ВОЗМОЖНОСТИ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СОВЕТСКОГО И ЗАРУБЕЖНОГО ОПЫТА ПРИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ СИСТЕМЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Определенный диссонанс между выбираемыми механизмами стратегического управления и контекстом их внедрения приводит к значительным колебаниям и отклонениям, разделяющим желаемое видение будущего и достигаемые результаты. Для уменьшения таких отклонений актуальным становится решение ряда вопросов, некоторые из которых могут быть поддержаны зарубежными практиками.

Как обеспечить реальное влияние на социально-экономические процессы? Вариантом ответа на данный вопрос может стать модель, разработанная в США. Так, большинство стратегических направлений поддерживается не через механизм государственных программ как совокупности отдельных мероприятий, а целевым финансированием конкретных проектов, инициаторами которых является не чиновники, а носители необходимых компетенций — представители бизнеса и науки. Предложения по проектам поступают снизу, оцениваются властями и финансируются в случае подтверждения их значимости для социально-экономического развития США и достаточности компетенций и ресурсов по их реализации у авторов проекта. С другой стороны, существует механизм финансирования макро проектов касающихся развития инфраструктуры, необходимой для структурного развития экономики и общества и поддержания стратегических точек роста.

Как локально внедрять стратегически значимые технологии, требующие законодательных решений, неприемлемых для остальной социально- экономической среды? Для целого ряда современных экономических решений необходимым является оперативное корректирование норм и законов. При этом внедрение таких решений не отменяет технологии, применяемые на данный момент и существующие в рамках текущего законодательства. Так, например, классическая финансовая инфраструктура в рамках естественного развития начинает включать криптовалюту и технологии блокчейн. Органичное внедрение подобных неизбежных инноваций может быть поддержано гонконгской моделью зоны законодательного эксперимента, предполагающей выделение, в том числе пространственное, конкретного объекта правого регулирования, разработку для него соответствующего нормативного пространства и регулирование его деятельности в рамках соответствующих норм без искажения базового правового поля.

Что следовало бы почерпнуть из советского опыта стратегического управления и планирования?

Во-первых: это отношение к директивности планирования. Если в СССР директивность подчеркивала и реализовывала монопольное право государства планировать развитие всего общества, которое распространялось на все его уровни и сферы жизнедеятельности, то в условиях рыночной экономики государство обязано сохранить директивность планирования в тех сферах, в которых оно в состоянии сформулировать конкретные цели и обеспечить их достижение за счет своих бюджетных ресурсов, иных активов (оборона, безопасность, социальная сфера) и институтов взаимодействия с частным бизнесом и гражданским обществом.

Во-вторых, системность планирования. В отличие от сложившегося к настоящему времени в современной России огромного количества (даже на федеральном уровне) концепций, доктрин, стратегий, основ государственных политик, прогнозов, государственных и целевых программ, национальных и приоритетных проектов, иных документов (указы Президента России и постановления Правительства), массы документов территориального, в том числе муниципального планирования, документов бюджетного планирования, в СССР планы четко классифицировались по срокам действия, по объектам планирования и формам организации производства (отрасли и территории). Планы строились с использованием балансовых и развитой системы нормативных методов и жестко связывались с ресурсным обеспечением. Сегодня многие ведущие зарубежные страны, Европейский союз используют подобную архитектуру стратегических планов с четким жизненным циклом, привязанным к политическим циклам.

В-третьих, система планов в СССР была построена на единой методологической основе, закрепленной Методическими указаниями к разработке государственных планов экономического и социального развития СССР. Показатели планов и статистическая отчетность методически гармонизировались. Множественность методических указаний, рекомендаций, порядков разработки, реализации и мониторинга документов стратегического планирования в действующей российской системе, отсутствие четкой структуры используемых в них показателей, требование соблюдения иерархии документов как по уровням управления так и по типам документов (стратегии — программы — проекты — планы), система их разработки по принципу «сверху-вниз», слабость увязки плановых проектировок с бюджетным процессом, делают всю систему громоздкой, документоориентированной, не чувствительной к возникновению факторов, изменяющих цели планирования и условия реализации планов. В новых условиях при принципиальном сохранении системы планов необходимо изменить функциональную нагрузку на стратегии, прогнозы, программы, планы и проекты, придав одним рамочный и справочно-аналитический статус, а другим, сохранив строго целеориентированный характер, обеспечить возможность реагировать на возмущающие факторы.

В-четвертых, в СССР формирование системы планов начиналось «снизу» — в производственных объединениях, на предприятиях и организациях. Жизненный цикл формирования и реализации плана каждого типа был четко определен и, в итоге, «внизу» предприятия работали по текущим планам: годовым, месячным, декадным и т.д., увязанным, насколько это было возможно, с пятилетними планами. В действующем сегодня в России законе о стратегическом планировании участие в этом процессе предприятий реального сектора, включая компании с государственным участием и частные компании, вообще не предусмотрено. Сегодня очевидна необходимость регламентировать процессы взаимодействия бизнеса и публичной власти в формировании стратегий, стратегических планов и приоритетных проектов.

В-пятых, общепризнано, что в Госплане, его территориальных органах и в органах государственной власти в плановых подразделениях работали специалисты высокой квалификации, как правило, имевшие опыт управления производством и финансово-хозяйственной деятельностью предприятий. Одновременно эти подразделения пополнялись кадрами экономистов из числа научных работников, зарекомендовавших себя как экспертов в конкретной сфере деятельности и обладающих управленческим потенциалом. Была также отлажена система повышения квалификации кадров через Институт управления Академии народного хозяйства СССР. Практиковались совместные программы сотрудничества в области плановой деятельности с зарубежными странами, главным образом социалистическими, способствовавшие значительному расширению кругозора кадров.

В целом опыт стратегического управления и планирования в СССР заслуживает глубокого предметного анализа и заимствования его конструктивной части, приемлемой в условиях современной рыночной экономики, и одновременного активного присутствия в ней государства.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >