

Конечно, прав автор в своем утверждении о том , что современная концепция социального государства предусматривает высокий уровень социальной защиты населения- она включает в себя развитие систем социального страхования, социального обеспечения и социального вспомоществования, осуществление социальной защиты семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов, пожилых и других слабо защищенных категорий граждан, улучшение демографической ситуации, борьбу с бедностью. Едва ли аргументированно можно спорить и с тем, что значение государственной социальной защиты в современном государстве обусловлено особенностями постиндустриального общества, значительную часть которого составляют наемные работники. Никакие другие общественные институты не могут обеспечить даже минимальный уровень благосостояния всем нуждающимся, действенные и надежные социальные гарантии могут быть установлены только государством.

Выполнение социальных программ в области образования, здравоохранения, жилищного строительства, социального обеспечения напрямую зависит от экономических возможностей общества. В качестве основной проблемы присутствия государства в экономики отмечена одновременное решение двух противоположных задач: 1) проведение мер, направленных на непрерывный рост национального богатства при сохранении свободы рыночных отношений и предпринимательства; 2) перераспределение ресурсов между различными социальными группами с целью выравнивания их фактического положения. Важными составными частями экономической политики являются налогообложение, которое необходимо устанавливать на принципах равенства и справедливости, защита конкуренции, создание условий для частной инициативы. В этой связи заслуживает внимания практика ряда стран (Швеция, США) по внедрению механизмов экономической демократии, привлечению работников к управлению предприятием. Акцентируется внимание к необходимости равномерного экономического развития регионов[19].

Тем не менее, при изложении своего видения вопроса о функциях социального государства[20], т.е. его деятельности — специфически человеческом свойстве, проявляющемся в актах поведения, автор подробно останавливается на исследовании содержания социальной политики, но при этом не поясняет, в каком соотношении находятся понятия «социальные функции» социального государства и его «социальная политика».

Представляется, что компенсировать данный пробел в исследовании можно, лишь преодолевая доктринальные ограничения позитивизма.

Расширению и уточнению теоретико-правовых знаний о природе и сущности социального государства, полагаем, может способствовать изменение методологической программы[21] исследования социального государства за счет привлечения достижений, полученных в рамках непозитивистских проектов.

Неклассичская (постклассическая) наука - своеобразная аппозиция в концептуальной схеме, благодаря которой интерпретируется специфика правового мышления на разных этапах развития рационального знания. Дихотомия «классика» — «неклассика» (постклассика), которая на рубеже ХХ-ХХ1 веков вошла в научный обиход, в отечественной науке утвердилась благодаря усилиям ряда авторитетных ученых (И.Л. Чеснов, А.В. Поляков, Л.И. Глухарева, Г.В.Мальцев и др.). Эта концептуальная схема создает реальную возможность разработки стратегии и перспектив развития отечественной правовой теории с целью представить теорию права в качестве органической и неотъемлемой части социогуманитарного знания. Кроме этого обосновывается радикальное обновление методологических оснований разработки правовой теории путем постулирования невозможности мыслить право в категориях позапрошлого века. В дополнение к сказанному стоит добавить, что неклассика (постклассика) - это способ дистанцироваться от безгранично господствовавшего правового позитивизма, поскольку классическая юридическая теория (позитивизм) «обесчеловечивала» теорию и практику, сводила его положение до формального правового статуса, не принимая во внимание интересы и потребности людей, систему ценностных ориентаций, механизмы социализации и др.

Иными словами, неклассика (постклассика) «выступила» в принципиальной оппозиции к бессубъектной классической теории права, была предложена новая характеристика правовой теории — человекоразмерность. А человекоразмерность обусловила и позволила предложить такой методологический проект как интегральная теория права. По проблеме неклассической методологии и социальной антропологии права существует ряд серьезных разработок на уровне монографических работ, подготовленных авторитетными отечественными исследователями.

Тот социальный и юридический факт, что сущее социального государства поддерживается благодаря человеку (гражданину), реализующему публичный статус в качестве основного актора государственной власти обуславливает и необходимость адекватной методологии. С реализацией служебных статусов граждан, как субъектов государственной правовой политики, и продвижением ими правовых и этических ценностей в сферу государственного управления связано изменение качества государственного управления в целом, адек- ватноговызовам, с которыми сталкивается современное российское государство[22], и утверждение социального государства, в частности.

В этой связи полезной может оказаться синтетическая программа исследования социального государства, интегративное понимание права (некоторые современные авторы используют так же широкий подход к праву)[23]. Широкий подход в процессе исследования онтологии социального государства позволяет преодолеть наивный объективизм классической науки, провозглашающей правовые явления и процессы независящими от человека, его воли и желания. В противоположность этому интегративную методологию отличает значительный гуманистический посыл, благодаря которому появляется реальная возможность использовать «человеческое измерение» в процессе переосмысления государственно-правовой реальности.

Представляется, что бытие государства, его функциональная достаточность в обществе в процессе социального управления полно и всестороннее раскрывается благодаря эристическим возможностям синтетической методологии. Благодаря комплексным, многоплановым исследованиям, благодаря применению разнообразной методологии[24]теоретическая юриспруденция обретает значительные перспективы в плане приращения нового знания о государстве.

Интегративная методология позволила представить государство как полемодальное социально - правовое явление, обладающее разными модусами бытия. При этом человекцентристская методология с ее отправной идеей гуманитарного измерения публичных общественных отношений выступает организующим идейным центром комплексной исследовательской программы социального государства.

Предложенное решение вопроса о человеке и его определяющей роли в функционировании социального государства мировоззренчески смещает акцент в оценке лидирующей роли институционального начала, якобы довлеющего над

индивидуальным субъектом права. Благодаря этому

институциональная тотальность в области публичного права подвергается определенной коррекции[25].

Одновременно такой подход в исследовании социального государства обозначил широкие возможности и перспективы для использования и практического применения «человеческого измерения» в политико-правовых стратегиях и тактиках, при решении актуальных задач государственного строительства, функционирования публично-правовой сферы социальной жизни современной России.

В зависимость от методологии исследования, которая «прикладывается» к самому объекту теоретико-правового анализа — государству, поставлены онтологические характеристики социального государства.

Постижение бытия (сущего) социального государства, которое нацелено на продвижение ценностей социальной справедливости и солидарности во все сферы общественной жизни, предполагает исследование государства в контексте основного актора государственной власти — гражданина, реализующего свой публичный статус, т.е. в статики и динамики публичных статусов гражданина (статусного поличного права)[26].

Анализ нормативных правовых актов, доктринальных источников в рамках комплексного подхода к публичному праву, объединившего формально-юридический, социально-психологический и культурно - ценностный подходы, позволяет аргументированно сделать вывод о том, что статусное публичное право, как нормативноценностный комплекс, представляет собой социально-правовое явление со сложной онтологией и существует одновременно на двух онтологических уровнях: нормативном и правореализационном; оба онтологических уровня статусного публичного права нацелены на поддержание институциональной и функциональной достаточности государства, его престижа, а также на поддержание функционала иных институтов политической системы общества. Поскольку субъектами внедрения публично-правовых ценностей в правовую практику является только личность гражданина, постольку актуализирована проблема его статусов как автономного субъекта публичноправовых отношений и его различные состояния

Статусное публичное право характеризуется различными состояниями: статическим и динамическим. Статика статусного публичного права проявляется на нормативном уровне системной организацией правовых норм, которые содержательно выражают совокупность общегражданской и специальной (компетентностной, служебной) правосубъектности гражданина, как автономного субъекта государственной и иной общественной власти. Опираясь на теоретикоправовые представления об основаниях обособления правовых норм в институты, диссертант приходит к выводу о том, что статусное публичное право по своей юридической природе является микросистемой национального права, обособление которого осуществляется по критерию объекта правового регулирования.

Выделить статусное публичное право в системе национального правапозволяет, во-первых, то, что оно обусловлено изменением общественных отношений, в том числе, отношений между обладателями все более специализированных социальных ролей (функций) члена гражданского общества и гражданина в государстве; во- вторых, нелинейное развитие общественных отношений обуславливает развитие материи статусного публичного права по направлению дифференциации отдельных сфер и одновременно интеграции, поэтому общегражданские и компетенционные статусы находятся в тесной взаимосвязи, оказывая друг на друга непосредственное влияние.

Нормативный онтологический уровень социального государства, таким образом, обусловлен наличием норм публичного права, регламентирующих право-обязанности гражданина как субъекта государственной власти в процессе выполнения значимых для общества функций и их ранжирование в зависимости от важности для коллективного целого.

Принимая во внимание известный теоретико-правовой постулат о том, что правовые нормы публичных статусов граждан, усилиями которых поддерживается социальное государство, имеют лишь пер- фомативный (программный) характер, а также ставший «общим местом» в наук тезис о том, что действенность права в целом детерминирована социально-психологически, можно констатировать следующее. Онтология социального государства включает наряду с правовым и неправовые аспекты. В силу этого допущения в процессе теоретической реконструкции онтологических характеристик социального государства в контексте публичных статусов граждан акцент в его характеристиках должен быть поставлен на психологоправовых, духовно-нравственных и ценностных аспектах — правосознании[27], правовой культуре[28], ментальности, публичноправовой активности[29] гражданина как субъекта компетенционного публичного статуса и актора власти социального государства.

Выше уже было обращено внимание на то, что теоретикоправовое осмысление феномена социального государства включает различные сюжеты. В контексте решения вопроса о результативности социального государства в обществе проблематизируется тема реализации публичных статусов гражданами со специальной компетенцией. Перспективность такого анализа в современных правовед- ческих разработках поддерживается прагматическим «поворотом» в науке, для которого характерна редукция всех социальных процессов и явлений к действиям человека, его ментальной и социальной активности. Разновидностью прагматики выступает инструментализм, применительно к правовой реальности акцентирующий внимание на акте юридически значимого поведения, прежде всего, в контексте человеческого поведения, со свойственным ему целепола- ганием, осознанностью, заинтересованностью и др.чертами.

Проведенный анализ привел автора к заключению о том, что психолого-правовым инструментом, дающим «старт» механизму осуществления публичного статуса гражданином как субъекта государственной власти является публично-правовая активность— это свойство гражданина действовать энергично, целенаправленно и избирательно в рамках имеющихся субъективных прав и юридических обязанностей в целях обеспечения и защиты прав и свобод человека, иных правовых ценностей, а также в целях формирования собственной личности, своих взглядов и установок. Интенсивность проявления публично-правовой активности может варьировать от высокой («борьбы» и проявления героизма) до низкой степени (осуществление прав, исполнение обязанностей).

Благодаря психологическому элементу личности гражданина, включённому в механизм действия права публичных статусов граждан важно уделять должное внимание механизму саморегуляции гражданина. Для того, чтобы породить новое правовое качество публично-правовой сферы в целом и социального государства, в частности, эта степень должна быть достаточно велика. Высокая степень сознательности поведения субъекта специального публичного статуса, как представителя власти в социальном государстве, образует самое глубокое основание качественного «скачка» в картине поведения человека, определяет направление дальнейшей эволюционной динамики государственно-правовой жизни общества.

Понимание сознания индивидуального субъекта статусного публичного права как явления духовного порядка, итогового продукта созидающего его духа «позволяет» аттестовать его носителя как обладателя особого свойства — духовности. Духовность субъекта публичного статуса проявляется в способности созидания из небытия (сферы духа, господства идей) нового бытия (образа акта поведения, нацеленного на реализацию прав, свобод, обязанностей - реального деяния, благодаря которому осуществляется функционал публичных институтов общества и государства). Духовная природа правосознания носителя государственной власти обусловливает его творческое, активное начало в переводе метафизических оснований права (справедливость, общее благо, гуманизм, солидарность и др.) в социально-правовую реальность, в ткань реально существующих отношений по поводу качества власти социального государства.

Правосознание субъекта правовой политики социального государства, как особая структура духовного мира самого человека, обусловлено включенностью в систему связей, отношений, ценностей, продуцируемых культурой конкретного общества. Поэтому в его основаниях просматривается влияние экономического, религиозного, социально-ценностного, этнического и др. факторов культуры общества. Культурная обусловленность сознания гражданина выступает предпосылкой формирования его правового чувства и правовой идеи, которые в своем органическом единстве обеспечивают содержание правосознания, его функционирования в процессе саморегуляции и поддержания публичного порядка на основе принципов социального государства и их в связи с ценностями прав человека.

  • [1] шМеланьин М. И. Формирование социального государства как направление всовременном социально-политическом развитии Российской федерации : авторефератдиссертации на соискание ученой степени, кандидата политических наук. М.: 2015. С.8.
  • [2] Об этом рассуждают, например: Варламова Н. В. Типология правопонимания исовременные тенденции развития права. Государственный университет — Высшая школаэкономики, ИГП РАН. М., 2010. С. 82—120; Честное И.Л. Переосмысление предмета
  • [3] См.: Медведев допустил отказ от индексации пенсий в 2017 г. [Сайт] // Режимдоступа: http://www.gazeta.ru/business/news/2016/06/15/n_8763827.shtml / ( дата обращения: 15.06.2016) ; Как бедные поссорились с богатыми [Сайт] // Режим доступа: http://www.gazeta.ru/business/news/2016/06/15/n_8763827.shtml / ( дата обращения: 15.06.2016)
  • [4] Нечаева Е.Г. Социальное государство: правовое понимание и практика:диссертация на соискание ученой степени к.юр.наук. М: 2007. С. 8, 31.
  • [5] Доклад Уполномоченного по правам человека за 2015 г. [Сайт] // Режим доступа:https://rg.ru/ (Дата обращения: 15.06.2016).
  • [6] Доклад уполномоченного по правам человека за 2015 г. [Сайт] // Режим доступа:https://rg.ru/ (Дата обращения: 15.06.2016).
  • [7] Нечаева Е.Г. Социальное государство: правовое понимание и практика»:диссертация на соискание ученой степени к.юр.наук. М.: 2007. С . 35, 49.
  • [8] Указ. раб. С.142-145.
  • [9] Там же. С. 143.
  • [10] Там же. С. 145.
  • [11] ||6До 1 марта 2005 года функционировала социальная программа «Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильём таких категорий граждан, которыеуказаны в федеральном законодательстве» — вынужденные переселенцы, приехавшие вКрайнего Севера и приравненных к ним территорий, молодые учёные, ликвидаторы радиационных аварий и военные в запасе, которые встали на учёт по улучшению жилищныхусловий; «О порядке предоставления мер социальной поддержки по обеспечению жилымипомещениями» следующих категорий — ветераны ВОВ, семьи, где есть ребёнок — инвалид, вставшие на учёт по улучшению жилищных условий до 01 марта 2005 года, ветераныразличных боевых действий, также ставшие на учёт до указанной даты. «О дополнительных мерах соц. поддержки лиц, имеющих детей» — с 01. 01. 2007 года, женщины, родившие второго или последующего ребёнка, имеют право на получение материнского капитала. Эта программ будет действовать до 01. 01. 2016 года: [Сайт] // Режим доступа:http://pensionnyj-fond.ru/lgoty/socialnye-programmy/ (Дата обращения: 19.06.2016).
  • [12] При участии РФ за счет консолидированных средств с региональными бюджетамиреализуются следующие социальные программы: «Обеспечение жильём молодых семей» — эта программа действует практически во всех регионах, только условия участия вней могут отличаться. Целью программы является выплата пособия на строительство илиже приобретения жилья; «Обеспечение жильём детей — сирот и оставшихся без попечения родителей» — действует во всех регионах. Таким детям предоставляются жилые помещения в специализированном жилом фонде, который есть в каждом регионе; «Устойчивое развитие сельских территории» — действует не во всех регионах. Участникамипрограммы могут стать молодые специалисты АПК, которые работают по трудовым договорам в сельской местности. Они получают выплату на строительство или же покупкужилья; «Льготное ипотечное кредитование молодых учителей». Участники — это учителяв возрасте до 35 лет, работающие в государственных учреждениях. Им даётся дополнительное субсидирование ипотечного кредита; «О переселении граждан из аварийного иветхого жилья». Участниками такой программы могут стать граждане, которые проживают в аварийном или же ветхом жилье. Участники программы могут рассчитывать на получение жилья по договору соцнайма или же в собственность — в зависимости от того,было ли в собственности ветхое жильё: [Сайт] // Режим доступа: http://pensionnyj-fond.ru/lgoty/socialnye-programmy/ (Дата обращения: 19.06.2016).
  • [13] Нечаева Е.Г. Социальное государство: правовое понимание и практика:диссертация на соискание ученой степени к.юр.наук. М.: 2007. С.160-164.
  • [14] Нечаева Е.Г. Социальное государство: правовое понимание и практика:диссертация на соискание ученой степени к.юр.наук. М.: 2007. С.6.
  • [15] Там же. С. 142.
  • [16] . Социальное государство: правовое понимание и практика: диссертация насоискание ученой степени к.юр.наук. М.: 2007. С.29-31.
  • [17] Там же. С. 91.
  • [18] Нечаева Е.Г. Социальное государство: правовое понимание и практика:автореферат диссертации на соискание ученой степени к.юр.наук. М.: 2007. С. 17.
  • [19] Нечаева Е.Г. Социальное государство: правовое понимание и практика:автореферат диссертации на соискание ученой степени к.юр.наук. М: 2007. С.20.
  • [20] П5Нечаева Е.Г. Социальное государство: правовое понимание и практика:диссертация на соискание ученой степени к.юр.наук. М.: 2007. С.34-60.
  • [21] Подробнее см.: Крупеня Е.М. Актуальные вопросы научной стратегии висследовании статусного публичного права // Методологические проблемы современнойюридической науки: коллективная монография по итогам круглого стола №5 вМосковском институте государственного управления и права / Под общ. ред. д.ю.н.,профессора Д.А. Пашенцева и д.ю.н., профессора А.Г. Чернявского. — М. .Издательство«Русайнс»,— 2015.— С.239-287; Она же. Актуальные вопросы научной стратегии висследовании статусного публичного права // Научные исследования и образование. 2015.№20. С. 239-286.
  • [22] Подробнее: Выступление Президента РФ В.В. Путина на заседании Совета понауке и образованию при Президенте РФ 24.06.2015. ЮФициальный сайт] // Режимдоступа: http://www.kremlin.ru/events/president/news/49755 / (Дата обращения: 15.06.2016).
  • [23] Гарашко А. Ю. Особенности системных свойств источников права. Дисс., к ю.н.М., 2013. С. 6-7.
  • [24] См.: Липень. С.В. Развитие общей теории государства и права как процессконкретизации научного знания // Государство и право. 2000 № 10. С.74-79; МалаховВ. П. Методологические и мировоззренческие проблемы современной юридическойтеории. М., 2011; он же Общая теория государства и права. К проблеме правопонимания.М., ЮНИТИ.2013?,Честнов И.Л. Переосмысление предмета теории права с позицийпостклассической эпистимологии // Наука теории государства и права в поиске новыхметодологических решений / Коллективная монография и / Под ред. А.А.Дорской и др.
  • [25] См.: Честное И.Л. Субъект права в постмодернизме // Постклассическая теорияправа. Издательский дом АЛЕФ-ПРЕСС. СПб., 2012. С. 58-66.
  • [26] |31Детальнее см.: Крупеня Е.М. Теория статусного публичного права как средствоповышения эффективности публичного права // Применение права в России и мире:теория и практика. Сборник трудов XYI международной научной конференцииМуромцевские чтения. М„ 2016. С.89-94.
  • [27] Подробнее см.: Крупепя Е.М. Правосознание в правовой реальности современногосоциума //Вестник Академии права и управления. 2016. №42. С. 70-77; Она же. Обзор XVМеждународной конференции «Правосознание в правовой реальности современногосоциума» (Спиридоновские чтения. Санкт-Петербург. 10-11 апреля 2015 г.) //ВестникМГПУ. Серия «Юридические науки».2015.№ 4 (20).С.100-102.
  • [28] пъКрупепя Е.М. Правовая культура субъекта статусного публичного права как условиемодернизации России // Модернизация правовой системы России: проблемы теории ипрактики. Муромцевские чтения. Материалы XI Международной научной конференции.Москва, 14 апреля 2011 г./ под ред. Н. И. Архиповой, С. В. Тимофеева. — М.: РГГУ, 2011.С. 124—130; Она же. Правовая культура — новация субъекта статусного публичного права как условие модернизации государства // Модернизация правовой системы России.Сборник научных статей / под общей ред. д.ю.н., проф., члена-корреспондента РАНГ. В. Мальцева. — М.: Изд-во РАГС, 2011. С. 185—195.
  • [29] Крупепя Е.М. Смолина И.Г. Публично-правовая активность гражданина в структуреправовой культуры избирательного процесса // Право и культура. Материалы международной научной конференции / Под ред. д.ю.н, профессора, Почетного работника высшегопрофессионального образования Т.А.Сошниковой. М., Издательство Московского гуманитарного университета. 2012. С. 149-155.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >