Понятие и содержание механизма правового регулирования в предпринимательской сфере

Понятие механизма правового регулирования предпринимательской деятельности

Согласно ст. 1 Конституции РФ Россия является правовым государством. В свою очередь, именно достаточная правовая урегулиро- ванность общественных отношений является одним из признаков правового государства. На современном этапе развития экономики особенно важным представляется правовое урегулирование предпринимательских отношений, поскольку без достаточного регулирования этой сферы деятельности невозможно дальнейшее развитие рыночных отношений.

Механизм правового регулирования как юридическая категория является предметом пристального анализа учёных-юристов уже на протяжении нескольких десятилетий. Однако впервые связь правового регулирования с определенным механизмом обосновал в своих трудах С.С. Алексеев[1]. Исследования, касающиеся терминологического дефинирования механизма правового регулирования, ведутся как в рамках общей теории права, так и на отраслевом уровне. В науке «механизм» используется в части общественных отношений и по отношению к политике, социальным составляющим и экономике. В.С. Белых предлагает использовать базисные и надстроечные механизмы, тогда экономический механизм будет определяться как базисный, а правовой механизм - как надстроечный[2]. Действительно, указанная позиция укладывается в рамки учения исторического материализма о базисе и надстройке, в которой базис есть экономическая структура общества, совокупность не зависящих от воли людей производственных отношений[3].

Вместе с тем, в последние годы получило развитие и более широкое понятие - «механизм регулирования», которое используется не только по отношению к правовому, но и по отношению к экономическому регулированию.

Так, В.С. Белых предлагает использовать термин «экономический механизм», который является по сути способом функционирования экономической системы[4]. Как соотнести экономический механизм и механизм правового регулирования? Безусловно, существуют объективные пределы правового регулирования. По словам С.С. Алексеева, право достигает своих целей и действительно регулирует общественные отношения лишь постольку, поскольку отвечает созревшим экономическим и политическим условиям[5]. Представляется, что в правовом регулировании предпринимательской деятельности не только экономические (уровень и перспективы экономического развития), но и политические условия (в т.ч. приоритеты государства в регулировании экономики, степень контроля за деятельностью предпринимателей и их поддержка) оказывают существенное влияние на регулирование предпринимательских отношений. Так, за последние годы заметно сокращается сфера государственного контроля (снижение количества проверок, увеличение сроков действия лицензий и т.п.) за субъектами предпринимательской деятельности[6].

А.Г. Быков применяет понятие механизма эффективности хозяйственного договора, понимая под ним эффективность правовых норм, самого договорного обязательства, деятельность хозяйственных организаций, связанную с заключением и исполнением договоров[7]. При этом А.Г. Быков конструирует механизм эффективности хозяйственного договора не с позиции этапов (стадий) правового регулирования, а в зависимости от качественного своеобразия способов (приемов) достижения (обеспечения) эффективности хозяйственного договора[8].

В юридической науке существуют и иные трактовки механизма правового регулирования. Так, В.Ю. Мельников оперирует понятием «механизм обеспечения прав личности» как системой правовых средств, обеспечивающих эффективное правовое регулирование и воздействие в определенной сфере (в частности, применительно к уголовному судопроизводству)[9]. Однако данный термин фактически отождествляется с механизмом правового регулирования, поскольку определяется через общую систему понятий, да и сам автор эти понятия отождествляет[10].

Вместе с тем, ряд авторов предлагают использовать термин «механизм» как более широкое понятие. Действительно, в праве часто механизм связывается с разными правовыми понятиями. Так, И.И. Лука- шук выделяет механизм функционирования права как всеохватывающе понятие, который включает в качестве структурного элемента механизм правового воздействия, и ещё более узкий - механизм правового регулирования[11]. К.В. Шундиков предлагает использовать общий термин - «правовой механизм», который способен наиболее адекватно отразить на теоретическом уровне те объективно присущие правовой форме элементы, для обозначения которых в правоведении до сих пор не сложился понятийный аппарат, и определяет правовой механизм как объективированный на нормативном уровне, системно организованный комплекс юридических средств, необходимый и достаточный для достижения конкретной цели[12]. Представляется, что данное общее понятие не отражает каких-либо существенных признаков механизма, а лишь определяет его как средства, и в рамках инструментальной теории позитивного права указывает на цель права, что не привносит чего-либо нового в понимание правового механизма. Думается, что механизм - общий термин, который может применяться в рамках своего основного лексического значения к различным правовым явлениям, обогащающим этот термин своим необходимым смыслом, поэтому исследовать общее понятие правового механизма не представляется возможным в силу специфики отдельных видов механизма, входящих в его состав. Основная цель правовых средств - служить достижению определенных целей. Сущностной характеристикой права является его регулятивный характер, поэтому правовой механизм и механизм правового регулирования тождественны.

Термин "механизм правового регулирования" был разработан и прочно вошёл в понятийный строй теории права. Он широко используется как в общей теории права, так применительно и к отдельным отраслям права. Но вместе с тем последние годы такое широкое использование термина нивелирует его специфику, порой отождествляя с общим понятием права.

Как отмечает А.М. Васильев, установление данной категории имело важное значение для развития правовой теории, ибо она выразила общее в процессе правового регулирования, т.е. связи между всеми элементами механизма, вне которых эти элементы не могут существовать, и место каждого звена в данной системе[13]. По сути, механизму правового регулирование придается методологическое значение[14]. При этом само понятие «механизм правового регулирования» относится к идеальным моделям, поскольку такого реально существующего объекта в природе не существует[15] [16]. По представлению А.Ф. Черданцева, правовое регулирование имеет идеально-психологический, сознательно волевой характер. Его элементы выступают идеальными объектами, формами мысли. В своем основополагающем курсе «Проблемы теории права» С.С. Алексеев в качестве основной, «сквозной» идеи курса назвал положение о механизме правового регулирования: «Право, правоотношения и все другие правовые явления рассматриваются в курсе как звенья единого механизма, обеспечивающего юридическое воздействие на общественные отношения. Это не только позволяет объединить все правовые явления в единую, целостную картину, отражающую единство и целостность правовой части надстройки, но и выяснить те особые функции, которые выполняет каждое из звеньев механизма в процессе юридического воздействия»[17].

В.Н. Кудрявцев и А.М. Васильев предлагают разграничивать правовую систему и механизм правового регулирования, выделяя их разное назначение: в понятии правовой системы выражаются в первую очередь целостность и взаимосвязь соответствующих элементов, а в понятии механизма правового регулирования акцентируется внимание на функциональной стороне, процессе регулирования общественных отношений[18]. Вместе с тем, механизм правового регулирования следует рассматривать как целостную систему взаимосвязанных элементов, и на этом основании разграничивать указанные понятия не представляется целесообразным. Скорее, следует понимать правовую систему шире[19],

При этом механизм правового регулирования следует отграничивать от методов правового регулирования. Ещё И.А. Покровский отмечал, что установление общих перспективных линий сделало неизбежным соприкосновение с большими общефилософскими проблемами[20]. И далее, по отношению к юристам-цивилистам, подчеркивал, что «мы окончательно отвыкли от широкой теоретической трактовки наших проблем и потеряли всякую связь с глубокими идейными течениями нашего времени»[21].

Особый вклад в определение метода правового регулирования внесли представители советской юридической науки.

Поскольку основной функцией языка является передача информации, четкое обозначение терминов, в частности, механизма и метода правового регулирования, позволит определить смысл содержания каждого из этих понятий и разграничить их, тем самым обеспечить адекватную смысловую референцию этих правовых явлений.

Часто механизм и метод правового регулирования определяют через систему общих понятий, тем самым смешивая их. Особенно многообразны дефиниции, определяющие метод правового регулирования. Широкое определение метода предлагает В.М. Сырых: метод есть «органически целостная, сложная система приемов, способов, используемых для познания предмета данной науки, раскрытия закономерностей функционирования и развития права во всей их полноте и всесторонности»[22]. В.Д. Сорокин определяет метод как совокупность юридических приемов, средств, способов воздействия социальных управляющих систем, входящих в государственный аппарат, на социальноправовую среду в целом и на составляющие ее элементы[23]. Т.И. Илларионова подчеркивает, что метод является одной из наиболее общих правовых категории, в рамках которой возможно системное изучение основных начал, приемов и средств правового регулирования[24]. А.М. Витченко отмечает, что структуру правового метода образуют правовые средства, взятые в совокупности[25], правовой метод в целом проявляется посредством двух важнейших категорий - через нормы права, составляющие в совокупности отрасль права, и правовые отношения[26].

Б.В. Шейндлин трактует метод правового регулирования через способы воздействия государства посредством институтов права на определенные виды волевых отношений[27]. В.М. Горшенев, критикуя позицию Б.В. Шейндлина, признает за нормой права форму выражения метода[28].

Н.А. Тузов метод отождествляет со способом правового регулирования, и понимает под ними определенные приемы и режимы (как сочетание способов) направляющего и закрепляющего воздействия на регулируемые общественные отношения[29]. Таким образом, указанный автор смешивает способы, приемы и режимы.

А.Д. Корецкий определяет механизм договорного регулирования через совокупность средств, приемов и методов[30]. С.С. Алексеев различает эти термины, определяя механизм правового регулирования через систему юридических средств[31], а метод правового регулирования - как способ воздействия, который складывается из совокупности приемов юридического опосредствования общественных отношений[32].

Значит, отличия, в первую очередь, касаются самих понятий способов и приемов (для характеристики метода) и средств (для механизма правового регулирования).

В юридической литературе эти понятия также смешивают. Д.И. Степанов рассматривает приемы и способы как наиболее простейший, элементарный уровень методологии, при этом приемы и способы не могут, по мнению автора, самостоятельно выступать в качестве научного инструментария в деле познания права[33]. Как более высокий уровень методологии, Д.И. Степанов расценивает метод, который, соединяя приемы и способы, характеризуется особыми, уникальными свойствами. При этом, наивысшим уровнем методологи, согласно позиции указанного автора, выступает подход: «на уровне подхода методология обретает свой человеческий облик»[34].

М.Ю. Осипов определяет способы правового регулирования как юридические средства 1-го порядка, метод и тип правового регулирования - юридические средства 2-го порядка, нормы права и договора - юридические средства 3-го порядка[35]. То есть в трактовке М.Ю. Осипова средства - более широкое понятие, которое в том числе включает и метод правового регулирования. Под способами правового регулирования указанный автор понимает приемы юридического воздействия, регламентирующие правовое поведение субъектов общественных отношений, и выделяет четыре элемента структуры способа правового регулирования, в числе которых основание использования данного способа, предписание, объект и субъект[36]. Представляется, что автор в анализе структуры способов правового регулирования придает им значение правоотношения.

Вместе с тем в толковых словарях русского языка слова «прием» и «способ» понимаются как синонимы. Так, согласно словарному определению способ - это действие или система действий, которые применяются при исполнении какой-либо работы[37]; а прием - способ, образ действий при выполнении, осуществлении чего-либо[38].

Термин «средства» является наиболее общим и применяется к различным правовым понятиям[39].

Однако лексическое значение слова «средство» подразумевает его как прием, способ действия для достижения чего-либо[40]. Значит, отличие этого понятия от вышеуказанных заключается только в обозначении цели, для чего применяются те или иные приемы и способы.

А.В. Малько и К.В. Шундиков в рамках инструментальной концепции позитивного права определяют юридические (правовые) средства как совокупность правовых установлений (инструментов) и форм правореализационной практики, с помощью которых удовлетворяются интересы субъектов права и обеспечивается достижение социально полезных целей[41].

Такое узкое понимание правовых средств не соответствует лексическому значению этого слова. Как верно отмечает С.С. Алексеев, это весь спектр правовых феноменов различных уровней с той лишь особенностью, что они вычленяются и рассматриваются не с позиции одних лишь нужд юридической практики, а с позиции их функционального предназначения, тех черт, которые характеризуют их как инструменты правового регулирования[42].

Правовые средства определяют существо не только методов регулирования, но и других основополагающих понятий. В частности, такие правовые средства, как дозволение, разрешение и запрет, на которых основано выделение методов правового регулирования В. Д. Сорокиным[43], А.А. Иванов использует как принципы разграничения частного и публичного права. Он отмечает, что критерий деления права на частное и публичное состоит в том, что частное право основано преимущественно на принципе дозволения (дозволено все, что прямо не запрещено), а публичное - преимущественно на принципе разрешения (разрешено только то, что прямо предусмотрено)[44].

М.Ю. Осипов рассматривает механизм правового регулирования как систему юридических средств, организованную наиболее последовательным образом и направленную на упорядочение общественных отношений, входящих в предмет правового регулирования, путем придания им юридической формы посредством метода правового регулирования[45].

Само по себе выделение отраслевого метода правового регулирования является спорным. В.М. Сырых предлагает использовать общенаучные методы, в числе которых выделять частноправовые: формально-логический и метод сравнительного анализа, которые связаны не столько с фактом их применения в познании права, сколько со степенью модификации, приспособления тех или иных методов применительно к специфике правовых исследований[46].

В.Д. Сорокин определяет, что метод присущ всей системе права как целостному социальному явлению[47].

В.Ф. Яковлев, в свою очередь, выделяет гражданско-правовой метод и считает, что «как и другие отраслевые методы, самим фактом своего существования он отражает дифференциацию права. Одновременно право представляет собой определенное единое целое, самостоятельное общественное явление со своей сущностью, содержанием, структурой, функциями и формой. Поэтому гражданско-правовой метод заключает в себе не только то особенное, что присуще данной отрасли права, но и то общее, что свойственно праву в целом»[48].

Исходя из позиции С.С. Алексеева, а вслед за ним и А.М. Вит- ченко, выделяются основные приемы, которые характеризуют отраслевой метод правового регулирования: характер юридического положения субъектов; юридический факт как прием, при помощи которого определяются основания возникновения, изменения и прекращения правоотношений; приемы формирования субъективных прав и обязанностей и приемы защиты субъективных прав и обеспечения исполнения юридических обязанностей[49]. Сходной позиции придерживается и Л.С. Явич, который объясняет сложный состав юридических средств, образующих метод регулирования, сложностью и многообразием общественных отношений, их тесным переплетением и подвижностью существующих между ними граней[50].

Наиболее важными чертами отраслевого метода регулирования являются принципы права[51]. Отраслевые принципы, по словам М.И. Байтина и Д.Е. Петрова, представляют собой один из критериев соответствия юридических норм методу регулирования отрасли, служат предупреждению и разрешению возможных коллизий между ними, обеспечению стабильного и гармоничного функционирования отрасли[52].

Следовательно, на формирование метода правового регулирования договор оказывает существенное влияние через его понимание как сделки (разновидности юридического факта) и правоотношения, содержанием которого выступают права и обязанности сторон по договору. В случае правового регулирования предпринимательской деятельности совокупность таких юридических приемов дает основание сделать вывод о выделении особого отраслевого метода правового регулирования предпринимательских отношений - метода предпринимательского права.

По словам А.В. Милькова, необходимость изучения механизма правового регулирования обусловлена научной потребностью познать сущность действия права в качестве социального регулятора, оценить его потенциал в решении поставленных задач[53].

Также в юридической литературе отмечается значение механизма правового регулирования как гаранта практической реализации поставленных законодателем целей[54]. Безусловно, цели как то, к чему стремятся, что надо осуществить[55], можно расценивать в качестве конечного элемента любого правового явления, поэтому цели зависят, в первую очередь, от того, как мы будет понимать механизм правового регулирования. Сами по себе «цели» как понятие не являются конечной задачей в исследовании механизма правового регулирования.

В.А. Шабалин связывает развитие механизма правового регулирования с общей теорией управления как составной частью кибернетики. Тогда исследование правового регулирования с позиции общей теории управления требует выхода за пределы анализа правовых явлений в рамках права, порождая необходимость анализа системы юридических средств, обеспечивающих государственно-правовое управление[56]. И.И. Лукашук также отмечает связь механизма правового регулирования с частью кибернетики - теорией информации, выделяя информационную модель механизма правового регулирования применительно к международному праву[57].

Применительно к правовому регулированию механизм раскрывается, в первую очередь, через систему его элементов. Как верно заметил В.А. Шабалин, рассматривая механизм правового регулирования как специфическую систему, необходимо признать его элементами все те правовые явления, единство и взаимодействие которых делают его целостным, относительно замкнутым, работающим механизмом и придают ему своеобразный - правовой характер[58].

Механизм правового регулирования предпринимательской деятельности также следует рассматривать как единую систему, совокупность взаимосвязанных элементов. К таким элементам традиционно относят субъектов права, юридические факты, правоприменительную практику, нормы. Ю.И. Гревцов к числу элементов механизма также относит деятельность специальных организаций по обобщения законодательства и его разъяснению, а также деятельность ученых-юристов по анализу и комментированию основных закономерностей правотворчества и правоприменения, общественное мнение о праве и действующем законодательстве[59], тем самым включая в число элементов средства реализации права, а также те элементы, которые нельзя отнести к сфере правового регулирования. Такие средства, как деятельность по анализу и комментированию, общественное мнение, не относятся к числу правовых, они не направлены на регулирование правовых отношений, а могут рассматриваться только как средства более широкой категории - правового воздействия.

В числе элементов механизма правового регулирования особое место занимает договор, являющийся наиболее эффективным средством регулирования предпринимательских отношений. При этом поскольку предпринимательская деятельность является частью экономической, ряд авторов полагают, что эффективность механизма правового регулирования таких прав следует рассматривать также и через возможность удовлетворения интересов субъектов предпринимательской деятельности, учитывая возможности саморегуляции[60].

В теории права достаточно спорным является отнесение договора к самостоятельным элементам механизма правового регулирования. Так, С.С. Алексеев не выделяет договор в качестве такого элемента[61]. А.М. Витченко также не называет договор в числе элементов механизма правового регулирования, вместе с тем, считает правоотношение внешней формой механизма правового регулирования[62]. Как известно, именно в правоотношении реализуются договорные конструкции и осуществляется перевод общей модели поведения в конкретное поведение участников правоотношения.

М.Ю. Осипов выделяет договор в качестве элемента механизма правового регулирования, но относит договор к факультативным элементам, поскольку общественные отношения, входящие в предмет правового регулирования, могут быть урегулированы только на основе норм права без использования индивидуальных предписаний[63]. Однако это утверждение не является верным по отношению к регулированию частноправовых отношений, и в частности, предпринимательской деятельности, поскольку договор в любых частноправовых отношениях является основным элементом, средством регулирования, без которого невозможно реализовать основные принципы частного права, построенные на основе равенства участников и автономии их воли. Именно эти принципы находят воплощение в договоре.

М.Ф. Казанцев отмечает, что правоотношения являются как элементом механизма правового регулирования (в случае, когда предметом правового регулирования выступает конечный предмет регулирования - поведение), так и промежуточным предметом правового регулирования, тогда через права и обязанности осуществляется правовое регулирование поведения носителей прав и обязанностей[64] [65].

Уже традиционным становится отнесение договора к средствам индивидуального правового регулирования". В.М. Горшенев относит договор к поднормативной форме регулирования общественных отношений. Я.Э. Шнайдт также считает договор элементом индивидуальноправового регулирования, который также включается в механизм правового регулирования[66]. А.В. Малько и К.В. Шундиков причисляют договор к юридическим средствам правореализационного характера, которые относят к одному из звеньев структуры механизма правового регулирования[67].

В.Ф. Казанцев также рассматривает договор в качестве самостоятельного правового регулятора[68]. В последние годы в юридической науке всё чаще договор рассматривается как одна из форм права, поскольку договор входит в подсистему непосредственно-социального саморегулирования[69]. И в этом качестве договор, безусловно, следует относить к самостоятельным элементам механизма правового регулирования.

Б.И. Путинский критикует возможность причисления договора к актам индивидуального правового регулирования, относя к таким актам применение норм права только судебными и административными органами[70], и предлагает вслед за С.С. Алексеевым использовать термин «автономное регулирование», которое отличается осуществлением регулирования самими участниками отношений и равенством участников[71]. И.А. Минникес, напротив, различает автономное и договорное

(координационное) индивидуальное правовое регулирование[72]. При этом договором И.А. Минникес считает юридический инструмент, посредством которого осуществляется регулирование общественных отношений[73].

Представляется, что независимо от наименования (автономное или договорное, координационное) договор относится к средствам индивидуального правового регулирования как элемент правового воздействия на общественные отношения посредством заключения договоров.

Л.Т. Бакулина предлагает использовать уровневый подход в исследовании договорного правового регулирования, в котором «плоскостное» понимание видов правового регулирования, в частности нормативного и индивидуального, властного и автономного, федерального, регионального, муниципального, локального и др., преобразуется в многоуровневый процесс, где уровни имеют точки пересечения как по горизонтали, так и по вертикали[74]. Действительно, договорное правовое регулирование справедливо рассматривать как индивидуальное, так и автономное, поскольку в основе лежат разные основания (критерии) классификации.

Особенности правового регулирования предпринимательской деятельности обусловлены спецификой, прежде всего, самого предмета правового регулирования. Безусловно, роль договора в процессе регулирования предпринимательской деятельности приобретает особое звучание. По сути, в предпринимательском договоре ярко воплощаются и регулирующая (через свободу договора), и охранительная (через ограничения свободы, государственный контроль) функции. Такой договор наряду с выражением частной, индивидуальной воли может выражать и общую волю, поскольку часто посредством договора реализуются публичные интересы. Особенно ярко это воплощается через систему договоров в рамках государственно-частного партнерства. Однако понуждение в предпринимательском договоре возможно как следствие изначального соглашения сторон, но и здесь есть исключение: публичный договор, в рамках которого устанавливаются обязанности субъекта предпринимательской деятельности по продаже товаров, выполнению работ либо оказанию услуг, которые такое лицо по характеру своей деятельности должно осуществлять в отношении каждого, кто к нему обратится (ст. 426 ГК РФ).

В современных исследованиях всё чаще договор рассматривается в качестве самостоятельного элемента механизма правового регулирования. Как отмечает А.М. Васильев, при рассмотрении понятий, вырабатываемых теорией права, нельзя представлять их как неизменные, совершенно готовые и абсолютно завершенные. Напротив, научный подход к ним требует учитывать их постоянное развитие, углубление, в котором отражается объективная диалектика общественной жизни[75]. На сегодня договор играет основную роль в регулировании экономических и предпринимательских отношений, и в этом смысле договор выступает основным регулятором экономических отношений, по сравнению с такими традиционными регуляторами, как нормативно-правовые акты.

Кроме того, ещё в 1980-хгг. С.А. Хохлов активно использовал категорию «механизм договорного регулирования»[76] [77]. Ю.С. Решетов также выделял односторонне властное (вертикальное) и договорное

а

(горизонтальное) правовое регулирование . Применение данного термина особенно ценно для подтверждения особого регулятивного характера договора. Интересна позиция Я.Э. Шнайдта, который в 1980-е г.г. выделял механизм правового регулирования хозяйственнодоговорных отношений между производственными предприятиями как систему взаимосвязанных элементов, правовых средств, включающих не только хозяйственные договоры, но и санкции и меры поощрения[78]. Полагаем, что автор смешивает договорное регулирование с механизмом правового регулирования хозяйственных отношений, тогда как договорное регулирование есть регулирование правоотношений с помощью договоров, где договор - лишь один их элементов, средств механизма правового регулирования и не может включать сам по себе другие средства регулирования.

М.Н. Марченко также отмечает индивидуальные договоры в качестве регулятивных средств[79].

М.Н. Казанцев связывает договорное правовое регулирование не только с гражданским правом, он выделяет также договорное правовое регулирование в сфере трудового права, семейно-правовое договорное регулирование, договорное регулирование в сфере права социального обеспечения, государственно-правовое договорное регулирование и другие[80].

Вместе с тем, А.Д. Корецкий связывает механизм договорного регулирования только с теми средствами, с помощью которых государство оказывает влияние на заключаемые договоры, и определяет механизм договорного регулирования как «межотраслевую категорию, представляющую собой совокупность юридических, идеологических и политических средств, приемов и методов, посредством которых государство оказывает руководящее влияние на заключаемые субъектами права договоры в целях обеспечения их содержания, формы, порядка реализации и прекращения требованиям позитивного права и, как следствие, соблюдения в них разумного баланса публичных и частных интересов»[81].

И.В. Федоров связывал правовое регулирование хозяйственных связей с договорным регулированием, включая в такое регулирование как нормативно-правовую регламентацию, так и индивидуальноправовую регламентацию посредством договора, заключаемого на основе и в пределах плановых заданий[82]. С мнением И.В. Федорова следует согласиться: несмотря на то, что договор относится к средствам индивидуального правового регулирования, включение в договорное регулирование нормативной регламентации применительно к предпринимательским отношениям является оправданным. Конечно, указанные выводы И.В. Федорова были особенно актуальны в период развития плановой экономики, где плановое задание было обязательной стадией заключения хозяйственного договора, то нормативно-правовую регламентацию вполне можно было рассматривать и как этап именно договорного регулирования хозяйственных связей.

В условиях развития рыночной экономики заключение предпринимательских договоров уже не основывается на плановых заданиях, но при этом государственное регулирование предпринимательской деятельности является важным элементом правового регулирования, а значит, договорное правовое регулирование не может включать только этап индивидуальной правовой регламентации.

Как отмечает М.Ф. Казанцев, гражданско-правовое договорное регулирование - правовое регулирование, осуществляемое субъектами гражданского права посредством заключаемых между ними гражданско-правовых договоров[83], это есть разновидность децентрализованного (автономного, частного) правового регулирования[84].

Однако применительно к договорному правовому регулированию предпринимательской деятельности следует отметить, что предпринимательские договоры есть не единственное средство правового регулирования, которое используется в правоотношениях, возникших на основании указанного договора. Фактически в регулирования предпринимательских договорных отношений используются также другие средства: нормативно-правовые акты, административные акты и акты судебных органов[85]. Все они в совокупности направлены на регулирование предпринимательских отношений, возникших на основании предпринимательского договора. В данном случае договор выступает не только средством, но и основанием правового регулирования предпринимательской деятельности.

Кроме того, предпринимательские договоры, находящиеся на стыке частного и публичного права, нельзя связывать только с децентрализованным правовым регулированием, поскольку ряд договоров с участием предпринимателей сами по себе основаны на государственном регулировании. Тем самым полагаем, что в правовом регулировании предпринимательской деятельности присутствуют как элементы децентрализованного, так и централизованного правового регулирования.

Неслучайно по поводу соотношения норм закона и договора С.А. Хохлов подчеркивал, что первая часть ГК не раскрывает, насколько объемным может быть законодательное регулирование договорных отношений. Опыт значительной части экономически развитых стран показывает, что в условиях свободы договора объем законодательного регулирования отдельных видов договорных отношений сравнительно велик[86].

В предпринимательских договорах законодательное регулирование может и доминировать над договорным. Так, ограничение свободы договора предусмотрено именно нормативно-правовыми и судебными актами, в частности, Федеральным законом «О защите конкуренции»[87] и постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 марта 2014 г. №16 «О свободе договора и ее пределах»[88]

Договор является наиболее гибким элементом механизма правового регулирования, поскольку с его помощью возможно регулирование тех общественных отношений, которые по каким-либо причинам не урегулированы другими элементами механизма, в частности, нормативно-правовыми актами. Кроме того, ряд отношений, в частности, в сфере предпринимательской деятельности, и не могут быть урегулированы иначе, как посредством договора. По сути, договор позволяет адаптировать законодательство к потребностям непосредственно регулирования отдельных видов предпринимательской деятельности.

Следует отметить, что термин "договор" в правовой науке рассматривается в нескольких смыслах.

Еще со времен римского права сложилось понимание гражданско-правового договора в трех смыслах: как основания возникновения правоотношения (обязательства), как правоотношения, возникшего из этого основания, и как формы, которую принимает правоотношение.

В российском праве термин «договор» обычно ассоциируется с частным правом. Так, в современных юридических словарях термин договор отождествляется с гражданско-правовым договором. Однако существуют различные позиции относительно понимания правового договора, которые выработаны, в первую очередь, как теоретикоправовая категория.

Выделяют три взаимосвязанных уровня анализа договора как теоретико-правовой категории:

  • 1. договор как форма (источник) права - это двустороннее или многостороннее соглашение, содержащее правовые нормы. Изучению договора в данном понимании уделяет особое внимание проф. М.Н. Марченко, который отмечает первостепенную роль договора как источника права[89];
  • 2. договор как метод правового регулирования, отличающийся от методов прямых предписаний закона (дозволений, запретов, ограничений);
  • 3. договор как правовой институт, или комплекс правовых институтов отраслевого и межотраслевого характера.

Как правило, определение правового договора в широком смысле разрабатывается в теории права или в рамках публичного права.

Традиционно выделяются публично-правовые и частноправовые договоры.

Чаще всего термин публичный договор отождествляется с нормативно-правовым договором. Нормативно-правовой договор обладает теми же общими признаками, которые присущи всем иным видам договоров.

К универсальным признакам, характеризующим любой договор, относятся следующие. Во-первых, договоры возникают в сфере международного или национального права. Во-вторых, договоры выступают в качестве источника той или иной отрасли права или не являются таковыми. И наконец, договоры обладают публично-правовым или частноправовым характером. Представляется, что указанные свойства нельзя отнести к признакам договоров. Вышеперечисленные признаки фактически являются столь общими, что не позволяют провести отличие договора от иных источников, в частности, от обычаев.

Вместе с тем, любой договор (как публично-правовой, так и частноправовой) выступает в качестве самостоятельного регулятора общественных отношений, в связи с чем договор следует рассматривать как один из основных элементов механизма правового регулирования.

Таким образом, связывать механизм договорного правового регулирования только с необходимостью государственного вмешательства является необоснованным. Как самостоятельный регулятор общественных отношений договор может рассматриваться в роли одного из основных и важнейших элементов регулирования гражданских и предпринимательских правоотношений.

  • [1] См. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.:Изд-во Юрид. лит., 1966. 188 с.; Алексеев С.С. Право: азбука-теория-философия: Опыт комплексного исследования. - М.: «Статут», 1999. С.364-379.
  • [2] См. Белых В.С. Модернизация российской экономики и предпринимательского законодательства: вопросы теории и практики: монография. - Екатеринбург: Институт экономикиУрО РАН, 2011. С. 34.
  • [3] См., например: Маркс К., Энгельс Ф. К критике политической экономии. Предисловие //Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 13. М.: Гос. издат. полит, лит., 1959. С. 5-9 .
  • [4] Маркс К., Энгельс Ф. Указ. соч. С. 34.
  • [5] Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.:Изд-во Юрид. лит., 1966. С.8.
  • [6] См., например: Постановление Мэрии города Новосибирска от 31 марта 2015 г. N 2592 «Об утверждении муниципальной программы «Развитие и поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства города Новосибирска» на 2015-2017 годы» // http://www.mispnsk.ru/publications/example/gorod/vcp_2014-2016.html (дата обращения 01.05.2016).
  • [7] Быков А.Г. Эффективность хозяйственного договора: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. -М„ 1982. С.12.
  • [8] Быков А.Г. Указ. соч. С.12.
  • [9] См. Мельников В.Ю. Соблюдение прав личности в механизме правового регулирования //Lex russica.- 2013. №3. С.227.
  • [10] Там же. С.228.
  • [11] Лукашук И.И. Механизм международно-правового регулирования. - Киев: «Вища школа»,1980. С.6.
  • [12] См. Шундиков К.В. Правовые механизмы: основы теории // Государство и право. — 2006. -№12. С.14-15.
  • [13] Васильев А.М. Правовые категории. Методологические аспекты разработки системы кате-горий теории права. - М.: Юрид. лит., 1976. С. 141.
  • [14] Алексеев С.С. Общая теория права. В двух томах. Т.П. - М.: Юрид. лит., 1982. С. 10; Миль-ков А.В. К вопросу о механизме правового регулирования // Закон. - 2012. - №3. С. 148.
  • [15] См. Тарасов Н.Н. К вопросу о предмете общей теории права и теоретических понятиях //Российский юридический журнал. 2015. №6. С. 12.
  • [16] Черданцев А.Ф. Логико-языковые феномены в юриспруденции: Монография. - М.: Норма:НИЦ Инфра-М, 2012. С.8-9.
  • [17] Алексеев С.С. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 3: Проблемы теории права: Курс лекций. - М.: Статут, 2010. С. 15.
  • [18] Кудрявцев В.Н., Васильев А.М. Право: развитие общего понятия // Советское государство иправо. 1985. №7. С.12.
  • [19] См., например, Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности:Пер. с фр. В.А. Туманова. - М.: Междунар. отношения, 1999. - 400 с.
  • [20] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М.: Статут, 2001. С.34.
  • [21] Там же. С. 35.
  • [22] Сырых В.М. Логические основания общей теории права. В 2 т. Т. 1: Элементный состав. -М.: Юридический дом «Юстицинформ», 2001. С.365.
  • [23] 11 Сорокин В.Д. Метод правового регулирования: теоретические проблемы. - М.: «Юрид.лит.», 1976. С.84.
  • [24] Илларионова Т.И. Начала диспозитивности и императивности в гражданско-правовом дого-воре // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск:УрГУ, 1980. С.45.
  • [25] Витченко А.М. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1974. С.49.
  • [26] Витченко А.М. Указ. соч. С.54.
  • [27] Шейндлин Б.В. Сущность советского права. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1959. С.117.
  • [28] Горшенев В.М. Способы и организационные формы правового регулирования в социалистическом обществе. - М.: Юрид. лит., 1972. С. 156.
  • [29] Проблемы теории государства и права : учебник / Под ред. В. М. Сырых. - М.: Эксмо, 2008.С.197.
  • [30] См. Корецкий А.Д. Механизм договорного регулирования: понятие, структура и соотношение с методом гражданско-правового регулирования // Юрист-Правоведъ. - 2007. - №3. С.52
  • [31] Алексеев С.С. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 3: Проблемы теории права: Курс лекций. - М.: Статут, 2010. С. 150.
  • [32] Алексеев С.С. Указ. соч. С. 132.
  • [33] Степанов Д.И. Вопросы методологии цивилистической доктрины // Актуальные проблемыгражданского права: Сб. ст. Вып. 6 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста.- М.: Издательство НОРМА,2003. С.5.
  • [34] Степанов Д.И Указ. соч. С.6.
  • [35] Осипов М.Ю. Понятие и особенности целей и способов правового регулирования // Современное право. - 2008. - №11. С. 15.
  • [36] Там же. С.15.
  • [37] Толково-энциклопедический словарь. - СПб.: «Норинт», 2006. С. 1704.
  • [38] Комментарий к Федеральному закону «О государственном языке Российской Федерации».Часть 2: Нормы современного русского литературного языка как государственного. Кн.2 /Под общ. ред. Г.Н. Скляревской, ЕЮ. Ваулиной. - СПб.: Филологический факультет СПГГУ,2012. С.328; Толково-энциклопедический словарь. - СПб.: «Норинт», 2006. С. 1426.
  • [39] Так, С.С. Алексеев применяет термин «средства» к гарантиям законности, механизму правового регулирования, к способам правового государственного принуждения, к видам юридической техники (См., например, Алексеев С.С. Указ. соч. С.123, 150, 373, 525 и др.).
  • [40] Комментарий к Федеральному закону «О государственном языке Российской Федерации».Часть 2: Нормы современного русского литературного языка как государственного. Кн.2 /Под общ. ред. Г.Н. Скляревской, Е.Ю. Ваулиной. - СПб.: Филологический факультет СПГГУ,2012. С.612; Толково-энциклопедический словарь. - СПб.: «Норинт», 2006. С. 1708.
  • [41] Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. - Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская гос. академия права», 2003. С.67.
  • [42] Алексеев С.С. Право: азбука-теория-философия: Опыт комплексного исследования. - М.:«Статут», 1999. С.349.
  • [43] См. Сорокин В.Д. Указ. соч. С. 41.
  • [44] Иванов А.А. Проблемы публичного права России: взгляд со стороны // Вестник экономического правосудия Российской Федерации. 2017. №2. С.50.
  • [45] Осипов М.Ю. Системы в праве и правовые процессы: монография. - М.: РИОР: ИНФРА-М,2017. С.105-106.
  • [46] Сырых В.М. Логические основания общей теории права. В 2 т. Т. 1: Элементный состав.-М.: Юридический дом «Юстицинформ», 2001. С.367.
  • [47] Сорокин В.Д. Указ. соч. С.89.
  • [48] Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений: Учебное пособие. -Свердловск: СЮИ, 1972. С.9.
  • [49] См.: Алексеев С.С. Собрание сочинений. В 10 т. [+ Справоч. том]. Том 3: Проблемы теорииправа: Курс лекций. - М.: Статут, 2010. С. 132; Витченко А.М. Метод правового регулирования социалистических общественных отношений. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та,1974. С.57-59.
  • [50] См. Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. -М.: Изд-во юридической литературы, 1961. С.89-90.
  • [51] Противоположной позиции придерживается, в частности, Т.И. Илларионова, которая отмечает, что начала метода не адекватны принципам отрасли, начала метода проявляются в специфике конкретных правоотношений. См. Илларионова Т.И. Начала диспозитивности и императивности в гражданско-правовом договоре // Гражданско-правовой договор и его функции: Межвуз. сб. науч. тр. - Свердловск: УрГУ, 1980. С.47.
  • [52] Байтин М.И., Петров Д.Е. Метод регулирования в системе права: виды и структура // Журнал российского права. 2006. №2. С.94.
  • [53] Мильков А.В. К вопросу о механизме правового регулирования // Закон. - 2012.- №3.С.147.
  • [54] О целях правового регулирования, в частности, пишут: Малько А.В., Шундиков К.В. Цели исредства в праве и правовой политике. - Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская гос. академия права», 2003. С.95, Осипов М.Ю. Понятие и особенности целей и способов правовогорегулирования // Современное право. - 2008. - №11. С. 14.
  • [55] Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. - 20-е изд. - М.: Рус. яз.,1989. С.713.
  • [56] См. Шабалин В.А. Системный анализ механизма правового регулирования // Советскоегосударство и право. - 1969. -№10. - С.123.
  • [57] Лукашук И.И. Указ. соч. С.9-10.
  • [58] Шабалин В.А. Указ. соч. С. 124.
  • [59] См. Гревцов Ю.И. Правовые отношения и осуществление права / Гревцов Ю.И. - Л.: Изд-воЛенингр. ун-та, 1987. С.46.
  • [60] См., например, Хохлов Е.Б. О механизме регулирования труда в условиях многоукладнойэкономики // Правоведение. 1994. №1. С.39-48.
  • [61] См. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. -М.: Юрид. лит., 1966. - 188 с.
  • [62] См. Витченко А.М. Указ. соч. С.35, 38.
  • [63] См. Осипов М.Ю. Указ. соч. С. 109.
  • [64] См. Казанцев М.Ф. Правовое договорное регулирование: исходные общетеоретическиевопросы // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. 2001. №2. С.253-254.
  • [65] См., например, Илларионова Т.И. Указ. соч. С.45.
  • [66] Шнайдт Я.Э. Понятие механизма правового регулирования хозяйственно-договорных отношений // Вопросы теории и практики гражданско-правового регулирования / Под ред. В.Ф.Воловича. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1982. 144 с. С.99.
  • [67] См. Малько А.В., Шундиков К.В. Цели и средства в праве и правовой политике. - Саратов:Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская гос. академия права», 2003. С. 102,111.
  • [68] Казанцев М.Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование в системе правового регулирования // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. - 2011. - №11. С.437.
  • [69] См, например: Кашанина Т.В. Эволюция форм права // Lex russica.- 2011. №1. С.41. Корецкий А.Д. Договор в механизме правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Ростов-на-Дону, 1999. С. 23.
  • [70] См. Путинский Б.И. Теория и практика договорного регулирования. - М.: ИКД «Зерцало-М», 2008. С.44^15.
  • [71] См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. -М.: Изд-во Юрид. лит., 1966. С. 162; Путинский Б.И. Указ. соч. С.46.
  • [72] См. Минникес И.А. Индивидуальное правовое регулирование (теоретико-правовой анализ):Дис. ...д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2009. С. 12.
  • [73] Там же. С.84.
  • [74] Бакулина Л.Т. Методология уровневого подхода в исследовании договорного правовогорегулирования // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2015. №3. С.79.
  • [75] Васильев А.М. Указ. соч. С. 100.
  • [76] Хохлов С.А. Договорная работа: Учеб, пособие. — Свердловск: СЮИ, 1986. С.9.
  • [77] Решетов Ю.С. Механизм правореализации в условиях развитого социализма. - Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1980. С.8-9.
  • [78] ШнайдтЯ.Э. Указ. соч. С. 100.
  • [79] Марченко М.Н. Источники права: учебное пособие. - 2-е изд, перераб. - М.: Норма: ИН-ФРА-М, 2014. С.262.
  • [80] См. Казанцев М.Ф. Правовое договорное регулирование: исходные общетеоретическиевопросы // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. 2001. №2. С.256-257.
  • [81] См., например, Корецкий А.Д. Механизм договорного регулирования: понятие, структура исоотношение с методом гражданско-правового регулирования // Юрист-Правоведъ. - 2007. -№3. С.52.
  • [82] См. Федоров И.В. Механизм правового регулирования хозяйственных связей в СССР //Актуальные проблемы государства и права: Сб. статей. - Томск: Изд-во ТГУ, 1977. С.80.
  • [83] Казанцев М.Ф. Гражданско-правовое договорное регулирование в системе правового регулирования // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. - 2011. - №11. С.438.
  • [84] См. Там же. С.440.
  • [85] Подробно особенности гражданско-правового договорного регулирования описывал Казанцев М.Ф. Указ. соч. С.442.
  • [86] См. Хохлов С.А. Концептуальная основа части второй Гражданского кодекса // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А. Хохлова. - М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1998. С.416.
  • [87] Собрание законодательства РФ. 2006. №31 (1 ч.). Ст. 3434.
  • [88] Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2014. №5.
  • [89] См. Марченко М.Н. Общая теория договора: основные положения (статья первая) // ВестникМоек, ун-та. Серия 11, Право. - 2003. - №6. - с.3-16.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >