Стадии механизма правового регулирования предпринимательской деятельности

В последнее время всё большую популярность получают вопросы рассмотрения отдельных стадий механизма правового регулирования.

Ещё С.С. Алексеев выделял элементы механизма правового регулирования, каждый из которых соответствует стадиям правового регулирования. Так, такому элементу, как юридическая норма, соответствует стадия формирования и действия юридических норм[1]. Однако в указанном исследовании рассматриваются не стадии механизма, а стадии правового регулирования.

В.М. Сырых расширяет число элементов механизма правового регулирования, полагая, что механизм правового регулирования можно рассматривать «как сложную систему, состоящую из: 1) правовых средств; 2) субъектов, осуществляющих правовое регулирование или правовую деятельность; 3) юридически значимых результатов их деятельности. При этом единый механизм правового регулирования сообразно стадиям правового регулирования подразделяется на три компонента: механизм правотворчества, механизм реализации норм права и механизм государственного принуждения»[2] [3]. При таком подходе В.М. Сырых относит договоры к элементам механизма реализации правовых норм[2], входящим в целом в механизм правового регулирования.

Как отмечают А.В. Малько и К.В. Шундиков, системообразующим критерием для выделения механизма правового регулирования является его регулирующая роль, а субъекты и результаты их деятельности, по их мнению, не обладают инструментальной, регулятивной природой[5]. Представляется, что такое объяснение структуры механизма правового регулирования не учитывает, в первую очередь, понимание механизма как системы регулирующих правовых средств, к каковым нельзя отнести субъектов, осуществляющих правовое регулирование.

Анализ же отдельных стадий механизма правового регулирования одним из первых провёл В.А. Шабалин, который рассматривает механизм как систему и, как следствие, выявляет наряду с элементами стадии этого механизма[6]. Необходимость выделения отдельных стадий механизма правового регулирования обосновывается и другими авторами[7]. В этой связи особняком стоит позиция М.Ю. Осипова, который считает все элементы механизма правового регулирования динамическими, включая в них регламентацию процесса установления юридических норм, регламентацию процесса установления индивидуальных предписаний, не являющихся результатом правоприменения, например, положений индивидуального договора в частном праве[8] и т.д.

Считаем, что в понятии "механизм правового регулирования" не заложена процессуальная составляющая, т.к. механизм в толковых словарях русского языка определяется как внутреннее устройство, система функционирования чего-нибудь, аппарат какого-нибудь вида деятельности[9]. При этом "механизм" связан не только со статическими явлениями, поскольку он касается внутреннего устройства, которое направлено на порядок функционирования, на осуществление правового регулирования. Динамика механизма правового регулирования может быть определена через стадии (этапы) механизма правового регулирования, аппарата, внутреннего устройства правового регулирования. Динамическую сущность механизма правового регулирования подчеркивают также А.В. Малько и К.В. Шундиков, при этом указанные авторы раскрывают суть этой динамики через систему юридических средств, которые, объединяясь в механизм, образуют целостный организм, назначение которого «заключается в постоянном действии, в непрерывном «прокручивании» правовой энергии»[10].

В таком случае самостоятельными стадиями механизма договорного правового регулирования следует считать заключение, изменение и расторжение договора. Данные стадии образуют динамику развития договорных правоотношений.

Неслучайно М.Ф. Казанцев подчеркивает, что понятие договорного регулирования раскрывает договор с динамической стороны как эффективное средство, с помощью которого стороны сами юридически регулируют имущественные и иные отношения между собой[11]. Действительно, в самом термине «механизм договорного правового регулирования» заложена не только материальная, но и процессуальная составляющие.

А.Е. Бандорин к числу признаков механизма правового регулирования предпринимательской деятельности, в частности, относит сочетание упорядоченного набора правовых средств частноправового и публично-правового характера, особенности средств и методов данного механизма проявляются в интегрировании частного и публичного права[12].

Поскольку в механизме договорного правового регулирования предпринимательской деятельности предпринимательскому договору отводится основная роль регулятора предпринимательских отношений, необходимо подробнее остановиться на рассмотрении регулятивной функции.

Прежде всего, регулятивная функция проявляется в том, что посредством предпринимательских договоров осуществляется саморегулирование предпринимательских отношений, поскольку права и обязанности сторон определяются самими его участниками.

Как регулятор предпринимательских отношений договор наряду с общими положениями о его саморегулирующем характере также выполняет функции инициатора, поскольку фактически «запускает» механизм договорного регулирования. Только после того, как стороны договора заключат договор, в процесс правового регулирования вступают и другие элементы механизма: нормативно-правовые, административные, судебные акты.

Однако в предпринимательских отношениях не только договор может выполнять функцию инициатора для возникновения предпринимательских отношений. Так, требованиями ст. 10 Федерального закона «О защите конкуренции» запрещаются действия занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются, в частности, навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора, экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара. В таких случаях согласно ст. 23 Закона о защите конкуренции антимонопольный орган выдает хозяйствующим субъектам обязательные для исполнения предписания о заключении договоров, об изменении условий договоров или о расторжении договоров в случае, если при рассмотрении антимонопольным органом дела о нарушении антимонопольного законодательства лицами, права которых нарушены или могут быть нарушены, было заявлено соответствующее ходатайство, либо в случае осуществления антимонопольным органом государственного контроля за экономической концентрацией.

При этом, в частности, создание дискриминационных условий, создание препятствий доступу на товарный рынок или манипулирование ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии и ряд других могут быть признаны и допустимыми согласно ст. 13 Закона о защите конкуренции, если результатом таких действий может являться совершенствование производства, стимулирование научно- технического прогресса либо повышение конкурентоспособности товаров российского производства на мировом товарном рынке[13].

Также регулятивный характер предпринимательского договора проявляется и через селективную (отборочную) функцию. Как отмечает М.Ф. Казанцев, выполняя эту функцию, договор как бы выбирает, привязывает к себе из всего огромного массива юридических норм только те, которые распространяются на отношения сторон. Также указанная функция действенна только в отношении диспозитивных норм, поскольку согласно п.4 ст.421 ГК РФ стороны могут своим соглашением исключить применение диспозитивной нормы либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней.

  • [1] Алексеев С.С. Общая теория права. В двух томах. Т.П. - М.: Юрид. лит., 1982. С.26.
  • [2] Сырых В.М. Теория государства и права: Учебник. - М.: Былина, 1998. С. 146.
  • [3] Там же. С.148.
  • [4] Сырых В.М. Теория государства и права: Учебник. - М.: Былина, 1998. С. 146.
  • [5] Малько А.В., Шундиков К.В. Указ. соч. С. 102.
  • [6] Шабалин В.А. Системный анализ механизма правового регулирования // Советское государство и право. - 1969. -№10. С.124-125.
  • [7] См., например: Абрамова А.А. Эффективность механизма правового регулирования: Монография. - Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2005. - 188 с.; Лукьянова Е.Г. Механизм процессуального регулирования и его элементы // Журнал российского права. - 2001. - №7. - с.91-95.
  • [8] Осипов М.Ю. Системы в праве и правовые процессы: монография. - М.: РИОР: ИНФРА-М,2017. С.108.
  • [9] Толковый словарь русского языка: В 4 т. Т.2 / Под ред. Д. Ушакова. - М.: ТЕРРА, 1996. С.204.
  • [10] Малько А.В., Шундиков К.В. Указ. соч. С.98.
  • [11] Казанцев М.Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование в системе правового регулирования // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. - 2011. - №11. С.438.
  • [12] Бандорин А.Е. Механизм правового регулирования предпринимательской деятельности вРоссии (Вопросы теории и практики): Дисс. ...канд. юрид. наук. - Саратов, 2010. С. 10-11.
  • [13] См. также Разъяснение №5 Президиума Федеральной антимонопольной службы РФ от24.02.2016 г. №4 «Оценка допустимости способов ведения бизнеса субъектами, занимающими доминирующее положение на рынке» //. http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_ 195181/
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >