Интеграционная связь «наука - образование - производство» как условие маркетизации интеллектуально-инновационного продукта

Из всех наиболее значимых проблем развития высшей школы как исходной фазы и базового фактора инновационно-организованного общественного воспроизводства следует выделить и подробнее рассмотреть ту, которая в наибольшей мере связана с ролью университета в формировании нового типа экономики - ее, как правило, называют «экономикой знаний», по нашему же мнению, как уже сказано выше, более точно (с учетом именно функций инновационной динамики высшей школы) ее следует именовать «экономикой новизны знаний (инноваций) и преобразовательных (креативно-инновационных) компетенций». В этом формирующемся новом типе экономики университетам объективно принадлежит особая, уникальная роль, которая многопланова, многофункциональна.

Пожалуй, самое важное состоит в том, что университет все в большей мере должен осуществлять присущий ему в современных условиях комплекс функций как единую систему взаимосвязанных процессов, обеспечивающих воспроизводство интеллектуально-инновационного продукта, востребуемого экономикой и социальной сферой посредством преимущественно рыночных механизмов, хотя и необязательно коммерческих в узком смысле. Более того, университет в рамках этой единой системы взаимосвязанных процессов призван обеспечить воспроизводство нескольких видов интеллектуально-инновационного продукта, соответственно, востребуемых и несколькими видами рынков; по своему же содержанию сама эта система процессов представляет собой по сути единый, пронизывающий всю систему и требующий своего воплощения в каждом ее звене процесс - интеллектуально-инновационный (научноинновационный).

Необходимость рассмотреть эти происходящие изменения, вытекающие из общественных потребностей, которые выступают для передового университета как императивы совершенствования его деятельности в формирующихся инновационных макроэкономических и микроэкономических условиях, и побуждает избрать для анализа указанную проблему как задачу данного параграфа. Исходя из всего уже сказанного выше (но еще пока в полной мере нераскрытого) об уникальной роли университета, она формулируется одновременно и как проблема и как решение: «интеграция науки, образования, производства и маркетизации интеллектуально-инновационного продукта на основе организации инновационного процесса и управления интеллектуальной собственностью в университете».

У этой проблемы и у этого решения есть несколько сторон, несколько ипостасей, и некоторые из них вовсе не кажутся новыми. Нет вроде бы ничего нового в том, что университет является центром научных исследований - ведь одной из его признанных функций является производство новых научных знаний. Тем более ничего нового нет в том, что университет является образовательным центром - его важнейшая функция состоит в передаче знаний и формировании компетенций с целью подготовки кадров для отраслей экономики и социальной сферы. Относительно новым является понимание того, что университет в XXI веке превращается в центр инноваций - однако в передовых университетах к этому пониманию данной стороны университетского дела как тоже ему присущей и необходимой уже вполне привыкли к настоящему времени - по крайней мере как к постановке вопроса и к практической задаче.

Ничего особенно нового нет и в положениях о необходимости «интеграции науки и производства», «интеграции науки, образования и производства» - в нашей стране они известны еще с советских времен. И о необходимости «внедрения результатов научного производства в хозяйственный оборот», что является схожей проблемой с маркетизацией результатов интеллектуальной деятельности, как она нами здесь понимается, тоже говорилось немало.

В чем же здесь новизна? Представляется, что основная новизна состоит в постановке и решении не только в теоретическом, но и в проектно-практическом плане сверхактуальной комплексной проблемы, суть которой сводится к тому, что в XXI веке передовой университет должен осуществлять интеграцию деятельности по указанным выше направлениям на совершенно новом уровне системности и взаимосвязанности, выступая:

  • - во-первых, в качестве неотъемлемой составляющей национальной инновационной системы (и в этом качестве - также и составной части глобальной инновационной системы);
  • - во-вторых, в качестве столь же неотъемлемой составляющей формирующейся экономики новизны знаний и преобразовательных компетенций (сфера которой на самом деле шире, чем сфера инновационной экономики, взятой в узком смысле слова);
  • - и, в-третьих, исходя из всего сказанного, в качестве действительного «центра инноваций» в двух его ипостасях: как центра управления новыми знаниями и компетенциями, включая такой необходимый компонент как управление компетенциями создания и использования новизны знаний (что охватывает технологическую сторону управления извлечением и применением преобразовательной новизны знаний) и как центра управления интеллектуально-инновационной собственностью (что охватывает экономическую и правовую стороны управления извлечением и применением новизны знаний) - осуществляющего управление своей деятельностью вокруг единого информационного смыслообразующего процесса с целью создания реальных ценностей в соответствии с реальными общественными потребностями на основе не только использования, но и активного развития рыночного механизма (отсюда возникает необходимость интегрирования в этот единый процесс и постоянного совершенствования такой функции, как маркетизация интеллектуально-инновационного продукта).

В такой формулировке постановка проблемы «интеграция науки, образования, производства и маркетизации интеллектуально-инновационного продукта» и особенно ее решение имеют высокую степень актуальности и обладают новизной. Есть и другие важные аспекты новизны, они выявятся в ходе рассмотрения проблемы.

В наиболее общем виде модель интеграции науки, образования, производства и маркетизации интеллектуального продукта в университете показана на рисунке 2.1 (пока без учета ее связи с внешней средой).

Эта модель выражает наиболее общую взаимосвязь и не в полной мере отражает все связи и взаимодействия, которые существуют как потенциально возможные и которые необходимо выстроить передовому университету. Выявлению и анализу актуальных связей и взаимодействий может способствовать рассмотрение всех звеньев необходимой интеграции, что будет дополнено в материале этой и последующих глав работы.

Наука же университета в контексте необходимости достижения той интеграции, о которой здесь идет речь, - это и важнейшее содержательное звено и вместе с тем структурно это начальное, исходное, источни- ковое звено в системе воспроизводства интеллектуального (интеллектуально-инновационного) продукта в университете. Содержательность этого звена и его источниковость определяются тем, что именно в его рамках производятся новые научные знания (формируется новизна знаний как преобразовательная ценность). И только на основе этих новых знаний можно на передовом уровне осуществлять процессы в двух других звеньях: строить современный образовательный процесс и порождать технологические инновации.

Модель интеграции «наука-образование-производство и маркетизация интеллектуально-инновационного продукта» в университете (без учета связи с внешней средой)

Рисунок 2.1. Модель интеграции «наука-образование-производство и маркетизация интеллектуально-инновационного продукта» в университете (без учета связи с внешней средой)

Поскольку речь идет о новых научных знаниях, то, конечно, прежде всего не обойтись без системы фундаментальных научных исследований, производящей глобально значимые новые знания. Наличие такой системы обеспечивает самодостаточность университета не только как составной части инновационной экономики, если ее понимать в более узком смысле, но и как составной части экономики знаний (экономики новизны знаний и преобразовательных компетенций).

Дело в том, что экономика новизны знаний и преобразовательных компетенций шире узкопрагматически понимаемой инновационной экономики как раз на величину производства фундаментального по новизне (то есть генерирующего принципиальную новизну) научного знания. Ведь в практические инновации можно превращать и знание, произведенное другими (что подтверждено на примере ряда стран мира), используя его, как уже было показано в главе 1, в качестве сырьевого материала для производства продуктов и услуг. Этот новый императив изменяет соотношение и преодолевает границу между фундаментальным и прикладным знанием в традиционном смысле: прикладное знание может тоже обладать фундаментальной новизной, открывая новые зоны и области применения технологического и экономического использования преобразовательной ценности знаний, и становится в этом отношении столь же глобально значимым. Для сути инновационного процесса не имеет значения, кто автор нового знания, из какой национальной системы научного производства оно вышло. Необходимо, чтобы оно было; производится же оно непосредственно в научном процессе, который университету (высшей школе) присущ по определению, поэтому если звено науки как источника нового знания в каком-то конкретном университете вообще отсутствует или является слабым, то он лишается самодостаточности. Кстати, это столь же верно в целом для национальной экономики той или иной страны. В этом случае можно быть участником рынка только в качестве потребителя интеллектуально-инновационного продукта, но не в качестве его производителя.

Речь идет о первом из рынков, на который должен выходить в качестве производителя передовой университет - рынке научных знаний, и о первом из типов производимого университетом интеллектуального продукта (производимых им результатов интеллектуальной деятельности) - о самих научных знаниях. Более того, поскольку мы здесь выделяем именно результаты фундаментальных научных исследований, речь на самом деле идет только об одном из сегментов рынка научных знаний, а именно о рынке фундаментального знания.

На этом первом виде рынка знаний соответствующий ему первый вид интеллектуального продукта представлен в форме научных публикаций, прежде всего научных монографий и статей. И этот рынок по своей сути является глобальным. Исходя из его глобальной значимости, максимальное внимание следует уделять стратегии развития в университете системы перспективных научных исследований. Необходимо со всей ясностью осознать, что в глобализирующемся мировом пространстве смогут иметь авторитет только университеты, способные производить глобально значимые знания. Если же оставаться на уровне производства локальных знаний, то, как бы ни выделялся университет сейчас и в будущем с точки зрения подготовки кадров выпускников по устоявшимся, массовым, апробированным квалификациям, у него не будет настоящего мирового, международного уровня, если ему нечего будет предложить на глобальном рынке новых знаний, а также квалификаций высшего уровня (то есть наиболее наукоемких квалификаций). Поэтому в вузе должны развиваться и множиться исследования, результаты которых значимы в глобальном плане. Важным шагом в создании условий выведения результатов исследований в глобальное пространство становится издание международной версии научных журналов данного вуза.

Начав рассмотрение звена науки с обоснования необходимости развития его фундаментальной (глобально значимой) стороны, следует вновь указать на то, что звено научного производства в инновационных условиях не сводится к одной лишь фундаментальной науке в устоявшемся смысле слова, то есть к той части научного производства, которая, казалось бы, непосредственно не имеет связи с практикой других областей человеческой деятельности и ориентирована только на решение познавательных задач. Новый тип экономики и общества, востре- бующий инновации во всех сферах жизнедеятельности, актуализирует другую, связанную именно с их непосредственным порождением, часть науки и в определенном смысле изменяет сам подход к трактовке фундаментальности нового знания, поскольку основа новой экономики - не только создание, но и обязательно использование, технологическое применение знаний (в том числе, конечно, и в самом процессе производства нового знания).

Следовательно, имеют значимость новые знания (то есть ценность новизны знаний как таковая) во всех аспектах (а не только лишь новое знание, приращенное в результате традиционно трактуемых фундаментальных исследований) - тем самым в новую эпоху все более значимы и активно востребованы новые стороны уже известных знаний, новые применения этих знаний, новые варианты их использования, новые, более комплексные подходы к решению известных проблем, междисциплинарные разработки, построенные на ранее выработанных фундаментальных знаниях. И все это - новые знания, то есть это - содержательная, социогуманитарная ценность новых знаний как таковая, способная быть примененной и стать технологической и экономической ценностью.

Поскольку те или иные прикладные знания являются новыми, то есть в них содержатся результаты, имеющие нетрадиционное, инновационное содержание, здесь тоже речь идет о производстве, о приращении новизны знаний, только способ этого приращения принципиально иной - научно-практический (или практико-научный), так как он проистекает не из накопленного знания, как такового, а из требующей решения практически-значимой проблемы: в данном случае накопленное ранее знание применяется как инструмент и само здесь же в ходе решения проблемы подвергается доработке, видоизменению. В этом аспекте научно-практическая деятельность приносит троякий результат: во- первых, осуществлено решение практической задачи: во-вторых, разработай конкретный, ситуационный, соответствующий именно данной задаче инструмент ее решения и тем самым преобразован и пополнен научно-практический инструментарий (фонд знаний); в-третьих, обогатилась профессиональная и общенаучная компетентность тех работников, которые участвовали в решении задачи, развились их способности к креативности и инновационности.

В этой связи следует обратить внимание на то, что Питер Дра- кер, патриарх американского менеджмента, разработчик способов инновационного управления и предпринимательства, автор понятий «knowledge society» («общество знаний») и «knowledge worker» («работник знаний»), подчеркивал, что более точным термином является термин с множественным числом - «knowledges» («знания»), так как в новом типе общества знание становится принципиально иным и существует фактически только в своем применении[1]. Он исходил при этом из значимости каждого такого отдельного знания - то есть по сути каждого применения фундаментального знания - как инструмента. Даже больше - как орудия труда, как средства производства[2].

В таком подходе к значимости знаний заключен большой смысл. Еще К. Маркс в первоначальных набросках «Капитала» указывал на то, что всеобщее общественное знание превращается в непосредственную производительную силу[3]. Однако, как можно рассудить, такой силой знания становятся тогда, когда они преодолевают свою разрозненность, становятся единым системным инструментом и обращаются не только в сфере научных исследований, но активно включаются в качестве инновационных технологий в процессы материального и духовного производства, задавая им ход, воздействуя на развитие и саму организацию общества и его экономики. Только в этом случае они действуют как преобразовательный, производительный инструментарий.

В этом и состоит значимость начальности, исходности, источни- ковости звена научного производства как вообще в системе современного общественного воспроизводства, так и - исходя из данного механизма - в воспроизводстве интеллектуального (интеллектуальноинновационного) продукта в университете. Кроме того, раскрывается общефундаментальный характер звена науки, так как именно в данном звене сосредоточена наиболее активная, революционизирующая сила по отношению как к образованию, так и к производству, и связано это с тем, что в результате соединения фундаментальных исследований и их прикладного применения возникают принципиально новые отрасли хозяйства и, соответственно, квалификации, профессии, которые не могут образоваться непосредственно на основе предшествующей производственной и общественной практики.

Отсюда проистекает возрастание значимости прикладного (технологического) применения знаний как фактически связующего компонента между фундаментальной (генерирующей новшества) наукой и реальными потребностями экономики и общества, а в нашей модели интеграции - как компонента, связывающего звено науки как источник преобразовательной новизны со звеньями образования и производства/ маркетизации. Ведь фундаментальная наука в ее традиционном значении осуществляет исследования и представляет их результаты безотносительно к их возможному использованию и применению, и в этом состоит как плюс - наличие многообразия возможностей, так и минус - запаздывание с практическим применением, нарушение цепочки инновационной динамики.

В рамках именно рассматриваемого компонента - прикладного (технологического) применения новых знаний - мы и обнаруживаем на самом деле своего рода генератор порождения практикоориентированных (технологических) инноваций, то есть новшеств, непосредственно значимых не столько для самой науки и ее воспроизводства, сколько для развития других сфер экономики и жизни.

Поэтому, отмечая, что звено науки предназначено для производства новых знаний не только традиционно понятой фундаментальной направленности, следует подчеркнуть значимость полноценной и масштабной организации исследований, имеющих прикладной, а также проектный и опытно-конструкторский (то есть в целом - технологический) характер. В том числе и в социально-гуманитарной сфере. Именно эти подзвенья звена науки формируют его реальную связь со звеньями образования и производства/маркетизации, и, соответственно, выступают генераторами практикоориентированных инноваций (рисунок 2.2).

Результатом функционирования указанных подзвеньев звена науки также является произведенная новизна знаний, представленная уже не только в виде публикаций, айв более инструментальных формах - в виде проектов, программ, алгоритмов, баз данных, ноу-хау, патентных и лицензионных документов и т.д. Фактически в отличие от результатов традиционно-понимаемых фундаментальных исследований в этих подзвеньях научного производства создаются еще два вида интеллек-

Результаты фундаментальных исследований и их технологические применения

и и

Прикладные

Проектные и опытно-

исследования

конструкторские разработки

Прикладное (технологическое) применение знаний-

генератор порождения практикоориентированных инноваций

Производство/ маркетизадия

Рисунок 2.2. Модель звена науки в единстве его подзвеньев с отражением особой роли компонента прикладного (технологического) применения знаний

туально-инновационного продукта, различающиеся по их задачам и направленности: а) новые результаты прикладных исследований и б) новые результаты проектно-конструкторских и опытно-конструкторских разработок. Они тоже востребованы на рынке новых научных знаний, в соответствующих его сегментах.

Следовательно, системный рынок новых знаний, имеющих глобальную значимость, окончательно может быть представлен как подразделенный на три сегмента: 1) рынок фундаментального знания (идей, имеющих фундаментальную значимость и направленность, но требующих доработки, «доводки» до технологического применения); 2) рынок прикладных знаний (новых идей прикладного характера) и 3) рынок проектных и опытно-конструкторских разработок (идей). Это отражено на рисунке 2.3.

Что примечательно: все это рынки новых знаний, рынки идей (и их технологических применений). Результатами интеллектуально-инновационной деятельности в звене науки, во всех его подзвеньях являются идеи, только различным образом содержательно организованные и качественно структурированные, в зависимости от степени их технологической направленности и задач: фундаментальных, либо прикладных, либо проектно-конструкторских.

Рынок новых научных знаний (идей) с его тремя сегментами

Рисунок 2.3. Рынок новых научных знаний (идей) с его тремя сегментами

Здесь уместным и наглядным для текущего и последующего изложения будет представление разработанной авторской схемы (модели) типов результатов, производимых передовым университетом как действительным комплексным «центром инноваций» в трех основных областях, а также и четвертой (подготовка выпускника), интеграция которых необходима: наука - образование - производство/маркетизация интеллектуально-инновационного продукта (рисунок 2.4).

Результаты, продуцируемые креативным инновационным университетом

Рисунок 2.4. Результаты, продуцируемые креативным инновационным университетом

На ней четко виден блок результатов звена науки, представленный в качестве первого, исходного как блок креативных идей (знаний). Он задает содержательность всем остальным блокам результатов - и образовательным инновациям, и технологическим инновациям, и новому типу выпускника. Начало дает новая идея, без идеи нет движения вперед, без идеи нет не только научного производства, но - в передовой рыночной экономике - нет вообще какого-либо конкурентоспособного производства, конкурентоспособной деятельности, в том числе и образовательного процесса, поскольку в экономике и обществе XXI века производство (полезная деятельность) принимает содержание и форму инновационного процесса, то есть процесса, в котором результат заведомо нетрадиционен, нестандартен. Именно нетрадиционность и нестандартность (фактически - уникальность) полезного результата деятельности и есть основа и источник конкурентоспособности производителя этого результата. Без новой же идеи (нового смыслосодержания) как исходного звена нет ни такого результата, ни самого инновационного процесса, приводящего к искомому результату.

Любая инновация берет начало от первой стадии интеллектуальноинновационного процесса, а именно от рождения идеи, мыслительного проекта, новшества, созданного в идеальной форме. Это будет показано более наглядно в главе 5 в экономической модели интеллектуально-инновационного процесса (рисунок 5.1). Исходя из этого рождающийся сегодня передовой университет, университет будущего видится как основывающийся на организации креативной мыследеятельности и коммуникации. Его базовая задача - развивать способность к результативному полезному творчеству (креативности), которая только и есть источник новых идей и дел, инструмент их порождения. В этом заключена первооснова. Но это, конечно, не весь процесс, так как требуется технологическое применение идей, превращение их в производительную силу.

Подчеркнем: не всякая идея становится исходной составляющей инновационного процесса, а только такая, которая обладает качествами нового знания (новой преобразовательной ценности). То есть идея должна отвечать целям и задачам именно процесса данного типа. Генерирование новых знаний и эффективное их использование в качестве материализованных инноваций для производства спроектированного результата - суть интеллектуально-инновационного процесса. Отсюда еще более ясной становится характеристика звена науки, звена производства новых знаний - именно как начального и источникового звена в системе современного общественного воспроизводства вообще и в системе воспроизводства интеллектуально-инновационного продукта в университете в частности. Причем в новых условиях теперь формируется новая содержательность звена науки в контексте ее роли генератора новых знаний в системе интеллектуально-инновационного процесса, так как его особая логика более четко проявляет значимость практического (технологического) применения знаний, меняя подход к самой ценности порождаемых идей.

Здесь происходят на самом деле коренные изменения.

Логика научного производства, обращенного только к себе самому, определяет то, что ценность идеи заключается как бы в ее «внутреннем» содержании и потому фундаментальна и статична.

Логика научного производства, обращенного к динамичному решению разнообразных практически-значимых задач, определяет то, что ценность идеи заключается в ее способности стать конкретным инструментом для решения конкретной ситуационной задачи: в соответствии с данной ситуационной динамичной логикой идея только в гаком случае раскрывает имеющийся у нее потенциал, становясь полезной в практическом смысле.

Логика же интеллектуально-инновационного (научно-инновационного) процесса как целенаправленного универсального динамического процесса порождения принципиально нетрадиционного результата, имеющего преобразовательную ценность, как процесса, который направляется и управляется для достижения именно данного рода результата, поднимает значимость субъектной составляющей и определяет то, что ценность идеи проистекает не только из ее «внутреннего» содержания и не только из ее потенциальной способности стать конкретным инструментом для решения конкретной ситуационной задачи, но также - и во все возрастающей степени - из генеральной цели субъекта, который порождает и применяет эту идею, управляя ею как проявлением всеобщего универсального инструмента, используемого в конкретно-ситуационной форме. Субъект осуществляет выбор идеи в соответствии с поставленной им целью (а его цель, в свою очередь, связана с объективно имеющейся проблемой, требующей реального решения) и доформировывает, технологически дооснащает избранную им идею, преобразуя ее в конкретный необходимый ему инновационный инструмент, в средство достижения цели.

И более того - в чем и состоит особый смысл всей логики креативности и инновационности как передового непрерывно-динамического универсального управленческого подхода, устремленного не из прошлого в настоящее, а в настоящее через будущее - субъект в соответствии с поставленной целью создает (разрабатывает, конструирует) идею, в которой существует потребность. Именно таким образом креативно-инновационный (преобразовательный) субъект экономической деятельности фактически не только использует и применяет знание (как уже имеющееся), но и творит его (как новое). Он сам наполняет идею необходимым содержанием, производительной ценностью.

Применительно к самой идее как таковой, как к воплощению всеобщего инструментария это означает, конечно, на самом деле еще более полное раскрытие ее потенциала, ее ценности, но не как имеющих чисто «внутреннее», как бы изолированное содержание, а как качеств идеи, имеющих именно внешнюю практическую инновационную силу, то есть взаимосвязанных с задачами развития экономики, общества и самого человека и тем самым выраженных, с одной стороны, в ее связи с реальной существующей проблемой (задачей), с другой стороны, в ее связи с миссией, генеральной и конкретно-ситуационной целями экономического субъекта, с третьей стороны, в ее связи со способностью субъекта как носителя интеллектуального капитала ставить цели и решать проблемы. Все это разные стороны социокультурного и социально- экономического потенциала идеи: ее способности, во-первых, быть примененной в качестве инструмента решения конкретной ситуационной проблемы (задачи); во-вторых, быть примененной в качестве средства достижения экономическим субъектом его более объемной конкретноситуационной цели и вместе с тем его генеральной цели (то есть цели создания инновации как таковой); в-третьих, быть еще и средством развития способностей экономического субъекта к дальнейшей интеллектуально-инновационной деятельности (то есть его преобразовательных, креативно-инновационных способностей).

В раскрытом выше переходе к новой динамической универсальной логике научно-инновационного (интеллектуально-инновационного) процесса заключается, на наш взгляд, в определенном смысле новая фундаментальность науки, знания как источника всеобщей новизны, нетрадиционное™, добавленной (приращенной) содержательной ценности, которая способна быть основой новой экономической полезности и добавленной стоимости.

П. Дракер отмечал: «Знание в обществе знания, именно потому что оно есть знание лишь тогда, когда применено в действии, получает свой статус и состояние из данной ситуации, а не из самого содержания знания [...]. Знания всегда рассматривались как фиксированные звезды, так сказать, каждая из которых занимала свое место во вселенной знания. В обществе же знания, знания - это инструменты, и, как таковые, они зависят в своей значимости и позиции от задачи, которую требуется осуществить»[4]. Фактически П. Дракер гениально подметил всеобщее изменение субъектности процесса наделения знаний ценностью, возрастание значения прикладного (технологически-примененного) знания, то есть тех знаний, которые не просто вращаются лишь в сфере самого знания, а которые способны изменять жизнь человека в результате его управления ими как технологическими и экономическими инструментами.

Однако здесь нужно добавить и уточнить, что значимость (ценность) специальных знаний для решения специальных, специализированных задач все же проистекает не только из ситуационное™ этих задач, как указал П. Дракер, но и из наиболее фундаментальной предпосылки - того обстоятельства, что новое знание как таковое содержательно представляет собой всеобщий универсальный инструмент, обладающий преобразовательной (производительной) полезностью (ценностью), как это показано нами выше. Фактически то, что П. Дракер называет «знаниями» («knowledges»), и есть конкретные специализированные проявления и воплощения преобразовательной новизны знания как таковой, как универсальной сущности. Поэтому и инновация как таковая, как экономическая категория представляет собой всеобщий, универсальный (универсально-уникальный) преобразовательный продукт и инструмент, обладающий производительной технологической и экономической ценностью.

Заметим, что все это означает необходимость всеобщего перехода в современном обществе к управлению знаниями (идеями) как универсальными открытыми системами, активно взаимодействующими с социальной (социально-экономической) внешней средой и имеющими не только внутреннее системное содержание, но и внешнее (общественное) предназначение - причем на самом деле не одно, а такое множество разнообразных предназначений, которое создаст (откроет, инициирует) управляющий знаниями субъект - поскольку оно проистекает из их фундаментального и универсального всеобщего предназначения.

Это подразумевает, в том числе, и переход к преодолению оторванности фундаментальной науки от прикладной, то есть от ее собственных практических, технологических приложений. В изменяющейся общей логике научно-инновационного процесса фундаментальная наука становится именно тем ключевым подразделением научного производства, результатом деятельности которого выступают знания, производящие новые знания. Однако - что принципиально важно - тоже в соответствии с той же новой общей логикой научно-инновационного (интеллектуально-инновационного) процесса, содержание и структуру которого приобретает и само научное производство.

Наиболее же высокая степень значимости постоянно воспроизводимой в рамках интеллектуально-инновационного процесса взаимосвязи трех взаимодействующих элементов: реальной проблемы; нового знания, используемого как инструмент ее решения; цели субъекта управления решением проблемы - в конечном счете, состоит в том, что логика их взаимодействия в итоговом варианте неизбежно приводит к фундаментальным приращениям новизны знания, ее преобразовательной (производительной) ценности. Ведь в ситуации, когда креативноинновационный экономический субъект исчерпывает все варианты выбора из имеющегося в наличии знания, у него остается только один выход - создать недостающее знание. И в этой точке он переходит границу простого приложения (применения) знаний и входит в область фундаментального приращения знания.

Таким образом, исследуемая нами логика научно-инновационного (интеллектуально-инновационного) процесса, взятая в ее всеобщности, формирует систему не только прямой и обратной связи, соединяющей начало и результат процесса, но и универсальной связи, обеспечивающей динамику его расширенного воспроизводства нового типа. Вот в чем состоит не сиюминутный, а стратегический, направленный в будущее смысл формирования и развития интеллектуально-инновационного процесса как ключевого типологического производственного процесса рождающейся экономики нового типа.

В этой связи также важно осознать, что в экономике новизны знаний ключевым субъектом не только университетского дела, но и всего развития экономики и общества становится творец новых знаний и их новых практических, технологических применений - то есть субъект креативно-инновационной деятельности и ее результатов. Характер его деятельности не только творчески-познающий, но и творчески-преобра- зовательный, преобразующий. В этом аспекте звено науки содержательно представляет собой источник (генератор) новых знаний и их новых применений, возникающих как результат деятельности совокупного преобразовательного (креативно-инновационного) субъекта, целенаправленно управляющего производством новых знаний, их приращениями и применениями для решения конкретно-ситуационных реальнопрактических проблем, в том числе и реально-практических проблем создания нового знания. Наличие такого экономического субъекта в качестве определенной критическом массы, выполняющей данную роль в рамках звена науки, трансформируемого по своей сути в научно-инновационное (интеллектуально-инновационное) звено, выступает теперь как новая общественная потребность, требующая своего удовлетворения.

На этой основе, как представляется, пролегает и различие между творчеством вообще и способностями к креативности и инновационности. Различие здесь состоит в формировании иной общественно-экономической потребности, а, значит, и необходимой для ее удовлетворения системы стимулирования и мотивации. Так, творчество (взятое как общий вид созидающей деятельности) связано с непосредственным познавательным интересом к разработке данной идеи, проблемы и т.д., то есть как бы с чисто «личным» (хотя это на самом деле не так) интересом исследователя, так как в нем жестко не детерминирована именно конкретная общественно-экономическая потребность в искомом результате. Этот результат может быть получен, а может и не быть получен (не временно, а вообще никогда), его потом могут использовать (применить), а могут и не использовать (не применить). Это фактически тот вид творческой свободы, который сводится к возможности «либо делать» - «либо не делать», «либо найти» - «либо не найти» решение проблемы и который непосредственно не подкреплен общественно-обоснованной экономической необходимостью. В нем больше важен процесс, чем результат, а само творчество не обязательно опосредовано экономическим интересом (не только того, кто творит, но и, что важно, общества, его структур).

Креативно-инновационная же деятельность как воплощение интеллектуально-инновационного производственного процесса проистекает, напротив, из непосредственных императивов социально-экономического развития общества, выраженных в общественной потребности в инновациях, и базируется не на чисто личном познавательном интересе исследователя, а на непосредственном объединении его познавательного (познавательно-преобразовательного) интереса с общественно-экономическим интересом, задаваемым новой, передовой логикой общественного воспроизводства. Поэтому в главе 5 мы обосновываем, что в этой новой логике воспроизводства сам познавательный (познавательно-преобразовательный) интерес трансформируется в экономическую категорию.

Исходя из этого, можно социально-экономически интерпретировать креативность и инновационность. Креативность можно интерпретировать как способность к решению производственных проблем, имеющих нестандартный характер, к поиску и открытию, изобретению новшеств, отвечающих общественно-экономической потребности в инновациях. Инновационность же можно интерпретировать как способность быть максимально восприимчивым к конкретным насущным потребностям экономики и общества и реально-практически разрешать выражающие их проблемы посредством создания и технологического применения инноваций. При этом креативность и инновационность всегда направлены на решение какой-то конкретной, запланированной задачи, проистекающей из насущной потребности, из ситуационной проблемы (причем не имеет значения в данном случае, является ли конкретная проблема в традиционном смысле фундаментальной, прикладной или проектно-конструкторской); они поэтому есть всеобщие, универсальные качества. Им присуща поэтому целевая функция, детерминированная необходимостью связать, соединить общественно-экономическую потребность (как проблему) и ее удовлетворение (как решение проблемы). Здесь свобода выступает как осознанная и практически используемая необходимость: «делать», более того - «обязательно сделать», «найти решение проблемы», «дать результат». Креативно-инновационная деятельность опосредована именно экономическим интересом, связанным с конкретным маркетизированным результатом: вознаграждение и процветание в случае успеха и прозябание в случае неудачи.

Итак, звено науки выступает начальным, Источниковым звеном в рамках рассматриваемой интеграции «наука - образование - производ- ство/маркетизация», призванной обеспечить динамику расширенного воспроизводства всеобщего универсального интеллектуально-инновационного продукта (инновации) в различных конкретных воплощениях. Поэтому данное звено, интегрированное с таким звеньями, как образование (передача новых знаний носителям человеческого капитала) и производство (трансфер новых знаний в производственные технологии и их технологическое применение) есть условие маркетизации интеллектуально-инновационного продукта и исходное, базовое первоначало всего инновационного цикла. В этом звене осуществляется производство идей, новых знаний, в своей совокупности представляющих первый из типов результатов интеллектуально-инновационной деятельности, создаваемых университетом. Он универсален, однако внутри себя самого подразделяется на три вида результатов: фундаментальные, прикладные и проектно-конструкторские решения. Эти результаты должны выводиться на рынок новых научных знаний и их технологических применений, в рамках которого можно выделить три сегмента, соответствующие указанным трем видам интеллектуальных результатов.

Все это важно систематизировать, конечно, не только для теоретических выводов, но и - прежде всего - для организации практической работы в университете по организации на новых началах всего процесса научно-инновационной (интеллектуально-инновационной) деятельности, для построения организационных и институциональных структур - обо всем этом будет сказано далее.

Главное: определяющей логикой всей деятельности в XXI веке становится изменившаяся под влиянием логики инновационного процесса логика производства и технологического применения знаний. Сформировался единый универсальный производственно-экономический процесс управления извлечением и применением преобразовательной ценности знаний, то есть интеллектуально-инновационный процесс, универсальная динамика которого состоит в непрерывном создании и технологическом применении новых знаний, в которых есть общественно-экономическая потребность, обеспечивающем достижение все новых экономических (стоимостных) результатов.

  • [1] Drucker Peter F. Managing in a Time of Great Change. New York: Truman TalleyBooks/Dutton, 1995. P. 237.
  • [2] Drucker Peter F. Managing in a Time of Great Change. New York: Truman TalleyBooks/Dutton, 1995. P. 246.
  • [3] Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 46, ч. 2. С. 215.
  • [4] Drucker Peter F. Managing in a Time of Great Change. New York: Truman TalleyBooks/Dutton, 1995. P. 248-249.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ   След >